Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

ГРАФ ОРЛОВ

СОСТОЯНИЕ НАУКИ В СССР


«Шарагами», а чаще - «шарашками» в СССР  некоторые осведомленные граждане называли военные КБ за колючей  проволокой. Знали об этом единицы – ничтожный процент ко всему населению  страны. Гостайна.
Их официальное название - Особые  конструкторские бюро (ОКБ) НКВД. Созданы эти ОКБ были еще в 1930 г., под  патронажем ОГПУ. Впрочем, до 1939 года этих научно–конструкторских  тюрем насчитывалось не так уж много. Главный стимул к увеличению их  количества был дан приказом Лаврентия Берия, который он подписал в янв.  1939 г.. Этот приказ определил назначение ОКБ, их структуру, штат  «вольных» сотрудников и охраны, режим работы и особенности быта ученых и  инженеров, попавших в сети конструкторского рабства.

Collapse )
ГРАФ ОРЛОВ

СЛОЖНЕЙШАЯ МОЛЕКУЛЯРНАЯ ТЕХНИКА ЖИВОЙ КЛЕТКИ

Когда Дарвин увидел  биологическую клетку через оптический микроскоп, она, даже будучи  увеличенной в сотни раз, выглядела достаточно просто; современные же  микроскопы обнаруживают совсем иную картину.

По  мнению доктора Дентона (Michael John Denton), чтобы оценить по  достоинству «простую клетку», нам пришлось бы «…увеличить её в тысячу  миллионов раз, пока она не составила бы двадцать километров в диаметре и  не стала похожа на гигантский аэростат, способный прикрыть такой  огромный город как Лондон или Нью-Йорк. Тогда нашему взору предстал бы  объект, по сложности и адаптивной конструкции не имеющий себе равных. На  поверхности клетки мы увидели бы миллионы отверстий, наподобие  иллюминаторов громадного космического корабля, открывающихся и  закрывающихся, чтобы обеспечить постоянный приток и отток веществ.

Проникнув  в одно из таких отверстий, мы бы очутились в мире совершеннейшей  технологии и умопомрачительной сложности. Мы бы увидели безконечные  высокоорганизованные ходы и каналы, разветвляющиеся по всем направлениям  от внешнего периметра клетки, из которых одни ведут к центральному  банку памяти, расположенному внутри ядра, а другие – к монтажным цехам и  блокам обработки данных… Со всех сторон нас окружали бы всевозможные  роботовидные устройства.

Collapse )
ГРАФ ОРЛОВ

"До Вашей Революции фашизма не было"

Письмо в 1934 году академика И.П.Павлова в «Совет народных комиссаров»:


Революция застала меня почти в 70 лет. А в меня засело как-то твердое убеждение, что срок дельной человеческой жизни именно 70 лет. И потому я смело и открыто критиковал Революцию. Я говорил себе: "чорт с ними! Пусть расстреляют. Все равно, жизнь кончена, а я сделаю то, что требовало от меня мое достоинство". На меня поэтому не действовали ни приглашение в старую чеку, правда, кончившееся ничем, ни угрозы при Зиновьеве в здешней "Правде" по поводу одного моего публичного чтения: "можно ведь и ушибить..."

Теперь дело показало, что я неверно судил о моей работоспособности. И сейчас, хотя раньше часто о выезде из отечества подумывал и даже иногда заявлял, я решительно не могу расстаться с родиной и прервать здешнюю работу, которую считаю очень важной, способной не только хорошо послужить репутации русской науки, но и толкнуть вперед человеческую мысль вообще. Но мне тяжело, по временам очень тяжело жить здесь – и это есть причина моего письма в Совет.

Collapse )
ГРАФ ОРЛОВ

Наука не отрицает Божественности происхождения мира

- Борис Викторович, вот вы - математик, всю жизнь отдали космосу и ходите в церковь. Одно не мешает другому?

-  С чего бы вдруг? - удивился он. - Это в советских книгах писали, что  "наши космонавты туда летали и никакого Бога не видели". Сама постановка  вопроса показывает какую-то прямо-таки дубовую неграмотность наших  писателей-атеистов. Вот Ньютон был верующим человеком, но обрати  внимание, построив модель Солнечной системы, он не поместил в нее Бога.

- ?

-  Бог пребывает в неком мистическом пространстве, и это прекрасно понимал  Ньютон. Поэтому космонавты Его не встречали, но они и не должны были  Его встречать. Когда говорят "иже еси на Небесех", это совсем не  означает, что Бог находится в 126 км от поверхности Земли... Кстати,  Ньютон - родоначальник нашей науки. А ведь он был крупным богословом  своего времени. И богословских трудов у него столько же, сколько  научных... Возьмем XX век. Планк. Отец современной физики, ввел квант - и  тоже верующий! Как же можно говорить, что наука и вера несовместимы?

- Но разве Церковь не преследовала ученых?

- Нет.

- А Коперник?

Collapse )
ГРАФ ОРЛОВ

ВСЕЯДСТВО

Каждый день через каждого из нас проходит огромный поток информации.  Бесконечным потоком информация льется и льется, заливая все просторы  человеческой жизни до краев. Человек захлебывается и присыщается всем  этим безумством. И информация теряет свой смысл. Падают самолеты,  боевики ИГила режут людей как баранов, извергается вулкан, великое  научное открытие – все это интересует тебя буквально минуту.  Ты читаешь научную статью и тут же переключаешься на мемы. В итоге в  твоей голове в лучшем случае остается искаженные знания той самой  статьи, зачастую не остается ничего.
 

Доступность всей мировой  информации дало обратный эффект. Регресс. Общедоступность всего, что  накоплено человечеством веками теперь растащилось на цитаты, на  маленькие статейки в псевдоинтеллектуальных сообществах, на картинки.  Все эмоции от восприятия нового свелись к лайкам и кратким комментариям,  которые в свою очередь так же обрастают лайками и так до бесконечности.  Каждую минуту в интернет заливается новый поток дешевой информации,  которая и дня не продержится на языках у людей. Телевидение штампует шоу  с постными шутками и глянцевыми рожами. Газеты стали набором слов,  которые калейдоскопично перемешиваются и каждый день снова идут в  оборот. Любая истина делается ложью, ложь истиной.
 

Collapse )
ГРАФ ОРЛОВ

НЕСОСТОЯВШАЯСЯ ДУЭЛЬ МОНАРХИСТА




Мне думается, что этот документ весьма показателен современному человеку, как на самом деле обставлялось дело, касавшееся поединка в русской офицерской среде и как вообще русские честные и благородные люди воспринимали саму суть дуэли. Этот случай один из самых последних в русском обществе из разряда законных дуэлей, а потому заслуживает ознакомления.
Итак, главные действующие лица: генерал-лейтенант А.С.Лукомский и генерал-лейтенант Александр Дмитриевич Нечволодов (1864-1938) - автор знаменитых четырёхтомных «Сказаний о Русской земле», за которые получил личную благодарность Государя-мученика Николая Александровича, сказавшего ему: «Вот, наконец, та книга русской истории, которую наш народ так долго ждал».
Место и время действия: Париж, (1928г.)

Протокол No 1.
Заседания посредников ген. А.С.Лукомского и ген. А.Д.Нечволодова, собравшихся 27.6.(10.7) 1928 года для обсуждения условий разрешения вопроса о столкновении между ген.А.С.Лукомским и ген. А.Д.Нечволодовым, имевшего место 18.6 (1.7).1928г. после обеда, устроенного Монархической партией в ресторане «Пальмариум».
Ген. А.С.Лукомский предъявил вызов генерал-лейтенанту Александру Дмитриевичу Нечволодову, почитая себя оскорблённым поведением того последнего, выразившимся в нижеследующем: после обеда, устроенного Монархической партией 18.6 (1.7).1928 в ресторане «Пальмариум», А.С.Лукомский, бывший на этом обеде почётным гостем, медленно двигаясь из зала, где происходил обед, несколько задержался и стал с кем-то разговаривать, смотря в это время исключительно на своего собеседника. Кончив разговор и намереваясь двигаться дальше, А.С. Лукомский взглянул перед собой и увидел А.Д. Нечволодова, который, как показалось А.С.Лукомскому, как будто сделал движение в его сторону. Предполагая, что А.Д.Нечволодов желает с ним, А.С.Лукомским, поздороваться - последний приветствовал А.Д. Нечволодова словом «здравствуйте». На это А.Д. Нечволодов громко сказал: «Я с Вами не знаком», - и далее: «Я прочитал, что Вы советовали Государю отречься от Престола. Я с Вами не знаком»...
В ответ на сделанный вызов на поединок посредники А.Д.Нечволодова предъявили посредникам А.С.Лукомского нижеследующее, обращённое к ним, «Заявление» А.Д.Нечволодова:
“5-го июля 1928-го года
Sceaux
Моему брату - Михаилу Дмитриевичу Нечволодову и
моему другу - графу Александру Васильевичу Гендрикову

ЗАЯВЛЕНИЕ

Сегодня утром меня посетил генерал Н.Н.Стогов и заявил, что он является как посредник генерала Лукомского - по поводу столкновения, бывшего у меня с ним 1-го июля, о котором сообщу ниже. Когда я спросил ген. Стогова, что именно он имеет мне сказать, то он ответил, что в подобных случаях говорят не непосредственно, а через посредника, а потому и просит меня указать - кого я выбираю моим посредником, на что я ответил ему, что выбираю Вас обоих; затем я тут же написал Вам два письма, которые и вручил генералу Стогову для передачи Вам, указывая в них, что это посредник ген. Лукомского.
Вызова на поединок от ген. Лукомского ген.Стогов мне не передал. Предполагая, однако, что переговоры с Вами ген. Стогова должны, по всей вероятности, закончиться предъявлением вызова со стороны ген. Лукомского, сообщаю Вам нижеследующее:
Вслед за Отречением Государя я был отрешен от командования 19-й пехотной дивизией революционным правительством и, в марте же 1917-года, поселился в Кисловодске, где два или три месяца спустя поселился и генерал Рузский, которому, при встрече в ресторане, я не подал руки, как изменнику.
В начале октября 1917-го года в Кисловодск приехал Гучков и, встретив меня, поздоровался и протянул мне руку, но я, также как и Рузскому, отказался подать ему свою руку. На другой день Гучков прислал ко мне с вызовом на дуэль своего секунданта, Л.-гв. Семёновского полка капитана Баженова; я объявил последнему, что считаю Гучкова изменником Государя и России и потому не подам ему руки, а вызов его не принимаю, так как я верноподданный моего Государя, кавалер Ордена Святого Георгия 4-й степени, боевой генерал, дравшийся в жизни и на дуэли, но не считаю возможным давать удовлетворение изменнику на поле чести, т.е. на поединке; если же Гучков попробует предпринять против меня агрессивные действия, то я убью его из револьвера, который всегда ношу в кармане. На этом дело и кончилось.
1-го июля, в воскресенье, я был в Париже на большом монархическом обеде, устроенном по подписке. По окончании обеда, при выходе, я проходил мимо ген. Лукомского, который протянул мне руку и поздоровался со мной. Я ему своей руки не подал и сказал: «Я с Вами больше не знаком, так как я презираю Вас за Ваше поведение во время Отречения Государя». На что ген. Лукомский сказал мне: «Я Вас тоже презираю». - «Зачем же Вы тогда здороваетесь со мной?» - ответил я ему. На этом наше столкновение и закончилось...
Причина подобного моего отношения к ген. Лукомскому заключается в том, что на основании его личных «Воспоминаний», помещённых, в «Архиве русской революции», издаваемой в Берлине русским жидом и масоном Гессеном, а также на основании недавно прочитанных мною документов в брошюре «Генерал-адьютанты - изменники», в которой приведена следующая телеграмма Лукомского из Ставки ген. Данилову во Псков, где в это время находился Государь: «Прошу тебя доложить от меня Рузскому, что по моему глубокому убеждению выбора нет и Отречение должно состояться. Лукомский.», - я имею право считать ген. Лукомского таким же изменником своему Государю, как Рузского и Гучкова, причём ген. Лукомский является и автором проекта «Манифеста об Отречении» Государя. Я также имею все основания считать, что именно по причине измены этих лиц и им подобных - была проиграна война и были приведены к погибели - Государь со всей Своей Семьей и вся Россия, которая поныне находится под властью большеви- ков и что все это вполне соответствует целям жидов...
В 1916-м году ген.Лукомский, занимавший штабные должности с начала войны, - принял на непродолжительное время в командование 32-ю пехотную дивизию, с которой участвовал в качестве ее начальника в летнем наступлении войск Юго-Западного фронта, и был представлен за веденные бои к Ордену Святого Георгия 4-й степени. Но Дума Георгиевских Кавалеров не признала его достойным этой награды. Летом же 1917-го года, когда во главе русского революционного правительства и во главе Русской Армии стоял жыд Аарон Кирбис-Керенский, а начальником штаба Верховного Главнокомандующего был одно время генерал Лукомский, то за те же бои, веденные 32-й пехотной дивизией в 1916 году, за которые Георгиевская Дума отказала наградить генерала Лукомского Орденом Святого Георгия 4-й степени, жыд Керенский, очевидно вследствие ходатайства, исходившего от самого ген. Лукомского, самочинно наградил его этим Орденом, который ген. Лукомский, как я сам это видел, всегда носил в Добровольческой Армии и, очевидно, считает себя и теперь кавалером Ордена Святого Георгия 4-й степени. Таким образом, несмотря на то, что Дума Кавалеров Ордена Святого Георгия признала генерала Лукомского недостойным этой награды, он, после Революции, принял ее от изменника и предателя Государя и Родины - революционера и жыда Керенского.
Вот совокупность тех обстоятельств, которые побудили меня сказать 1-го июля генералу Лукомскому, с коим я ни в каких личных отношениях не состою и не состоял,- что я его презираю и не подать ему руки...
Как верноподданный моего Государя Николая Александровича, свято чтущий память Его и Августейшей Семьи Его, я не могу не презирать изменившего Ему генерала. Вместе с тем, как действительный Кавалер Ордена Святого Георгия 4-й степени, заслуживший его в победоносном бою, командуя бригадой, и награжденный им Государем Императором, по представлению Думы Георгиевских Кавалеров этого Ордена, - я, как таковой Кавалер, не могу также уважать генерала, получившего этот орден вопреки постановлениям Георгиевской Думы и Статута из рук революционера-изменника, предателя Царя и Родины - жыда Керенского.
Для того же, чтобы дать удовлетворение на поединке, т.е. на поле чести, необходимым условием является наличие известной доли уважения к тому, кто этого удовлетворения требует.
Поэтому, в случае если со стороны посредника (или посредников) ген. Лукомского последует вызов, уполномачиваю Вас вести переговоры о поединке только после того, когда будут выполнены два мои нижеследующие требования для получения мною той доли уважения к генералу Лукомскому, которую я считаю необходимой, чтобы дать ему удовлетворение на поле чести. Требования эти следующие:
1) Генерал Лукомский должен официально признаться, что он участвовал в измене против Государя Императора, настаивая на Его Отречении и составил проект «Манифеста» об этом Отречении; при этом он должен официально объявить, что глубоко раскаивается в этой измене и навсегда отказывается от всякого общения со всеми теми лицами, которые вместе с ним настаивали на этом Отречении, погубившем Царя и Родину.
2) Одновременно с этим, генерал Лукомский должен официально же признать свою вину в том, что хотя Дума Георгиевских Кавалеров в 1916-м году сочла его недостойным награждения Орденом Святого Георгия 4-й степени, он, после начала Революции, несмотря на это решение Георгиевской Думы, счел возможным получить эту высокую награду вопреки Статута, из рук изменника и предателя Государя и Родины - жида Керенского и, незаконно же, в течение одиннадцати лет выдавал себя за Кавалера Ордена Святого Георгия 4-й степени.
Оба эти признания генерала Лукомского должны быть полностью напечатаны в газетах Зарубежья: «Возрождение», «Последние новости», «Руль», «Сегодня», «Новое время» и «Голос Верноподданного».
Только после исполнения этого - уполномачиваю Вас вести дальнейшие переговоры о поединке, т.е. о суде чести оружием, с посредниками ген. Лукомского, если с его стороны последует вызов. Все настоящее мое заявление прошу Вас полностью занести в Протокол переговоров между Вами и посредниками генерала Лукомского, в том случае, если они предъявят через Вас его вызов. Если же они вызова не предъявят, а будут говорить об извинении, или примирении, или о третейском суде, то прошу заявить им, что я ни на какие примирения и извинения не согласен, как я это уже сказал сегодня генералу Стогову, вручая ему два мои письма для передачи Вам.
Прошу Вас потребовать, чтобы все Протоколы переговоров между посредниками велись в двух экземплярах, по одному для каждой стороны, и подписывались бы всеми посредниками.
Александр Нечволодов.»

Предъявленные А.Д.Нечволодовым условия для принятия им вызова на поединок, сделанного А.С.Лукомским, - посредники А.С.Лукомского сочли совершенно неприемлемыми и вопрос об удовлетворении А.С. Лукомского А.Д. Нечволодовым оставляют открытым. Посредники же Нечволодова, в виду отказа посредников А.С. Лукомского исполнить требования А.Д. Нечволодова, - заявили, что они дальнейшие переговоры прекращают.

Подлинный Протокол подписали:
Ген.-лейтенант Н.Н.Стогов.
Генерального Штаба полковник Д.Л.Чайковский.
Ген.-майор Михаил Нечволодов.
Ротмистр граф Александр Васильевич Гендриков.
Париж.
ГРАФ ОРЛОВ

ПРИЗНАКИ ПОСЛЕДНИХ ВРЕМЕН



Наука, которая нагло заявляла себя выше Бога Творца - в недоумении... Ученые чешут все свои места на теле и гадают свою невеселую думу... на ум не приходит ничего!