graf_orlov33

Category:

Арх. Фотия (Спасского) Императору Всероссийскому

Послание III
Радуйся!
Господь с Тобою!

Мир Тебе о Христе Иисусе!

Господь,  воздвигая меня на помощь Церкви Святой, доставил мне к тому и способы  многие: я, весьма пользуя многих пищею духовною, отнимаю у них яд, коим и  себя и других могли б умертвить: коих я успел, – тех и обратил на путь  спасения. А коих не успел если доселе обратить по малости времени, как  знаком я, – то впредь надеюсь обратить. Со всеми я обращаюсь, и все в  пользу Церкви и отечества извлекаю. Ни клевет, ни насмешек, ни угроз я  не боюсь: с нами Бог!

И ни один человек не может так законно и  свято все открыть, выведать и сообщить тебе, как я: я от врагов, от  духовных детей, и от знакомых, от книг, от прочих всех средств все могу  приобретать, и тебе тако весь план вражий показать, другу не дружа и  врагу не мстя.

1. Список масонов посылаю при сем, а другой большой и высших лож доставлю вскоре.

2.  Вредные книги, секты, расколы, безБожники, карбонарии и преступники  многие под протекцией тех, о коих я говорил; иначе б и умножаться не  могли.

3. Почты, скорее всего, нужно отнять – отдать другому  вернейшему. И если сто клятв даст в верности на будущее время, не  следует веры иметь.
 Многими годами плод злых дел дознан: и теперь нужно взять осторожность. Тысячи людей дороже одного.

4. Вчера тысячную часть Тебе я сказал из всего, что нужно сказать было.

5.  Я совесть мою, яко святителю Божию, митрополиту (Серафиму) открываю, и  что можно, ему говорю тайно: а Тебе все открываю – и открою. Если бы Ты  1000 нарядил человек уведать правду и тайны, то они бы сотую долю Тебе в  сравнении со мною не могли б открыть.
Я Тебе, о Царь, и Богу, отечеству и Церкви служу верою и правдою по закону, по совести, по любви, по присяге.
Мое дело Тебе открыть, – а Твоя святая воля все делать.

6.  Не дивись великому знакомству моему, – тако Господь все устроил на  пользу Церкви Святой; и где чего по человечески я не могу дознать  нужное, так Бог открывает мне.

7. Господа ради, о Божий слуга,  кроткий и смиренный, Ангел Ты Господень в теле сем, умоляю Тебя, –  уверен буди в любви Твоих подданных и знай, что в одной России только  благочестие и более правды.
И вот секрет от опыта: очень-очень  мало военных, а более статские бездельничают: и потому на тех особенно и  внимание обращать нужно.

Мир Тебе от Господа: радуйся о Дусе Святе.
С нами Бог! Радуйся!
Верно-верноподданный, последнейший – яко Богу
Тебе свято служащий в духовном звании Фотий
21 апреля 1824 года

P.S.:  Никому не говори, что Ты меня видел: и впредь, если будет угодно, тайно  принимай; единожды потеряешь меня, более не обрящешь другого. Мне  Господь все способы дал разрушить и предусмотреть весь план зла – оком  веры назирая.
Список масонов

Иностранные: Нилль, Патерсон,  Венинг, Шуберт – директор Петропавловской школы, Генлет – директор  Одесского лицея, Шмит, Гендерсон, Госнер.

Русские: Поповы два  брата, Ястребцов, переводчик «Воззвания» и правитель дел в Комиссии  духовных училищ; Сторов и Прянишников, помощник секретаря Библейского  общества.

--------------------------------------------------------------------------------------------------

Архим. Фотий был современником многих выдающихся святых Русской  Православной Церкви. Кроме преп. Серафима Саровского, два других  светильника – Иннокентий (Смирнов), впоследствии епис. Пензенский, и  Филарет (Дроздов), впоследствии митр. Московский, – в свою бытность  архимандритами были наставниками Фотия во время его обучения в  Санкт-Петербургской духовной академии. В 1827 году, когда  политическая звезда Фотия находилась в зените, свой путь в монашество  начал Игнатий Брянчанинов. Архимандрит сочетал в себе качества монаха и,  выражаясь современным языком, политика. Он не говорил, как Филарет  Иннокентию, о том, что «два архимандрита не спасут православия», он  просто взял хоругвь борьбы с тайными антирусскими силами и, водимый  благодатью Божией и помощью нескольких православных мирян, победил  тайных беззаконников.
К сожалению, в рядах самой Церкви у него не нашлось столько сторонников, сколько нашлось в миру.
Уже  после смерти арх. Фотия свят. Игнатий Брянчанинов, обозревая Апостасию  русского общества, по старинке считающего себя православным, с горечью и  даже ужасом писал: «Падение будет великим и внезапным», и добавлял –  «не тщись остановить своей немощной рукой всеобщее Отступление». Арх.  Фотий, пожалуй, был последним русским монахом дореволюционной истории,  пытавшимся политически переломить русскую Апостасию в лице участников  тайных обществ того времени, и это ему удалось.

============

Шаги по пресечению деятельности вредоносных иностранных миссионеров  предпринимались и ранее до начала деятельности арх. Фотия : так, 20  декабря 1815 года по Высочайшему указу были высланы из Петербурга все  монахи иезуитского ордена, а 13 марта 1820 года они были изгнаны и из  России; еще ранее были запрещены тайные общества в Польше и Дерптском  университете.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened