graf_orlov33

Category:

П. Н. КРАСНОВ (1869 – 1947) (часть 2-я) В ЦАРСКОСЕЛЬСКОМ ЛАЗАРЕТЕ

Алёша  Карпов был юноша девятнадцати лет, ещё не знавший любви. Он не ухаживал  в Новочеркасске ни за институтками, ни за гимназистками, и для них у  него было одно, полное презрения название – девчонки. Женщину он любил,  как рыцарь. И только две женщины полонили в это время его ум и сердце –  одна была мать, которую он любил чистою любовью, другая была никогда не  виданная им женщина, женщина, которую он знал только по портретам,  женщина сказочно прекрасная, необыкновенная, Царица, за которую он  должен отдать жизнь. О Распутине он ничего не слыхал. В кабинете у отца,  а потом в гостиной их новочеркасского дома он видел портрет прекрасной  женщины с русыми волосами, с мальчиком на руках. Эту женщину окружали  четыре девочки. Вся эта семья казалась Алёше Карпову особенной семьей, в  которой не было ничего человеческого. Божия Матерь с младенцем на иконе  не казалась женщиной с женскими страстями, так и эта прекрасная  женщина, снятая в кругу своей семьи, не казалась женщиной, могущей  любить, быть ласкаемой и ласкать. Это было полубожество.
 

Царица  и царевны были вне этого мира. Они принадлежали к иному, чудесному  миру. На них можно было смотреть, отвечать механическими, заученными  солдатскими ответами на их вопросы, молиться за них и за них умереть.  Все они были прекрасны. Они и действительно были красивы, но если бы они  были даже уродливы, всё равно они казались бы Алёше Карпову  прекрасными, потому что они были из мира грёз, из сказки, а не из мира  действительного. Если бы ему сказали, что он может их трогать за руки,  что их руки будут касаться его тела, он этому никогда не поверил бы. И  не страсть, а только стыд и страх возбудили бы эти прикосновения. Он  помнил, как много раз рассказывал его отец, как он христосовался с  Государем и поцеловал ручку у матушки Царицы. Под образом Донской Божией  Матери у них в доме и посейчас висит большое расписанное цветами  фарфоровое яйцо, которое Императрица дала его отцу. И отец часто  рассказывал с восторженным благоговением о том, что он перечувствовал,  когда прикладывался к маленькой надушенной ручке Царицы. Это не была  рука женщины, но рука божества…
 

Сестра Валентина широкими,  твёрдыми шагами подошла к лежащему на койке в жару Алёше Карпову. – Ну,  как вы себя чувствуете? — спросила она. – Ничего. В груди болит. Дышать  трудно. – Всё пройдёт, – сказала Валентина, поправляя подушку. – Сегодня  вам назначена операция.
Алёша посмотрел серьезными детскими глазами на сестру Валентину и не испугался.
–  Операцию можно сделать под хлороформом или без хлороформа, как вы  пожелаете. Надо очистить рану, вот и все. – Я бы хотел, чтобы без  хлороформа, – сказал Алёша, – так лучше, я не девочка, чтобы бояться  боли.
Сестра Валентина улыбнулась. – На операции будет ассистировать  старшая сестра и помогать сестра Татьяна. Вы знаете, кто они такие? –  Нет. – Вы знаете, где вы находитесь? В каком городе? – В Царском Селе. –  Да, в лазарете Государыни Императрицы. Старшая сестра – сама  Императрица, сестра Татьяна – Великая княжна Татьяна Николаевна и иначе  их не приказано называть. – В котором часу операция? – еле слышным  голосом спросил Алёша. – Между десятью и одиннадцатью. И, пожалуйста,  молодой человек, не волноваться. – Чего мне волноваться. Я не девчонка, –  покраснев, сказал Алёша.
 

Но он страшно волновался. И не  операция его волновала. О том, что будут делать с его раной, он не  думал. Он не думал и о возможных последствиях операции. Все его мысли  были заняты тем, как же это Императрица и Великая княжна увидят его не в  парадной форме, а в лазаретном халате, что они будут говорить, что он  скажет, и его бросало то в жар, то в холод. Ровно в одиннадцать часов в  палату пришли два рослых санитара с носилками. Они переложили Алешу на  носилки и понесли к операционной. Высокая, красивая женщина в строгом  костюме сестры милосердия, с бледным лицом, на котором пятнами выступал  румянец волнения, подошла к Алёше и сказала властным голосом:
–  Разденьтесь. Алёша смотрел на неё большими глазами и не шевелился. Он  узнал ту, портрет которой висел у них в гостиной, на кого смотрели, как  на образ, и за кого молились ежедневно в семье. Раздеться при ней было  немыслимо. – Таня, помоги же! – сказала эта волшебная женщина. Тонкие  девичьи пальчики коснулись пуговицы халата. Пахнул в лицо неуловимый  аромат нежных духов. Если бы Алеше сказали, что это просто хорошие  английские духи, которые всякий может купить, он бы не поверил. Для него  это был особый царственный запах, которого никто не может иметь, запах  сказки. Сказка творилась наяву. Царевна и ещё кто-то, кажется сестра  Валентина, сняли с него халат, рубашку и нижнее бельё. Его внесли в  операционную, положили на высокий стол, покрытый белой простыней.  Несколько секунд Императрица и женщина-хирург внимательно осматривали  лежащее перед ними прекрасное тело юноши. Алёша лежал перед ними, не  зная, куда девать руки, и млел от страшного стыда. Такое чувство должна  испытывать молодая невинная девушка, когда её, нагую, рассматривает  мужчина. Сердце Алёши колотилось быстро, в больших лучистых глазах  стояли сёезы благоговения и стыда. Он переживал мучительные, но и  прекрасные минуты.
 

– Питание хорошее. Операция вполне возможна,  – сказала худощавая женщина, доставая инструменты. – Сестра Александра,  может быть, вы сами попробуете. Это не трудно.
Рука Царицы,  холодная и чистая, коснулась груди Алёши у тёмно-бурого сосца и чуть  надавила возле раны. – Накройте ноги и живот, – сказала Императрица.  Алёша перевёл смущённые глаза в сторону. Сестра Татьяна неслышными  шагами подошла к нему и чистой простынёй закрыла нижнюю половину тела.  Это было больше того, что мог перенести Алёша. Краска стыда залила всё  его лицо, потом быстро отхлынула, и он потерял сознание.
 

…Очнувшись,  Алёша почувствовал, что он опять лежит в палате на своей койке.  Сознание непоправимости того, что было, того острого стыда, который он  испытал во время операции, прорезало его мозг, и ему стыдно было открыть  глаза. Нет, никогда, никогда больше он не увидит этих двух женщин. Ещё с  тем, что его видела Императрица, он мирился, как мирился бы с тем, что  его наготу увидала бы его мать, но Великая княжна! Это было адски  неудобно! Он не запомнил и не рассмотрел её лица. Вернее, он видел не  то, что было, а то, что ему хотелось видеть. Молодое, свежее лицо  Татьяны Николаевны воображение его переделало в образ неизъяснимой  красоты и изящества. Встретиться с нею теперь было невозможно. Как  посмотрит она на него, как посмотрит он на неё. Она должна брезгать им, и  ей, вероятно, противно смотреть на него.
 

Алёша прислушался к  своей ране. Она болела менее остро. Под тугим бинтом легче дышалось. Не  было терпкого запаха гноя, но чуть слышно пахло аптечным запахом свежей  марли. По тому, что не было жара и холодные и сильные покоились мускулы  ног, Алёша понимал, что операция вышла удачной и дело пойдёт на  поправку. Только дышать ещё было тяжело. Всё ещё не открывая глаз, Алёша  стал припоминать все подробности боя: знамя, неясным силуэтом  рисовавшееся на фоне хвойного леса, болото, освещённое луною, и вдали  красные языки пламени деревни Железницы, только что подожжённой их  конными батареями. Когда раздалась команда «вперёд», он встал первый и  пошёл по болоту. Он помнил, что было несколько секунд, когда он шёл  совершенно один и только потом потянулись за ним цепи казаков и гусар.  Он герой! Но никто не знает о его геройстве. Она не знает, кто он такой.  Если бы она, когда накрывала его простынёй, знала, что он первый пошёл,  пошел тогда, когда никто не хотел идти, может быть, она не презирала бы  его. Вот ей бы он всё рассказал! Но как расскажет он ей, когда ему  совестно взглянуть в глаза, когда он не знает, как и когда он увидит её…  
__________________________
Фрагмент из романа П.Н.Краснова
"От Двуглавого Орла к красному знамени".

На  фото: Великая княжна Татьяна Николаевна в форме сестры милосердия, 1916  год; Великие княжны Ольга Николаевна и Татьяна Николаевна в палате  Царскосельского лазарета.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened