graf_orlov33

Category:

НЕМНОГО НОСТАЛЬГИИ ПО СОВКУ

В начале 1970-х годов родной брат  Брежнева, Яков Ильич, спросил того, верит ли он в Коммунизм. Как потом  рассказывал сам Яков, Леонид Брежнев в ответ только и сказал: «Ты это о  чём, Яша? Какой, <…нецензурное словцо…>, Коммунизм? Царя убили,  церкви повзрывали, нужно же было народу за какую-то идею зацепиться…»

Канцлеру  ФРГ Вилли Брандту при первой же встрече в 1970 году Брежнев рассказывал  – с одобрением, от своего лица, как выражение своей позиции –  антисоветские анекдоты.
Одним из них был следующий: «Приезжает  агитатор рассказывать колхозникам про великие достижения  коммунистической партии по части благосостояния народа. Вот, говорит,  товарищи, вы теперь все едите досыта, у всех есть крыша над головой, и  одежды хватает, и деньги есть новые ботинки каждый год покупать! Тут ему  бабушка-старушка из угла отвечает (по воспоминанию Брандта, озвучивая  её, Брежнев перешёл на фальцет) – Ох, и правда! Прямо как при Царизме!»

Известен  и другой вариант пересказа этого анекдота самим Брандтом, согласно  которому Леонид Ильич рассказал его Брандту как анекдот о самом себе: «Я  помню, – сказал об этом в одном интервью Брандт, – как он [Брежнев] мне  однажды рассказал байку о своём визите в колхоз – что он обратился к  собранию колхозников в зале, говоря о достижениях, которые будут  осуществлены в результате текущей пятилетки – ежедневно молоко каждому  ребёнку, мясо всем каждое воскресенье, достаточно денег, чтобы любой мог  покупать себе в год по паре сапог, а каждая женщина могла бы купить  ткани по крайней мере на два новых платья в год. Тогда, сказал он мне,  одна старушка из задней части зала спросила: "Товарищ генеральный  секретарь, можно вопрос?" Он ответил: "Да, пожалуйста". И она говорит:  "Я правильно поняла – вы пытались нас убедить, что скоро всё будет почти  так же хорошо, как при Царе?!»
Сам Брандт рассказал при первой  встрече Брежневу другой антикоммунистический анекдот: «В чём разница  между социализмом и капитализмом? Капитализм – это эксплуатация человека  человеком, а социализм – наоборот!» Как вспоминал Брандт, Брежневу этот  анекдот понравился, что в свете сказанного выше неудивительно.
Эгон  Бар, сопровождавший Брандта на встречах с Брежневым, вспоминает о том же  самом: «Брежнева, как бы странно это для кого-то сегодня ни прозвучало,  я с самого начала воспринимал как некую фигуру Ренессанса. Он, как  говорят немцы, любил вино, женщин и песни… Но вместе с тем, безусловно,  был широко мыслящим человеком и в нашем присутствии не чурался порой  рассказывать и политические анекдоты, причём довольно острые,  критикующие саму тогдашнюю советскую систему».

Что Брежнев уже к  концу 1930-х (если не ранее) относился к советской «религии» – самóй  марксистско-лениниской партийно-коммунистической идеологии – именно так,  как к злой пустой брехне (сам Брежнев употреблял слово «тряхомудия»),  известно и из другой замечательной реплики, адресованной Яковлеву –  тогдашнему начальнику идеологии, впоследствии большому антикоммунисту  1990-х годов. По воспоминанию Яковлева, он по этой реплике впервые  понял, что советский высший начальник может ни черта не верить в  религию, от лица которой правит. Яковлев пишет: «…Я лично удостоверился,  что, когда Брежнев говорил о важности идеологической работы, он  лицемерил. Во время одного из сидений в Завидово Леонид Ильич начал  рассказывать о том, как ещё в Днепропетровске [в конце 1930-х годов] ему  предложили должность секретаря обкома по идеологии. «Я, – сказал  Брежнев, – еле-еле отбрыкался, ненавижу эту тряхомудию, не люблю  заниматься бесконечной болтовней…» Произнося всё это, Брежнев поднял  голову и увидел улыбающиеся лица, смотрящие на меня. Он тоже повернулся в  мою сторону. «Вот так», – добавил он и усмехнулся» (Яковлев сам был  тогда завотделом пропаганды ЦК, так что Леонид Ильич ещё и ему именно  как начальнику от идеологии хотел поднести прилюдный букетик этой  репликой). Передавалась и другая его фраза с тем же отношением к делу:  «Идеология? Это не ко мне. У нас в партии есть для этой тряхомудии  Суслов».
Невысокого мнения был Генсек ЦК КПСС и об устойчивости Советской системы и моральных качествах людей, воспитанных ею.
 По воспоминаниям племянницы вождя, Леонид Брежнев во время одного  разговора сказал: «Да вы что, какие реформы! Я чихнуть даже боюсь  громко. Не дай Бог камушек покатится, а за ним лавина. Наши люди, –  говорил он, – не знают ни что такое истинная свобода, ни что такое  капиталистические отношения. Экономические свободы повлекут за собой  хаос. Такое начнётся… Перережут друг друга».

------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Даже политические Клоуны понимали, что они просто цирковые артисты. Мы же до сих пор этого не понимаем. одержание ложью.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened