graf_orlov33 (graf_orlov33) wrote,
graf_orlov33
graf_orlov33

Categories:

ОТКРОВЕНИЯ ОТ "ИНЖЕНЕРОВ ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ ДУШ"



Летом 1943 года НКГБ докладывало о массовых антисоветских настроениях писателей. Светлов, Новиков-Прибой, Шкловский, Федин, Гладков, Толстой и др. ждали окончания сталинизма и Советской власти под нажимом США и Англии.
Спецсообщение Управления контрразведки НКГБ СССР "Об антисоветских проявлениях и отрицательных политических настроениях среди писателей и журналистов", 24.07.1943.
За последнее время со стороны отдельных писателей и журналистов отмечаются различные отрицательные проявления и политические тенденции, связанные с их оценкой международного, внутреннего и военного положения СССР. Враждебные элементы высказывают пораженческие настроения и пытаются воздействовать на свое окружение в антисоветском духе.
***
Голосовкер Я.Э., поэт-переводчик и историк литературы, арестовывался и был судим за троцкистскую деятельность: Советский строй – это деспотия, экономически самый дорогой и непроизводительный порядок, хищническое хозяйство. Гитлер будет разбит, и союзники сумеют, может быть, оказать на нас давление и добиться минимума свобод.

***
Кузько П.А., писатель, ранее примыкал к эсерам: У меня есть несколько идей, заставляющих меня отыскивать сейчас и подбирать талантливых литераторов, понимающих, что вся сегодняшняя советская литература – чепуха, пакость и гроша ломаного не стоит. Партийные чиновники уничтожили литературу, нужно создавать новую, настоящую литературу, свободно мыслящую и талантливую. Для этого нужны люди.
Народ помимо Сталина выдвинул своих вождей – Жукова, Рокоссовского и других. Эти вожди бьют немцев и после победы они потребуют себе места под солнцем. Кто-либо из этих популярных генералов станет диктатором либо потребует перемены в управлении страной. Вернувшаяся после войны солдатская масса, увидев, что при коллективизации не восстановить сельское хозяйство, свергнет Советскую власть. В результате войны гегемония Компартии падёт и уступит место гегемонии крестьянской партии, которая создаст новую власть и освободит народ от Колхозов.
Союзники плохо оказывают своё влияние, если бы они нажали по-настоящему, то можно было бы надеяться на кое-какие облегчения, на раскрепощение.
Правительство будет праветь, а значит – снисходительнее смотреть на то, как ведёт себя общество. Именно замешательство, которое произойдёт в правительстве в связи с изменением политики, даст нам и многим другим, временно отстранённым людям, поднять голову и напомнить о своём существовании.

***
Шкловский В.Б., писатель, бывший эсер: В конце концов мне всё надоело, я чувствую, что мне лично никто не верит, у меня нет охоты работать, я устал, и пусть себе всё идёт так, как идёт.
Меня по-прежнему больше всего мучает та же мысль: победа ничего не даст хорошего, она не внесет никаких изменений в строй, она не даст возможности писать по-своему и печатать написанное. А без победы – конец, мы погибли. Значит, выхода нет. Наш режим всегда был наиболее циничным из когда-либо существовавших, но антисемитизм коммунистической партии – это просто прелесть.
Никакой надежды на благотворное влияние Союзников у меня нет. Они будут объявлены империалистами с момента начала мирных переговоров. Нынешнее моральное убожество расцветет после войны.

***
Краснов П.Б., журналист: Наше положение далее становится нетерпимым. Обескровленная страна может не выдержать нового натиска гитлеровцев. У меня вся надежда на Англию и Америку, которые нанесут немцам решающий удар. Но очевидно, что и Англия, и Америка не хотят целиком поддерживать сталинское правительство. Они добиваются мирной революции в СССР. Одним из её звеньев является ликвидация Коминтерна. В случае, если Сталин не пойдёт на все требования Англии и Америки, они могут бросить Россию в руки Германии, и это будет катастрофой.
Мои симпатии всегда на стороне демократических держав. В случае победы Советской власти мне, старому демократу, ученику В.Г. Короленко, остаётся только одно – самоубийство! Но я искренне надеюсь, что царство тьмы будет побеждено и восторжествует справедливость. Из этих целей я уже сейчас подумываю о необходимости объединения демократических журналистов, т.е. людей, которые могли бы работать в настоящей непартийной печати.
Я готов терпеть войну ещё хоть три года, пусть погибнут ещё миллионы людей, лишь бы в результате был сломлен деспотический, каторжный порядок в нашей стране. Поверьте, что так, как я, рассуждают десятки моих товарищей, которые, как и я, надеются только на союзников, на их победу и над Германией, и над СССР.

***
Федин К.А., писатель, до 1918 года был в плену в Германии, поклонник «немецкой культуры», неоднократно выезжал в Германию и был тесно связан с сотрудниками германского посольства в СССР: Всё русское для меня давно погибло с приходом большевиков; теперь должна наступить новая эпоха, когда народ не будет больше голодать, не будет всё с себя снимать, чтобы благоденствовала какая-то кучка людей (большевиков).
За кровь, пролитую на войне, народ потребует плату, и вот здесь наступит такое. Может быть, опять прольется кровь...
Ничего мы сделать без Америки не сможем. Продав себя и весь свой народ американцам со всеми нашими потрохами, мы только тогда сможем выйти из этого ужаса разрушения. Отдав свою честь, превратившись в нищих и прося рукой подаяния, – вот в таком виде мы сейчас стоим перед Америкой. Ей мы должны поклониться и будем ходить по проволоке, как дрессированные собаки.

***
Сафонов В.А., писатель, ответственный редактор серии «Великие люди русского народа» в издательстве «Молодая гвардия». «Он с подчёркнутой преднамеренностью не читает ничего из современной литературы и даже как-то гордится своим невежеством в этой области. Службу в армии для себя он считает безсмысленной и губительной, так как она подавляет творческую индивидуальность писателя. Со страстным нетерпением Сафонов ожидает мира, надеясь, что "после войны наступят разные свободы и будет легче жить и дышать». Он считает, что даже потеря Украины не является достаточным препятствием для заключения мира».

***
Глебов А.Г., писатель, исключен из ВКП(б): Безвыходно тяжелое положение советских писателей. Печататься негде, платят гроши, на каждом шагу писатель встречает цензурные рогатки. Если бы я знал, что в ближайшие 5–10 лет общая ситуация не изменится, я переквалифицировался бы из писателя хоть в бухгалтера. Своего сына, у которого есть интерес к литературе, я стараюсь всячески отвратить от нее... Давно уже пишу роман "для души", в котором говорю свободно всё, что хочу сказать.

***
Толстой А. Н., писатель: Мы уже теперь заботимся о том, чтобы у нас в запасе были людские военные резервы – на тот случай, что, когда война придёт к завершению, нам еще придется драться со своими союзниками за дележ и переустройство Европы.
В близком будущем придётся допустить частную инициативу – новый НЭП, без этого нельзя будет восстановить и оживить хозяйство и товарооборот.

***
Леонов Л.М., писатель: Я очень обезпокоен последней частью документа (сообщение Совинформбюро от 22.VI.43 г.). Я думаю, что мы стоим на грани отказа союзников от помощи нам. Ответ Сталина Рузвельту был явно неудовлетворительным для "Демократий". Рузвельт, как мне говорили многие, требовал роспуска колхозов, а Сталин ответил, что это одна из основ советского строя. Можно было бы пойти на некоторую реорганизацию в сельском хозяйстве, ибо личные стимулы у колхозников ещё до войны, и особенно сейчас, очень ослабли.
Мы, видимо, раздражаем союзников своей резкостью в постановке вопросов о Польше, Прибалтике, Украине и проч. От всего этого можно было бы в известной мере воздержаться. А то ведь странно: сами же говорим, что без второго фронта нельзя победить Германию, а ведём с этим вторым фронтом рискованную игру.

***
Погодин Н.Ф., писатель: Страшные жизненные уроки, полученные страной и чуть не завершившиеся буквально случайной сдачей Москвы, которую немцы не взяли 15–16 октября 1941 года, просто не поверив в полное отсутствие у нас какой-либо организованности, должны говорить прежде всего об одном: так дальше не может быть, так больше нельзя жить, так мы не выживем.
У нас что-то неладно в самом механизме, и он нет- нет, да и заедает и скрипит. У нас неладно что-то в самой системе.

***
Сергеев-Ценский С.Н., писатель. «Красной нитью через все его высказы- вания проходила мысль о том, что вот он – Ценский – старейший русский писатель, художник слова, должен всю жизнь пробиваться сквозь дебри непонимания значения писателя, его роли. Особенно он это относит к советскому периоду, "когда в литературу и журналистику пришло много нерусских людей, жидовствующих эренбургов, которым непонятно значение художника. Они публицисты и того же требуют от остальных литераторов". Противопоставляя себя «эренбургам», газетчикам, Ценский заявил: – В Москве невозможно было работать, редакции осаждали просьбами написать статью. И как хотелось сказать им, что я писатель, а не журналист, что я занят более важным и нужным делом.
++++++
В своей общественной практике Ценский не отступает от этих своих взглядов. Так, со слов поэта Марка Тарловского, когда ЦК партии Казахстана пригласил его редактировать текст письма казахского народа бойцам-казахам, Ценский уклонился от этой работы, заявив, что это не дело писателя.
Говоря о войне, Ценский заявил, что в результате войны наступит период одичания на долгие годы".

***
Голубов С.Н., писатель, автор романа «Генерал Багратион»: После войны все без передыха будут впряжены в реконструкцию хозяйства страны, в штопание прорех. Какие бы то ни было перемены в сторону улучшения жизни, освобождения мысли, творчества у нас исключены, ибо есть инерция власти, раз навсегда установившегося порядка. Власть не в состоянии сделать, если бы она того и захотела, даже маленьких послаблений в общественной жизни и колхозном быте, хозяйстве, ибо это может образовать щель, в которую хлынет всё накопившееся недовольство. Просвета в будущем не видно.

***
Довженко А.П., литератор и кинорежиссёр: Необходимо издать и вообще узаконить у нас всех тех писателей, националистов-эмигрантов, которые не проявили себя на стороне фашистов, чтобы отвоевать их и перетянуть на нашу сторону. Мы бедны, каждое творческое лицо для нас безценно – зачем нам самих себя грабить?
Украинские девушки, полюбившие немцев и вышедшие за них замуж, не виноваты в том, что у них нет патриотизма, а виноваты те, кто этого патриотизма в них не сумел воспитать, т.е. мы сами, вся система советского воспитания, не сумевшая пробудить в человеке любви к родине, чувства долга, патриотизма.

Ни о какой каре не может быть речи, должны быть прощены все, если только они не проводили шпионской работы.
Тема обличения порочности советского воспитания, никчемности советского педагога, ошибочности пропаганды и трагических результатов этого должна стать основной темой советского искусства, литературы и кино на ближайшее время.
Больше всего меня безпокоят потери, ценой которых нам удаётся наступать. Сил у нас не так много, нам необходимо экономить их и для ведения войны с Германией, и для обороны своего престижа против «союзников» после окончания войны, и поэтому вряд ли есть смысл тратить эти силы в тяжёлом наступлении, – не лучше ли продолжать только удерживать рубежи до более благоприятного времени – до зимы или наступления союзников на континенте Европы?
Возмущаюсь, почему создали польскую дивизию, а не формируют украинских национальных частей.

***
Гладков Ф.В., писатель: Подумайте, 25 лет Советская власть, а даже до войны люди ходили в лохмотьях, голодали. В таких городах, как Пенза, Ярославль, в 1940 году люди пухли от голода, нельзя было пообедать и достать хоть хлеба. Это наводит на очень серьёзные мысли: для чего же было делать Революцию, если через 25 лет люди голодали до войны так же, как голодают теперь.

***
Павленко П.А., писатель, корреспондент газеты «Красная звезда», член ВКП(б): Теперь-то уже ясно, что без союзников нам немца не выгнать из России. Наша мощь сильно подорвана. В конечном итоге наша судьба теперь зависит от поведения и доброй воли союзников.

***
Сельвинский И.Л., поэт, корреспондент военной газеты на Кубани: Настроение в наших частях неважное. Люди устали от войны, немец всё еще силён, упорно дерётся. Если так дальше пойдёт – войне конца не будет.

***
Пришвин М.М., писатель: Народ угнетён войной и порядками, ждёт конца войны любой ценой. Задача каждого человека сейчас – сохранить всеми средствами свою личную жизнь. Одной из величайших загадок и тайн жизни надо считать следующее явление. Население войны не хочет, порядками недовольно, но как только такой человек попадает на фронт, то дерётся отважно, не жалея себя. Я отказываюсь понять сейчас это явление.
---------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Писатели, проявляющие резкие антисоветские настроения, нами активно разрабатываются.
Заместитель начальника 3-го отдела 2-го управления НКГБ СССР майор государственной безопасности Шубняков.
++++
(Цитаты: "Власть и художественная интеллигенция. Документы ЦК РКП(б)-ВКП(б), ВЧК-ОГПУ-НКВД о культурной политике. 1917-1953. Международный фонд «Демократия», 1999).
-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Эту статью следовало бы назвать: ОНИ МОЛЧАЛИ О РОДИНЕ. —- В смысле совецкие писаки - продажные перья Социализма... Как мы они вели кухонные разговоры и изливали души за столом под водочку с огурцом
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments