graf_orlov33

Category:

НАСТОЯЩИЕ МУЧЕНИКИ ХРИСТОВОЙ ЦЕРКВИ


Страдание святого мученика Севириана
Память 9 сентября

В  царствование злочестивого языческого царя Ликиния, правителем Севастии,  были взяты и посажены в темницу 40 святых мучеников, – в области той  жил некий муж, по имени Севириан, знатного рода по происхождению.  Севириан был христианином.

После страдания  Севастийских мучеников, – когда на место Агриколая, тем же нечестивым  царем Ликинием, назначен был Лисий, человек лютый и жестокий, как дикий  зверь истреблявший верующих и проливавший христианскую кровь, – настало  время и святому Севириану выступить на тот же подвиг и на ту же борьбу, к  каким он и других возбуждал своим словом.

К правителю области явились клеветники и стали говорить ему:
–  Честь великих богов наших умаляется в сем городе чрез Севириана: он не  только сам не чтит и не поклоняется им, но и многим другим советует  безчестить и уничижать их. Веруя сам в Распятого, он и других учит той  же вере, и уже немало людей отторглось вслед его, так что если ты не  погубишь его, – то скоро весь город последует его вере...
Выслушав  сие, правитель Лисий послал своих слуг схватить Севириана и привести его  к себе. Воин же Христов, не дожидаясь посланных, пока они придут и  возьмут его, предварив их приход, пошел сам и, представ пред Лисием,  мужественно и дерзновенно говорил ему:

– Или недостаточно тебе,  правитель, одной только твоей погибели, что ты хочешь и наши души  погубить и, как некое приобретение, предать их во власть бесов? Но знай,  что ты попал здесь на людей мужественных, а не на малодушных и  боязливых, ибо мне, как говорит мой божественный учитель Павел, «жизнь –  Христос, и смерть – приобретение».

Правитель Лисий, выслушав эти  слова, немного помолчал; а потом, взглянув на стоявших пред ним слуг и  указав рукою на Севириана, сказал им с яростью:
– Возьмите и бейте его суровыми жилами, – пусть он научится, с каким смирением нужно говорить с правителем.

Когда  святого стали мучить, душой он радовался, что сподобился пострадать за  Христа, и воспевал псаломские слова, которые были ему как бы отрадою в  его страданиях: «На хребте моем орали оратаи, проводили длинные борозды  свои».

Мучитель, видя, что слуги его уже утомились, а на лице  мученика – всё та же просветленность и мужество, велел перестать его  бить, а затем, обратившись к нему, сказал:
– Вот, теперь ты по ранам своим можешь познать, что Христос твоей не приносит тебе ни радости, ни благополучия в жизни.

Мученик отвечал:
–  Если бы твои душевные очи не были так сильно помрачены тьмою безбожия,  тогда бы я мог открыть тебе, сколь много благ мои страдания  исходатайствуют мне у Христа. Но теперь, при твоём нечестии, чего я могу  достигнуть, как бы зажигая свечу пред слепым и воспевая песнь пред  глухим? О, судия! если бы ты не был так слеп и глух, ты бы познал  благодать Христову и ту силу, которая укрепляет меня.

Сии слова  святого мученика привели правителя еще в больший гнев. Повесив мученика  на дереве, он велел строгать тело его железными когтями.
И  переменялись слуги, мучившие святого; наконец, долго промучив его,  повели по приказанию правителя в темницу. Идя к темнице, святой мученик  показал себя красноречивым оратором и, как бы не чувствуя своих  страданий, хвалился подъятыми за Христа ранами. Когда шел он среди  города (окровавленный), то, указывая на свои язвы, со светлым лицом,  сладостными устами так говорил, обращаясь ко множеству смотревшего на  него народа, ободряя их:

– О, люди, не дивитесь, посмотрите на  меня и уразумейте, в каком блаженстве я сегодня нахожусь! Вы, я думаю,  считаете меня теперь самым несчастным и беднейшим человеком, так как я  лишился не только временной своей чести и богатства, но даже и самого  здоровья. А между тем я ныне счастливее всех вас. Ибо раны мои, приятые  за имя Христа, истинно дороже для меня всякой земной радости; кровь,  пролитая мною, и обагрение ею драгоценнее царской багряницы; самое же  страдание за моего Господа несравненно приятнее для меня всех ваших  земных утех, которые вы так любите. А высокий сан мой и богатство – что  они были, как не суета и прах и прелесть мира сего, которые я оттрясаю  как грязь от ног своих, восходя в высшее мученическое достоинство и  приемля богатство неоскудеваемое? Для меня уйти из жизни мучеником –  славнее всякого царского сана, лишение же богатства ради Христа  драгоценнее сокровищ всех земных царей. Да и самое здоровье, крепость и  красота, которыми я прежде обладал, что есть иное, как не болезнь,  слабость и безобразие? Если бы члены моего тела не были ныне уязвляемы  за Христа, и не обагрялись кровью, то они не были бы моими членами, но  были бы только узами и темницею для моей души; а теперь, когда они  терзаются за Христа, они поистине суть мои уды. Ныне, когда плоть моя  умерщвляется, она здорова и крепка; со мною красота моя, даже и теперь, –  когда я не имею человеческого вида и представляю как бы единую язву,  ибо и Христос был уязвляем с главы до ног. «Ныне радуюсь в страданиях  моих за вас и восполняю недостаток в плоти моей скорбей Христовых за  Тело Его» (Кол.1:24). Вы же, взирая на мои раны, помышляйте о воздаянии  за них: ни умом постигнуть, ни словом высказать нельзя тех благ, кои  Царь безсмертный и ныне дает страждущим за Него, и на небе уготовляет им  для вечного блаженства. Уже одно то, чтобы страдать за Христа, есть  наслаждение, а умереть за Него еще вожделеннее. О, други! Если здесь  есть кто из наших, если кто из верных рабов Христовых находится среди  сего народа неверного, то, взирая на меня, как я страдаю, укрепляйте  свое сердце, мужайтесь и будьте неустрашимы. Да не отторгнет вас от  пресладкого имени Иисуса Христа ни единая мука: да не устрашит вас ни  сечение мечей, ни разжжение печей, ни ярость зверей! Да не прельстит вас  ни ласкание мучителя, ни обещание им даров и санов. Всё это поперите  ногами, как сор, чтобы воцариться со Христом.

--------------------------------------------------------------------------------------------------

Никто и никогда из всех Мучеников за Христа, не признавал власти над  собой бесобогов и не преклонялся перед их властью. Ни один их стоящих и  умерших в правде Божией не признавал за нечестивыми правителями  законности их действий в деле умерщвления христиан. Ни один из святых  даже поклоном не почтил тех, кто беззаконновал над жизнями святых. Это  нам пример на века. Нам оставлены предания, чтобы мы могли отличать  настоящие богоугодные подвиги от фальшивых подделок псевдомученичества и  лжеисповедничества.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened