Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

ГРАФ ОРЛОВ

КУМРАНСКИЕ РУКОПИСИ ИЗОБЛИЧАЮТ еврейскую подделку

Кумранские  рукописи — это сохраненные Промыслом Божьим и открытые в наше время  древние оригинальные, то есть написанные на древнееврейском языке,  тексты Священного Писания.

Рукописи эти были  найдены в 1947 г. в пещерах Иудейской пустыни, в местности Вади-Кумран,  на северо-западном берегу Мертвого моря (10-15 км на юг от Иерихона и  20-25 км на восток от Иерусалима и Вифлеема). Мухаммед Эд-Диб,  юноша-бедуин из полукочевого племени таамире искал заблудившуюся козу и  наткнулся на отверстие в скале. Когда юный пастух бросил в отверстие  камень, то услышал звук, похожий на звон разбивающегося кувшина.
Свитки  лежали в тщательно заделанных амфорах, и каждый свиток был завернут в  льняную ткань для хранения. 202 кумранские Библейские рукописи  составлены на библейско арамейском языке и датируются периодом середины  III века до Рожд. Х. Таким образом, они несут свидетельство на языке  оригинала, древнейшее более чем на тысячу лет (а точнее, на 1300 лет) по  отношению к имеющимся самым ранним рукописям более позднего  масоретского текста, отредактированного евреями после Возникновения  Христианства.

Collapse )
ГРАФ ОРЛОВ

Сергий Нилус

Ученик глинских и оптинских Старцев писатель Сергий Нилус усвоил от них богооткровенную мысль, что всего апокалипсических печатей будет три. Малая, средняя и большая. Всякое принимаемое во внутрь зло или порок запечатлеваются на душе человеческой, а равно и добродетели. По ним мы и будем судимы. По ним мы и получаем каждый свою судьбу здесь на земле и в будущей загробной жизни.

--------------------------------------------------------------------------------------------------

В наше прибавленное время идет разделение на козлищ и овец Божиих. На правых и левых. На сынов тьмы и сынов дня. Много званых на пир Жениха, но мало избранных".
(Еванг. от Луки 14; 15-24)

ГРАФ ОРЛОВ

ДИНА РУБИНА «На ПАНЕЛИ»

В молодости, по причине крайней бедности и некоторых изнуряющих обстоятельств, мне пришлось пойти на панель...
Собственно,  это была литературная панель, но особой разницы я тут не вижу. В кругу  литераторов этот заработок называется «литрабством», и ни один знакомый  мне литератор не избежал этой страшной участи.

Необходимо  отметить немаловажное обстоятельство: дело происходило в советском  Узбекистане, в период наивысшего расцвета «национальной по форме».
На  узбекскую литературу работали три-четыре человека. Эти семижильные  рабочие лошади обслуживали легион литературных аксакалов. Изрядную часть  узбекской прозы писала, извините, я.

На одном из литературных  семинаров ко мне подвалил зыбкой походкой подвыпивший классик, и в  порыве откровенности пожаловался, что переводчики не доносят его стихов  до читателей. Плохо переводят, сволочи. Поэтому он сам написал стих.  По-русски. — Читай! — предложила я заинтересованно.

Классик сфокусировал взгляд и профессионально выпевая строчки, разрубая рукою в воздухе размер, продекламировал:

Ти - любов моя, ти - свет моя!
Я хочу с тобой бит, я хочу с тобой жит!
Речах несмелая, ласках умелая,
Походка нешумная... умная-умная!
Я хочу с тобой бит, я хочу с тобой жит.
Ти -любов моя, ти - свет моя...

Collapse )
ГРАФ ОРЛОВ

И. А. Бунин писал о Маяковском в "ОКАЯННЫХ ДНЯХ":

"Последний раз  я был в Петербурге в начале апреля 17 года. Я видел Марсово поле, на  котором только что совершили, как некое традиционное жертвоприношение  Революции, комедию похорон будто бы павших за свободу героев (возможно,  хоронили содомитов-большевиков). Что нужды, что это было,  собственно, издевательство над мертвыми, что они были лишены честного  христианского погребения, заколочены в гробы почему-то красные и  противоестественно закопаны в самом центре города живых! Комедию  проделали с полным легкомыслием и, оскорбив скромный прах покойников  высокопарным красноречием, из края в край изрыли и истоптали  великолепную площадь, обезобразили ее буграми, натыкали на ней высоких  голых шестов в длиннейших и узких черных тряпках и зачем-то огородили ее  дощатыми заборами, на скорую руку сколоченными и мерзкими не менее  шестов своей дикарской простотой.

Collapse )