graf_orlov33 (graf_orlov33) wrote,
graf_orlov33
graf_orlov33

ГАЛЛИПОЛИ часть 1



На рейде в Константинополе
В Константинополе, где на рейде сосредоточились все 126 кораб­лей, пришедших из Крыма, в течение нескольких дней шли совеща­ния генерала Врангеля с представителями Франции, обещавшей по­кровительство армии. Французы желали видеть в прибывших только беженцев, отобрали большую часть оружия, взяли все привезенные из Крыма запасы продовольствия и обмундирования, чтобы поставить армию в полную от них зависимость. Генерал Врангель настаивал на сохранении воинской организации и подчинении войск своим коман­дирам во главе с ним. французы должны были уступить, но от своих планов распыления армии не отказались.

В результате этих переговоров прибывшие воинские части были размещены: Донской корпус в окрестностях Константинополя, кубан­цы и терцы направлены на остров Лемнос, флот был направлен в Бизерту, а остальные части, сформированные в 1-й армейский кор­пус, под командой генерала от инфантерии Кутепова, были направ­лены в Галлиполи на полуостров того же наименования.

Русские в Галлиполи




22 ноября 1920 года в маленькую бухту у полуразрушенного го­рода Галлиполи, расположенного в северо-восточной части Галлиполийского полуострова у входа в Дарданелльский пролив, прибыли пер­вые два парохода с чинами 1-го армейского корпуса, с ними прибыл и генерал Кутепов. Французский комендант города заявил, что все части корпуса поместиться в городе не могут и должны поместить­ся в лагере, для которого дана долина в 6 километрах от города. Ге­нералу Кутепову дали лошадь и проводника, и он поехал осмотреть место будущего лагеря. С возвышенного берега ему открылась эта Долина роз и смерти, названная так потому, что вдоль протекающей в долине речонки было много кустов роз и водились змеи двух по­род, из них одна ядовитая, а другая род маленького удава. В долине были две небольшие турецкие фермы и кое-где росли деревья, вдали возвышались горы полуострова. «Это все?» — невольно вырвалось у генерала Кутепова.

Как ни печальна была картина, но лагерь нужно было устраивать, и на второй день по прибытии первых частей корпуса французы вы­дали палатки двух типов: большие на несколько десятков человек и малые на 4—6 человек. Никаких перевозочных средств французы не дали, и люди должны были на себе тащить тяжелые полотнища. Раз­бивка палаток затруднялась отсутствием нужных инструментов: ло­пат, кирок, топоров и прочего, которых выдали в очень малом коли­честве. Так началось устройство лагеря для войск.

Всего в Галлиполи высадилось 26 590 человек, составивших 1-й ар­мейский корпус, в который вошли: 1 ) Штаб корпуса с приданными ему командами; 2) 1-я пехотная дивизия под командой генерал-лей­тенанта Витковского в составе: Корниловского, Марковского, Дроздовского, Алексеевского, Сводно-Гвардейского полков, остатки частей 6-й, 13-й и 14-й дивизий с их артиллерийскими и инженерными час­тями и артиллерийский батальон из частей тяжелой и бронепоездной артиллерии; 3) Кавалерийская дивизия под командой генерал-лейте­нанта Барбовича в составе 1-го, 2-го, 3-го и 4-го сводных кавалерий­ских полков из всех частей регулярной конницы и конно-артиллерийский дивизион; 4) Технический полк; 5) Военно-учебные заведения: Сергиевское артиллерийское, Николаевское кавалерийское, Александ­ровское и Константиновское пехотные, Николаевско-Алексеевское инженерное, Офицерская артиллерийская школа, Офицерская инженер­ная школа, Офицерская фехтовально-гимнастическая школа; 6) Вспо­могательные части и учреждения: Санитарная часть, интендантство, корпусный обоз и другие мелкие части.

В лагере расположились по одну сторону реки пехотная дивизия, по другую — кавалерийская. В городе — штаб корпуса, военно-учеб­ные заведения, все нестроевые части и учреждения и семьи.

Состав 1-го корпуса был необычен. Это было ядро Добровольче­ской армии, зародившейся на Кубани, проделавшее 1-й Кубанский поход и три года боровшееся с большевиками. В нем был громадный процент офицеров и вольноопределяющихся Императорской Русской Армии, в нем были ячейки старых полков и рядом новые полки Доб­ровольческой армии, тесно сплоченные боевой жизнью, подвигами и трудами, — все это поддерживало традиции старой Императорской армии, сохранило дух и дисциплину и сделало из 1-го корпуса не про­сто воинскую часть, но часть России, желавшей решать государствен­ные задачи, а также и оплотом генерала Врангеля в его борьбе с ино­странцами и левыми русскими организациями.

Превращение полуголодных и полураздетых людей, в значительной степени потерявших бодрость от перенесенного удара — потери Родины, в прежних самоотверженных борцов за освобождение России от красного ига и за ее единство — заслуга командира корпуса гене­рала Александра Павловича Кутепова. Необыкновенно прямой, с силь­ной волей, смелый, чисто русский человек, хорошо знающий психо­логию русского офицера и солдата, он не растерялся, попав в тяжкую обстановку в Галлиполи, а с первого же дня высадки, вникая во все нужды вверенных ему частей и всемерно стараясь улучшить их поло­жение, одновременно стал требовать строгого выполнения строевого и дисциплинарного уставов, правильное отдание чести, выправку и опрятность в одежде. Казалось, что такая острая требовательность по отношению изнуренных людей не нужна, но позже стало ясно, как правильно учел генерал Кутепов душевное состояние людей, и этими своими требованиями он поднял их дух и энергию. Благодаря его энергии и настойчивости части корпуса скоро оправились от перене­сенного ими потрясения — прекращения борьбы и ухода в изгнание. Он твердо верил, что для спасения России нужна армия, и приложил все усилия для ее восстановления в рамках 1-го корпуса.

В годовщину пребывания корпуса в Галлиполи генерал Врангель в своем приказе так сказал о генерале Кутепове: «Величием духа, все­сокрушающей силой, непоколебимой верой в правоту нашего дела и безграничной любовью к Родине и армии он неизменно в самые труд­ные дни нашей борьбы вселял в свои части тот дух, который дал им силы на Родине и на чужбине отстоять честь родных знамен. История в будущем оценит генерала Кутепова, я же высказываю ему мою без­граничную благодарность за неизменную помощь и дружную поддер­жку, без которой выпавший на мою долю крест был бы непосилен».

Пребывание в Галлиполи можно разделить по времени на две не­равные части. Первая, более короткая, когда людям пришлось устра­ивать свою жизнь практически в «голом поле» и в полуразрушенном городе, сделать хотя бы примитивное жилище и иметь возможность сварить себе еду, и вторая, более длинная, когда, оправившись, кор­пус занялся всесторонней деятельностью в широком масштабе с пла­нами на будущее.

Размещение корпуса и техническая помощь при размещении

В лагере каждый полк, получив палатки, стал устраиваться на от­веденном ему участке, и скоро вся долина покрылась рядом палаточ­ных «поселков». Кроме палаток, в некоторых частях устраивались землянки, прикрытые брезентами, в некоторых таких землянках се­лились семейные офицеры. Первое время приходилось спать на зем­ле, но постепенно из веток и морской травы были устроены при­митивные койки. Никакой «мебели», конечно, не было, не было и посуды для еды и кухни, все это делалось из консервных банок и ящи­ков из-под консервов. Для отопления палаток делали примитивные очаги, топливом служил кустарник, росший вдоль реки и на склонах гор. Освещение почти отсутствовало, так как французы не давали керосина. Чтобы хоть немного осветить палатки, делали примитив­ные «каганцы» из консервных банок, наливая в них кокосовое мас­ло, удержанное из продовольственного пайка. Примерно через месяц после высадки в Галлиполи воинские части как-то устроились в лаге­ре, привели себя в порядок и стали украшать свои полковые город­ки, складывая на передних линейках из разноцветных камней русский герб и другие национальные и полковые эмблемы.

В городе для жилья были использованы все свободные, даже силь­но разрушенные строения, часто без одной или двух стен. Только немногим удавалось найти комнату в жилых домах, притом что тур­ки холостых мужчин в свой дом не принимали, за такие комнаты нужно было платить, а деньги или драгоценные вещи были только у немногих лиц. Военно-учебные заведения разместились в разных са­раях и даже в полуразрушенной мечети. Для штаба корпуса был от­веден специальный дом.

Для семей были устроены общежития в домах. Некоторые семей­ные офицеры или небольшие группы офицеров поселились в пеще­рах на берегу моря. Одна семья устроила себе жилье в перевернутой старой фелюге. Даже на старом турецком кладбище поселилось не­сколько человек.

Для приведения в жилой вид всех этих помещений было потраче­но масса времени и труда, своими силами селившиеся в них сделать это часто не могли, и тут на помощь им пришло сформированное управление корпусного инженера, которое ведало всеми видами тех­нической помощи войскам и семьям и даже отчасти и населению Галлиполи, приступив к работе тотчас по высадке войск.

Обозревая всю проделанную корпусными инженерами и техника­ми работу, в чрезвычайно трудных условиях, при отсутствии самых примитивных инструментов и нужного материала, невольно вспом­нился один роман Жюля Верна, в котором описывалось, как неболь­шая группа людей была выброшена бурей на необитаемый остров, имея у себя карманный нож и часы, стекло коего было использовано для зажигания огня солнечными лучами. Благодаря необыкновенно широким знаниям и таланту возглавителя этой группы через некото­рое время было сделано прекрасное жилище, изготовлены орудия и заведено хозяйство.

Нечто подобное этому чудесному превращению проделали в Галлиполи наши инженеры и техники. При высадке в Галлиполи они не имели ни инструментов, ни материалов, но русская изобретатель­ность, серьезные знания, предприимчивость и настойчивость помог­ли преодолеть все препятствия и даже противодействия французов. Нужные материалы находили в брошенном немцами и турками металлическом хламе, вплоть до неразорвавшихся снарядов и колю­чей проволоки. При помощи немногих инструментов и скромной де­нежной помощи американцев, русских общественных организаций и французского командования создали свои мастерские и сделали нуж­ные инструменты. Самый краткий перечень их трудов показывает, какую большую помощь они оказали и как разнообразна она была. Все строительные работы в лагере и в городе были проделаны под их руководством. Была проведена узкоколейная железная дорога из го­рода в лагерь для подвоза провианта. Были устроены бани, кухни, хлебопекарни, лазареты и снабжены нужным оборудованием. Пост­роена интендантская пристань для выгрузки грузов для корпуса, кор­пусной театр и пр. Улучшено водоснабжение в городе, где исправлен водопровод, построенный еще римлянами, и в лагере. Устроены раз­ные мастерские, в которых изготовлялись даже престолы и алтари для наших церквей. Построен общий памятник всем умершим в Гал­липоли из принесенных каждым офицером и солдатом больших кам­ней, и изготовлено много крестов на могилах. Исправлены автомо­били и орркие. Все работы, иногда очень тяжелые, производились главным образом офицерами, которые ради оказания помощи своим же боевым друзьям не гнушались никакой работой. Это отметил в приказе генерал Кутепов, написав: «Никакой труд не может быть унизителен, если работает русский офицер».


(продолжение ниже)
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments