graf_orlov33 (graf_orlov33) wrote,
graf_orlov33
graf_orlov33

Categories:

БАШИЛОВ БОРИС ЧАСТЬ ПЕРВАЯ



ВРАГ МАСОНОВ №1
МАСОНО-ИНТЕЛЛИГЕНТСКИЕ МИФЫ О НИКОЛАЕ I.

Ославленный своими политическими врагами безсердечным деспотом Николай I очень часто поступал с ними наоборот слишком мягко, не так сурово, как следовало поступать. О, как много выиграла бы Россия, если Николай поступил с основателями Ордена Русской Интеллигенции А. Герценом, М. Бакуниным и В. Белинским и другими политическими бесами его времени с той непримиримостью с какой Герцен и другие интеллигенты всегда относились к Николаю I и всем другим врагам революционного движения. “Малейшая поблажка, малейшая пощада, малейшее сострадание, — писал Герцен в книге “С того берега”, — приводят к прошлому и составляют невидимые цепи. Больше нет выбора: надо казнить, или миловать и поколебаться в пути. Другого выхода нет”.
Герцен так же как и Бакунин, как и В. Белинский призывает к безпощадной расправе со всеми, кто против разрушения существующих форм жизни. Герцен пишет, что необходимо “разрушить все верования, разрушить все предрассудки, поднять руку на прежние идолы, без снисхождения и жалости” “Страсть к разрушению есть в тоже время — творческая страсть” — вопил революционный бесноватый Михаил Бакунин. Если бы Николай I попал бы в руки декабристов или руки Герцена, Бакунина и Белинского они поступили бы с ним “без всякого снисхождения и жалости” так же, как поступили потомки этих “гуманис- тов” с последним Русским Царем и его Семьей — Николаем II. И считали бы еще в своем бесовском ослеплении, себя не деспотами и тиранами, а возвышенными идеалистами и гуманистами.
А вспомним, как поступил “деспот” Николай с люто ненавидевшим его Герценом. Группа студентов Московского университета, близких друзей Герцена, распевала на одной студенческой вечеринке, следующую “милую “ песенку:
Русский Император Но Царю вселенной,
В вечность отошел, Богу высших сил,
Ему оператор Царь Благословенный
Брюхо пропорол. Грамотку вручил.
Плачет государство, Манифест читая,
Плачет весь народ, Сжалился Творец,
Едет к нам на царство Дал нам Николая,
Константин урод. Сукин сын, подлец.
В роли певца Герцен не выступал, на вечеринке, где пелась песня, не участвовал, но был единомышленником участников пирушки и полиция давно знала это, В записке Следственной Комиссии говорится о Герцене: “Молодой человек пылкого ума, и хотя в пении песен не обнаруживается, но из переписки его с Огаревым видно, что он смелый вольнодумец, весьма опасный для общества”. Если бы Николай I решил поступить с участниками этой грязной истории согласно законов, существовавших еще до восшествия его на Престол, то главные зачинщики согласно законов о кощунстве и оскорблении Царя должны были быть казнены, а остальные отправлены на вечную каторгу.
“Тиран” же ознакомившись с делом, как пишет Герцен в “Былое и Думы” издал следующее “жестокое” повеление:“...Государь, рассмотрев доклад Комиссии и взяв в особенное внимание молодые годы преступников, постановил нас под суд не отдавать, а объявил нам, что, по закону, следовало бы нас, как людей уличенных в оскорблении Его Величества пением возмутительных песен, лишить живота, а в силу других законов сослать на вечную каторжную работу, вместо чего Государь, в беспредельном милосердии своем, большую часть виновных прощает, оставляя их на месте жительства под надзором полиции, более же виноватых повелевает подвергнуть исправительным мерам, состоящим в отправлении их на безсрочное время в дальние губернии на гражданскую службу и под надзор местного начальства”.
На долю Герцена выпала “ужасающая кара” — он был назначен чиновником в Пермь: служил в Вятке и затем во Владимире. Из Владимира Герцен едет без разрешения в Москву и увозит из нее свою невесту. В начале 1840 года Герцен получает прощение и возвращается в Москву, из которой по требованию отца уезжает в Петербург для поступления на службу. Министр внутренних дел граф Строганов принимает только что окончившего ссылку преступника на службу в канцелярию Министерства. Герцен продолжает клеветать на Правительство. Николай приказывает выслать его обратно в Вятку. Строганов, на рассмотрение к которому поступило дело, назначает Герцена советником губернского правления в Новгород, пообещав назначить его через год вице-губернатором. В июле 1842 года Герцену разрешают вернуться в Москву.
Дождавшись снятия полицейского надзора, Герцен выхлопатывает заграничный паспорт и немедленно уезжает заграницу. В Европе Герцен входит в сношения с масоном Луи Бланом, вождями карбонариев, Карлом Марксом и прочими выучениками масонства. Самым излюбленным занятием Герцена становится клевета по адресу главного врага Революции — Николая I.

IX
Такую же излишнюю снисходительность проявляет Николай I и ко второму основателю Ордена Русской Интеллигенции — Михаилу Бакунину, проповедовавшему, что “Страсть к разрушению есть в то же время творческая страсть”, принимавшему активное участие в организованных масонами в разных странах Европы Революциях, мечтавшему о том райском времени, когда “Высоко и прекрасно взойдет в Москве созвездие Революции из моря крови и огня, и станет путеводной звездой для блага всего освобожденного человечества.” Косидьер, бывший парижским префектом во время Революции 1848 года, сказал про Бакунина: “В первый день Революции это — клад, а на другой день его надо расстрелять”.
За участие в Революциях Бакунин дважды (в Саксонии и в Австрии) приговаривается к смерти. От смертной казни Бакунин спасается только благодаря тому, что Австрийское Правительство решило, поскольку он является русским подданным, выслать его в Россию.
Как же поступил Николай с Бакуниным, который призывал поляков к восстанию против России и всячески клеветал на него на революционных митингах и в европейской прессе? За одни только призывы к восстанию поляков против России, на основании существовавших законов Николай I мог предать Бакунина полевому суду, который так же как и европейские суды приговорил, бы Бакунина к смертной казни. Дадим сначала слово Г. Адамовичу уличающего Г. Гуля в безпардонном вранье по адресу Николая I. “В “Скифе в Европе”, — пишет Г. Адамович, — Николай — человек взбалмошный, гневливый, ограниченный, словом самодур и “прапорщик” до мозга костей. Но под конец повествования, там, где факты говорят сами за себя, возникает некоторое психологическое противоречие: в соответствии с тем представлении о Царе, которое складывается при чтении первых трех четвертей книги, Николай должен бы доставленного в Россию Бакунина немедленно повесить. Но Царь, — правда, заключив “мерзавца” в крепость, — предложил ему написать свою “исповедь”, а прочтя написанное, сказал: “он умный и хороший малый”. Об этом рассказано в “Былое и Думы” у Герцена так же, как теперь у Гуля. Получается ЯВНАЯ НЕУВЯЗКА. Кое в чем Гуль с Герценом расходятся.”

Расхождение же заключается в том, что Гуль врет дольше даже, чем Герцен. “Никогда специально Бакуниным не занимавшись, — пишет Адамович, — я не берусь судить на чьей стороне историческая правда. По Гулю, разъяренный Царь потребовал сначала от саксонского, а затем от австрийского правительства выдачи государственного преступника. На докладах о Бакунине Николай будто бы кричал: “Достану и заграницей, не допуская и мысли, чтобы кто-нибудь осмелился его ослушаться. А Герцен пишет: “Австрия предложила России выдать Бакунина. Николаю вовсе не нужно было его, но отказаться он не имел сил”.
Адамович цитирует Герцена не точно. На самом деле Герцен пишет: “В Ольмюце Бакунина приковали к стене и в этом положении он пробыл полгода. Австрии, наконец, наскучило даром кормить чужого преступника; она предложила России его выдать; Николаю вовсе не нужно было Бакунина, но отказаться он не имел сил”. “Бакунин написал журнальный leading article.1 Николай и этим был доволен. “Он — умный и хороший малый, но опасный человек, его надобно держать взаперти”. И три целых года после этого высочайшего одобрения Бакунин был схоронен в Алексеевском равелине”.
Оказавшись в Петропавловской крепости Бакунин стал действовать по “Катехизису революционера” — то есть постарался обмануть Царя видимостью раскаяния. Писал Николаю заискивающие, подхалимские письма, которые подписывал: “молящий преступник Михаил Бакунин” или “Потеряв право назвать себя верноподданным Вашего Императорского Величества, подписываюсь от искреннего сердца кающийся грешник Михаил Бакунин”.
Письма к Николаю и написанная им “Исповедь” написаны в таком униженно-пресмыкательском тоне, что их противно читать. Ни в чем Бакунин, конечно не раскаивался и не собирался раскаиваться: он просто старался добиться разных поблажек. Александр II выпустил Бакунина из крепости взяв с него честное слово, что он не будет заниматься больше революционной деятельностью. Бакунин, конечно, обманул его. Бакунин бежал из Сибири в Америку, откуда снова приехал в Европу. Пытался принять участие в польском восстании 1863 года, принял участие в организации Первого Интернационала, принимал участие в восстаниях в Болонье и Лионе.

X
Третий основоположник Ордена Русской Интеллигенции В. Белинский, который по оценке Герцена был “самая революционная натура николаевской России” и самым бешеным фанатиком, вообще ни разу даже не был арестован. “Я начинаю любить человечество по-маратовски, — признался однажды Белинский, — чтобы сделать счастливою малейшую часть его, я, кажется, огнем и мечем истребил бы остальную”. “Уж у Белинского, — писал Н. Бердяев в статье “Кошмар злого добра”, — в последний его период можно найти оправдание “чекизма”. “Он уже утверждал большеви- стскую мораль, — пишет Бердяев в “Русской идее”.
И вот такие озверелые фанатики как Герцен, Бакунин, Белинский имели наглость изображать Николая I жесточайшим тираном. Если в чем и приходится обвинять Николая I то не в жестокости, а в излишней мягкости к своим политическим врагам, которые были в тоже время злейшими врагами России. Приходится жалеть, что Николай не запер Герцена, Бакунина и Белинского в самом же начале их преступной деятельности по созданию Ордена Русской Интеллигенции, в пустовавшие казематы Петропавловской крепости.
Subscribe

  • За что утилизируют постсовков

    Всего в сталинский период по 58-й статье УК и стандартным обвинениям в контрреволюционной, антисоветской деятельности были физически уничтожены…

  • Расчеловечивание тела

    Итак, еще раз про безплатный сыр, который бывает только в мышеловке. То есть – про вакцинацию. Но немного в другом аспекте, чем…

  • Электроприборы Российской империи с 1898 г:

    Электрочайник, кастрюля, подогреватель, духовой шкаф, утюг... После прихода к власти коммунистов эта бытовая кухонная "роскошь" снова станет…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments