graf_orlov33 (graf_orlov33) wrote,
graf_orlov33
graf_orlov33

Categories:

М. Диунов: ПОЧЕМУ КРЕПОСТНОЕ ПРАВО – НЕ РАБСТВО



До сих пор периодически предметом дискуссий становится крепостное право. Казалось бы, данный вопрос хорошо изучен, и говорить тут не о чем. Однако раз за разом находятся люди, которые прямо утверждают, что крепостное право в России это аналог античного рабства.
Казалось бы, спорить с абсурдными утверждениями безсмысленно, но все же стоит еще раз рассмотреть эту проблему с самых основ, чтобы у манипуляторов не было оснований для создания ложного образа Царской России.

Итак, рабство это, прежде всего, юридический институт. Положение раба весьма точно описывается языком права. Раб – это человек, который находится в полной собственности другого человека. Он лишен политических и экономических прав, его хозяин распоряжается им как любым иным имуществом, и владение рабом не накладывает на хозяина никаких обременений. Раб не правомочен и поэтому не отвечает в суде, где за него отвечает его хозяин. В свою очередь, хозяин может сам наказывать раба так, как сочтет нужным.

Варрон в трактате «О земледелии» подразделял орудия земледельчес кого производства на три категории: «на орудие говорящее, полуговоря щее и немое; орудие говорящее — это рабы; полуговорящее — это быки; немое — это повозки».
Такой взгляд на рабов отражен в римском законодательстве. Закон Аквилия (287 год до Р.Х.) об ответственности за уничтожение и повреждение чужих вещей приравнивал рабов к четвероногим: «кто, не имея права, убил раба или домашнее четвероногое, ему не принадлежащее, тот должен уплатить высшую цену стоимости убитого».

В кодификации законов Императора Юстиниана I (VI век по Р.Х.) раб рассматривался не как субъект прав, а как объект вещного права — res non persona. Поэтому раб, как и любая вещь, мог быть объектом сделок: он мог быть подарен, продан, обменен, завещан, уступлен на время по договору найма.
Такие традиционные институты (язычества), как брак и вытекавшие из него семейные отношения, не распространялись на рабов. Допускаемая связь между рабом и рабыней не считалась браком и могла быть расторгнута по воле хозяина. Если рабам дозволялось употреблять слова «отец» и «сын», то это было актом милости владельца, не имевшим правового значения.

Как пишет римский юрист Юлий Павел «отцовство у рабов не имеет никакого отношения к законам». Раб был лишен собственности. Если господин наделял его имуществом, то делал это только в своих интересах.
Имущество это оставалось собственностью владельца раба, и продажа раба не влекла утраты имущества господином. Как писал римский юрист Ульпиан: in personam servilem nulla cadit obligatio – по отношению к рабу не существует никаких обязательств.

Термины «гражданские права» и «личность» были лишены смысла по отношению к рабу, Институции Юстиниана определяли: nullum caput habet — «[у раба] нет правоспособности». Рассматривая раба как вещь, римляне признавали за господином право жизни и смерти над его рабами.
Вот что такое классическое рабство. Если с ним все более-менее ясно и большинство имеет о нем довольно точное представление хотя бы по школьному курсу истории античности, то о крепостном праве у значительной части людей понятия самые дремучие, зачастую связаны с литературной трактовкой крепостного права как рабства в эпоху Просвещения и позже. Обличительный пафос просветителей понятен и объясним, но он не делает крепостное состояние рабством.

В чем принципиальное отличие крепостного от раба? Прежде всего в том же юридическом статусе. Крепостной – это человек не находящийся в собственности, а обязанный службой. Он не лишается политических и экономических прав, а права его господина по отношению к крепостному сильно ограничиваются законом. Владением крепостными крестьянами накладывает на владельца целый ряд обременений. Крепостной правомочен и отвечает за свои преступления в суде. Права господина на наказание крепостного ограничены законом.

Крестьянин выступает в русском законодательстве как органическая принадлежность поместья и вотчины независимо от личности владельца. Владелец имел определенные права распоряжения крестьянами лишь тогда и в той мере, когда и в какой мере он был владельцем поместья или вотчины.

Если римское законодательство определяет правовое положение раба как объекта собственности, то русские акты формулируют это иначе. В состав акта, с которым была связана передача прав собственности на вотчину или поместье, традиционно входила формула определяющая несение повинностей. Вот как она звучала в отказной памяти 1657 года на поместье Костромского уезда: «...крестьянам, которые в тех деревнях живут... [господина], во всем ...слушать и оброк его боярский ему платить и пашню на него пахать...».

Очевидно, что речь здесь идет совсем не о «говорящих орудиях», а о людях, несущих повинности, чье положение схоже с положением дворян несущих военную повинность за отданные им земли, в то время как крестьяне несут рабочую повинность за землю же.

Наличие правомочий нобилитета в отношении крестьян не исключало того, что крестьянин обладал как субъект права определенными правами владения своим наделом и хозяйством. Как в Уложении 1649 года, так и во 2-й половине XVII века обе эти стороны правового положения крестьян как объекта феодального права и как субъекта права тесно взаимодействовали. В XVIII веке под воздействием дворянства, желающего расширения прав на владение крестьянами, происходит постепенный сдвиг в сторону уменьшения прав крепостных, но уже начиная с правления Павла I, ситуация выравнивается и права крестьян восстанавливаются и расширяются.

Каковы же были права крепостного крестьянина? Они были довольно обширны и лишь немногим отличались от прав свободного. Естественно крепостной не был собственностью господина как «говорящее орудие». Вот что пишет об этом М.О. Меньшиков: «...крепостных продавали. Но ведь это была продажа совсем особого рода. Продавали не человека, а обязанность его служить владельцу. И теперь ведь, продавая вексель, вы продаете не должника, а лишь обязанность его уплатить по векселю. «Продажа крепостных» – просто неряшливое слово... Это оплошность Церкви и государства, не догадавшихся почистить официальный язык».

Крепостной был субъектом права – он обладал частной собственностью, она могла им приобретаться и наследоваться. Собственность крестьянина была неотчуждаема, кроме как по суду и не принадлежала его господину. Никаких ограничений на распоряжение собственностью не существовало. В то время, когда крестьянин не нес повинности, он мог заниматься хозяйством в той мере, в какой сочтет нужным. В случае же перевода на оброк, повинность крестьянина приобретала форму не отработки а оплаты (натуральной или денежной) и возможность хозяйствования для крестьянина не ограничивалась ничем.

Крепостной сам отвечал за свои преступления в суде. Помещик обладал в пределах имения определенной административной властью, как обладали ей в то же самое время, к примеру, английские лорды, но любое преступление, выходящее за рамки административного, судилось уже государственным судом, где крепостной выступал как правомочный ответчик. Крепостные, равно как и другие сословия, присягали Императору. Лишенные прав объекты собственности не могут быть приведены к присяге, так как не отвечают за свои поступки и не могут принимать на себя никаких обязательств. В этом отношении русское крепостное право отличалось от его европейской формы, где скажем в германском Privilegium Gothardianum (1570 год) определялось: «у крепостного столько прав, сколько желает его хозяин».

Со времени Екатерины II постепенно отменялись ограничения на экономическую деятельность крестьян. В ХIХ веке они могли торговать‚ заводить фабрики. Именно крепостные крестьяне основали национальный центр хлопчатобумажной промышленности в Иваново-Вознесенске. «Главными торговыми деятелями» нижегородской ярмарки, как писал А. де Кюстин в 1839 году, были крестьяне. Результаты труда крепостного, лежащие за пределами несомой им повинности, принадлежали только ему и не могли быть отчуждены господином.

Право крепостного на семью никогда не оспаривалось. В отличие от раба, крепостной мог вступать в брак, его дети были законны и наследовали его имущество. Жизнь, здоровье и имущество крепостных защищались законом, за преступления в отношения крепостных их господин отвечал перед государственным судом.

Помещик имел в отношении крепостных значительные обременения, не исполнять которые не мог, под угрозой лишения имущества и даже судебного преследования. В случае неурожая, помещик был обязан кормить своих крестьян и предоставлять им посевной фонд на следующий год. В случае пожара, помещик был обязан дать крестьянину лес на новый дом и оказать при необходимости финансовую помощь (приобретение инвентаря и пр.). Крестьяне в России всегда и без каких-либо ограничений охотились в барских лесах и ловили рыбу в реках.

И наконец, крестьянин издавна обладал правом на оружие. Держать дома и использовать на охоте оружие было не просто допустимым, но широко распространенным явлением в русской деревне. Русское крестьянство было «вооруженным народом».

Закончу словами М.О. Меньшикова: «Пушкин... придавал огромное значение свободному обращению крестьян с господами и отсутствию даже «тени рабского унижения в его поступи и речи». Какой же, в самом деле, это был раб, если он ничуть не был похож на раба, а был совсем похож на свободного человека? Пушкин справедливо находил, что на Западе (даже в Англии) отношения между высшими и низшими сословиями отличаются гораздо большей унизительностью, доходящей до подлости».

-------------------------------------------

Почему то не рассматривается рабство солдат, офицеров. дворян, часто погибавших на службе или получающих увечья... Совецкие колхозы величали сами колхозники вторым крепостным правом, много худшим первого. Простой совецкий человек был прикреплен к определенному месту, которое не мог покинуть под угрозой уголовного наказания. Так же совок прикреплялся к определенному рабочему месту под страхом, опять же таки тюремного заключения, если не заступал вовремя на работу. 2 месяца без работы - и наступала уголовная ответственность - статья "за тунеядство". Каждый совкодуй - это раб своего Государства.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments