graf_orlov33 (graf_orlov33) wrote,
graf_orlov33
graf_orlov33

Category:

ЖИЗНЬ ВЕЛИКОГО КНЯЗЯ МИХАИЛА (ЧАСТЬ ВТОРАЯ)



В 1882 году Действительный статский советник и камергер Виктор Владимирович Апраксин продал Брасовский стан Великому Князю Георгию Александровичу Романову за 4,3 миллиона
рублей. В 1899 году, через пять лет после кончины Императора Александра ΙΙΙ, в возрасте 28 лет умер Его сын Великий Князь Георгий (27-04-1871 + 28-06-1899). Его имение получил младший сын
Императора – Великий Князь Михаил Александрович. Очень многих людей облагодетельствовал истинно по царски Великий Князь Михаил. Многие были обязаны Ему своей хорошо обезпеченной сытой жизнью. Когда строили Московско-Киево-Воронежскую железную дорогу, то
Великий Князь уступил безвозмездно 263 десятины земли для ее строительства. Пожертвовал средства для строительства двух станций и четырех полустанков. Занимался Он и улучшением грунтовых дорог. Один из участков брасовцы до сих пор называют «Царской дорогой». В 38 селениях, входящих в имение, насчитывалось 1800 дворов где проживало в то время 9116 душ мужского пола. В имении находились опытное поле, конный завод, два винокуренных завода, маслобойня, льнообделочное заведение, 28 мельниц и лесопилок. Располагались владения на территории нынешних Брасовского, Комарического, Навлинского, Суземского районов и составляли 107238 десятин лесов и земли. Причем, круглый лес сплавляли на плотах по реке Десне и по ее притокам до Киева, который там продавался, принося большие доходы владельцу. В старинных апраксинских дворцах была открыта почтово-телеграфная контора с телефонной связью на Орел, Москву и Петербург. Телефон был не только в княжеском дворце, в Главной конторе, но и на многих хуторских хозяйствах, лесничествах, заводах и других хозяйстве нных объектах. Кроме шести лесопильных заводов на паровой тяге, в Алтухово находился завод по выработке картона. Все работные люди на этих предприятиях были обезпечены высоким стабильным заработком. Михаил Александрович очень любил лошадей и знал в них толк. На его конном заводе были лошади чистокровной рысистой породы, которые пользовались большим спросом. Очень славился своими урожаями брасовский фруктовый сад, где насчитыва лось до двух тысяч деревьев. В оранжерее выращивались персики, абрикосы и виноград. На территории имения везде цвели разнообраз ные цветы. Было очень развито пчеловодство, которое составляло триста пчелиных семей и приносило большой доход. В прекрасном состоянии находилось организованное в широких масштабах рыбоводство. Было создано 24 отдельных пруда с регулируемым режимом воды из главного ключевого пруда. Из искусственно разводимых рыб особенно ценными были таймень, сиг, форель, а также стерлядь, осетр, судак и лещ. Ко всему, не лишним будет вспомнить, что значительная часть прибыли от различных производств направлялась Великим Князем на благотвори- тельность. Кроме богадельни и детского приюта, в пределах имения работала второклассная церковно-приходская школа и 30 земских и церковно-приходских школ, которым Великий князь постоянно выделял топливо и материальные пособия.
При Главной конторе в поселке Локоть работала школа для детей служащих. Особой достопримечательностью усадьбы был парк. Разбит он был на ровной поверхности с пологим уклоном в сторону Прудков. Перед дворцом с большим вкусом был устроен партер с газонами и скульптурами. Здесь же были устроены беседки, скамьи, прогулочные дорожки, галереи. Преобладали такие деревья, как липа, пихта, береза и дуб. Немалую роль в украшении сада играла вода. Прудки имели благоустроенный вид. Был оборудован специальный бассейн, в
котором для купания вода подогревалась. Из под земли бил фонтан и в летнее время здесь устраивались для гостей катания на лодках. Выезжая с гостями в лесные угодия, Михаил Александрович ходил на диких зверей, для чего имел в штате опытных егерей, а также содержал
псарню. Однажды на охоте Великий князь подвергся смертельной опасности от медведя, который оставался живым, даже после двух выстрелов из ружья. Лишь благодаря вмешательству егеря Гладилина, Великий Князь избежал смерти. Егерь Гладилин получил щедрое вознаграждение от Великого Князя.
Разумно устроенное хозяйство в имении Михаила Александровича приносило хороший доход, обустроенный быт давал покой и радость. Господь показывал этим, что следование богоустановленному порядку никогда не остается без вознаграждения.
Не то стало после Революции 1917 года. Новыми хозяевами России этот прекрасный уголок был уничтожен. Разграблено было все. Безследно пропала картинная галерея, реквизиции подверглись не только
фамильные драгоценности но и столовое серебро, хрусталь, фарфор, фаянс. Исчезли гравюры, скульптуры и бронза, представлявшие большую художественную ценность.
Но, все это произойдет позже, а в 1907 году Великий Князь Михаил Александрович был назначен командиром эскадрона в 51-й Черниговс кий гусарский полк, где полковым священником был отец Митрофан Сребрянский (первый духовник Марфо-Мариинской обители
обустроенной прпмч. Елисаветой Феодоровной Романовой). В 1909 году полк стал называться
«17-м гусарским Черниговским Ея Императорского Высочества Великой княгини Елисаветы Феодоровны полком». Его командиром стал Великий Князь Михаил Александрович, а полковым священником отец Сергий Сребрянский, старший брат отца Митрофания. Именно здесь, на
Гатчине, где находилась школа верховой езды, он впервые встретился со своей будущей женой Натальей Сергеевной. В то время она уже была женой младшего офицера того же гусарского полка Владимира Вульферта. При этом, от первого брака с дирижером Большого театра Сергея Мамонтова она имела дочь. Но никакие увещевания со стороны старших офицеров, не могли изменить отношения к ней со стороны Великого Князя. Михаил Александрович стал частым гостем
семьи Вульферт, которая проживала тогда в Гатчине на улице Баггут. Нередко приглашал ее на природу, куда они ездили на его личном автомобиле. Он приглашал Наталью Сергеевну в свою ложу, когда они бывали на гонках. Впрочем, Наталья Сергеевна далеко не сразу ответила взаимностью столь Высокой особе, ибо для нее было удивительным столь трогательное внимание к ней, женщине незнатного происхождения, со стороны Великого Князя.
В 1909 году Государь Николай Александрович узнал о незаконной связи своего Брата с Натальей Сергеевной. Он пригласил Михаила Александровича к себе. В разговоре с ним был раздражителен
и в резкой форме велел ему отправляться в Орел в Черниговский гусарский полк, при этом поставил условие Михаилу Александровичу не встречаться с Натальей Сергеевной. В Гатчине, в Голубом Гвардейском полку, очень любили Михаила Александровича, поэтому во все винили
Наталью Сергеевну. Офицеры Гвардейского полка договорились, что при встрече с Натальей Сергеевной никто не должен с ней здороваться и раскланиваться. Офицерские жены тоже объявили ей бойкот, и при встрече договорились делать вид, что ее не существует.
Наталья Сергеевна была женщиной образованной, происходила из интеллигентной семьи. Ее отец Сергей Александрович Шереметевский был известным адвокатом, мать Юлия Вячеславовна происходила из семьи Свенцицких. Французский посол Морис Палеолог с высокой похвалой говорил о ее внешнем облике и манерах поведения. Но, женитьба Великого Князя на дважды разведенной, не говоря уже о том, что невеста имела самое непрезентабельное происхождение,
не могла обрадовать Императорскую Династию. Но это была горячая и искренняя любовь (или, иначе – страсть), а потому, ни мнение света, ни опала со стороны Государя, не могли изменить решение Великого Князя. Михаил Александрович и Наталья Сергеевна решили, что будет лучше, если она уедет на время в Европу. В течение нескольких месяцев они общались с помощью телеграфа, порой отправляя в день по 2-3 телеграммы. По возвращении Натальи Сергеевны в Россию, Михаил Александрович нашел в Москве 8-комнатную квартиру около Петровского парка, по адресу: Петербургское шоссе, дом 36, квартира 2 Вскоре Он снял дом в сельской местности под названием Удинка, окруженный прекрасными лесами, озером и купальней. 24 июля 1910
года у них в Москве родился сын, которого назвали Георгием в честь умершего старшего Брата.
Михаил Александрович беззаветно любил сына, но при этом он не делал различия между ним и дочерью Натальи от первого брака.
13 ноября 1910 года Государь подписал Указ Правительствующему Сенату, который не подлежал обнародованию. В нем предписывалось: «Сына состоявшей в разводе Натальи Сергеевны Вульферт, Георгия, родившегося 24 июля 1910 года, ВСЕМИЛОСТИВЕЙШЕ возводим в
потомственное дворянское Российской Империи достоинство, с представлением ему фамилии Брасов и отчества Михайлович». В мае 1911 года Государь дал согласие, чтобы Наталье Сергеевне была присвоена фамилия Брасова, как и у сына, с позволением ей жить в Брасово. Михаил Александрович мог приезжать сюда из Орла, где стоял Его полк, только на выходные. Но семья не жила в затворе. У них часто бывали гости, бывал Шаляпин, бывали Рахманиновы, часто гостила
сестра Натальи Сергеевны Ольга с мужем Алексеем Матвеевым.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments