graf_orlov33

Categories:

ЧТОБЫ ЗАКОНЧИТЬ ТУПЫЕ СПОРЫ О НЕГРАМОТНОСТИ В Р.И.

М.М. ГРОМЫКО ГРАМОТЕИ И КНИЖНИКИ
Положение  дел с крестьянским чтением было отчасти выявлено владимирскими земскими  статистиками на рубеже XIX—XX веков. Они составили 90 списков найденных  у крестьян книг. 58,8% выявленных книг — духовно-нравственного  содержания (из них примерно четверть составляли жития святых);  беллетристика—23%.(в том числе рассказы Л. Толстого в  издании «Посредника», отдельные сочинения Пушкина, «Бедная Лиза»  Карамзина, романы Майн Рида, «Потерянный и возвращенный рай» Мильтона,  «пользующийся вообще широким распространением»; в большом количестве  лубочные издания. Встречались научно-популярные книги по медицине, о  животных, историческая литература, справочные издания, календари,  учебники, разрозненные номера журналов. Большим спросом пользовались  газеты: в каждое волостное правление приходило по 20—50 экземпляров  «Сельского вестника» (крестьянам особенно нравились в нем материалы по  земледелию); кое-где получали «Свет», «Биржевые ведомости»; зажиточные  крестьяне выписывали «Ниву», «Родину».
Корреспонденты статистического  отделения Владимирской земской управы собрали также ответы на вопрос о  том, какие книги находят «полезными и желательными» сами сельские  жители. Вот каков результат их анкеты в процентах (к числу упоминаний):  «Божественные» книги — 60,8; сельскохозяйственные — 17,9; исторические —  11,5; повести и рассказы — 3,6; сказки и прибаутки — 2,2; прочие— 1,8.  Было отмечено, что, кроме покупки, грамотные крестьяне получают здесь  книги в подарок от отходников из Москвы, Петербурга, Одессы и других  городов, а также «достают книги везде, где можно»: у учителей,  священников, друг у друга. Появился даже особый промысел: накупить книг и  давать читать односельчанам за 5 копеек в месяц. Пользовались также  библиотеками при фабриках. Тем не менее, земские статистики справедливо  считали все эти источники ограниченными и недостаточными .
Хорошо  представлен круг чтения крестьян в материалах по Ярославской губернии,  собранных А. В. Валовым — одним из самых активных корреспондентов  Этнографического бюро и других научных обществ. Его сведения дают  возможность, в частности, восстановить довольно полно круг произведений  А. С. Пушкина, бытовавших в крестьянской среде в Романо-Борисоглебском  уезде, и определить отношение к великому поэту.
Читали крестьяне  Пушкина очень охотно. Приобретали его сочинения, рекомендовали и  передавали друг другу. Особенной популярностью пользовались повести. Из  них более других были любимы «Капитанская дочка» и «Дубровский».  «Встречаются крестьяне,— отмечал А. В. Балов,— которые очень живо  обрисовывают Гринева, Пугачева». Из прозы Пушкина очень популярна была  также «История Пугачевского бунта» и, конечно же, сказки. «Сказки  Пушкина знают даже безграмотные старухи»,— подчеркивал корреспондент.
Во  время ярмарок крестьяне покупали дешевые книжки. Среди них часто —  «Кавказский пленник» Толстого, «Паштюха, Сидорка и Филатка в Москве» и  другие. Чтение вслух сопровождалось непременно обсуждением.  Рождественский записал почти дословно обсуждение «Кавказского пленника».  Крестьяне восхищались «занятностью» книги Толстого, хвалили Жилина  («руськие - те каки удалы бывают!»), удивлялись смелости и доброте Дины,  жалели Костылина. Любимым чтением были здесь и басни Крылова. Эти  сведения легко дополнить за счет многочисленных владельческих надписей  на книгах, принадлежавших вологодским крестьянам.
Вот перед нами  «История российская» В. Н. Татищева — книга первая, часть I,  напечатанная в типографии Императорского Московского университета в 1768  году. На ней есть запись XIX века: «Сия книга принадлежит деревне  Космозерской Погоской крестьянам братьям Вавилиным». Замечу попутно, что  в наши дни ценнейшую «Историю» Татищева и в библиотеке  профессионального историка редко встретишь.

Существенное влияние  на расширение и тематическое обогащение состава читаемой литературы  оказало участие крестьян в деятельности Научных Обществ. В 1891 году в  Иркутской губернии из 165 корреспондентов Восточносибирского отдела  Русского Географического общества было 33 крестьянина. Из 62  корреспондентов Иркутского общества распространения Народного  Образования и народных развлечений 27 были крестьянами.
Результаты  специального обследования 1900 года показывают регулярность чтения  значительной части крестьян: из 104 обследованных населенных пунктов  Иркутской губернии в 50 были крестьяне, постоянно занимавшиеся чтением.  Кое кто из них, особенно интересовавшийся сельскохозяйственной  литературой, регулярно выписывал несколько журналов и имел свою  библиотеку. Корреспонденты научных обществ фиксировали, как правило,  наличие газет и журналов в одной-двух, а иногда и нескольких семьях  отдельной деревни. Как и в европейской части страны, крестьяне в Сибири  получали книги в сельских (волостных), школьных, приходских и личных  (самих крестьян, учителей, церковнослужителей, писарей) библиотеках.  Сельские и многие школьные библиотеки комплектовались «в основном за  счет средств крестьянских обществ». По неполным данным, в Иркутской  губернии лубочная литература по степени распространенности в сельской  местности конкурировала с религиозной. В библиотеках сельских училищ  зимой спросом крестьян пользовались произведения Пушкина, Толстого,  Гоголя, Грибоедова, Крылова, Ершова, Жуковского, Мамина-Сибиряка,  Гаршина. В личной собственности части крестьян как Западной, так и  Восточной Сибири сохранялись ценнейшие старопечатные издания и  рукописные книги, передаваемые из поколения в поколение. Продолжала жить  традиция переписывания духовных и светских сочинений .Нетрудно  заметить, что сведения о чтении крестьян из разных районов страны дают  сходную в основных чертах картину. Они свидетельствуют о резком  превышении запросов, потребностей над возможностями книжного рынка и  книжных запасов в деревне. Это при том, что снабжение книгами — и  рыночное, и библиотечное — явно растет».
***
С 1908 года ежегодно в  средн. открывалось около 10.000 школ до нач. войны. В 1913 г. число их  превысило 130.000. На 1918 год планировалось ввести обязательное  безплатное среднее образование.
В 1916 году уже 80% призывников были  грамотными. Анкета, произведенная советами в 1920 г. установила, что 86%  молодёжи от 12 до 16 лет умели писать и читать, и научились они этому  до революции, а не в годы гражданской войны.) [Назаров М. Россия  накануне революции и Февраль 1917 года. Наш современник" N2.  2004.http://www.nash-sovremennik.ru/p.php?y=2004&n=2&id=3 ].
Слава  о николаевских гимназиях была жива еще до конца XX века, пока живы были  их выпускники. Гимназии имелись во всех уездных городах, чем не могли  похвастаться многие европейские страны. Университеты при Николае II  имели такую свободу, какую они уже никогда не имели при советской власти  (и до сих пор). По количеству женщин, обучавшихся в высших учебных  заведениях, Россия занимала первое место в Европе, если не во всём мире.
[Бразоль Б.Л. Царствование Императора Николая II 1894-1917 в цифрах и фактах 1958. http://www.russia-talk.com/brazol.htm ]

--------------------------------------------------------------------------------------------------

Однако Призрак Коммунизма, пришедший к нам "на огонек" из Европы,  породил в головах совков миллионы таких же призраков, как и он сам и  теперь приходится с ними бороться, подобно Дону Кихоту - доказывать, что  ты не верблюд по 199 раз на дню.


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened