graf_orlov33

Category:

Иван Л. СОЛОНЕВИЧ МНЕНИЕ РУССКОГО КРЕСТЬЯНИНА И ПУБЛИЦИСТА

 с мировым именем
(1891 – 1953г.г.)

Николай II был самым умным человеком России. C момента его Отречения от престола в мировой политике – во всей мировой политике, – более умного человека не было. Или ещё точнее – или осторожнее – никто ничего с тех пор более умного не сделал.

Мы живём в мире втемяшенных представлений. Мы называем: Петра I – Великим, Александра I – Благословенным и Сталина – гением. Поставим вопрос по–иному. При Петре I – Швеция Карла XII, которая Германией Вильгельма II, конечно, никак не была, – дошла до Полтавы. Александр I, которого история называет Благословенным, – пустил французов в Москву – правда, Наполеон Буонапарте был не чета Карлу. При Сталине, Гениальнейшем из всех Полководцев Мира, – немцы опустошили страну до Волги. При Николае II, который не был ни Великим, ни Благословенным, ни тем более Гениальнейшим – немцев дальше Царства Польского НЕ ПУСТИЛИ: а Вильгельм II намного почище Гитлера.

При Государе Николае II Россия к войне готова не была. При Сталине она готовилась к войне по меньшей мере двадцать лет. О Шведской войне Ключевский пишет: «Ни одна война не была так плохо подготовлена». Я утверждаю: никогда ни к одной войне Россия готова не была и никогда готова не будет. Мы этого не можем. Я не могу годами собирать крышки от тюбиков, и вы тоже не можете. Я не хочу маршировать всю жизнь, и вы тоже не хотите. А немец – он может.

Война с Германией была неизбежна. Это знал Николай II, и это знали все разумные и информированные люди страны – их было немного. И их травила интеллигенция.

По плану Николая II перевооружение Русской Армии и пополнение её опустевших арсеналов должно было завершиться в 1918 году.

Русско–германская война началась в 1914 году по той же причине, как Русско–японская в 1905 году: пока не был закончен Великий сибирский путь и пока не было кончено перевооружение Русской Армии. Только и всего. Япония не могла ждать, как не могла ждать и Германия. Как в 1941 году не мог больше ждать Гитлер.

Итак: началась война. Правительство Николая II наделало много ошибок. Сейчас, тридцать лет спустя, это особенно видно. Тогда, в 1914, это, может быть, так ясно не было. Основных ошибок было две: то, что призвали в армию металлистов, и то, что не повесили П.Н. Милюкова. Заводы лишились квалифицированных кадров, а в стране остался её основной прохвост. Это были две основные ошибки. Правда, в те времена до «мобилизации промышленности» люди ещё не додумались, а политических противников вешать принято не было: реакция.

В 1939 году Сталин с аппетитом смотрел, как немцы съели поодиночке: Польшу, Голландию, Бельгию и, главное, – Францию. И – остался со своим другом с глазу на глаз. В 1914 году положение на французском фронте было, собственно, таким же, как и в 1940: Жоффр расстреливал целые дивизии, чтобы удержать их на фронте. Германская армия двигалась с изумительно той же скоростью, как и в 1871, и в 1940. Русские реакционные железные дороги справились с мобилизацией армии на две недели раньше самого оптимистического расчёта русского Генерального штаба. И самого пессимистического расчёта германского Генерального штаба. Но наша мобилизация закончена всё–таки не была: расстояния.

Николай II – по своей Высочайшей инициативе – лично по своей – бросил самсоновскую армию на верную гибель. Армия Самсонова погибла. Но Париж был спасён. Была спасена, следовательно, и Россия – от всего того, что с ней в 1941 – 1945 годах проделали Сталин и Гитлер. Ибо если бы Париж был взят – то Франция была бы кончена. И тогда против России были бы: вся Германия, вся Австрия и вся Турция. Тогда дело, может быть, не кончилось бы и на Волге.

Я ещё помню атмосферу этих дней. Паника. Слухи. Измена. Глупость. Мясоедов, Сухомлинов, Распутин. Потом – после войны – Фош и Черчилль с благодарностью вспоминали «глупость или измену», которая спасла Париж, спасла союзников – и чуть–чуть было не спасла Россию.

Оглядываясь на эти героические и решающие годы, я теперь думаю, что во всей России было только три человека, которые точно знали, чего они хотели: Николай II, Милюков и Ленин. Русского народа, в сущности, не знал никто из них. Николай II его просто не мог знать во дворце, да ещё и в нерусском Петербурге. Но Николай II действовал на основании традиции – и традиция более или менее совпадала и с общим инстинктом русского народа. Николай II хотел: победы, укрепления престола и замены Государственной Думы чем–то по крайней мере более приличным. Милюков и Ленин хотели власти и только власти. И никакие приличия на их дороге не стояли.

Что было делать Николаю II? Только одно: готовить победу. Что было делать П.Н. Милюкову? Только одно: срывать победу. Ибо если бы конец 1917 года – как на это рассчитывал Николай II, принес бы России победу, – то карьера П.Н. Милюкова и вместе с ней все надежды и все упования русской революционной интеллигенции были бы кончены навсегда.

«Пятидесятилетний план» Николая II, его деда и его отца, его предков и его предшественников был бы «выполнен и перевыполнен». Россия одержала бы победу – под личным командованием Царя.

При консолидированной России – никакой Гитлер не попёр бы на Вторую Мировую войну, Гитлер так и писал – «русская Революция есть для нас указующий перст Провидения».

Что – если русское Самодержавие достигнет русских целей и без Милюкова? Или человечество – человеческих целей и без Сталина? 1916 год был 12-тым часом русской Революции и русской революционной интеллигенции: или сейчас, или никогда. Завтра будет уже поздно…

Кто начал Революцию? Думаю, что принципиально её начал патриарх Никон: первой инъекцией иностранной схоластики в русскую жизнь. Его поддержал правящий слой, жаждавший привилегий по шляхетскому образцу. В 1914 – 1917 году самое страшное изобретение Революции было сделано петербургской аристократией. Это – распутинская легенда. Напомню: он был единственным, кто поддерживал жизнь Наследника престола, который был болен гемофилией. Против гемофилии медицина безсильна. Распутин лечил молитвой. Это была его единственная функция – никакой политической роли он не играл. При рождении – и при почти конце этой легенды я присутствовал сам. Родилась она в аристократических сплетнях – русская Аристократия русской Монархии не любила очень – и наоборот.

Санкт–Петербург – как истерическая баба. Трибуна Государственной Думы стала тем же, чем сейчас для товарища Молотова служит трибуна всех конференций: не для организации мира, а для разжигания Революции. Милюков гремел: «Что это – глупость или измена?» Военная цензура запрещала публикацию его речей – они в миллионах оттисков расходились по всей стране. Я никак не думаю, чтобы они действовали на всю страну. Но на Петербург они действовали.

Страна в истерике не билась. Но в Петербурге, куда всякие милюковцы собрались «на ловлю счастья и чинов», денег и власти – всё равно каких денег и какой власти, – в Петербурге была истерика. В марте 1917 года толпы шатались по городу («с Красным знаменем вперёд – обалделый прёт народ») и орали «урра» – своим собственным виселицам, голоду, подвалам и Чрезвычайкам.

Итак: лозунг был найден. Патриотический, и даже антимонархический – что и было нужно. Царь – дурак, пьяница и тряпка. У него под носом его жена изменяет с изменником Распутиным, он ничего не видит, – Царя нужно менять.

В 1917 году Россия стояла на пороге победы. И "средний человек" – Император Николай II – несмотря на его «страшные ошибки» – вёл и почти привёл Россию к этой победе. Где были бы мы с вами, если бы черви не уготовали нам всем – всему миру – катастрофы февраля 1917 года? И как мы можем исторически, политически и, в особенности, морально квалифицировать тех людей, которые ещё и сейчас что–то талдычат о "народной Революции" 1917 года – о двух или даже четырёх народных Революциях? В феврале 1917 года свершилось заранее и задолго обдуманное величайшее преступление во всей истории России: черви профессиональных прогрессистов сознательно и упорно подтачивали «жизнь и славу России». Подточили. Никак не меньше 60.000.000 русских людей заплатили своими жизнями за этот философский подвиг.

Николай II есть факт, взятый, так сказать, вдвойне. И как личность, и как представитель традиции. Он – средний искренний человек; «со средними способностями», верно и честно – до гробовой доски – или до Ипатьевского подвала делал для России всё, что он умел, что он мог. Никто иной не сумел и не смог сделать бы больше...

Проблема Николая II, как и проблема русской Монархии вообще, есть главным образом моральная проблема. Это – не вопрос о «форме правления», «Конституции», «реакции», «прогрессе» и всяких таких вещах. Это есть вопрос о самой сущности России. О нашем с вами духовном «я».

Статья (в сокращ.) "Миф о Николае II", 1949 год.

--------------------------------------------------------------------------------------------------

"Средних способностей Царь" по мысли зачумленной толпы, оказался способен принести пользу Державе во сто крат большую нежели "гении" Ленина и Сталина вместе взятые со всем ВКПб/КПСС...

===============

О ГОСУДАРЕ ЕГО СОВРЕМЕННИК
"История часто видела Монархов, становившихся во главе победоносных Армий для легких лавров завершения победы. Но она еще ни разу не встречала Венценосца, берущего на себя крест возглавить Армию, казалось, безнадежно разбитую, знающего заранее, что здесь его могут венчать не лавры, а только тернии".

(А.И. Спиридович. "Царственные Мученики...."

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened