graf_orlov33 (graf_orlov33) wrote,
graf_orlov33
graf_orlov33

Categories:

ПРАВО НА ПРАВДУ

Возобновившаяся в нынешнем году многолетняя полемика о первом совецком митрополите Сергии (Страгородском), о его пресловутой «Декларации о радостях», даже о каком-то письме, с которым он, Сергий, якобы намерен был предстать на Страшный суд, имеет лишь косвенное отношение к личности самого митрополита, к его Декларации и письму.
Это спор непримиримых оппонентов РПЦ МП на темы «Государство и Церковь», «Христианство и коммунизм (или гитлеризм)», «Правда и ложь или добро и зло в нашей Церкви». Это спор не о 90-летнем прошлом, а о сегодняшнем и завтрашнем дне нашей Русской Православной Церкви... (они все еще продолжают считать РПЦ ЦЕРКОВЬЮ БОЖИЕЙ? - прим. ред.)
Один из частных аспектов этих сложнейших и обширнейших тем: где пределы дозволенного компромисса христианской Церкви с государством, с коммунистами-большевиками – самыми крепкими, последовательными и безпощадными врагами Бога, Церкви и религии. Компромисса, до которого, по определению А.В. Карташева, «опустилась, в потёмках большевистского Ада, и террористически загнанная и обезволенная часть епископата»...
Компромисс, который родился в 1927 г., возмужал и окреп в 1943, слегка переболел в начале 1960-х, отнюдь не захирел и не «выброшен на свалку истории» сегодня, в конце 2015 года. Не нуждается ли в исправлении и дополнении ленинский декрет «Об отделении Церкви от государства»? Церковь у нас всё та же. И епископат всё тот же...
Если г-н Владимир Легойда, например, полагает, что нечто всё же изменилось, то:
Когда?
Что?
По какой причине?
Эту абсурднейшую теорию и практику «симфонии» подъяремной Христианской Церкви и государства воинствующих безбожников принято именовать сергианством. Термин крайне неудачный, но иного нет, этот прочно вошёл не только в околоцерковный обиход, но даже в речь историков-профессионалов.
Сергианцы твёрдо усвоили этические постулаты советского государства, сергианство – это христианство, «наглотавшееся советчины всласть». Согласно фундаментальной (разумеется, негласной, но общепринятой) сергианской доктрине, ни один член Церкви – от Святейшего Патриарха до лаика («верного») - никогда не обладал и ныне не обладает правом на правду. Цель безусловно оправдывает средства: цель – всё, средства (т.е. пути достижения цели) – ничто. Самая гнусная, безстыжая ложь «ради спасения Церкви» не только не осуждается, но даже не обсуждается...
Апологеты сергианства до скрежета зубовного ненавидят этот термин. Как-то в конце 80-х гг. прошлого века в «Огоньке» был «круглый стол»: спорили, но вполне благожелательно, даже шутили и смеялись, пока один из нас, Андрей Безсмертный, не произнёс табуированное слово. Всё. За столом сидел ныне здравствующий Патриарх (тогда – архиепископ) Кирилл. Он хлопнул ладонью по столу, что-то гневно сказал, нас всех разъединили ледяные торосы. Ни один больше не слышал другого...
В 1965 г. в квартире А.В. Ведерникова в Плотниковом переулке, в пяти минутах ходьбы от Арбата, священник Николай Эшлиман читал своё знаменитое «Открытое письмо» Патриарху Алексию (Симанскому). Собралось человек десять. Строжайшая конспирация. Выпивали (весьма умеренно), закусывали, одобрительно кивали, соглашаясь, - единомышленники! – пока отец Николай не произнёс всё то же слово. «Молокососы! Щенки!» - закричал неизменно тактичный Анатолий Васильевич. – «Как вы смеете говорить о митрополите Сергии? Я его хорошо знал и писал о нём!» Расходились молча...
А.В. Карташев тоже близко знал митрополита Сергия. Он писал:
«Пример – капитуляция московских иерархов пред служением Мировому Коммунизму (вернее сказать Сатанизму -- прим.) под предлогом будто бы обязательной для православия коллаборации с Государством, безразлично каким по своей духовной сущности. Если такой соблазн богословской мысли и такого умопомрачающего церковного действия мог произойти с таким боль- шим богословом и вместе с таким безкорыстным аскетом-монахом, как покойный патриарх Сергий (Страгородский), то что же говорить о преемнике его патриархе Алексии, и других. <…> Непростительно смешивать святое и нечестивое, благовоние фимиама и зловоние сероводорода, Божье и дьявольское. Если такое смешение не показной самообман, то это болезнь совести, схождение с совести как сходят с ума. Это интервенция мистических Тёмных Сил в грешную человеческую жизнь, духовно не ограждённую от козней дьявольских. Словом, мы стоим пред страшным фактом потери различия добра от зла». (Православие в жизни. Нью-Йорк, 1953. С. 148)
Забыть о совести, утратить различие добра от зла, пожертвовать ради чего-либо правом на правду – означает поставить политику выше религии, сознательно и добровольно выйти за пределы Церковного двора.
Большевикам было необходимо, чтобы попы стали советскими людьми, усвоили коммунистическую нравственность ради высших, благороднейших целей пожертвовали "пустячком" – правом на правду.
В июле 1927 г. митрополит Сергий и его Священный Синод негласно заключили с Советским Правительством обоюдовыгодную сделку: отдали «пустячок», получили взамен легализацию Церкви. Потом легализовавшие методично, год за годом, расстреливали легализованных. Сколько епископов было живо в 1927 г.? Сколько через семь лет, когда 14 (27) апреля 1934 г. по предложению митрополита Алексия (будущего Патриарха) Сергий был посажен на Патриаршую (!!!) Московскую кафедру «за мудрое руководство кораблём церковным» с особым титулом «Блаженнейший»? А ещё через семь лет, в 1941 г., - сколько епископов? Говорят – четыре: Сергий, Алексий, многолетний активный сотрудник НКВД Николай (Ярушевич) да «церковный власовец» Сергий (Воскресенский). Вот и вся «структура Церкви», которую сохранил «мудрый старец». А «пустячок» - право на правду – отданный большевикам по тому негласному конкордату, когда-нибудь кому-нибудь вернули?
Руководство «мудрого Кормчего» неизбежно привело к тому, что все священнослужители, спасшиеся на том церковном корабле, стали не рабами, а лакеями, совслужащими в Агентстве Коммунистической агитации и пропаганды...
Все сергианцы все годы неизменно повторяют слова, напечатанные в «Новой газете» 26.10.2015:
«Подписание под жесточайшим давлением ОГПУ и с очевидны- ми вставками, сделанными сотрудниками этой организации, Декларации в июле 1927 года было проявлением не коллаборационизма и сервилизма, но выбором такого компромисса с властью, который для выбравшего его предполагал путь мученичества через унижение и собственное попрание ради спасения Церкви».
Это столбовой путь «Красных попов» обновленцев. Новомученики и Исповедники Российские избрали диаметрально противоположный путь: Путь Правды.
«Православная Церковь не может по примеру обновленцев засвидетельствовать, что религия в пределах СССР не подвергается никаким стеснениям и что нет другой страны, в которой она пользовалась бы столь полной свободой. Она не скажет вслух всего мира этой позорной лжи, которая может быть внушена только или лицемерием, или сервилизмом, или полным равнодушием к судьбам религии, заслуживающим безграничного осуждения в её служителях».
Это «Послание к правительству СССР» соловецких епископов-исповедников обычно датируется маем того же 1927 г., что и паскудная сергиева Декларация. От неё, Декларации этой, за версту несёт ароматом ГПУ. Впрочем, сергианцы и сами о том злосмрадном запахе пишут. «Соловецкое послание», несомненно, - голос Церкви, ГПУ-шники его не редактировали.
Соловецкие епископы предложили нам три объяснения всем словам и поступкам сергианцев:
1. лицемерие
2. сервилизм
3. полное равнодушие к судьбам религии, заслуживающее.. и т.д.
Только три, четвёртого не дано. Соловецкие епископы, безусловно оставаясь лояльными гражданами Советского Союза, требовали для себя и для Церкви немыслимого, чем с первого дня Октябрьского Переворота не обладал ни один человек, - духов- ной свободы, права на Правду.
«При таком глубоком расхождении в самых основах миросозерцания между Церковью и государством не может быть никакого внутреннего сближения или примирения, как невозможно примирение между положением и отрицанием, между да и нет, потому что душою Церкви, условием её бытия и смыслом её существования является то самое, что категорически отрицает Коммунизм».
В вопросах нравственности, справедливости, права соловецкие епископы непоколебимо оставались в пределах церковной ограды.
Сергианцы, руководствуясь требованиями данного конкретного момента и конкретной исторической (политической) ситуации, вышли из «церковного двора», сделали в угоду советской власти всего лишь один шаг за пределы той невидимой ограды. Дальше всё сразу стало очень легко и предельно просто. «Ты мне позволь только лапочку на воз положить, а там уж я сама залезу».
В июле 1927 года митрополит Сергий и члены его Синода подписали Декларацию «с очевидными вставками, сделанными сотрудниками ОГПУ», пишут сергианцы. Всё. Через два с полови ной года, в феврале 1930, их никто ни о чём уже не спрашивал: они стали холуями родного Советского Государства. «Мы, церковные деятели, с нашим народом и с нашим правительством», - гласила Декларация.
3 (16) февраля 1930 г. в газетах «Правда», «Известия», «Беднота» было опубликовано «Интервью с главой Патриаршей Православной Церкви в СССР Заместителем Патриаршего Местоблюстителя митрополитом Сергием (Страгородским) и его Синодом».
«Представители советской печати обратились с рядом вопросов к митрополиту Сергию и присутствовавшим при беседе членам Синода. На поставленные вопросы митрополит Сергий и Синод дали следующие ответы:
Вопрос: Действительно ли существует в СССР гонение на религию и в каких формах оно проявляется?
Ответ: Гонения на религию в СССР никогда не было и нет. В силу декрета об отделении Церкви от государства исповедание любой веры вполне свободно и никаким государственным органом не преследуется. Больше того. Последнее постановление ВЦИК и СНК РСФСР о религиозных объединениях от 8 апреля 1929 г. (н.ст.) совершенно исключает даже малейшую видимость какого-либо гонения на религию...
В этой предательской лжи -- вся суть совецкой церкви....

Священник Георгий Эдельштейн
Воскресенский храм с. Карабаново
Костромская епархия РПЦ МП

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments