graf_orlov33

Category:

И. К. СУРСКИЙ ОТЕЦ ИОАНН КРОНШТАДСКИЙ

(Сборник воспоминаний русских эмигрантов)


Рассказ генерал-майора Василия Ивановича Игнатьева, проживающего в Сербии, в г. Белграде, по ул. Корнелия Станковича, № 2.

Два  кадета, слышавшие о прозорливости о. Иоанна, решили поехать в Кронштадт  проверить действительно ли о. Иоанн прозорлив, рассуждая между собою  так: «подойдем к нему и увидим, если он прозорлив, то он должен понять с  какими мыслями мы прибыли».
Сказано – сделано.  Собрались и поехали в Кронштадт, вошли в Андреевский собор во время  обедни и стали подходить ко кресту, который о. Иоанн давал лобызать  верующим по окончании обедни.
Когда они подошли и хотели приложиться  ко кресту, то о. Иоанн поднял крест, не дал им приложиться и сказал: «вы  испытать меня приехали, нет вам благословения».
Кадеты были ошеломлены и глубоко раскаивались в своей дерзости.

Рассказ  этот поведал мне одни из этих двух кадетов капитан Белостокского  пехотного полка Муромцев. Рассказал он мне это приблизительно в 1900 г. в  Севастополе, где стоял его полк и 13 я Артиллерийская бригада, в  которой я служил.
* * *
Мой друг Настоятель Иоанно-Богословской  церкви подворья Леушинского женского монастыря Новгородской губ. прот.  о. Н. Ф. Гронский рассказывал мне, что однажды о. Иоанну сказали, что  его приглашают приехать к таким-то.
На это о. Иоанн ответил: «меня пригласили за картами, не поеду!»
Когда  об этом сказали приглашавшим, то они подтвердили, что действительно  играли в карты, когда кому-то из них пришла мысль пригласить о. Иоанна.
Здесь  проявление прозорливости о. Иоанна и выражение порицания тем, кто без  должного благоговения относились к обитавшей в о. Иоанне Пресвятой  Троице.
+ + + +
Рассказ Софии Николаевны Жигмановской, рожденной Трубачевой, проживающей в г. Белграде

1894–1895  гг. в Тифлисе проживал в своем доме мой отец, Николай Михайлович  Трубачев. Он вел безпечный образ жизни и часто кутил с Великим Князем Н.  М. Постепенно состояние его стало уменьшаться, а кутежи и пьянство  продолжались. Когда мне было 7 лет, а папе было около 30 лет, он исчез и  никто не знал, куда он девался. Потом оказалось, что он пошел пешком в  Кронштадт к о. Иоанну. Придя туда, он пошел в Андреевский собор. После  службы, когда папа вышел из Собора и находился в толпе, о. Иоанн, выйдя  из боковых дверей алтаря, сел в карету и проезжал мимо. Неожиданно о.  Иоанн остановил карету, подозвал из толпы моего отца и сказал ему: «ты  прошел такую даль, садись, поедем ко мне, мне нужно с тобой  побеседовать» и посадил с собою и повез к себе. Очевидно о. Иоанн  прозрел все Духом Святым. О. Иоанн сказал отцу, что он очень хорошо  сделал, что пришел к нему пешком, долго беседовал с отцом и с той поры  отец перестал пить и курить.

Когда началась Великая война, то  отец попросил Великого Князя Н. М., чтобы его из пограничной стражи, из  Тифлиса взяли на войну. Его назначили ротмистром в кавалерийский полк на  Австрийский фронт и в первый же год войны он получил орден Св. Георгия и  за отличие чин подполковника, а 7 октября был убит.
О. Иоанн никогда  не видал Н. М. Трубачева, но Дух Святой открыл ему и все прошлое  Трубачева, его путешествие пешком, то, что он находился в толпе,  вышедшей из собора, и его наружность, так что о. Иоанн сразу увидел его в  толпе и подозвал.

Вникните вы, читающие эту книгу, и  содрогнитесь величию и Силе и Славе Божией, явленных нам многогрешным в  конце второго тысячелетия со времен Христа, накануне явления антихриста,  вступившего в брань с сохраняющими заповеди Божьи и имеющими  свидетельство Иисуса Христа...
(Откровение Св. Иоанна Богослова, гл. XII, ст. 17).
+ + + +
... Необычайный случай прозорливости о. Иоанна.

Когда  в детстве я начал учить латинский и греческий языки, то у нас в летние  месяцы жил учитель студент Имп. Филологического Инс-ута Феодор  Гаврилович Шубин. Мы все с ним очень подружились и сохраняли эту дружбу  всегда.
В 1915 г. Ф. Г. Шубин, будучи уже действительн. статским  советником и директором Омского Учительского Инс--та, приехал в  Петроград и несколько раз бывал у меня, вот что он рассказал мне.

«Я,  говорил Федор Гаврилович, родился и был всю жизнь старовером, но  тщательнейшим образом скрывал это, чтобы не лишиться карьеры.
С этой целью я нанимал квартиры у батюшек и ходил в православную церковь.
Однажды  при торжестве в одном из учебных заведений (в каком именно я забыл)  присутствовал о. Иоанн. Когда он уходил, то начальствующие лица  расположились непрерывною линией по направлению к выходу.
О. Иоанн,  проходя, каждого благословлял. Когда же подошел ко мне, то меня не  благословил; взгляд его голубых глаз насквозь пронизал меня и он громко  сказал: «а ты так и останешься старовером?!» и прошел к следующему.

Эти  слова, как громом, поразили меня, мороз пробежал по коже и я чувствовал  себя так, как будто меня неожиданно облили ушатом холодной воды, так  как никто, кроме Moeй совести не знал, что я был старовером».

Вот еще случай прозорливости о. Иоанна, которые рассказывали мне в г. Петрозаводске:
I.  Когда в г. Петрозаводске стало известно, что приезжает о. Иоанн, то на  пароходной пристани собралась толпа, в которой находился и местный  старообрядческий епископ, пришедший, как он потом рассказывал, из  любопытства, чтобы посмотреть, что такое за о. Иоанн Кронштадский, т. к.  был человеком неверующим.
Сойдя с парохода, о. Иоанн прошел сквозь  толпу прямо к нему, положил ему руку на голову и сказал: «бедный ты,  бедный!» и тотчас пошел далее.
Тогда епископ понял, что о. Иоанн есть  Великая Сила Божья, что он Духом Святым прозрел его сокровенные мысли и  сразу прошел к нему через огромную толпу, никогда его не видавши.
Происшедшее так поразило епископа, что он совершенно переродился и стал человеком верующим.
+ + + +
Один  священник из внутренней губернии России, наслышавшись об о. Иоанне,  приехал в Кронштадт и сослужил с ним у ранней обедни. Как известно о.  Иоанн произносил молитвы скороговоркой, вскрикивая и повышая тон по  временам. Услыхав его, этот священник подумал: «Э, да и ты служишь, как  все мы и не отличаешься многим от нас!»
– А что же ты думал? – ответил ему о. Иоанн, – я такой же, как и все вы.
Священник, конечно, остался поражен этим явлением.
+ + + +
Рассказ Евгении Ивановны Лебедевой, проживающей в Сербии, в г. Белграде, Добричева ул. 17

Когда  мне было лет 10, я присутствовал на обеде у богатого фабриканта  Максимова в Петербурге, где был о. Иоанн, и хорошо помню, как он  обратился к хозяйке дома со словами: «тебе, матушка, остается жить  совсем мало – дня 3, не больше, так поторопись же поскорее устроить твою  больную дочь на постоянное жительство в Успенский монастырь».
Госпожа Максимова весьма была поражена этим предсказанием, т. к. чувствовала себя совсем хорошо.
Г.  Максимов послушался о. Иоанна и отвез свою дочь идиотку в Успенский  монастырь навсегда и когда вернулся, то застал жену уже мертвой. Она не  болела перед смертью, а только сказала: «мне что-то воздуху не хватает»  и, сказав это, умерла от разрыва сердца.
+ + + +
Повествование полковника Е. Ковесского

При  поступлении моем в 1-й Кадетский Корпус в Петербурге, мать моя решила  пригласить в дом о. Иоанна с тем, чтобы просить его отслужить молебен и  благословить меня, дабы я мог поступить в кадетский корпус. О. Иоанн  согласился и, указав день, в который он может приехать, действительно  приехал к нам и отслужил молебен. При уходе о. Иоанна от нас я подошел к  нему за благословением и он, положив обо руки на мою голову, сказал,  обращаясь к матери: «поступит, поступит». И действительно, когда я  поступал в корпус, было очень тяжело попасть на казенную вакансию: их  было всего две, а держало нас 35 человек и я выдержал экзамен первым, и  таким образом поступил в 1-й кадетский корпус. Удивительно было то, что  какая-то благодать снизошла на меня, мне было как-то легко держать  экзамены, и я почти был уверен, что поступлю. Этим я объясняю, что при  моей дальнейшей жизни я часто вспоминал о. Иоанна и верил, что его  молитвы особенно доходят до Господа Бога.

Я был участником  Русско-Японской войны, был ранен и контужен, во многих боях мне угрожала  смерть, тонул в реке Хунхе в 1905 г., но был спасен, четыре раза ранен и  контужен в войну 1914–1918 гг., затем в гражданскую войну едва не попал  в руки большевиков и благополучно добрался вместе с женой в Сербию.
Все  это я приписываю благодати Божьей, которую снискал о. Иоанн, к которому  я и до сих пор питаю чувство благоговения, особенно в тяжелые минуты  жизни, находясь на чужбине.


"Дивен Бог во святых Своих"



Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened