graf_orlov33

Categories:

И. Бунин "Окаянные дни"

"Рассказывают, как большевики до сих пор изумлены, что им удалось  захватить власть и что они все еще держатся: - Луначарский после  переворота недели две бегал с вытаращенными глазами: да нет, вы только  подумайте, ведь мы только демонстрацию хотели произвести и вдруг такой  неожиданный успех!
Опять какая-то манифестация,  знамена, плакаты, музыка — и кто в лес, кто по дрова, в сотни глоток: —  Вставай, подымайся, рабочий народ! Голоса утробные, первобытные. Лица у  женщин чувашские, мордовские, у мужчин, все как на подбор, преступные,  иные прямо сахалинские. Римляне ставили на лица своих каторжников  клейма: “Cave furem”. На эти лица ничего не надо ставить, — и без  всякого клейма все видно.
Вся Лубянская площадь блестит на солнце.  Жидкая грязь брызжет из-под колес. И Азия, Азия — солдаты, мальчишки,  торг пряниками, халвой, маковыми плитками, папиросами. Восточный крик,  говор — и какие все мерзкие даже и по цвету лица, желтые и мышиные  волосы! У солдат и рабочих, то и дело грохочущих на грузовиках, морды  торжествующие.
Так все жутко и гадко вокруг, что тянет в церковь, в это последнее убежище, еще не залитое потопом грязи, зверства...
Вчера  перед вечером гуляли. Тяжесть на душе несказанная. Толпа, наполняющая  теперь улицы, невыносима физически, я устал от этой скотской толпы до  изнеможения.
Вообще, как только город становится "красным", тотчас  резко меняется толпа, наполняющая улицы. Совершается некий подбор лиц,  улица преображается. Как потрясал меня этот подбор в Москве! Теперь то  же самое в Одессе - с самого того праздничного дня, когда в город  вступила "революционно-народная армия". На этих лицах прежде всего нет  обыкновенности, простоты. Все они почти сплошь резко отталкивающие,  пугающие злой тупостью, каким-то угрюмо-холуйским вызовом всему и всем.
А  толпа? Какая, прежде всего, грязь! Сколько старых, донельзя  запакощенных солдатских шинелей, сколько порыжевших обмоток на ногах и  сальных картузов, которыми точно улицу подметали, на вшивых головах! И  какой ужас берет, как подумаешь, сколько теперь народу ходит в одежде,  содранной с убитых, с трупов!
А в красноармейцах главное —  распущенность. В зубах папироска, глаза мутные, наглые, картуз на  затылок, на лоб падает “шевелюр”. Одеты в какую-то сборную рвань. Иногда  мундир 70-х годов, иногда, ни с того ни с сего, красные рейтузы и при  этом пехотная шинель и громадная старозаветная сабля".


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened