graf_orlov33 (graf_orlov33) wrote,
graf_orlov33
graf_orlov33

Category:

НЕУСТОЙЧИВОСТЬ КАЗАЦКАЯ



Как сейчас помню, с какой радостью мы, молодежь, приветствовали решение Атамана и Войскового Круга о непризнании Советской власти. Имена лиц, составивших Совет Народных комиссаров во главе с Лениным, — вызывал у нас чувство глубокой ненависти и брезгливости. “Не хотим иметь с вами никакого общения, а тем более, покориться вам”, — так думали у нас на Дону, кроме немногих выродков и ослепленных душ.
Еще в Быхове Дон определялся как база для борьбы с захватчиками власти, в необходимости же этой борьбы никто из заключенных генералов не сомневался. Начало этой борьбы определяется днем прибытия 2/15 ноября 1917 г. генерала Алексеева в Новочеркасск, где было положено начало “Алексеевской организации”. Генерал Корнилов прибыл в Новочеркасск 6 декабря, совершив из Быхова сперва поход с Текинским полком (с 19 по 29 ноября) полный риска и отваги, а затем — побег в одиночном порядке, с паспортом на имя беженца Иванова. Трогательна преданность всадников-текинцев и их любовь к генералу Корнилову. Отважившись на совершение похода в тяжелых условиях и в море вражды, — текинцы оставили своего генерала лишь тогда, когда последовало от него на это приказание.
Дата 6 декабря была поворотным днем в жизни зарождавшейся Добровольческой Армии. С этого момента формирование ее приняло формы совершенно определенные и устойчивые. Этот день явился для всего Белого Движения событием знаменательным, ибо в лице генерала Корнилова Белая Идея нашла движущую силу и своего вдохновителя.
Еще до прибытия ген. Корнилова, в Новочеркасск, на Дон начали прибывать группы юнкеров и кадет из Российских военных училищ и кадетских корпусов. Прибывающая молодежь зачислялась в первую воинскую Белую часть — Юнкерский батальон. Первое боевое задание Юнкерский батальон по­лучил по разоружению 223-го запасного пехотного полка, распропагандированные солдаты которого составили основ­ной кадр большевистского восстания, поднятого 26 ноября в Ростове.
27 ноября поезд с Юнкерским батальоном подошел к Нахичевани, выгрузился под огнем и пошел в одну из тех зна­менитых атак, о которых существуют легенды. Идя во весь рост, не сгибаясь, юнкера выбросили Красных из Балабановской рощи, там закрепились и повели стрелковый бой при поддержке двух орудий донской батареи и при полном не­участии казачьих частей. При атаке почти полностью погиб взвод кап. Донскова, состоявший из кадет Одесского и Орловского корпусов. Найденные трупы мальчиков были изрешечены штыковыми ударами.
Ночью Юнкерский батальон был отведен в степь, а на утро, уже при поддержке казачьих частей, батальон снова повел наступление и Ростов был освобожден от многочисленной разнузданной нечисти, еще накауне грабившей магазины и творившей насилия и убийства.
После взятия Ростова началось дальнейшее формирование добровольческих частей: Офицерского полка и Партизанского отряда из Ростовской учащейся молодежи. На Дон успела пробраться значительная часть Корниловского ударного полка, не только офицеры, но и около 500 солдат, направленных туда полковником Неженцевым. Туда же потянулись из необъятной России все те, кто не пожелал подчиниться разбойной власти и считал своим долгом с оружием в руках защищать честь и достояние своей Родины. На Дон направились под командой полковника Дроздовского отряды Добровольцев, сформированных полковниками Жебрак и Руммель в районе Румынского фронта. Но уже к концу 1917 года путь на Дон был прегражден: Донская область была охвачена сплошным кольцом большевистских банд, которые с жестокостью истребляли всех тех, кто держал путь к Белым.
После назначения ген. Корнилова командующим Добровольческой Армией обнародуется Декларация Добровольческой Армии, устанавливается верховная власть на Юге России в лице триумвирата, членами коего, с равными правами являлись генералы Алексеев, Корнилов и Каледин, с точным подразделением дел, подлежащих ведению каждому из них. Это было, как бы первое Обще-Русское Противобольшевистское правительство, которое вошло в связь с широкой Русской общественностью и торгово-промышленными кругами.
Донское казачество, являясь как бы основным фундаментом всей Белой постройки на Юге России, уже начало выявлять грозные признаки неустойчивости и формирование строевых казачьих частей не двигалось.
Доступы на Дон постепенно прекращались с последовательным окружением Донской земли противником. Боевые средства оказались на территории Дона в ничтожном количестве и добыть их было делом затруднительным. На Дон надвигалась буря, а вместе с тем ширилась пропаганда и зараза большевизма. Вожди добровольческой Армии вынуждены были преждевременно в период неоконченной еще организации, выводить части в бой для противодействия наступающей вражеской силы. Подступы с юго-запада и таганрогский округ принимается для обороны добровольческой армией, а доступы с севера защищаются партизанскими казачьими отрядами, объединенными под властью ген. Абрамова.
22 января погибает в неравном бою от руки предателя и изменника Дона полковник Чернецов, боевая душа обороны и кумир Донской молодежи. В сердце атамана ген. Каледина вселяется тревога; приказы его о выходе казаков для защиты Дона не выполняются. С января происходят последние бои страшного напряжения партизанских отрядов с обнаглевшим противником, в результате коих защитники отходят к Новочеркасску..
Тяжелые бои с противником, превосходящим во много раз и численностью и вооружением, выдерживал отряд полк. Кутепова, состоявший из Офицерского и Партизанского полков и усиленный Георгиевским полком и партизанами есаула Семилетова. Дважды полк. Кутепов разбивает Советские отряды группы Сиверса. 14 января поднимается восстание рабочего населения в Таганроге. Продолжающийся сильный напор противника исключил возможность для добровольцев ликвидировать этот мятеж и 20 января Таганрог оставлен. С этого Дня начался отход Добровольческой Армии к Ростову, со­провождавшийся непрерывными боями и сворачиванием ча­стей в районе Ростова.
Общий боевой путь казаков и Добровольцев начал раздваиваться после 3-х месячного пути. Добровольческая Армия вынуждена была готовиться к тому, чтобы покинуть пределы Дона и нести огонь Белой борьбы в другие края. Атаман Каледин с тревогой переживал все эти явления. И когда, исчерпав все меры воздействия на казаков, когда пришла весть о гибели полк. Чернецова, когда поступили сведения о том, что Добровольческая армия подготовилась к уходу с Дона, когда выяснилось, что северный фронт закрепиться не может, — генерал Каледин выстрелом в сердце, заканчивает свой земной путь. Смерть первого избранника отрезвляет, но только на время, казаков. Новый, избранный атаман, ген. Назаров лишь на время вдохнул свежую энергию; дух каза­чества упал.
9 февраля (1918) Добровольческая армия начинает свой отход из Ростова.

В.Д.Матасов, ""Белое движение"
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments