graf_orlov33 (graf_orlov33) wrote,
graf_orlov33
graf_orlov33

Category:

ИСТОРИЯ ПРОСТИТУЦИИ В МИРЕ, РОССИИ и СССР



СЛОВАРЬ БРОКГАУЗА И ЕФРОНА, ВЫПУЩЕННЫЙ НА 300-ЛЕТИЕ ДОМА РОМАНОВЫХ
«Торг женщинами — (traite des blanches). — В последние 20 лет получил широкое распространение и в России, и в Западной Европе особый промысел — Т. женщинами, с целью их эксплуатации для разврата. С введением в большинстве государств Европы и Америки системы правительственной регламентации проституции, для содержателей домов терпимости явилась необходимость постоянно обновлять состав эксплуатируемых ими проституток. Исследованиями специалистов выяснено, что проститутка, в среднем, остается в доме терпимости не более 5 — 6 лет: пьянство, сифилис, ненормальные условия жизни ежегодно вырывают из числа обитательниц домов терпимости не менее 1/6 части, и так как добровольно поступают в дома терпимости сравнительно немногие, то содержатели этих заведений обыкновенно имеют особых агентов - зухеров (термин почему то еврейский - прим.) для вербовки молодых женщин. В последнее время в некоторых городах Западной Европы, напр., в Генуе, Бордо, Гавре, Соутгамптоне, Лондоне, Манчестере, появились правильно организованные агентства, занимающиеся исключительно Т. женщинами, а зухерский промысел настолько распространился, что в одной Вене число агентов по Т. женщинами доходит до 180. Зухеры разыскивают своих жертв (по техническому выражению — «товар») самыми разнообразными способами; они высматривают девушек на бульварах и улицах, посещают больницы и намечают тех девушек, которые по выздоровлении будут находиться в затруднительном положении, стараются приобрести возможно более широкое знакомство в семейных домах, тщательно скрывая свое ремесло, и обращаются к намеченным ими жертвам с предложением доставить прекрасное место и хороший заработок в другом городе. Нередко также путем объявления в газетах и обращения в справочные конторы они вызывают девушек и женщин, желающих получить места буфетчиц, экономок, горничных, бонн и т. п., или просто публикуют, что ищут девушку на честное, хорошо оплачиваемое место. В некоторых заводско-фабричных центрах, где работают много женщин, зухеры, под Москвою они известны под именем «маккавеев» (опять термин еврейский -прим.) имеют своих постоянных агентов (обыкновенно — трактирных половых или более развратных работниц), которые намечают наиболее подходящих девушек и по приезде зухера приводят их к нему якобы для найма на хорошее место. Иногда зухер является в семейство в качестве приезжего купца, начинает ухаживать за девушкой, женится по фальшивому паспорту и после свадьбы уезжает с нею в соседнее государство или же уговаривает девушку ехать с ним для венчания за границу, а затем сдает свою «жену» в дом терпимости; в Одессе, напр., были зухеры, которые женились под ложными именами по 6 раз, после чего жены их оказывались в константинопольских гаремах и домах терпимости. Нередко один зухер открывает модную мастерскую, а другой — дом терпимости; девушки, поступающие в мастерскую, развращаются там и продаются в дом терпимости. Навербованные такими путями женщины обыкновенно отправляются к месту назначения в сопровождении самого агента. О прибытии транспорта «живого товара» агенты предупреждают скупщиков условными телеграммами (напр., «Высылаю 12 серебряных ложек», «отправлено 8 мешков муки»). Главным рынком сбыта «живого товара» является Южная Америка, в особенности Буэнос-Айрес и Рио-Жанейро, где белые женщины очень ценятся. Женщины, вербуемые в одном государстве, продаются в другое; такой обмен проституток обнаружен между Францией и Англией, между Германией, Швейцарией, Бельгией и Россией. В 1895 г. в Нидерландах в домах терпимости было 400 иностранок, в Париже — 452 (из них 18 русских). Вербовка женщин производится главным образом в Богемии, Галиции, Польше и Южной России: в Буэнос-Айресе и Рио-Жанейро больше половины проституток — бывшие русские подданные. В России рынки «живого товара» открыты в Харькове, Одессе, Николаеве, Кременчуге и особенно в Белостоке; главные пункты вывоза — Батум, Одесса, Рига, Либава, Гамбург. Плата, которую получают зухеры с содержателей домов терпимости за каждую доставленную туда женщину, весьма различна: в России бывали случаи продажи женщин в дома терпимости за 30 — 50 р. В домах терпимости вновь прибывшим девушкам обыкновенно говорят, что их не будут удерживать, если им не понравится новая жизнь, обещают даже дать денег на обратную дорогу, если они будут вечером сидеть в зале и разговаривать с гостями; затем в качестве гостей к девушке подходят агенты хозяев, опаивают ее и лишают невинности, а на другой день несчастной объявляют, что документы ее сданы в полицию, и что вместо них она должна получить «желтый билет». Иногда вновь прибывшую приводят во врачебно-полицейский комитет, объясняют ей, что все приезжие обязательно подвергаются врачебному осмотру и таким образом, путем обмана вносят девушку в списки проституток, после чего с нею уже не стесняются. Наконец, нередки случаи, когда завербованную зухерами девушку принуждают к занятию проституцией побоями и истязаниями. Когда девушка утратит свою свежесть, ее перепродают из перворазрядного дома терпимости в более дешевые дома, обыкновенно за сумму ее долга хозяину заведения (считая в нем и плату зухеру), с известною уступкою. После нескольких перепродаж девушка обыкновенно оказывается в притоне самого низшего разбора, откуда затем ее безцеремонно выталкивают на улицу. Борьба с Т. женщинами была начата двумя обществами: «Международной федерации аболиционистов» и «Лондонским комитетом для обнаружения и подавления торговли английскими девушками, вывозимыми для наполнения домов терпимости континента». В 1899 г., по инициативе англ. «National Vigilance Association», в Лондоне, был созван по вопросу о Т. женщинами международный конгресс, заседавший под председательством герцога Вестминстерского с 9 по 11 июня (ст. ст.). Секретарь названного общества, Кут, подготовил почву для конгресса, на который собралось до 100 делегатов. Конгресс высказался за учреждение в каждой стране Национального Комитета для борьбы с этим явлением.
Так как в Европе уже давно существовал устоявшийся институт продажной любви. Поэтому в подавляющем большинстве в Петербурге «этим» занимались иностранки. Уже в конце ХVIII века на окраине города существовали целые кварталы, где работали тайные дома свиданий. В основном их содержали голландки и немки. Одна из них, по прозвищу Дрезденша, сняла на Вознесенской улице дом, набрала туда женщин-иностранок и поставила дело на широкую ногу, пока одна из жриц любви не пожаловалась самой Екатерине II о том, что ее завлекли туда обманом. Дрезденша была строго наказана, а ее «заведение» закрыто.
Конечно, это не остановило рост количества тайных притонов. Теперь проститутки-иностранки маскировались под белошвеек, шляпных мастериц или модных актрис. Они обслуживали высшие и средние слои общества, а вот «девки кабацкие» для простонародья по-прежнему были русскими.
С проституцией в Петербурге боролись и при Петре I, и при последующих Царях, однако лишь Павел I ввел правило, по которому «ночные бабочки» должны были одеваться в желтые платья, чтобы их сразу можно было отличить от порядочных женщин. Ослушниц ссылали в Сибирь на рудники.

ЖЕЛТЫЙ БИЛЕТ

Тем не менее репрессивные меры против проституции результата не давали — число тайных домов свиданий и притонов неуклонно росло. Вместе с этим росло и количество венерических заболеваний в Петербурге. Поэтому Император Николай I во избежание эпидемий, решил взять проституцию под контроль, узаконив ее.
В 1843 году в столице начали действовать первые дома терпимости, или бордели, как их называли на французский манер. Специально созданный для этого Врачебно-полицейский комитет выявил в городе 400 проституток и легализовал их деятельность. Каждой девице взамен паспорта был выдан бланк желтого цвета. В 1844 году была издана «Табель о проституции», которая регламентировала деятельность борделей

«БЛАНКОВЫЕ»

Уже к 1852 году в Петербурге насчитывалось 152 публичных дома, в которых «работало» 884 женщины (по 5 на один дом). В основном они располагались в районе нынешнего Суворовского проспекта. Небольшая часть наиболее фешенебельных домов терпимости находилась на Итальянской и Мещанской улицах. Число борделей в столице непрерывно росло, чему способствовало общее падение нравов и отмена крепостного права. Бывшие крестьянки стали активно пополнять публичные дома, в основном низшего пошиба.

В 1879 году в Петербурге уже функционировало 206 борделей с численностью контингента в 1528 человек (по 6 в каждом). К концу века большинство из них было сосредоточено в районе Сенной площади. Самой скандальной славой пользовался так называемый «Малинник», в котором работали самые опустившиеся проститутки. Их хозяйки брали с каждого клиента по 50 копеек, и в праздничные дни заставляли проституток обслуживать до 50 человек! Иногда содержательницы таких борделей вместо платы просто выдавали своим рабыням по четыре стакана водки в день.

Питерские бордели распределялись по разрядам — от двухрублевых до 30-копеечных. Расходы таких заведений составляли от 30 до 120 рублей в месяц, но самые фешенебельные позволяли себе тратить до 1500 рублей. За один сеанс в дорогих публичных домах клиенты платили по 3—5 рублей, а за ночь — до 15 рублей.

К концу ХIХ века в Петербурге наметилась тенденция к сокращению численности борделей. Так, в 1897 году их сократили до 69. В дорогих борделях Петербурга продолжали работать исключительно иностранки. В некоторых домах терпимости доминировал национальный стиль — проститутки наряжались под грузинок, испанок и даже японок. Все они отличались чистоплотностью, владели языками и умели подать себя.
Поскольку Правительство боролось с этим явлением к началу ХХ века в столице борделей стало еще меньше. В 1909 году работало лишь 32 заведения, а к 1917 году их практически не осталось. Этот процесс шел в основном из-за перехода проституток на вольные хлеба, в разряд так называемых «бланковых».

«Бланковые» проститутки появились в Петербурге как противовес «билетных», работавших в публичных домах. Такие тоже сдавали во Врачебно-полицейский комитет свои паспорта и получали бланк все того же желтого цвета, позволяющий работать на дому. Услуги «бланковых» проституток стоили дорого — до 50 рублей за час, что было неудивительным, так среди них насчитывалось до 4% дворянок... Клиентов они снимали себе в отдельных кабинетах самых дорогих ресторанов Петербурга — «Доминик», «Кюба», «Вена» и других, а потом увозили их в свои шикарные квартиры. В 1915 году было зарегистрировано около 500 таких заведений.

В летнее время жрицы любви перебирались за город, куда выезжали на дачи состоятельные мужчины. Сокращение численности проституток в Петербурге шло постоянно. В 1914 году было всего 2279 таких женщин, в основном «бланковых». Так что предложение 39 депутатов Государственной Думы в 1913 году о закрытии всех публичных домов было явно запоздавшим.
___________________________________________________________________________________________
Октябрьский переворот 1917 года и последовавшие за ним изменения, провозгласившие лозунг «свободной пролетарской любви», обернулись невиданным до селе развратом и ростом венерических заболеваний.
1929 – С окончанием НЭПа меняется отношение к проституткам – теперь их признают асоциальными элементами, вредящими (иногда сознательно) рабочему классу. Проституток отныне принудительно отправляют на трудовое перевоспитание, для чего создаются специальные исправительные колонии и лечебные профилактории. В 1937 г. эти учреждения входят в систему ГУЛАГа.
--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
В этой войне против православия каббалисты применили тактику птицегадателя Валаама, который посоветовал царю Валаку растлить святой народ израильский распутными женщинами мадианитянками. Их подкладывали под знатных иудеев ради распутства и тем после впадения в грех израильтяне отвергались Богом и подпадали под Его казни и наказания... Тактика хананеев сработала в России.
======================
Поскольку биологические подонки - выходцы из коммунистической голытьбы не перестают лить грязь и распространять темы о проституции в Российской Империи, преподавая это как страшенный позор монархической России, да еще под соусом, чуть ли не поощрения этой мерзости лично Царями православными - приходится коснуться этой неприятной темы. Стоит добавить, что никакое социальное устроение, самое совершенное, не ограждает нас от действующего от самого рождения в человеке греха. Власть греха велика (в беззакониях зачат есмь и во гресех роди мя мати моя). Это тема сугубо Церковная, подвижническая.

======================
О том от куда пошло это грязное растленное дело говорят сами за себя все эти еврейские названия и иностранные термины: зухеры, маккавеи, бордели... Явления явно не русского происхождения. Мы искусились этой грязью со стороны.
Россию разлагалась жыдами со всех сторон не только словесно-революционно, и после так называемой Революции 1905-07 г.г. новые веяния полезли из всех щелей на Русь. Это была особая тактика революционеров. Молодым барам подсовывали развратных горничных и служанок еврейского происхождения, для растления. В театре и живописи развивалась ню и порно. Кинематограф так же разлагал общество. "Прогресс" давал себя знать всюду, и в поэзии и в литературе. никто не желал оставаться в отсталом немодном старомонархическом состоянии. Все консервативное и патриархальное подвергалось осмеянию и поруганию. Верность своей жене и семье осмеивалась... Даже в деревне все стремительно стало приходить в разложение. Таковы предреволюционные настроения в обществе.

Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments