graf_orlov33

Category:

ДНЕВНИК жителя архангельска ФИЛАДЕЛЬФА ПАРШИНСКОГО


15 июля. День с утра солнечный, но не столь жаркий, как вчера, с 14 часов гроза с небольшим дождем, без ветра.

Да,  трагедия для меня в том, что я не могу проповедовать юдофобство. Я  читал в какой-то газете весной 1927 г. статью какого-то комсомольца,  который наслаждался ненавистью Ленина к «ренегату Каутскому» в известной  книге Ленина «Ренегат Каутский». Этот комсомолец  завидовал Ленину, его способности так ненавидеть. «Ах! Если бы я  способен был так ненавидеть!» — заявляет этот комсомолец, скрежеща  зубами. Скрежет зубовный, конечно, в строки не вписан, но между строк  ощущается очень реально. Напрасно этот комсомолец сокрушается, он  способен ненавидеть так же неутолимо, как Ленин. Вот эта неутолимая  большевистская ненависть ко всякому, кто не большевик, да и к  большевику, если он претендует на первенство или критикует, эта  большевистская ненависть — источник человеконенавистничества и  мракобесия, приведший Сталина к убийствам Пятакова, Рыкова, Каменева,  Бухарина. Поэтому-то я так ненавижу большевизм! Большевизм — это травля,  это подхалимство. Сталин выслужился у Ленина именно подхалимством. А  травля — это воздух, которым дышат большевики. […]

Относительно  подхалимства Сталина считаю нужным оговориться, что оно было искреннее.  Сталин вполне сочувствовал захвату власти большевиками и понимал, что  это можно сделать только путем обмана. Один арестованный еврей, по  фамилии Райхер, сказал допрашивавшему его следователю ОГПУ: «Первая  половина моей фамилии — это то, что вы (большевики) нам обещали, а  вторая половина моей фамилии — это то, что вы нам дали». И это правда. И  эту неизбежную правду понимал и предвидел Ленин, но и Сталин был  настолько умен, что вполне был согласен с Лениным, а потому подхалимство  Сталина перед Лениным было искреннее. Но все-таки это было  подхалимство, ибо Сталин не во всем был согласен с Лениным; например,  Ленин сказал, что нэп (1923 г.) вводится всерьез и надолго, а Сталин уже  в 1926 году начал террор против нэпманов, то есть он внес поправку в  ленинский тезис. Если бы был жив Ленин, Сталин не посмел бы сделать эту  поправку, потому что Ленин терпеть не мог противоречия. Но мертвый Ленин  уже ничего не мог возразить, а Сталин боялся нэпа как чумы и поспешил  уничтожить сначала НЭП, а потом и единомышленников.

Радио уже  второй день горланит о какой-то сказочной победе Краснознаменного  балтфлота над десантной морской экспедицией германцев: враг рассеян,  десант пущен на дно, а у нас нет потерь ни в кораблях, ни в самолетах.  Неправдоподобно! Лозовский с пеной у рта ругает Гитлера и Геббельса за  цензуру, не пропускающую в Германию большевистскую пропаганду, и за то,  что Геббельс преподносит германскому народу одну только ложь. Чем  кумушек считать трудиться, не лучше ль на себя, кума, оборотиться!

3  августа. В Москве гостит Гарри Гопкинс по личному поручению Рузвельта.  Хотя в Америке президент имеет больше власти и влияния, чем в Англии  премьер, но все-таки странно, почему Гопкинс действует от имени  Рузвельта, а не от имени США! А если учесть, что мистер Рузвельт —  еврей, а не yankee, то миссия Гопкинса становится понятной.

9  августа. Был в бане с меньшей головной болью, чем прошлый раз (16 июня),  и без сердцебиения, и без ревматизмов. В этот период был в бане ремонт,  раздевалку разделили на 2 части, а в умывальной (водяной) бане устроили  души, чтобы моющиеся не могли ими пользоваться (в них нет воды), но  зато коленья труб так низко спущены с потолка, что моющиеся ударяются  головами. Видно, что руководители коммунального хозяйства очень хорошо  понимают, что значит в сущности своей сталинская забота о живом  человеке. Я не прогнозирую, нет! Известно ведь, что сталинская забота о  живом человеке привела к тому, что теперь в продаже вовсе нет примусов,  частей к ним, стекол для керосиновых ламп, эмалированной железной  посуды, электрических бытовых приборов, специальной черной бумаги для  светомаскировок, синих электроламп, комнатных электропроводов (шнуров),  наружных тоже (кабелей тоненьких), мадаполаму и полотна для белья,  носков, чулок, масла коровьего, масла растительного, сахару, мяса  говяжьего... Такова забота о людях. Масло коровье, впрочем, очень редко  появляется, по 100 граммов на покупателя, а чулки и носки в последнее  время появились в изобилии, но цена от 2 до 3 р., а срок носки — одна  неделя. Такова забота о живом человеке. К этому нужно добавить, что нет  доступной по цене обуви, одежды. Платить за пальто 605 р., за костюм 545  р., за ботинки 246 р. может только тот, кто получает 1000 р. в месяц и  не обременен семьей, а таких очень мало.
Смехотворны сообщения  газетные о бомбардировках окрестностей Берлина в ночь c 7 на 8 и с 8 на 9  августа. В первую ночь наши не потеряли ни одного самолета, а во вторую  одного не досчитываются, а потому разыскивают, что надо понимать так,  что он не сбит ни зениткой германской, ни «мессершмиттом». Но это  невероятно, неправдоподобно. Это хвастливая утка! Притом сбрасывали  зажигательные и фугасные бомбы на военные объекты и наблюдали пожары и  взрывы. Выходит так, что наша авиация чудотворная: ей все удается,  потерь нет, а противнику всегда ущерб, и не какой-нибудь, а военный.

Но  чудотворных самолетов нет. Были раньше чудотворные иконы, но большевики  содрали с них золотые и серебряные ризы и драгоценные каменья и низвели  эти иконы на положение обыкновенных икон, которые подвергнуты  всяческому гонению. Но то иконы, а самолеты дело другое. Тут чудеса ни  при чем. И нужно прямо сказать, что налеты в ночное время вообще всегда  бывают удачнее, как показала практика полетов на Англию, на Германию. И  нет ничего удивительного, что и советским самолетам удалось сделать  налет на окрестности Берлина и вызвать даже пожары и взрывы.

Но  отсюда вывод, что все сообщения о неудачных попытках германских  самолетов сбросить зажигательные и фугасные бомбы на Москву вздорны.  Каждый раз германские самолеты успевали сбросить столько фугасных бомб,  сколько хотели, и притом объектами бомбардировок были военные заводы,  военные службы, железнодорожные узлы, а не одни только жилые дома, и  результаты бомбардировок были эффектны. Я уверен в этом. А советские  газеты тщательно скрывают пожары и разрушения военно-промышленных  предприятий в Москве!

Успехи германского оружия растут: уже взяли Умань, а к Новгороду идут  через Сольцы. Анастасия говорила мне, что уже привезли из Мурманска 3  парохода, груженные ранеными моряками.

[…] Как ни кричат радио и  газеты во всю глотку об отечестве, но колхозники не ощущают в себе любви  к социалистическому отечеству. Продвижение немцев можно объяснить,  конечно, не только отсутствием колхозного патриотизма, оно зависит также  и от превосходства в вооружении германцев, причем это превосходство  возрастает; потери почти одинаковы с обеих сторон, но мотомех пополнен у  Германии абсолютно больше, чем у СССР.

13 августа. С утра  пасмурно, весь день кучевые облака не дают просветов; день вполне  теплый; в 21 час +18 °С и ощущается чуть заметная прохлада; значит, днем  было +20.

«Известия» дают иллюстрацию: 4 красноармейца в  присутствии лейтенанта выкатывают авиабомбу, выкопанную ими из земли.  Подпись под иллюстрацией гласит, что «это единственная сброшенная  германцами» на подступах к Москве бомба весом 1000 килограммов, которая  вбилась в землю, но не взорвалась. Кто же этому поверит? Кто поверит,  что это была единственная большая (тонна) бомба, сброшенная германцами?  Правдоподобно только то, что это единственная невзорвавшаяся бомба.  Остальные (их было 10, а то и 20) взорвались, ну и, конечно, нанесли  военным объектам большой ущерб, потому что ночные налеты бывают всегда  успешны, а сбрасывание бомб осуществляется всегда ориентированно, в  слепом полете, и всегда попадание бывает хорошее, ибо современные  приборы дают возможность точно установить координаты самолета, точно  сбросить бомбу. Если нашим бомбардировщикам удается преодолеть  расстояние в 1200 километров и сбросить бомбы на военные объекты  Берлина, то смешно говорить, будто германским бомбардировщикам не  удастся преодолеть расстояние в 450 километров, сбросить бомбы на  военно-промышленные предприятия Москвы! А «Правда Севера» врет, что за  день 12 августа на фронтах «ничего существенного не произошло». Скрывают  какое-то очень быстрое продвижение германцев к Киеву в надежде на то,  что удастся немцев отбросить назад, а потом трубят победу! Сегодня я  ходил в бухгалтерию. Видел там Комиссарова, который меня приветствовал  так, как будто хотел сообщить мне что-то очень приятное, а кончилось  тем, что я прочел в приказе по институту от 10 августа: «...сокращаются с  12 августа Паршинский...» и другие 4 или 5 человек. Это сокращение не  является для меня неожиданным. Моя до неприличного худая одежонка  смущает Комиссарова уже давно, и он уже давно мечтает о том, чтобы со  мной разделаться; не удалось спихнуть в сад, на клумбы, так вот теперь  сократил. Но я не горюю. Такого добра, как у них, я себе найду в  Архангельске и в другом месте, не только света, что в окне!

Американцы  и англичане (Roosevelt and Churchill) хотят уничтожить «гитлеризм». По  этому поводу год или полтора тому назад «Правда» писала, что «гитлеризм»  — это идеология, идеологию уничтожить силою оружия нельзя. ... Правда,  что силою оружия эти идеи сломать нельзя! Но теперь советские газеты  поют другое; теперь они собираются взбунтовать германский народ против  Гитлера и его партии. Этот номер не пройдет, потому что немцы знают, за  что они борются. Борются за территорию, ибо восьмидесятимиллионный народ  не может жить на клочке земли в 555 тыс. кв. км; они борются за право  частной собственности, то есть за право накоплять трудовые сбережения;  они борются за право на всякий труд, а не на один только труд батрака,  как в СССР! Наш народ (великороссы, украинцы, белорусы, в особенности  великороссы!) борются за право быть батраками у большевиков, то есть за  право быть нищими, которые кормят 20 миллионов дармоедов, вот этих всех  желторотых с портфелями... В 80-х годах Лев Толстой писал о «дармоедах»  (о помещиках-дворянах), но, по подсчету Ленина, этих дармоедов,  «благородных и чумазых», было 30 тысяч во всей России. А теперь 20  миллионов (я имею в виду партийных пропагандистов, агитаторов, разных  «ответственных» работников — исполнителей, агентов, экспедиторов, завов,  замов, директоров, безконечных секретарей и делопутов в райкомах,  обкомах, ячейках — и всю эту свору сталинских опричников — НКВД и УГБ).  Скорее можно вызвать контрреволюционное восстание в СССР, несмотря на  весь жесточайший большевистский террор, чем зажечь в Германии пожар  коммунистической революции. А вот 14 августа 1941 г. утром радио уже  говорит о старорусском направлении. Значит, германцы наступают уже на  Старую Руссу.

14 августа. До 11 часов пасмурно, а потом почти безоблачно, в 14 ч. 30 мин. +23 °С
Итак,  «несколько дней тому назад наши войска оставили Смоленск». Было бы  несправедливо, если бы германские войска не одерживали побед над Красной  Армией. Германский народ достоин того, чтобы жить и процветать. А  русский народ должен быть хлеборобом. Это самая лучшая для него судьба;  ну а этим «портфеленосцам» придется взяться за плуг и борону — ничего не  поделаешь. Из Белоруссии Антушевы получили письмо от родных: рогатый  скот и лошадей угнали красноармейцы, а когда пришли германцы, то  упразднили калгасы (колхозы), и землю крестьяне поделили между собой. Но  чем убирать урожай? Лошади угнаны! Как обработать осенью озимые? Таково  положение в Могилевской области.

Не удалось мне купить  светомаскировочной бумаги. Вчера ее начали продавать. Завтра куплю. В  буфете Ломоносовских районных учреждений днем сидят с огнем. На улице  ярко светит солнце, а у них окна завешены. Вообще, эта маскировочная  светобоязнь доходит до мракобесия, как и все, что у нас делается по  приказанию «партии и правительства».
17 августа. Воскресенье. День с раннего утра солнечный. «День авиации». Воображаю, сколько будет хвастливой трескотни!

18 августа. Анастасия говорит, что «наши войска покинули Николаев и Кривой Рог», — скатертью дорога!

Утро туманное, но к 8 часам уже светит солнце, на небе ни облачка!

Декларация  10 августа «уважает право всех народов избирать себе форму правления,  при которой они хотят жить», то есть народам: великорусскому,  белорусскому, украинскому — Учредительное собрание для свободного  установления формы правления. Декларация «стремится обеспечить доступ на  равных основаниях к торговле и к мировым сырьевым источникам,  необходимым для экономического процветания», то есть великороссы будут у  Азербайджана получать нефть, на Украине сахар и хлеб. Декларация  собирается разоружить не только Германию, но и СССР, если в нем уцелеет  большевизм, то есть неутолимая жажда к вооружениям, переброске революции  в Англию и Америку при помощи Красной Армии, Красного флота и Красной  авиации.

Декларация 10 августа вообще так написана, что ее можно  понимать как документ, направленный против диктатуры пролетариата  (тирании), против социализма («обеспечить для всех более высокий уровень  жизни, все люди во всех странах могли бы жить всю свою жизнь, не зная  ни страха, ни нужды»). Ясно, что это против национализации фабрик,  заводов, банков; против муниципализации домов, за частную собственность,  за гражданский мир! Вот каков дух этой декларации. Так что хотя она и  направлена формально против гитлеризма, но в сущности своей умалчивает о  заговоре против сталинизма. Это и понятно. Так и быть должно.

Штейнгардт  и Криппс 15 августа посетили Сталина и говорили, что пароходы уже  нагружены оружием для СССР и уже вышли из портов, а Бивербрук только еще  «намерен отправиться в Вашингтон, где будет обсуждаться вопрос о  снабжении Советского Союза» (телеграмма ТАСС 14 августа из Вашингтона).  Бивербрук — британский министр военного снабжения.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Русский интеллигент, эсер, дважды осуждённый советской властью Филадельф  Паршинский в 1941 году вёл дневник о своей жизни в Архангельске.  Ожидание прихода немцев перемежается бытовыми мелочами и сообщениями о  погоде. В 1942-м он был приговорён к 10 годам Концлагеря и сгинул  безследно в ГУЛАГе.
Старая русская интеллигенция,  пережившая репрессии 1930-х, в большинстве своём встретила начало войны с  Германией с надеждой на скорые перемены к лучшему и на падение  большевизма. Наиболее умеренные – типа академика Вернадского, верили,  что советская власть под грузом беды сама добровольно пойдёт на  демократизацию страны. Кто-то – как вдова писателя Грина, вдова писателя  Даниила Хармса, семья фантаста Беляева и тысячи других интеллигентов –  прямо ждали прихода Гитлера, отвергая сомнения, что Сталин способен на  перерождение.
Взгляды вышеназванных интеллигентов стали известны  благодаря оставленным ими дневниковым записям. Письменных свидетельств о  настроениях в образованной части советского общества того времени  сохранилось очень мало – время было такое, что вообще чудо, что кто-то  решался посвящать свои мысли бумаге. Тем ценнее открытие новых дневников  старых русских интеллигентов, в которых они описывают ужас времени  сталинского правления.
Одни из таких мемуаров принадлежат перу  архангельского пенсионера Филадельфа Николаевича Паршинского. Часть его  дневника, написанного в 1941 году, в 2005 году вышла малым тиражом в  архангельском сборнике «Война. Запечатленные дни 1941-1942. Дневники и  документы».
Филадельф Паршинский родился в 1887 году. Закончил  гимназию в Архангельске, перед революцией работал в архангельской  таможне. В марте 1917 года вступил в партию эсеров. Сотрудничал с  местным эсеровским правительством Чайковского.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened