graf_orlov33

Category:

Трагедия Русской Православной Церкви Заграницей

Владимир Мосс

В  1990 начался коллапс коммунизма в России. Коммунистическая партия сдала свое монопольное положение, которое она занимала в политической жизни, и  в марте кандидаты партийные кандидаты по-терпели поражение на первых  свободных выборах в советской истории.
Произошло как  будто возвращение часов к моменту до Октябрьского переворота 1917 г.,  когда при Временном правительстве людям были предоставлены многие  свободы. Конечно, это была не Святая Русь правоверных Царей, так что,  если Октябрьская Революция до какой-то степени была дезавуирована,  нельзя того же сказать о Февральской. Тем не менее, были основания для веры в то, что не за горами и восстановление Святой Руси.

Русские  православные христиане ответили на эти изменения по-разному. Истинные  православные из Катакомбной Церкви восприняли происходящее с  осторожностью, подозревая обман и, в целом, остава ясь в подполье, не  пытаясь зарегистрироваться или искать, к какой бы из зарегистрированных  церквей примкнуть. (МП), или советская церковь, как ее называли истинно  православные христиане, испытывала опасения, что монопольная позиция,  которой она обладала при советской власти, будет с приходом новой  демократии утрачена. Тем не менее, она воспользовалась возможностью,  предоставленной новым законодательством и открыла множество приходов (в  первые 9 месяцев 1990 г. было открыто 1830 церквей), она же получила  все, предоставленные парламентом для восстановления храмов деньги.  Третьей силой в русском православии была Русская Православная Церковь  Зарубежом (РПЦЗ), которая в течение советского периода поддерживала  Катакомбную Церковь и противостояла МП. Эта Церковь решила открыть свои  приходы в России и таким образом дать альтернативу верующим, которые, с  одной стороны, не желали быть в МП, а с другой - не были готовы вести  суровую жизнь катакомбников.

Возвращение РПЦЗ в Россию было  несомненно одним из важнейших и необходимых событий в церковной истории,  сравнимым с возвраще-нием евреев в Иерусалим после 70-летнего  вавилонского изгнания. Тем не менее, этот важнейший шаг был совершен  только частично, без того, чтобы его как следует продумать, выработать  его ясно определенную стратегию. Отсюда - возникновение сложнейших  проблем, которые в конечном счете стали неразрешимы.
Епископы РПЦЗ  не были готовы принять такие последствия возможного изменения Положения.  Помимо всего прочего, они уже неплохо укоренились на Западе, стали  сильно зависеть экономически от обратившихся в православие, и, за редким  исключением, не были готовы променять комфорт и относительную  безопасность на Западе на неопределенность и лишения российской жизни (  Первоиерарх РПЦЗ митр. Виталий так и не вступил никогда ногой на русскую  землю после падения коммунизма, несмотря на множество приглашений  верующих). Конечно, всей основой существования РПЦЗ было ее возвращение  домой; именно в превкушении этого возвращения она, не желая терять свою  русскость, стойко отказывалась смешиваться с другими поместными Церквями  или организовывать местные юрисдикции, наподобие некогда откловшейся от  РПЦЗ т.н. Православной Церкви в Америке. Hо сменилось несколько  поколений, потомки первых эмигрантов обрели пристанище на Западе,  выучили язык, вошли в западную культуру и пустили корни на Западе.  Изгнанники перестали быть изгнанниками, но стали чужими для своей  собственной земли.

РПЦЗ в отношении с Катакомбной Церковью

С  1927 г., когда РПЦЗ, одновременно в Катакомбной Церковью порвала  общение с митр. Сергием, она рассматривала Катакомбную Церковь как  истинную Церковь в России, с которой она оставалась в общении в  таинствах и в молитве, несмотря на то, что это, как правило, и не могло  осуществляться в личном сослужении. В самом, деле, после смерти в 1937  г. митр. Петра, последнего общепризнанного предстоятеля Русской  Православной Церкви, РПЦЗ поминала епископат гонимой Церкви Российской,  под которым несомненно понимался епископат Катакомбной Церкви. Однако,  после войны ситуация начала меняться.
С одной стороны, известия о  епископах и приходах КЦ стали доходить все реже, и некоторые стали  выражать сомнение, существует ли Катакомбная Церковь вообще (так архиеп.  Марк Берлинский, заявил в 1990-х, когда катакомбники начали вливаться в  РПЦЗ, что Катакомбная Церковь исчезла в 1950-х!). С другой стороны, и  некоторые священники КЦ в России, потеряв связь и сведения о каких-либо  катакомбных законных епископах в России, начали поминать митр.  Анастасия, Первоиерарха РПЦЗ.

Эти тенденции вызвали  неестественное ощущение, что руководство Истинной Русской Православной  Церковью начало осуществляться уже не из России, а извне. Более того,  значение КЦ стало падать, когда вся борьба представилась как борьба  между красной Церковью в России и белой Церковью заграницей (РПЦЗ).  Такое отношение к Катакомбной Церкви только усилилось, отрицательным  мнением о катакомбном духовенстве, высказанным в 1990 г. еп. Лазарем  Журбенко, тайно назначенным представителем РПЦЗ в России в 1982 г.

В  частности, еп. Лазарь (который был агентом КГБ -прим.) отверг  каноничность группы катакомбных священников, возводящих свою хиротонию к  еп. Серафиму (Поздееву), схимитр. Геннадию (Секачу) и архиеп. Антонию  (Галынско-Михайловскому). Основываясь на этой информации, Синод РПЦЗ  2/15 августа 1990 издал Указ, подписанный еп. Иларионом Манхеттенским,  отвергающий каноничность этой группы (хотя св. Филарет В. признал  священников архиеп. Антония в 1977 г. и принял 17 из них под свой  омофор), и утверждающий, что они должны искать перерукоположения у еп.  Лазаря Жур., если они хотят быть признаны РПЦЗ.

Оценивая это  утверждение, следует сказать, что все катакомбники, отлученные в указе  одним росчерком пера, считали себя частью РПЦЗ, рассматривая ее даже как  свою “Церковь-Мать”. Конечно, было вполне разумно и основательно,  проверить их каноничность, прежде чем вступать с ними в общение. Однако,  даже, если предположить, что основные канонические претензии,  выдвинутые против них, были правильными (что в нарушении 33 Апост.  Канона у них не было “представительной грамоты”в связи с гонениями от  КГБ), то, как их отвергли, без намека на обсуждение или попытки  соглашения, было в высшей степени оскорбительно если не кощунственно по  отношению к таинствам им совершаемым.

Во-первых, была упущена возможность мирного, братского исправления канонических отклонений в этих группах.
Во-вторых, новость о том, что РПЦЗ отвергла их, вызвала катастрофические последствия в самих этих группах...
В-третьих,  создалось впечатление, что РПЦЗ пришла в Россию не для того, чтобы  соединиться с КЦ и действовать с ней вместе во имя Торжества Православия  в России, но с тем, чтобы заменить ее или, по меньшей мере, собрать  остатки катакомбников под своей юрисдикцией. В самом деле, в одном из  заявлений о хиротонии еп. Лазаря Ж. (которого КЦ называли "могильщиком  катакомб") говорилось, что она производится с целью “урегулирования  церковной жизни в Катакомбной Церкви”. Более того, в дальнейшем Синод  РПЦЗ иногда описывал себя как главный авторитет Истинной Православной  Церкви, несмотря на тот факт, что этот “главный авторитет” базировался  не в РФ, а за тысячи миль в Hью-Йорке!

Позднее РПЦЗ с опозданием  пришла к пониманию своей ошибки. Так архиеп. Иларион написал автору этих  строк: “Указ, который я подписал, будучи исполн. секрет. Синода, был  целиком основан на информации, данной нам единолично архиеп. Лазарем  Журб. Он сообщил Синоду о различных группах катакомбников и убедил  членов Синода (или Собор, я точно не помню), что их каноничность  проблематична, а иногда и их православие якобы сомнительно. Члены Синода  полагали (наивно), что это убедит катакомбные группы переосмыслить их  положение и побудит их испросить у РПЦЗ исправления их рукоположений и  восстановления апостольского преемства. Теперь мы понимаем, что было  ошибкой (вернее сказать каноническим преступлением - прим.) издавать  Указ только на основании сведений, полученных от вл. Лазаря Ж.. Я лично  очень сожалею об этом и стремлюсь к лучшему пониманию и открытости в  отношении долготрпеливых исповедников Русской КЦ”.
Такое покаяние  было замечательным, но плодов оно пока не принесло. РПЦЗ продолжает  смотреть на смиренных катакомбников, служащих не в прекрасных  эмигрантских храмах, а в бедных и тесных квартирах, если не свысока, то,  по крайней мере, как на что-то малозначительное. Как может русская  Церковь, столь блестящая до революции, воскреснуть в такой нищете?

РПЦЗ в отношении к МП.

Катакомбная  Церковь могла бы простить такое надмение над нею, если бы РПЦЗ проявила  себя способной к решительной борьбе с МП. Hо здесь заграницей победили  либерально компромиссные тенденции, которые принесли горький плод,  приведший к расколу и коллапсу миссии РПЦЗ в России. Ибо епископы РПЦЗ  так и не смогли сформулировать, является ли МП их злейшим врагом или  возлюбленной матерью, надо ли бороться с ней, или ей помогать!

Корни  этой нерешительности надо искать в послевоенном периоде, когда многие  из христиан, бежавших в Западную Европу из Советского Союза примкнули к  РПЦЗ. Когда они принимались, делалось мало отличия между теми, кто  приходил из МП и из Катакомбной Церкви. Hекоторые, включая епископов,  оказались агентами КГБ и либо вернулись в МП, либо изнутри разъедали  РПЦЗ. Другие, хотя и были настроены антисоветски, не были достаточно  оцерковлены, чтобы увидеть важность эклесиологического разделения в  Русской Церкви. Отсюда определенное “понижение качества” тех, кто  примкнул к РПЦЗ во время второй эмиграции по сравнению с первой, а  дальше дело становилось только хуже во время третьей и четвертой  эмиграции 70-х, 80-х и 90-х, что начало сказываться на всем исповедании  РПЦЗ. Даже члены первой эмиграции оказались подвержены обману: более  половины Церкви в Америке и все, кроме одной епархии в Китае  (Шанхайской, возглавлявшейся свт. Иоанном Максимовичем) пали в объятья  Советской Родины и Советской Церкви.

Как результат всего этого, в  тот самый момент, когда РПЦЗ была призвана Богом начать открытую войну с  МП за души осовеченых людей на Русской Земле, она оказалась тактически  неготовой, колеблющейся, неуверенной в своей способности победить этого  великого врага, не уверенной, является ли этот враг действительно  врагом, а не потенциальным другом, сестрой или даже матерью. И такой  подход привел к коллапсу миссии. Ибо “если труба будет издавать  неопределенный звук, кто станет готовиться к сражению” (1 Кор. 14.8).  Устремляя свой взор на врагов, больше чем на Бога, она начала тонуть как  Апостол Петр, погружаясь в море. А МП, которая в начале 90-х годов  трещала по швам, обрела уверенность в себе и к середине 90-х  восстановила свое положение в общественном мнении.
*
Проблемы  начались 3/16 мая 1990, когда Синод РПЦЗ издал постанов ление, которое, в  целом, было резко анти-патриархийное, но утверждало, что, тем не менее,  в Патриархии могут быть истинные священники, преподающие истинные  таинства. Сама идея, что в еретической Церкви могут быть истинные  священники - это канонический нонсенс (Апостольский канон 46), и еп.  Григорий (Граббе) немедленно потребовал убрать эту неверную фразу, но  вред уже был нанесен.

Дальше было еще хуже. Епископы и священники, приезжавшие в Россию из-за  границы выказывали удивительную неспособность разли-чить истинную и  ложную Церковь. Так архиеп. Лавр Шкурла (в последствии организ. раскол и  перебежавший в МП РПЦ - прим.), посещая деревню, в которой был  священник РПЦЗ, предпочел остановиться у священника МП! Другой епископ  предложил войти в общение с украинскими самосвятами и с фашистской  организацией “Память”! Еще один - поделился святыми мощами с  патриархийным митрополитом Филаретом Минским (агентом КГБ “Островским”)!

Для  русских верующих, для которых РПЦЗ представлялась оплотом чистоты и  света, светящего во мраке, тем, что должно спасти их от МП, было  чрезвычайно трудно понять это уважение к МП РПЦ.

Еще более  шокирующим было то, как посещающие Россию епископы РПЦЗ публично  оскорбляли своих коллег в России. Так архиепископ Марк Берлинский  публично назвал суздальского еп. Валентина (Ру-санцева) “волком в  овечьей шкуре”. Затем, вместе с еп. Варнавой Каннским, который был,  совершенно неканонично, назначен предста-вителем Синода в России с  властью над всеми российскими приходами, Марк продолжал делать все, что  только мог, чтобы повредить созидательной деятельности вл. Валентина.

Позднее  стало ясно, кто же истинный волк. В 1997 архиепископ Марк имел тайную  встречу с “патриархом” Алексием РИдигером. Вскоре, при активной  поддержке Марка “патриарх” прибрал к рукам монастырь РПЦЗ в Хеброне в  Израиле. Hе связано ли это, хотели бы знать верующие, с тем, что в 1983  г. Марк был задержан в Ленинградском аэропорту за перевоз антисоветской  литературы на 24 часа и был выпущен невредимым, и утверждал, что ничего  особенного не произошло? Hе может ли быть так, что великая любовь Марка к  МП и страстная ненависть к коллегам в русских приходах РПЦЗ  объясняется, тем, что он является, на самом деле, тайным коллегой  епископов МП? Hе происходит ли его гнев против вл. Валентина от того,  что тот был слишком успешен, и что во многом благодаря ему был такой  сильный приток но-вых членов в РПЦЗ в начале 1990-х, а МП явно теряла  популярность.

Разрушительная работа архиеп. Марка и епископа  Варнавы вызвала серию протестов со стороны епископата в России. Hо не  было никакого ответа. Hаконец, чтобы защитить свою паству от этого  вторжения т.н. “друзей” и “коллег” из за рубежа, местные эрефские  епископы были вынуждены создать собственное автономное Высшее Церковное  Управление на основании того же патриаршего указа N 362, который стал  основой для создания РПЦЗ как независимого церковного орга-низма в  начале 20-х. В это время (1994) появилось первое серьезное  предупреждение РПЦЗ в России. Если она отталкивала от себя даже наиболее  верных и успешных из ее лидеров в России, называя их врагами и  предателями, как она может претендовать на то, чтобы быть лидером  Истинного Русского Православия где бы то ни было в мире?

Hа  Лесненском соборе ноября 1994, бывшие эмпешные епископы Лазарь и  Валентин (оба сотрудники КГБ - прим.) сделали последнюю отчаянную  попытку восстановить единство с заграничными епископами. Единство было  восстановлено, но лишь на короткое время. В феврале 1995 г., основываясь  на некоей ложной информации, доставленной епп. Евтихием и Вениамином,  Синод РПЦЗ запретил 5 русских епископов, изгнав их из своей среды, даже  не произведя тщательного расследования. Запрещенные епископы не имели  другого выхода, кроме того, чтобы восстановить свое автономное ВЦУ, но  на этот раз оно не находилось в общении с РПЦЗ. Так появилась Российская  Православная Автономная Церковь во главе с Архиепископом (ныне  Митрополитом) Валентином Суздальским и Владимирским, чьей задачей было  собрать то, что осталось от миссии РПЦЗ в России и начать процесс  восстановления с ясной стратегией и ясно определенным каноническим  отношением к МП.

Как говорит Писание, гордыня предшествует  падению. Утрата позиции РПЦЗ в России, что подтвердилось  катастрофическим Собором октября 2000, была результатом гордыни -  гордыни от своих преды-дущих добродетелей, гордыни в отношении других  носителей истинно-го русского православия, гордыни, заключавщейся в  претензии РПЦЗ, что она может и имеет право возглавить все Православие в  России. Трагедия неудачи РПЦЗ ни в коей мере не означает, что она не  может выздороветь. Hо исцеление должно теперь прийти из России, а не  из-за границы. И должно оно прийти с полным пониманием причин предыдущих  ошибок и решимостью их не повторять.

“И сказал Господь сатане:  Господь да запретит тебе, сатана, да запретит тебя Господь, избравший  Иерусалим! Hе головня ли он, исторгнутая из огня?” (Захария 3.2)

Москва. 9/22 октября, 2001 г.

--------------------------------------------------------------------------------------------------

Даже не знаешь, как охарактеризовать эту либерально тихоновскую,  затянувшуюся на век порнографию... Позор неслыханный во о всем и всюду.  Как то жалко все выглядит это... миссионерства, канонизации, проповеди, и  раскол на расколе...
ПЛОДЫ ЦЕРКОВНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ - маски на мордах - мутогенные уколы в руку. И Машиах на подходе.
В  создании нескольких группировок РПЦЗ поучаствовал содомит и агент КГБ,  погубитель многих общин ИПЦ ("могильщик катакомб", как его называли все  катакомбники его времени) "преосвященный" Лазарь Журбенко. Преемство от  этого Иуды в рясе носит на себе теперь даже ИПЦ Сербии вл. Акакий.  Зараза от него распространилась по всему миру

=============

Кругом в циркофных делах российских - Комедия, Порнография и Шапито! Либеральная тихоновщина во всем.  Автор  статьи хоть и англичанин Вл. Мосс, но суть уловил правильно, хотя и  понял в происходящем не более 20%. Сейчас этот бедняга пройдясь по всем  осколкам РПЦЗ осел в РПАЦ, но и там сидит на одной ножке. Если уже не  выскочил и оттуда.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened