graf_orlov33

Categories:

СВЯТЕЙШИЙ ПАТРИАРХ ТИХОН, ХАРАКТЕР ЕГО ЛИЧНОСТИ И ДЕЯТЕЛЬНОСТИ (ЧАСТЬ 2)


Второй Первоиерарх РПЦЗ Митрополит Анастасий (Грибановский)
(прямым свидетелем митрополит не был)
Давно  уже авторитет Церкви не поднимался на такую высоту, на какую вознес его  Святейший Патриарх Тихон. Вокруг него объединилась буквально вся  Россия: интеллигенция впервые за много лет слилась здесь с простым  народом в единстве общих национальных идеалов и чаяний.  Патриарх стал знамением и вождем не только для православных русских  людей, но сделался своего рода этнархом, «человеком начальным» для всей  национальной Руси, не приявшей большевизма. Опираясь на Собор, в котором  участвовали представители всей Русской земли, Патриарх мог говорить  вслух от всего народа со властью, как некогда Святитель Гермоген
но  свят. Гермоген говорил от Бога, а этот от народа, который мог его  защитить -прим.). Его первые Послания насыщены духом и силою этого  славного адаманта Православия и "Печальника Русской земли". В них он не  только ободрял и утешал свою паству, страждущую среди постигших ее  испытаний, но и безбоязненно обличал Советскую власть за преследование  Церкви, осквернение святынь, разрушение государства, безсудные казни,  угнетение народа и другие совершенные ею преступления.
Особенным  дерзновением дышит послание 19 января 1918 года, в котором он отлучает  большевиков от Св. Причастия и всенародно предает их Анафеме. Здесь  снова Церковь нашла достойный Ее язык и заговорила со властью, как Она  вещала в подобных случаях в древности. Грядущие поколения с душевным  волнением будут читать их огненные строки. Приводим здесь это послание в  наиболее существенных его частях.
«Тяжелое время переживает ныне  Святая Православная Церковь Христова в Русской земле: гонение воздвигли  на истину Христову явные и тайные враги сей истины и стремятся к тому,  чтобы погубить дело Христово и вместо любви христианской всюду сеять  семена злобы, ненависти и братоубийственной брани.
Забыты и попраны  заповеди Христовы о любви к ближним: ежедневно доходят до нас известия  об ужасных зверствах и избиениях ни в чем неповинных и даже на одре  болезни лежащих людей, виновных только разве в том, что честно исполняли  свой долг гражданский, что все мысли свои полагали на служение благу  народному. И все это совершалось не только под покровом ночной темноты,  но и въявь при дневном свете, с неслыханной доселе дерзостью и  безпощадной жестокостью, без всякого суда и с попранием всякого права и  законности, совершалось в наши дни во всех почти городах и весях нашей  Отчизны: и в столицах, и на отдаленных окраинах (в Петрограде, Москве,  Иркутске, Севастополе и др.).
Все сие переполняет сердце наше  глубокою и болезненною скорбью и вынуждает нас обратиться к таковым  ИЗВЕРГАМ рода человеческого с грозным словом обличения и прещения по  завету Св. Апостола: „согрешающего пред всеми обличай, да и прочии страх  имут" (1 Тим. 5, 20).
Опомнитесь, безумцы, прекратите свои кровавые  расправы. Ведь то, что творите Вы не только жестокое дело, это поистине  дело сатанинское, за которое подлежите Вы огню геенскому в жизни  будущей, загробной, и страшному Проклятию в жизни настоящей, земной.  Властью, данной нам от Бога, запрещаем Вам приступать к Тайнам  Христовым, Анафематствуем вас, если вы только носите еще имена  христианские и хотя по рождению своему принадлежите к Церкви  Православной. ЗАКЛИНАЕМ И ВСЕХ ВАС, верных чад Православной Церкви  Христовой, НЕ ВСТУПАТЬ с таковыми извергами рода человеческого В КАКОЕ  ЛИБО ОБЩЕНИЕ: „измите злаго от вас самех" (1 Кор. 5, 13)».  Величественные крестные ходы, организованные Свят. Тихоном, особенно в  связи с чудесным прославлением иконы Святителя Николая над так  называемыми Никольскими Кремлевскими воротами, ясно показали, какою  мощною армией верующих располагает Патриарх. Почти все шли на них как на  исповеднический подвиг, подготовивши себя к ним предварительною  исповедью и причастием Св. Тайн.
Большевистские властители не без  страха смотрели с высоты Кремлевских стен на непрерывные волны верующих,  приливавшие со всех сторон на Красную площадь, и не решались  противодействовать этой народной стихии, хотя знали, что ОНА в душе ВСЯ  настроена против них. Они были осведомлены о том, что среди рабочих было  много высоко чтивших личность Патр. Тихона. Последние не только не  скрывали своих православных чувств, но иногда выражали их в  демонстративной форме.
Это показала торжественная поездка Свят.  Патриарха в Богородск, один из крупных фабричных центров Московского  района, по приглашению местных рабочих. Прибывшая оттуда рабочая  делегация почти силою заставила Управление Нижегородской дороги дать для  Патриарха, сопутствующих ему архиереев и его свиты отдельный вагон, как  это практиковалось в подобных случаях в прежнее время.
По прибытии в город ему была устроена величественная встреча.
На  другой день — это было воскресенье, Патриарх совершил Литургию в  городском Соборе, сопровождавшуюся крестным ходом по главным улицам  города с участием всего местного духовенства и огромного количества  народа.
Колокольный звон разливался над городом, яркое солнце и  праздничное ликующее настроение жителей придавали всему торжеству  пасхальный отпечаток.
Учитывая силу нравственного влияния Патриарха  на русский народ, некоторые общественные деятели с либеральным оттенком  (крайняя глупость -прим.) и даже отчасти наши тогдашние иностранные  союзники хотели, чтобы он двинул народные массы на открытую вооруженную  борьбу с большевиками. Искушение было тем опаснее, что на его стороне  была, по-видимому, и историческая традиция от времен первой Смуты. Но  Патриарх мудро учел разницу (??? - прим.) исторической обстановки и не  захотел ВЗЯТЬ НА СЕБЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ за начало междоусобной войны,  которую ПОСТАРАЛИСЬ ЗАЖЕЧЬ ПОТОМ сами большевики. Если бы инициатива ее  вышла от Церкви, СОВЕТСКАЯ ВЛАСТЬ НЕ ЗАМЕДЛИЛА БЫ ОБВИНИТЬ ЕЕ в том, что  ОНА ПЕРВАЯ НАРУШИЛА МИР, обагрив свои белые ризы братскою кровию  (богоборцы сатанисты оказывается братья Православным - прим.), и тем, быть может, надолго поколебала бы Ее авторитет в глазах  народа (суд большевицкий оказался в глазах архипастырей выше Суда Божия -  прим.).
Патриарх понял, что мученический венец БОЛЕЕ ПРИЛИЧЕСТВУЕТ  Церкви, чем меч (то есть избрал самоистребление русского народа -  прим.), который предлагали Ей взять в свои руки люди, не имевшие с Нею  органической связи и хотевшие использовать Ее только как средство для  достижения ЧИСТО ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЦЕЛИ (митрополитушка РПЦЗ тоже оказался  аполитичным еретиком - прим.). Но он не переставал настойчиво бороться с  безбожной властью духовным оружием, разя ее своими пламенными  обличениями... (в то время как Красные проводили Геноцид народа, его  поголовное истребление - прим.).
Большевики скрежетали на него зубами, но не решались наложить на него свои руки, опасаясь народного гнева.
Однажды  послан был уже отряд так называемой милиции, чтобы арестовать его, но с  пути отряд был возвращен назад. Члены Собора и представители приходов  образовали из себя особую стражу, которая должна была охранять Патриарха  в ночное время. Революция между тем продолжала углубляться. Советская  власть столь слабая и неуверенная в себе в начале, стала заметно  укрепляться. И так как люди обычно идут туда, где чувствуют внешнюю силу  и успех, число сторонников Советов стало увеличиваться, и часто за счет  верующих, которые до сих пор сторонились их.
Пользуясь своим  обычным орудием, явной и особенно скрытной пропагандой, большевики  пытались внести разложение среди членов Собора, что побудило Патриарха  поспешить с роспуском последнего который, однако, не считался закрытым.
После  этого положение Свят. Тихона стало значительно тяжелее. Собор не только  оказывал ему нравственную поддержку, но был для него как бы щитом,  заслонявшим его от Советской власти, которая не могла не считаться с  представителями народа, как называли себя соборяне, выступая за дело  Церкви в Кремле.
Кроме того, отныне на него одного переносилась  ответственность за судьбу Церкви. Большевики зорко следили за ним, ища  повода обвинить его в каком-нибудь нелегальном поступке. Но Патриарх  был, однако, осторожен и предусмотрителен и старался избежать всего, что  могло дать повод назвать его нарушителем закона. Большая точность и  аккуратность в исполнении всех формальностей, связанных с его  ответственными обязанностями, предохраняли его от лишних столкновений с  Советской властью (Не сам ли он избрал для себя этот лжемученический  жребий? - прим.). Невзирая на это, последняя оставалась совершенно  непримиримой в отношении к нему, и он всегда должен был жить, как воин  на поле брани, под постоянным страхом неожиданных нападений со стороны  противника.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened