graf_orlov33 (graf_orlov33) wrote,
graf_orlov33
graf_orlov33

Categories:

П. Н. КРАСНОВ. НА ВНУТРЕННЕМ ФРОНТЕ



IX. Моральное состояние III Конного Корпуса при Керенском.
Люди задумывали планы, и планы эти казались им вполне исполнимы- ми и великолепными, но вмешивалась судьба и разрушала все эти планы и устраивала так, что результат того, что делали люди, был совершенно обратен тому, чего они хотели достигнуть...
Нач. кор.Крымов застрелился. Это неправда, что его будто бы убил на квартире Керенского адъютант Керенского. Крымова всюду и везде неотлучно сопровождал честнейший и благороднейший офицер подъесаул Кульгавов. Он мне подробно доложил все обстоятельства смерти Крымова, и я не имею ни малейшего основания сомневаться в правдивости его показания. Да, у Крымова, как у человека сильной воли, было слишком много причин, чтобы покончить с собою.
Разговор его с Керенским был очень сильный. Крымов кричал на Керенского, потом поехал к beau-frere'y (прим. – свояку) Керенского, полковнику Барановскому, и у него прилег в кабинете на оттоманке. Кульгавов был рядом в комнате. Никто не входил к Крымову. Через некоторое время раздался выстрел. Кульгавов бросился в комнату. Крымов лежал на отоманке смертельно раненый; револьвер валялся на полу. Это не была инсценировка самоубийства, но само самоубийство. Через некоторое время Крымов скончался, и Армия его, шедшая на революционный Петроград, осталась без Вождя.
Все разваливалось... Штабные команды никого не признавали и не слушались. В порядке была только 1-я Донская Дивизия.
И вот, потянулись Комитеты к Комиссарам. Я еще не успел вступить в командование Корпусом, как увидел желтые погоны уссурийцев в садике кадетского корпуса и среди них – Вэйтинского, увидел драгун с их председателем Комитета юным мальчиком, вольноопределяющимся Левицким, толпящихся возле Станкевича.
Спасать Россию не пришлось. Передо мною стояла задача более скромная – спасать офицеров, оздоровлять Корпус, восстановлять в нем порядок, хотя бы настолько, чтобы Корпус ...не был опасен для мирных жителей. Это могли сделать по тогдашнему состоянию Корпуса только Комиссары.
Я пошел к Станкевичу и Войтинскому.
И Станкевич, и Войтинский, и Савицкий, в особенности первые два, с полною отзывчивостью, скажу более – сердечностью отнеслись к этому деликатному делу уговаривания солдат и казаков и примирения их с офицерами. Взаимными усилиями мы достигли того, что части вернули своих начальников и стали им повиноваться...
Одною из целей похода Корнилова на Петроград было уничтожить Комиссаров и Комитеты, которые были всеми признаны крайне вредными, ближайшим результатом неудачи похода было усиление Комисса ров и поднятие значения Комитетов, признание самими начальниками их необходимости. Я с самого начала Революции боролся против Комитетов, низводя их на степень только хозяйственного контроля, артели, кооператива для закупок, и первый Комиссар, которого я увидал, был Линде; теперь мне пришлось целыми днями беседовать с Комитетами и быть частым гостем у Комиссара и его помощника, и это было вызвано действительною необходимостью.
Но был результат и гораздо худший. Неудача мятежа Крымова подняла большевиков и усилила их позицию в Петроградском Совете, и не прошло и трех дней после того, как Керенский взял на себя бразды правления в разлагающихся Армии и флоте, как он почуял более сильную опасность слева – со стороны большевиков. ""Завоеваниям Революции"" угрожали не правые круги, притихшие и подавленные под солдатским Террором, а анархия и большевизм. Как ни странно это было, но за первою помощью Керенский обратился к тому самому III Конному Корпусу, который шел ... арестовать его.
1 сентября к Пскову собрались приморский драгунский и уссурийский казачий полки и стали разгружаться и расходиться по деревням; драгуны – в большом порядке, уссурийцы в порядке относительном. Все остальные части были повернуты обратно и направлены на Псков, а 2 сентября в 8 часов вечера за мною экстренно приехал адъютант начальника штаба фронта и повез меня в штаб. Мне передали шифрованную телеграмму от верховного главнокомандующего Керенского о том, что ввиду возможности высадки немцев в Финляндии и безпорядков там, необходимо сосредоточить 1-ю Донскую Дивизию в районе Павловск – Царское, штаб в Царском, а уссурийскую Дивизию – в Гатчине и Петергофе, штаб – в Петергофе.
Каждый из нас уже по самой дислокации Корпуса понимал, что безпорядки в Финляндии и высадка немцев – это тот фиговый листок, которым прикрывались настроения Смольного института и открытая пропаганда Ленина в войсках петроградского гарнизона.
Я был в отчаянии. Только что сделанная работа успокоения разрушалась. Кто поверит, что ожидается высадка немцев? Скажут: опять контрре- волюция, опять измена. Вся надежда была на подпись Керенского и на Комиссаров И действительно, Керенскому поверили, а Войтинскому и Станкевичу удалось уговорить полки, что приказ надо исполнить. Но, конечно, главное было то, что никто ни оружием, ни словами не мешал нам в походе, – большевики еще не были готовы. К 6 сентября Корпус сосредоточился на указанных ему местах. Корпус предназначался для борьбы с большевизмом и ""анархией"" Не успев еще как следует ликвидировать опасность справа, глава мелкобуржуазной ""демократии"" опять устремляет все свое внимание налево. Нужно отдать ему справедливость, Керенский проявил здесь достаточную практическую сметку и классовую ""сознательность"", обратившись за помощью к тем самым частям, которые лишь накануне участвовали в контрреволюционном мятеже.
ГЛ. X. ПЕТРОГРАДСКИЕ НАСТРОЕНИЯ.
В революционном Петрограде и его воинских учреждениях я был первый раз. 4 сентября я приехал со штабом в Царское Село и в час дня явился к главнокомандующему Петроградским Военным Округом. Таковым оказался ген. Теплов. Эта милейшая личность, гуманнейший человек, любитель литературы, изящных искусств, поэзии, совсем не военный, всегда отличавшийся либеральными взглядами, был схвачен Керенским и посажен на место главнокомандующего. Главнокомандующим он, кажется, был всего пять дней.
Теплов меня сейчас же принял. В его добрых глазах стояли слезы. Большая борода поседела и была растрепана.
– Да, вот в каком виде вы меня видите, – сказал он. – А штаб-то! Помните?
Портреты начальников штабов былой эпохи грозно смотрели на нас со стен. Казалось, их души были с нами и возмущенно шептались кругом. В громадные окна глядел чудный сентябрьский день и Александровская колонна с Ангелом мира, осиянная солнцем. Тени прошлых великолепных парадов, бывших на этой площади, теснились в воспоминании, и надо всем лежала печать томительной и безысходной грусти. Тут больше, чем где-либо, понял я, что мы дошли до конца и дальше уже идти некуда... Дальше – пропасть...
– Какие указания я вам могу дать? – говорил Теплов. – Я здесь халиф на час. Может быть, завтра уже меня не будет. Скажу одно: идет борьба за власть. С одной стороны, – Керенский, который все-таки хочет добра России и хочет ее с честью вывести из тяжелого положения, но подле него – никого; с другой, – Совет Солдатских и Рабочих Депутатов, которым уже овладели большевики с Лениным и который становится все более и более популярным среди петроградского гарнизона. Вы вызваны для борьбы против него, а сможете ли вы бороться?.. Да... Тяжелые времена!.. Но помочь ничем не могу. Я... ведь до завтра.
Теплов и ""до завтра"" не досидел на своем посту. В тог же день из вечер ней газеты я узнал, что Керенский отставил его и на его место назначил командовавшего в моем же Корпусе 1-м Амурским казачьим полком генерального штаба полковника Полковникова.
Полковников – продукт нового времени. Это – тип тех офицеров, которые делали Революцию ради карьеры, летели, как бабочки на огонь, и сгорали в ней без остатка. В японскую войну 1905 года – это двадцатидвухлетний офицер, донской артиллерист, проникнутый священным пылом войны и жаждой славы. Он прекрасно и лихо работает с казаками. После войны – Академия Генерального штаба; дальнейшая карьера идет гладко, и к 1917 году он – командир 1-го амурского полка, чуть что не выборный, пользующийся большой популярностью среди казаков. Поход Крымова. Полковников чует своим хитрым сердцем, что солдаты и казаки колеблются, отрывается от полка и мчится в Петроград к Керенскому.
34-летний полковник становится главнокомандующим важнейшего в политическом отношении округа с почти 200 000-ною армиею. Тут начинается метание между Керенским и Советом и верность постольку поскольку. Полковник помогает большевикам создать движение против Правительства, но потом ведет юнкеров против большевиков. Много детской крови взял на себя он... И в конце концов Полковников в марте 1918г. повешен большевиками на Дону, в Задонской степи, на зимовнике Безгулова.
Но теперь Полковников, об измене которого Корнилову знал весь Корпус, становится начальником и распорядителем корпуса. Полковникову приходилось докладывать секретные планы и совещаться с ним о работе, не зная, с кем он идет – с большевиками или против них!
Керенский, взявши на себя управление Армией, на первых же шагах своей деятельности запутался до крайности. 30 августа его начальник штаба ген. Алексеев подтвердил мое назначение на пост командующего III Конным Корпусом. Керенский одобрил это, отдавал мне приказания, а 9 сентября, не сменяя меня, допустил к командованию тем же корпусом начальника 7-й кавалерийской дивизии барона Врангеля.
Растерянный, истеричный, ничего не понимающий в военном деле, не знающий личного состава войск, не имеющий никаких связей и в то же время не любящий с кем бы то ни было советоваться, Керенский кидался к тем, кто к нему приходил. Врангель случайно приехал в эту минуту в ставку. Керенский знал, что Крымов застрелился, что корпус в Петрограде, и предложил Врангелю корпус, не думая обо мне. Меня это только развязывало. Я подал решительно в отставку. Но тут ввязались в дело казачьи Комитеты. Они уже почуяли власть, притом в донской Дивизии я был любим, а уссурийская начинала любить меня, – Комитеты явились к Керенскому и потребовали, чтобы я остался командиром Корпуса, потому что я – казак и корпус казачий, а барон Врангель – немец. В этих воспоминаниях П.Н.Краснова прекрасно показано, как обессилил русский солдат неправдой. Отречение Государя обличило это со всей прямотой... Утрачен был дух Святой Руси.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments