graf_orlov33

Category:

В.И. ВЕРНАДСКИЙ: «Любовь к Сталину – фикция. Все воры в партии, а миллионы людей В ПОЛОЖЕНИИ РАБОВ…»


+ + + + +
21 января 1941 года:
Это  модный теперь курс, взятый в Академии, – аналогичный тому яркому  огрублению жизни и резкому пренебрежению к достоинству личности, который  сейчас у нас растёт в связи с бездарностью государственной машины.  Люди страдают – и на каждом шагу растёт их недовольство... Энкеведешный  коммунизм растёт и фактически разъедает государственную структуру. Всё  пронизано шпионажем. Никаких снисхождений. Лысенко разогнал Институт  Вавилова. Любопытная фигура: властная и сейчас влиятельная. Любопытно,  что он явно не дарвинист: [но] называет себя дарвинистом, официально [к]  таковому приравнен. Всюду всё растущее воровство. Продавцы продуктовых  магазинов повсеместно этим занимаются. Их ссылают – через много лет  возвращаются, и начинается та же канитель. Нет чувства прочности режима  через 20 с лишком лет [после Революции]. Но что-то большое всё-таки  делается – но не по тому направлению, по которому «ведёт власть».
17 февраля 1941 года:
 Колхозы все более превращаются – вернее, утверждаются – как форма 2-го  Крепостного Права – с партийцами во главе. Сейчас, [в связи] с разной  оплатой при урожае, выступает социальное неравенство.
20 февраля 1941 года:
 Газеты переполнены бездарной болтовнёй XVIII съезда партии. Ни одной  живой речи. Поражает убогость и отсутствие живой мысли и одарённости  выступающих большевиков. Сильно пала их умственная сила. Собрались  чиновники – боящиеся сказать правду. Показывает, мне кажется, большое  понижение их умственного и нравственного уровня по сравнению с реальной  силой нации. Ни одной почти живой мысли. Ход роста жизни ими не  затрагивается. Жизнь идёт – сколько это возможно при диктатуре – вне их.
27 апреля 1941 года:
 Я всё более и более убеждаюсь, что главный наш брак – Наркомы и другое  Начальство. Оно ниже среднего уровня, например, научного работника или  физического рабочего.
17 мая 1941 года:
Все считают, что это  переговоры Германии с Англией за наш счёт. Говорят, что немецкие войска  [находятся] на [нашей] границе. Думают, что они с нами не будут  церемониться – и пустят в действие газы.
И в то же время ослабление –  умственное – Коммунистического Центра, нелепые действия властей  (мошенники и воры проникли в партию), грозный рост недовольства, всё  растущий. «Любовь» к Сталину – есть фикция, которой никто не верит.
28 мая 1941 года:
 1932 год. – На Украине голод. Он произведён распоряжениями Центральной  власти – не сознательно, но бездарностью властей. Доходило до людоедства  – хотя украинское правительство исполняло веления Москвы. Крестьяне  бежали в Москву, в Питер много детей вымерло. В то же время в связи с  неприятием Колхозов (Второе (народное) Крепостное Право – Всесоюзная  (народная) Коммунистическая Партия) [последовали репрессии].
12 июня 1941 года:
 Власть находится в новых руках и [осуществлены] основные стремления  Социализма – без свободы личности, без свободы мысли. Но это не ноосфера  – и совершенно иначе будет оценена творческая деятельность В.И.  Ульянова-Ленина. [У него была] неизлечимая болезнь? И.П. Павлов  относился к нему иначе, считая, что это – патологический тип волевого  «преступника».
Чувство непрочности и преходящести [существующего] очень сильно растёт.
16 июня 1941 года:
 Невольно мысль направляется к необходимости свободы мысли как основной  [составляющей], равноценной основной структуре социального строя, в  котором личность не является распорядителем орудий производства.  Равенство всех без этого невозможно. Но оно и невозможно без свободы  мысли. Наш строй это ярко показывает, когда мильоны людей превращены –  «на время» – в заключенных: своего рода рабство.
23 июня 1941 года:
 Только в понедельник выяснилось несколько [серьёзно] положение. Ясно,  что опять, как [в войне] с Финляндией, власть прозевала. Бездарный ТАСС  со своей информацией сообщает чепуху и совершенно не удовлетворяет. Ещё  никогда это не было так ярко, как теперь.

30 июля 1941 года:
 Основное впечатление от первого налета немцев на Москву – по существу  неверное изложение [этого] Информационным бюро. Надо в эту почти  единственную реальную информацию вносить коренные поправки. Молчание  Информбюро не означает, что налетов [на Москву] не было. Во главе  [информационной службы] стоят бездарные, ограниченные люди – каковы и  Ярославский, и Лозовский; это сказывается и в их статьях, и в их  выступлениях. Мы знаем об окружающем только по таким фальсифицированным  данным. (...)Страна при миллионах рабов (Лагеря и высылки НКВД) выдержит  эту язву, так как моральное окружение противника – ещё хуже.

1 сентября 1941 года:
 Резкое противоречие между действительностью и официальными сводками.  Радио и официальная информация всё больше не удовлетворяют: поразительна  бездарность советского аппарата. Население совершенно не понимает, что  происходит. Отчего оставлены Екатеринославль, Одесса и т.п.? Отчего  инициатива всё время в руках немцев? Что будет через месяц? Я думал, что  война кончится к зиме. Теперь появляются опасения. Кончится к зиме в  том смысле, что движение немцев будет остановлено.

(Продолжение Ак. Вернадский)
16 октября 1941 года:
Резкое  изменение настроений о войне. Ясно для всех проявляется слабость вождей  нашей армии и реально считаются с возможностью взятия Москвы и разгрома.  Возможна гибель всего моего архива и библиотеки. Когда я уезжал [из  Москвы] в июле – мысль о возможности потери и гибели мелькала, но не  чувствовалась реально, как она выступает сейчас.
28 октября 1941 года:
 Приехали [новые эвакуированные] из Москвы и Ленинграда, и впервые  получились более точные данные. Глубокое разочарование и тревога  проявляются кругом. И ясно для всех выступает причина – бездарность  центральной власти, с одной стороны, и власть партийных  коммунистов-бюрократов, столь хорошо нам известная на каждом шагу, – [с  другой]. Мариуполь взят [немецкими] парашютистами во время заседания  областного комитета партии, – и секретарь партии бежал первый. В Москве в  очередях антисемитское настроение. В центре нет людей.
2 ноября 1941 года:
 Невольно мысль направляется на ближайшее будущее. Крупные неудачи нашей  власти – результат ослабления её культурности: средний уровень  коммунистов и морально, и интеллектуально – ниже среднего уровня  беспартийных. Это сказалось очень ярко уже в первых столкновениях – в  Финляндской войне, и сейчас сказывается катастрофически. Я не ожидал тех  проявлений, которые сейчас сказались. Будущее неясно.
15 ноября 1941 года:
В мировом столкновении мы тоталитарное государство.
16 ноября 1941 года:
Три факта бросаются в глаза, резко противоречащие словам:
 1. Двойное на словах правительство – Центральный Комитет Партии и  Совнарком. Настоящая власть – Центрального Комитета Партии, и даже  диктатура Сталина. Это – то, что связывало нашу организацию с Гитлером и  Муссолини.
2. Государство в государстве: власть – реальная – ГПУ и  его долголетних превращений. Это – нарост, гангрена, разъедающая партию,  – но без неё не может она в реальной жизни обойтись. В результате –  мильоны заключенных рабов, в том числе, наряду с преступным элементом.
 3. Истребление ГПУ и партией своей интеллигенции... Партия  «обезлюделась», и многое в её составе – загадка для будущего. Сталин,  Молотов – и только. Остальное для наблюдателя – серое.
Одновременно с этим создаётся:
1) традиция такой политики;
2) понижение морального и умственного уровня партии по сравнению со средним уровнем моральным и умственным – страны.
При этих условиях смерть Сталина может ввергнуть страну в неизвестное.
 Ещё ярче это проявляется в том, что в партии – несмотря на усилия,  производимые через полицейскую организацию, всю проникнутую преступными и  буржуазными по привычкам элементами, – очень усилился элемент  преступников-воров и тому подобных элементов.
Наряду с этим единственный выход, непосильный для власти:
1) реорганизация – коренная – ГПУ и его традиций. Возможно ли это?
 2) полная неудача снабжения населения нужными предметами потребления  после 24 лет [Советской власти] – то есть неправильная организация –  дорогая и приводящая к голоду и бедности – торговли.
В сущности, и в  Финляндии, и в этой войне это всё [сказалось и] сказывается, и впереди  неизбежны коренные изменения – особенно на фоне победы нашей и  англосаксонских демократий, мне [эти изменения] представляются –  несомненными. Будущее ближайшее принесет нам много неожиданного и  коренное изменение условий нашей жизни. Найдутся ли люди для этого?

---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Владимир Иванович Вернадский (12 марта 1863 года, г. Санкт-Петербург,  Российская Империя – 6 января 1945 года, г. Москва, СССР) относится к  той части западнического толка научной интеллигенции, которая  восторженно приняла страшную катастрофу 1917 года, и до конца жизни не  смогла избавиться вполне от омрачительного «красного» морока. Тем ценнее  его пристальные наблюдения и горькие признания, при столкновении с  реальным социалистическим строем, который «профессиональные  революционеры» построили "на руинах" исторической России.

Как видим у стоящих на более высокой интеллектуально ступени - думающих  людей, большевицкая верхушка котировалась невысоко. Все, как один,  наблюдатели отмечают у Сталина и его ближайшего окружения большие  амбиции и качества самого низкого приземленного характера, вроде  трусости, ничтожества и глупости...

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened