graf_orlov33 (graf_orlov33) wrote,
graf_orlov33
graf_orlov33

Category:

«ПИСЬМО КАТАКОМБНОГО ЕПИСКОПА ИПЦ АНТОНИЯ к Ф.М.» 1947г.




«ЦЕРКОВЬ РУССКАЯ ЖИВА"
Милость Божия буди с тобою, сын мой!

Пишу для бодрости твоей. Великому унынию твоему нет надлежащих причин. Если Церковь Христова на Руси жестоко гонима, если враги Ее не дают Ей возможности видимо проявиться, открыто и перед всеми свидетельствовать себя, то это не значит, что Церкви Христовой на Руси нет. И если ты своими внешними очами сейчас не видишь Церкви, то от сего нельзя заключать, что Она разрушена до основания. Если ты, горячо любящий мать свою Церковь, не признаешь нынешних подделок под Церковь – Церковью, то отсюда никак не следует, что ты остался вне Церкви. Бывали времена, когда Церковь Христова была видима всему мiру. Бывали и другие времена, когда Церковь становилась невидимой мiру. Но никогда не было такого времени, когда бы Церковь Христова была побеждена врагами Ее, когда Она была бы совсем уничтожена. Сила Церкви всегда выше всех сил Ада, восстающих на Нее. Лика церковного никогда не затмить врагам церковным. Наша Святая Русь была и есть Святой Русью, и крепкую надежду имею, что и останется она таковой. Также и Церковь Христова на Руси была, и есть, и будет. В этом крепкую веру имеем. Ныне, хотя мы и не имеем видимой Церкви, но мы в Ней пребываем. Как верные чада церковные, мы никуда из Церкви не уходим и не уйдем.
Твой вопль похож на вопль пророка Божия Илии. Он также говорил:
“Сыны Израилевы оставили завет Твой, разрушили Твои жертвенники и пророков Твоих убили мечем; остался я один” (3 книга Царств 19, 10). Ты также не прав, как был не прав в то время сей блаженный пророк. Ты помнишь, конечно, картину Нестерова под названием “Святая Русь”. На этой картине – русские всех сословий. Лица у всех, изображенных там, чужды прелести мiра сего. Всеми силами души они жаждут только одной правды Христовой, Живут только ей одной, ради нее страдают, томятся, принимают жестокости жития. Такова была Русь и такой осталась. В рабство к врагам своим попала она попущением Божиим. – На каторжный труд ее послали. И вот мы видим в любой деревне, в любом колхозе, в любых тяжких работах эту прежнюю Русь. Одежды другие – большей частью рубища. А лица все те же, выражение их то же, что у русских людей на картине Нестерова. Такая же жажда нетленного, вечного, такое же смирение перед жестокостью и насилием века сего. Жива и славна Церковь Христова на Руси. Только не там Она ныне, где звонят колокола и где пышные ризы одевает духовенство Московской патриархии. Не там Она, где т. н. “служители церкви” кичатся только, и преимущественно, гражданскими, советскими добродетелями. Она в венце терновом, который завещал Ей Христос. Она на Голгофе ради правды Христовой. Она светится невечерним светом. Покрывают Ее тайны терпения, смирения и глубочайшей молитвы. Но одолена быть Она никем, никогда не может, “Истина Господня пребывает во век” (Пс. 116, 2). “Блажен, у кого надежда на Господа, вечно хранящего верность” (Пс. 145, 5,6).
Безсилие врага в борьбе с Церковью сказывается в том, что он никогда не может затмить истины Христовой. Поэтому он всегда усердие свое кладет для того, чтобы только запутать все входы к истине. Вот, может быть, и в твоем сознании ему удалось такую путаницу произвести. От сего унывать не нужно. Надо только твердо себе ныне уяснить: откуда нам русским грешным людям светит свет истины.
Прежде всего, истина как была, так и есть в церковной правде, в Соборном разуме Святой Церкви, который запечатлен в Соборных Постановлениях и Правилах. Зная их, всегда можно тьму вольного и невольного заблуждения отличить от истины, как бы враг устами злонамеренных ни искажал сего источника истины.
Потом, истина Христова, истина церковная – у нынешних многочисленных страдальцев за истину. Услышь их голос, и ты услышишь голос истины. – Это не страшно, что ты с этими страдальцами не находишься в видимом общении. Сердца их с тобой, потому что ты любишь Церковь Христову. И твое сердце с ними. – Потом, непременно, ищи истину Христову у нашего великого русского православного Народа...
– Как все странно на Русской земле. Вновь зазвонили в открытых храмах колокола. Там ковры, цветы, тщеславное торжественное упоение успехами, и тут же на Руси тысячи, десятки тысяч Мучеников, изнуренных страдальцев за святую Православную Церковь (после войны, опять начались репрессии -прим.). В храмах открытых духовенство возлюбило временную сладость греха, там открытое предательство церковных интересов, низкое пресмыкательство перед сильными мiра сего и тут же, в это же время, мы видим на Руси мужей великого мужества и благородства христианской души. Велика слава новых русских Мучеников и Исповедников. Несколько лет тому назад я был направлен в Концлагерь. Меня туда гнали по этапу, от тюрьмы до тюрьмы. На стене одной тюремной камеры я тогда прочел такую надпись: “Слушайте, читайте: Я Васька Жиляй, известный бандит, пишу эти слова со мной рядом на нарах лежит монах. Это действительно святой, истинный человек. Он мне выворотил и перевернул все сердце”...
Если бы кто знал, какие тонкие, хитрые изобрел враг для нынешних Мучеников за Церковь казни и искушения, и они противостояли им. Если бы кто знал, как мучительны допросы мученикам и исповедникам Христовым перед новыми игемонами, но мученики противостояли им. Если бы кто знал и видел море соблазнов, предлагаемое страдальцам за истину, но страдальцы противостояли им. Одни из них умирали от голода, другие умирали от стужи морозной. Шли на казнь, сопровождаемые страшными издевательствами и насмешками мучителей. Шли, умирали и в трепете души несли возлюбленного Христа и Его святую Истину. Их казнили и в одиночку, сокрыто, и целыми сотнями и тысячами в угарных банях, топили преднамеренно в кораблях, сжигали, травили ядом и т. д. Перед подвигами новыми современных страдальцев за веру бледнеют картины гонений на Церковь Христову древнего времени.
Ни один историк, не исчислит их испытаний, трудов и болезней. Не исчислит также великих заслуг перед православием на святой Руси. Ведает их только Христос, Пречистая Дева Мария и Святые Ангелы Божии. Ибо эти страдальцы силою Христовою совершили безмерные свои подвиги. – Только Ему единому в мучениях своих они приносили вопль: “Тебе люблю и Тебе ищуще страдальчествую, и сраспинаюся, и спогребаюся крещению Твоему, и стражду Тебе ради, яко да царствую в Тебе, и умираю за Тя, да и живу с Тобою”. Прикосновение к их духу и нас снабжает силою Христовою. Любовь к ним и нам сообщает любовь ко святой Церкви. Молитва к ним обращается в молитву их за нас, чтобы мы до скончания дней своих пребывали в корабле Иисусове, которого не потопить врагам.
Помни, дорогой мой, сие и утешайся сим. Если дух твой с этими страдальца- ми и Мучениками, то, значит, дух твой в Церкви Христовой присутствует. Сейчас в открытых храмах можно наблюдать две веры. Одна вера, или вернее ненависть к вере, в алтаре, местопребывании духовенства, а другая вера – в храме, где народ, ничего не понимающий в новом Расколе, стоит плотной толпой, ожидая благодатных церковных утешений. Идти народу больше некуда, ведь истинных Православных Храмов нет – они не позволены. И вот народ тщетно ждет мира и ласки церковной в храмах “Московской патриархии”. Правда, уже в этой толпе много разочарованных, уже много понимающих, что здесь не найдут они освящение душам своим. Но сюда, в храм, они пришли с глубокой жаждой чувствовать и слышать Божие откровение. В алтаре этих храмов – лицемерие, волнение страстей от маловерия, грязные поступки и дела от неверия, а в народе, наполняющем эти храмы, осуждение себя, преклонение колен сердца перед Богом и жажда благодати. Правда, уже много стало понимающих ложь и неправду “Московской патриархии” и духовенства, служащего теперь в открытых храмах. Но таков народ наш. Сердце народное живет Богом и дышит только Богом.
Приехал недавно ко мне из глуши деревенской один добрый человек. Я его расспрашивал о душе народной, и он мне рассказал о том, как теперь там у них в деревнях без священника мiром, т. е. всем обществом сельским Богу молятся. Храмы открытые от них весьма далеко, да и не льнут они к ним. И вот не в одном месте и не в двух, а везде по их “округе”, как говорил мой знакомец, народ теперь сам отправляет общественное богомолье. В нареченный день из каждого дома берут по одной иконе, самой любимой, и собираются все верующие на селе в одно место: на выгон, в луга или в поле, где обычно прежде совершались такие же богомолья. Самые грамотные на селе читают там каноны и акафисты, какие знают, а народ в то время усердно молится. Говорят, что такие богомолья собирают гораздо больше народа, чем собирали прежде при священниках. Не истощилась, а углубилась жажда духовная.
Лет пять тому назад я проживал в одной деревне. Был Праздник Успения Пресвятой Богородицы. – Отправляясь на прогулку в поле, я заметил благообразного старика с мешком. Он был послан колхозниками собирать курьяк (куриные пометы) на удобрение. Старик со мной поздоровался и истово поклонился. “Дедушка, – сказал я, – а знаешь ли ты, что сегодня праздник?” “Какой?” – спросил дед. “Праздник Успения Пресвятой Богородицы”, – ответил я. Дед стал на колени и с потрясающими рыданиями приник к земле. Заплакал с ним и я. Потом дед обратил свое лицо ко мне и воскликнул: “Неужели, неужели Он не помилует нас? Неужели Он не сжалится над нами?” Я утешил старика и убеждал, что Он непременно сжалится. Да и может ли иначе быть, чтобы Он над нами не сжалился. Разве мы не видим, что находимся в Его великом промышлении. В Его великой любви.
Велики слезы народа нашего. И море безпредельное слез наших, их особенная горечь есть великое достояние наше. У нас больше ничего нет, к Престолу Вседержителя мы положим только слезы наши. Никто столько слез не положил туда, сколько положили мы. Ни у кого они так не горьки, как у нас. И поэтому мы имеем великую надежду, что наши слезы будут особенно близки к Богу. Ведь мы их принесем еще с русской кротостью, с русским смирением. Неужели неподкупная правда Божия лишит нас с такими слезами. – Нет! Эти слезы есть благовестие милосердия Божия. Есть знак, что Господь с нами пребудет, что мы непременно будем причастниками истины Его.
Русский народ многие обманывали, и сам он во многом виноват. Велика короста на его сердце. Но дайте свободно выплакать ему перед Богом все свои болезни и недуги.
Изнесите образ Пречистой перед людьми русскими и дайте им свободу исповедовать свою веру. Тогда вы увидите такое явление, которого не увидите ни в одной стране. Вы увидите восходящую к Небесам великую покаянную молитву, и вы увидите с небес простертые руки Отца Небесного к русским людям. О, сколько русских православных душ жаждут ныне покаяния.
Живи, родной мой, верой и любовью Божьею безмерною к народу нашему. Следи за тем, как Господь, по любви своей, подает нам исключительные испытания и верь, крепко верь, что Он наблюдает за нами, ведет нас к Небесному Отечеству путями необыкновенными. Верь и в благодарственной молитве успокаивайся совершенно. – Может быть, ты скажешь: “а как же быть, когда нет у нас Священноначалия и таинств ныне”. Это скажешь совсем напрасно. Священноначалие наше – одно приносит жертву мученическую за всю Церковь, а другое – укрывается ныне от нестерпимого гонения в местах тайных и непроходных. Усердно молись, чтобы встретить тебе этих укрывающихся священнослужителей, и принять от них необходимые тебе таинства.
Помни также, что Святые таинства – дело есть Божие. Святая Мария Египетская не мнила себя, находясь в пустыне, вне Церкви...
Всем сердцем желающих таинств, Господь сподобляет принять оные. – И для сего яви пред Господом своим истинное смирение, неотступную молитву и чистоту веры.

Храни тебя Господь и Царица Небесная и все Святые земли Свято- русской.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments