graf_orlov33

Categories:

Ульянов по кличке Ленин. «Ничего человеческого в узеньких, мутных, заплывших глазках».

 «Ленин совсем лыс. Но остатки волос на висках, а также борода и усы до  сих пор свидетельствуют, что в молодости он был отчаянно, огненно,  красно-рыж. Разговаривая, он делает близко к лицу короткие, тыкающие  жесты. Руки у него большие и очень неприятные: духовного выражения их  мне так и не удалось поймать. У Ленина есть привычка щуриться, должно  быть, вследствие скрываемой близорукости, и это, вместе с быстрыми  взглядами исподлобья, придает им выражение минутной раскосости и,  пожалуй, хитрости. В сущности, – подумал я, – этот человек гораздо  страшнее Нерона и Тиберия. Те, при всём своём душевном уродстве, были  всё-таки людьми, доступными капризам дня и колебаниям характера. Этот же  – нечто вроде камня, вроде утёса, который оторвался от горного кряжа и  стремительно катится вниз, уничтожая всё на своём пути. И при том  камень, в силу какого-то волшебства – мыслящий. Нет у него ни чувства,  ни желаний, ни инстинктов. Одна тяжеловесная, острая мысль: падая –  уничтожаю…»
 

Александр Иванович Куприн, писатель.

 «Пухлый, обрюзглый, с лицом дегенеративного азиата, Ленин никогда не был  красавцем, но сейчас изгрызаемый, точнее, догрызаемый последней,  судорожной хваткой сифилиса, он был отвратителен. Он, желавший, чтобы  вся Россия ходила на четвереньках, сам превратился в животное, в  разлагавшуюся падаль. Печать чего-то тихого, идиотского, заклеймила весь  его облик. Он улыбался, как идиот, и левый, перекошенный угол рта все  время точил слюною, цеплявшуюся вожжою за реденькую, лежащую калмыцкую  бороденку. Он уже не мог говорить по-человечески. С губ срывалось  какое-то бульканье, и нельзя было разобрать ни одного слова. Ни одной  человеческой мысли, и, вообще, ничего человеческого в узеньких, мутных,  заплывших глазках».
 

Николай Николаевич Брешко-Брешковский, писатель.

 «Выродок, нравственный идиот от рождения, Ленин явил миру как раз в  самый разгар своей деятельности нечто чудовищное, потрясающее; он  разорил величайшую в мире страну и убил несколько миллионов человек – и  все-таки мир уже настолько сошел с ума, что среди бела дня спорят,  благодетель он человечества или нет? На своем кровавом престоле он стоял  уже на четвереньках: когда английские фотографы снимали его, он  поминутно высовывал язык. Семашко отметил во всеуслышание, что в черепе  этого нового Навуходоносора нашли зелёную жижу вместо мозга. На смертном  столе, в своём красном гробу, он лежал, как пишут в газетах, с  ужаснейшей гримасой на серо-жёлтом лице…»
 

Иван Алексеевич Бунин, писатель.

 «Владимир Ильич Ульянов, по кличке Ленин, поставленный немцами во главе  их политического плана наступления на Россию, тип вполне определенный и  ясный: “правая бровь у него выше левой, правая ноздря ниже левой;  асимметрия в лице, указывающая на дегенеративность, вырождение. Такие  люди страдают манией величия, они упорны в своих мнениях” – таково  заключение врача о Ленине, а выявленная им деятельность добавляет –  дегенерат физический, дегенерат умственный и моральный. Проповедник  социалистических свободы и равенства и садический преступник,  наслаждавшийся в стенах своего кабинета ежедневно подававшимися ему  списками расстрелянных, утопленных, удушенных и замученных жертв реформ  всемирного братства и любви. Лидер раскола социал-демократической  партии, руководившийся не столько идеями, сколько стремлением захватить  капиталы партии, и продажный главарь циммервальдовской шайки,  спрятавшийся от своих хозяев и народа в стенах русского Кремля,  охраняемого наемными зверями интернациональной гвардии из подонков  Венгрии, Германии, Латвии и Китая…»

Михаил Константинович Дитерихс, военачальник.

Пишет Патриот Руси

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened