graf_orlov33

Category:

УЧЕНИЕ ИМЯБОРЦЕВ


А. Определение Синода об имяславии
Это  Определение было опубликовано в "Церковных Ведомостях" в сопровождении  трех статей, разъясняющих его, — еп. Никона (Рождественского), архиеп.  Антония (Храповицкого) и С. Троицкого (на основании докладов этих трех  лиц и было составлено Определение, основным составителем которого  являлся арх. Сергий (Страгородский).

1. Ересь иконоборства.

Что  касается Определения, то его составитель арх. Сергий был далек от  полемики с имяславцами, и поэтому весьма прямолинейно написал: "Имя  Божие есть только имя, а не Сам Бог и не Его свойство, …и потому не  может быть признано или называемо ни Богом, ни Божеством, потому что оно  не есть и энергия Божия". Это утверждение есть прямая ересь. Если Имя  Божия не есть энергия Божия, то им не могут быть освящены иконы, потому  что Бог, по сущности Своей нам непостижимый и совершенно запредельный не  только для наших чувств, но и для мысли и постижения, являет Себя в  мире Своими действиями — энергиями; всё же остальное уже тварные вещи, а  чем-то тварным и не относящимся к Богу (а таково все, что не является  Его сущностью или энергией) нельзя освятить что бы то ни было. Таким  образом, написавшие и принявшие это Определение, впадают еще и в ересь  иконоборства.

Мы почитаем иконы и поклоняемся им, потому что в  них реально присутствует Бог Своими энергиями (если бы Он там не  присутствовал, то мы были бы идолопоклонниками), а это присутствие  обеспечивается надписанием имени, как учили Отцы. Определение Синода  прямо противоречит определению VII Вс. Собора, ибо говорит: "Неправда  нового догмата [т. е. имяславия] изобличается, наконец, и теми выводами,  какие делают из него его приверженцы, в частности, о. Булатович в своей  "Апологии". По нему выходит, что и икона, и крестное знамение, и самые  таинства церковные действенны только потому, что на них или при  совершении их изображается или произносится Имя Божие" (ЦВ, с. 283).

Имяборцы  обвиняли имяславцев в том, что они якобы ставят Бога "в зависимость от  человека", поскольку раз Бог всегда соприсутствует в Имени Своем, то  даже если человек и без веры, всуе призовет Имя Божие, то и тогда "Бог  как бы вынужден быть Своею благодатью с этим человеком" . Поэтому  Определение восстает против утверждения имяславцев, что "Имя Иисус  всесильно творить чудеса вследствие присутствия в нем Божества", говоря  якобы в опровержение, что "Имя Божие чудодействует лишь под условием  веры" (ЦВ, с. 283). Но эти два утверждения нисколько не противоречат  друг другу. Преп. Феодор Студит пишет о поклонении иконе: "должно со  страхом и благоговением приступать и поклоняться ей, так как поклонение  переходит ко Христу; и должно веровать, что в ней обитает божественная  благодать, что приступающим к ней с верою она сообщает освящение"  (Письмо Платону, своему духовному отцу, о почитании икон). Очевидно, что  приступающий без веры освящения не получит и чуда не узрит (хотя и это  не всегда, потому что известны случаи, когда Господь чудесами вразумлял и  неверующих, и глумившихся над иконами и Именем Его); но это отнюдь не  означает, что благодать (т. е. энергия Божия или Божество) не пребывает в  иконе всегда. То же самое относится и к Имени Божию, поскольку его  материальное выражение равно иконе.

2. Ложное синодальное учение о совершении таинств.
В  Определении Синода сказано, что Имя Божие "может творить и чудеса, но  не само собою, не вследствие некоей навсегда как бы заключенной в нем  ...Божественной силы", и что "святые таинства совершаются не по вере  совершающего, не по вере приемлющего, но и не в силу произнесения или  изображения Имени Божия; а по молитве и вере св. Церкви, от лица которой  они совершаются, и в силу данного Господом обетования". Это тоже нечто  неслыханное для Православного вероучения. Вот что говорит, например, св.  Иоанн Дамаскин: "…самый хлеб и вино изменяются в тело и кровь Бога.  Если же ты отыскиваешь тот образ, как это происходит, то тебе достаточно  услышать, что — с помощью Святаго Духа…; и больше мы ничего не знаем,  за исключением того, что слово Божие — истинно и действенно, и  всемогуще, а образ — неизследим. …и хлеб предложения и вино, и вода,  чрез призывание и пришествие Святаго Духа, преестественно изменяются в  тело Христово и кровь" (Точное изложение православной веры, IV, 13). Тут  как раз сказано о ПРИЗЫВАНИИ Бога, а о "вере Церкви" во всей этой главе  ничего не говорится.

3. Учение о молитве, ведущее в прелесть.

Синодальное  учение об Имени Божием явно противоречит всему Святоотеческому Учению о  молитве. Вот только один пример: "Имя Господа Иисуса Христа, сходя в  глубину сердца, змия, держащего пажити ея, смирит, душу же спасет и  оживотворит. Непрестанно убо пребудь с именем Господа Иисуса, да  поглотит сердце Господа и Господь сердце, и будут два в едино.  ...никтоже может рещи Господа Иисуса, точию Духом Святым (1 Кор. 12:3).  Сие — Духом Святым — прилагает он [апостол] в таком смысле: когда сердце  восприимет действо Духа Святаго, коим и молится... Которые сие святое и  преславное Имя непрестанно содержат мысленно во глубине сердца своего,  тем могут видеть и свет ума своего. И еще: сие дивное Имя, будучи с  напряженною заботливостию содержимо мыслию, очень ощутительно попаляет  всякую скверну, появляющуюся в душе. Ибо Бог наш огнь поядаяй есть  всякое зло, как говорит Апостол (Евр. 12:29)". Это наставление  преподобных совершенно согласно с учением, что Имя Божие есть Его  энергия и Сам Он.

Учение о молитве, изложенное в Определении, подробно рассмотрено в  работе: В. Эрн, Разбор Послания Святейшего Синода об Имени Божием  (Москва, 1917). Определение гласит: "В молитве (особенно Иисусовой) Имя  Божие и Сам Бог сознаются нами нераздельно, как бы отождествляются,  ...но это только в молитве и только для нашего сердца, в  богословствовании же, как и на деле, Имя Божие есть только Имя, а не Сам  Бог, ...оно не есть и энергия Божия". Владимир Эрн совершено правильно  заметил, что Синод этим "утверждает, что в напряженнейшие и высшие  мгновения сердечного горения человек не выходит из замкнутой сферы  своего сознания. Он только "представляет" Бога и силится воображением  своим слить и отождествить произносимое сердцем Имя Божие с Самим  Богом... Молитва не разрывает уединения человеческой души и не ставит ее  в реальное отношение к Богу. Но ведь это чистейший протестантизм! ... в  таком случае призывание Бога в молитве есть занятие совершенно праздное  и безрезультатное: призываемое нами Имя Божие, как объективно не  связанное с Богом, не создает никакого реального взаимодействия между  молящейся душою и Богом, и наши молитвы, будучи всецело "явлением нашего  сознания", никакого отношения к Сущему Богу не имеют. Синод ухитряется  избежать этого вывода и... говорит: "Мы не отделяем Его Самого (т. е.  Бога) от произносимого Имени. Имя и Сам Бог в молитве для нас  тождественны. О. Иоанн [Кронштадтский] советует и не отделять их, не  стараться при молитве представлять Бога отдельно от Имени и вне его".  Другими словами, мы своей волей магически должны создавать иллюзию  тождества, которого на самом деле нет". Таким образом, обвинение в  магизме, брошенное имяборцами в адрес имяславцев, неминуемо падает на  голову самого Синода (части его).

Добавлю, что способ совершения  молитвы, предложенный имяборцами, неминуемо ведет в прелесть, что  особенно ясно видно из рецензии инока Хрисанфа на книгу "На горах  Кавказа". Эта рецензия была помещена в журнале "Русский инок" № 4–6  (1912), с одобрения архиеп. Антония (Храповицкого). В рецензии сказано  следующее: "...в церковных службах постоянно произносится возвеличение и  прославление Самого Господа и Ему от нас поклонение, а не имени Его. Да  при творении умносердечной молитвы в уме и сердце нашем разве  представляются и объясняются только имена Христовы, в ней находящиеся, а  не Сам Он с Своими безпредельными, высочайшими свойствами... И по сей  только посредствующей причине, эти имена достойны соответствующего их  значения возвеличения и прославления их, ибо как только кто произносит  их в молитве, то и вспоминается Спаситель; и тогда весь ум и сердце у  молящегося обращается к Нему, а не то, чтобы останавливаться только на  одном имени Его". Очевидно, что перед нами — проповедь молитвы с  воображением, которую строго-настрого Свв. Отцы запрещали, ибо она ведет  прямиком в прелесть. Свв. Отцы учили заключать ум в слова молитвы (см.,  напр., Лествица 28:17), т. е. в Имена Божии, а инок Хрисанф учит, что  надо ... оставить Имена и устремляться умом к "Самому Богу" — что же это  еще может значить, как не то, чтобы начать ВООБРАЖАТЬ Бога с Его  "высочайшими свойствами"! И до какого самомнения можно дойти, чтобы  признать себя способным вообразить в уме "все безпредельные" свойства  Бога?! И если только вся эта рецензия (кстати, не блистает грамотностью в  истолковании Святоотеческого Учения; а о. Иллариона рецензент,  очевидно, просто и не понимал, т. к. совершенно ложно перетолковывал его  слова весьма странным образом, не есть просто пустая болтовня "ученого"  монаха, а действительно и он сам, и одобривший его архиеп. Антоний, и  другие "ученые" имяборцы практиковали именно такой способ молитвы, то  они неминуемо находились в прелести. Это тем более вероятно, судя по  тому, с каким ожесточением и даже жестокостью, не свойственной  христианам (но весьма свойственной обличаемым прельщенным), они боролись  с имяславцами.

4. Невозможность принять Определение Синода в качестве православного вероучения.

Таким образом синодальное Определение 1913 г., как минимум:

а) содержит ересь иконоборства, отвергая учение VII Вс. Собора;

б) неправильно учит о совершении таинств и о молитве;

в) содержит варлаамитскую ересь, утверждая, что Имя Божия не есть Его энергия или свойство (о чем подробнее см. ниже),
—  и посему православные никак не могут и не должны принимать это  Определение за учение Церкви; напротив, составители этого Определения  необходимо подлежат анафеме.
................................................................ + + + + + + + + +
Итак,  если Определение Синода неправославно, то могли ли вообще его  составители правильно судить о православности какого бы то ни было  учения, и правильно ли они осудили имяславцев, если они судили их с  точки зрения "православия", на поверку оказавшегося ересью?

-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Вот так оно и вышло, что безблагодатные запутавшиеся сами пастыри завели  народ в яму. Сами в нее упали и увлекли за собой массы темного  малоцерковного народа... Вместо того чтобы просвещать омрачали...И в  этой тьме ослабленный народ принял на себя удар от "коллективного  антихриста" в виде нашествия Интернационала и Государева Отречения.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened