graf_orlov33

Categories:

Как в Австрии нацисты боролись против фашизма?

В марте 1938-го  Австрия «вернулась в германскую семью». Сейчас мало кто может сказать,  что она представляла из себя до «возвращения». По аналогии с прочими  жертвами нацистов её обычно воспринимают как демократическое государство  – примерно такое же, каким она является сейчас. В действительности  никакой демократией там и не пахло, а свободной и демократической  Австрия выглядела разве что на фоне гитлеровской Германии или  сталинского СССР.

Как известно, главным  геополитическим итогом Первой мировой стал распад четырёх империй –  Германской, Российской, Австро-Венгерской и Османской. Из них лишь  Австро-Венгерская не ограничилась осыпанием краёв, а разбилась  вдребезги, не сумев сохранить даже Heartland. Австрийцы, бывшие до войны  одними из хозяев мира, всего лишь через несколько лет обнаружили себя  обитателями маленькой третьеразрядной страны, богатой разве что  воспоминаниями о былом величии. Сотни тысяч убитых, потеря огромных  территорий, резкое снижение уровня жизни – вот чем закончилась война для  Австрии. Старые авторитеты пали, общество было поражено тотальным  разочарованием и всеобщим нигилизмом, и в нём, словно паразиты в  ослабленном организме, начали бурно плодиться социалисты.

Сходные  процессы шли и в других странах, наиболее пострадавших от Великой  войны. В России доминировали коммунисты, в Италии – фашисты, в Германии –  национал-социалисты. В Австрии, расположенной в центре Европы и  подвергавшейся давлению со всех сторон, были представлены все  перечисленные примерно в равных количествах. На фоне демократии,  навязанной франко-британскими союзниками, они энергично спорили,  дрались, а при случае и убивали друг друга, но довольно долго явного  превосходства не имел никто. Однако, равновесие было неустойчивым и не  могло продолжаться вечно.

После череды политических кризисов,  протекавших на фоне затяжной экономической депрессии, в мае 1932-го к  власти пришло правительство Энгельберта Дольфуса. Возглавляемая им  Христианско-социалистическая партия придерживалась вполне фашистских  взглядов: тоска по имперскому величию, христианские ценности,  единомыслие и патернализм. Благодаря удачно проводимым реформам, Дольфус  и его христианские социалисты пользовались всё большей поддержкой.  Через год, обеспечив экономическую стабильность, они приступили к  решению политических проблем.

7 марта 1933 года на основании  закона о чрезвычайных «военно-хозяйственных полномочиях» был распущен  парламент, приостановлено действие конституции и провозглашено  установление «авторитарной системы управления». 8 марта вступил в  действие закон о запрете собраний, демонстраций, манифестаций, введена  цензура, резко ограничены права профсоюзов. Всего в течение марта было  принято около 40 чрезвычайных законодательных актов.

26 мая 1933  года на территории Австрии была запрещена деятельность Коммунистической  партии. Менее чем через месяц – 19 июня – та же участь постигла  австрийское отделение НСДАП. А в сентябре появились первые «лагеря  интернирования», первыми обитателями которых стали коммунисты и  национал-социалисты.

1 февраля 1934 года Дольфус объявил о  роспуске и запрете всех политических партий, кроме «Отечественного  фронта», сформированного им из организаций, поддерживающих  правительство. Этот день можно считать днём установления в Австрии  политического режима, названного чуть позднее «австрофашизмом».

Антифашисты мириться с происходящим не желали. Однако, возможности у них были сильно разные.

К  середине тридцатых за границы «первого в мире государства рабочих и  крестьян» просочилось уже довольно много сведений о «достижениях»  советских коммунистов. Популярность коммунизма упала, вместе с нею резко  снизилось число желающих побороться за "светлое коммунистическое  завтра". А советское руководство было слишком увлечено индустриализацией  и подготовкой к войне, чтобы отвлекаться на ведение подрывной работы в  Австрии. В результате антифашисты коммунистического толка оказались  совершенно не способны на активные действия по причине отсутствия  ресурсов – как людских, так и материальных.

Совсем иначе обстояли  дела у национал-социалистических антифашистов. В Германии шёл  экономический подъём, сопровождавшийся как ростом личных доходов, так и  расширением всевозможных социальных программ. На фоне Рейха Австрия  выглядела всё более отсталой и провинциальной, и всё больше австрийцев  мечтало прильнуть к «большому брату», чтобы разделить с ним успехи  «национал-социалистического строительства». А «большой брат»,  зацикленный на идее Единого Государства для всех немцев, не только  бесперебойно снабжал своих австрийских собратьев деньгами, оружием и  инструкциями по ведению подрывной деятельности, но и оказывал  нарастающее давление на австрийские власти. И довольно скоро нацистские  антифашисты почувствовали себя достаточно сильными для решительных  действий.

25 июля 1934 года отряд антифашистов из числа  австрийских СС захватил резиденцию Дольфуса. Сам Дольфус был тяжело  ранен и скоро умер от потери крови. Другой отряд СС захватил столичную  радиостанцию и объявил о свержении фашистского режима. Однако, больше  ничего дельного антифашисты сделать не сумели.

Армия и полиция,  сохранившие верность властям, быстро подавили путч. Во многом это  произошло благодаря стремительной реакции Муссолини, заявившего о  поддержке дружественного фашистского режима и о том, что он не допустит  иностранного вмешательства в австрийские дела. Кроме того, он приказал  немедленно перебросить к границе Австрии 4 пехотные дивизии на случай,  если германские антифашисты всё же попытаются организовать помощь своим  австрийским соратникам.

На тот момент Германия ещё не располагала  военной силой, способной бодаться даже с 4 дивизиями итальянцев. Гитлер  это понимал и, будучи параноиком, но отнюдь не идиотом, отступил.

В  течение нескольких последующих лет австрийские нацисты то и дело  устраивали акции протеста и даже пытались убить Курта Шушнига, занявшего  пост канцлера после гибели Дольфуса. Однако, благодаря поддержке  Муссолини, австрофашисты чувствовали себя достаточно уверенно и успешно  отбивали все антифашистские наезды.

Всё переменилось в конце  1936-го. Муссолини, видя растущую мощь Германии, пришёл к выводу, что  лучше ставить на Гитлера. А на Шушнига, соответственно, класть. Поэтому  25-го октября было подписано знаменитое «Берлинское соглашение», которое  стало основой для формирования итальяно-германского  военно-политического союза, получившего название «Ось Рим-Берлин». В  соответствии с соглашением, Австрия оказалась в «сфере германских  интересов».

12 февраля 1938 года Гитлер вызвал Шушнига в Берлин и  в ультимативной форме, угрожая интервенцией, потребовал освобождения  ранее арестованных членов НСДАП и предоставления антифашистам ряда  министерских постов. 16 февраля 1938 года Шушниг объявил амнистию  австрийским национал-социалистам и назначил министром внутренних дел их  лидера Артура Зейсс-Инкварта.

Пытаясь воспрепятствовать  надвигающемуся поглощению, Шушниг анонсировал проведение плебисцита по  вопросу о будущем страны. В ответ Гитлер, сосредоточив войска на границе  с Австрией, 11 марта 1938 года предъявил ему ультиматум с требованиями  отмены плебисцита и назначения Зейсс-Инкварта австрийским канцлером.  Одновременно с этим отряды австрийских нацистов приступили к захвату  правительственных зданий и учреждений по всей стране. Не имея  возможности сопротивляться, Шушниг в тот же день подал в отставку.  Занявший его место Зейсс-Инкварт тотчас обратился к Германии с просьбой о  вводе на территорию Австрии немецких войск «для восстановления  порядка».

Ранним утром 12 марта 1938 года части Вермахта  пересекли границу и через несколько часов заняли Вену. На следующий день  новый канцлер объявил о присоединении Австрии к Германии в качестве  провинции.

Сейчас публика, не особо интересующаяся историей,  воспринимает «аншлюс» примерно так же как «добровольное вхождение  прибалтийских республик в состав СССР»: жили, не тужили, а потом пришли  оккупанты и штыками загнали в «братскую семью». Однако, разница огромна и  принципиальна. Включение стран Балтии в СССР вызвало сопротивление  столь массовое, что всю администрацию – от партийных секретарей до  чекистских расстрельщиков – пришлось завозить из Совдепии. В Австрии же  «аншлюс» был встречен с восторгом, и никакого сопротивления не было в  помине: новую администрацию укомплектовали местными кадрами, и ни  малейших проблем в связи с этим не возникло. Австрийцы легко и  непринуждённо вписались во все социальные и политические структуры  Рейха, а каждый десятый стал членом НСДАП.

Сразу после занятия  Вены частями Вермахта Курт Шушниг был арестован германскими  антифашистами. Сначала его содержали во внутренней тюрьме венского  гестапо, затем перевели в Дахау, а потом в Заксенхаузен. Впрочем, будучи  для своих тюремщиков «национально близким», он находился там на  привилегированном положении – ему даже позволили жениться, а в последний  год заключения он жил в концлагере вместе с женой и малолетним сыном.  После войны, имея статус жертвы и борца против нацизма, Шушниг был  обласкан освободителями, уехал в США и получил в конце концов  американское гражданство. Никто и никогда не вспоминал, что он был  фашистом, причём не простым, а целым главой фашистского режима.

Схожим  образом сложились судьбы соратников Шушнига: комфортное пребывание в  лагерях или под домашним арестом, а после окончания войны – почёт и  всеобщее уважение. Австрофашистам пришлось немного пострадать, но для  них всё закончилось вполне благополучно.

Иначе сложились судьбы победителей-антифашистов.

Артур  Зейсс-Инкварт, возглавивший трансформацию фашистской Австрии в  нацистский Остмарк, вошёл в высшие сферы политического руководства  Рейха. Во время войны был рейхскомиссаром Нидерландов, где, помимо  прочего, курировал борьбу против Сопротивления и приложил руку к  «окончательному решению еврейского вопроса». Повешен по приговору  Нюрнбергского трибунала.

Эрнст Кальтенбруннер, глава австрийских  СС, продолжил карьеру в сфере «имперской безопасности». Возглавил тайную  полицию Остмарка, продемонстрировал отменную эффективность и очень  скоро вошёл в число ближайших соратников Гиммлера. После смерти Гейдриха  возглавил Главное управление имперской безопасности (РСХА). Повешен по  приговору Нюрнбергского трибунала.

Одило Глобочник, один из  руководителей австрийских СС, сразу после «аншлюса» стал гауляйтером  Вены, но оказался настолько склонен к террору, что всего через восемь  месяцев был смещён с этого поста, возвращён в СС и никогда более к  гражданской службе не допускался. Занимался созданием концлагерей и  «окончательным решением еврейского вопроса». В мае 1945 арестован  оккупационными властями в Коринтии. Не дожидаясь суда, покончил с собой,  раскусив ампулу с ядом.

Множество австрийских антифашистов  сгинуло на фронтах Второй мировой. После войны некоторые наиболее  отличившиеся предстали перед судом и были приговорены к смерти либо  тюремному заключению. Однако, большинство всё же сумело избежать  заслуженного наказания, объявив себя жертвами нацизма.

Из всего вышеизложенного с неизбежностью следует, что

1.  Фашизм и нацизм – не совсем одно и то же. Более того, при определённых  обстоятельствах фашисты и нацисты могут оказаться друг для друга  злейшими врагами.

2. Иногда антифашизм – мерзость куда большая чем фашизм.

3.  Антифашизм не является индульгенцией, способной обнулить бывшие или  будущие преступления. Подумывая о борьбе с фашизмом, вспоминайте Эрнста  Кальтенбруннера.

Напомню также о том что австрийские фашисты не  шли на союз с Гитлером, в отличие например от СССР. Тут необходимо  вспомнить пакт Молотова-Риббентроппа.

https://m.zen.yandex.ru/media/mlozha/kak-v-avstrii-na..


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened