graf_orlov33 (graf_orlov33) wrote,
graf_orlov33
graf_orlov33

НЕОБЫКНОВЕННЫЙ ПОДВИГ корниловца-первопоходника прапорщика Л.И.Васильева.

В начале марта месяца 1919 года Корниловский Ударный Полк с боями занял Дебальцевский бассейн, удерживая за собой важные стратегические пункты для обороны, как, например, железнодорожную станцию, депо, разные постройки и другие укреп- ленные пункты.
Ввиду еще малочисленности состава полков сплошного фронта не было. Пополнение наших частей Добровольцами шло довольно медленно. С продвижением нашей Армии вперед и расширением занятых районов увеличивалось и поступление Добровольцев. Медленно, но верно наша Армия увеличивалась и крепла.
Мой старший брат, после довольно тяжелого ранения в 1-м Кубанском походе, находился в Новочеркасском госпитале и после полного выздоровления опять вступил в строй в свой Корниловский ударный полк. В Дебальцевском районе он находился в одной из рот полка, командной должности не занимал, а был рядовым бойцом. В то время я был назначен помощником начальника хозяйственной части Корниловского ударного полка, которая стояла в поселке Ханженково. Начальником хозяйственной части полка был полковник Врублевский, уже пожилой человек, лет около 65. Будучи сам 25 лет, я считал его стариком. Поэтому все поездки по всем интендантским и другим учреждениям я совершал, конечно, по его распоряжению. Часто, не менее двух-трех раз в месяц, я наезжал и в штаб полка по хозяйственным делам, когда присутствие самого начальника хозяйственной части не требовалось.
В каждый мой приезд в штаб полка, по выполнении всех дел, я просил у помощника командира полка разрешение на свидание с моим братом, на что тот охотно давал разрешение, сообщая мне место нахождения роты, где брат служил.
В одну из таких поездок в полк по хозяйственным делам я посетил моего брата. Его рота была на правом фланге полка и занимала железнодорожную станцию. Командир роты, к которому я обратился за разрешением повидать брата, поведал мне, что на днях мой брат совершил необыкновенно смелый до дерзости, геройский подвиг, о котором брат сам расскажет.
- Сейчас он в моей роте герой, - сказал командир роты, - и за этот подвиг командир полка представил его в следующий чин подпоручика. Сейчас я попрошу вызвать к вам вашего брата.
Вскоре явился мой брат, и мы, тепло поздоровавшись, уединились в укромное место. Вот что рассказал мне брат.
«Видишь ли, - сказал брат, - на днях я чуть было не погиб, но Господь Бог не дал мне погибнуть, а спас меня и сделал героем. Дело в том, что правее нашей роты, приблизительно в 8 верстах от нас по другой железнодорожной ветке, находится другая небольшая станция. Ее занимала рота, кажется, Марковского полка. Командиры рот установили между собою связь и условились в случае боя одной из рот против Красных немедленно после боя сообщить командиру другой роты, кто занимает эту станцию. Как полагается, мы всегда выставляем сторожевые посты во все стороны для предупреждения внезапного нападения Красных. Особенно мы бдительны ночью, ведь у нас нет сплошного фронта, а всюду прорывы.
На днях утром Красные превосходными силами повели наступление на станцию, занимаемую ротой Марковского полка. Разыгрался сильный бой. Наблюдать этот бой нам не представлялось возможным из-за большого расстояния. Судили мы лишь по интенсивности ружейного и пулеметного огня.
Вначале долгое время продолжался частый ружейный огонь, сопровождаемый все время пулеметными очередями. Потом огонь стал уменьшаться, но все же периодически раздавались пулеметные очереди, сменяемые частым ружейным огнем. Так продолжалось несколько часов. Затем огонь стал стихать, наконец прекратился, и все стихло.
Мы стали гадать, кто теперь занимает эту станцию. Прошло уже больше двух часов, но никто к нам не появлялся с сообщением о бое. Солнце уже стало заходить, командир роты да и все мы начинаем волноваться. На всякий случай командир роты усилил сторожевой пост в направлении к станции, занимаемой Марковской ротой. Вдруг командир роты обращается ко мне и говорит:
- Прапорщик Васильев, возьмите свою винтовку и пойдите на станцию узнать, кто там находится. Приближаясь к станции, будьте осторожны и начеку. Вы можете нарваться на красную заставу.
Взяв винтовку, я отправился на станцию. Стало уже темнеть, но все же еще хорошо было видно впереди меня. Иду и внимательно осматриваю дорогу впереди и по сторонам. Прошло уже больше часа, и наконец я увидел вдали станцию, примерно на расстоянии полуверсты от меня. Хотя уже сильно стемнело, но я все-таки различил там какие-то фигуры, которые входили и выходили из помещения вокзала. Думаю, ну, это наши удержали все-таки станцию. Стало уже совсем темно, и только на очень близком расстоянии можно было с трудом узнать, кто свой, а кто чужой, то есть красный. Предполагая, что командир роты может быть только внутри станции, я иду прямо к ней, не спрашивая никого, кто попадался мне на пути, и они тоже меня не останавливали. Подойдя к станционному помещению, я спокойно открываю дверь. Внутри хорошо освещено. И вдруг, к моему великому изумлению, я увидел, что все помещение полно Красными: одни лежат на полу, другие сидят на подоконниках окон, и все пьют чай, очевидно, после ужина. Еще больше меня были изумлены Красные, внезапно увидев перед собой корниловца в полной форме с эмблемами на рукавах и с винтовкой в руках. Они так обалдели и перепугались, что даже не сдвинулись с места, только сильно побледнели, и глаза их стали круглыми. Все взгляды устремились на меня. Своим внезапным появлением я их всех загипнотизировал, как удав свою жертву.
В голове у меня мысли мелькали страшно быстро. Что делать? Как выйти из такого безвыходного положения? Ведь Красных полно внутри и снаружи. Живым уйти невозможно. Единственный выход — начать бой и дорого продать свою жизнь. Удрать же просто невозможно, я окружен со всех сторон, и они меня быстро пристрелят. Все это длилось несколько секунд. Вдруг шестое чувство подсказало мне один план. Быстро приоткрываю дверь станции и громко кричу: «Корниловцы, сюда за мной! Бей Красных!» Как только они это услышали, поднялось вавилонское столпотворение. Все Красные сразу повскакивали со своих мест и бросились к окнам, повыбивали рамы и стали выбрасываться наружу с криком: «Корниловцы заняли станцию!» Чтобы еще больше навести панику, я два раза выстрелил в красных, а сам выбежал наружу через дверь. Принимая меня за своего, ко мне бросилось человек 15 Красных и спрашивают меня:

- Товарищ, что такое случилось на станции?

А я, продолжая бежать, кричу им, что корниловцы заняли станцию, «спасайтесь и бегите к поезду», что они и сделали. В это время к станции подходил Красный эшелон, вероятно с подкреплением. Все красные бросились к поезду с криком: «Корниловцы на станции!» — и на ходу вскакивали на площадки вагонов. Поезд внезапно обдался паром, забуксовал и дал задний ход, все ускоряя движение, и исчез в темноте. Запоздавшие группы Красных бросились вслед за поездом.
Итак, казавшееся мне безвыходным положение превратилось в победу. Я очистил от Красных станцию и прогнал подходящий к ней эшелон. Невероятно, но все это так.
Принимая во внимание, что, может быть, не все Красные удрали сразу, я, перезарядив винтовку, приготовился ко всем могущим случиться неожиданностям. Чтобы случайно не попасть им в руки, я удвоил внимание и осторожность. Быстро проскочив опасные места, я бегом направился к своей станции. Придя на станцию, еще сильно взволнованный, я немедленно разыскал своего командира роты и подробно доложил ему, что произошло со мной на станции. Выслушав мой доклад, командир роты сказал, что это просто фантастически невероятный боевой подвиг.
- Вы один очистили станцию от Красных, заставили также удрать и Красный эшелон, это просто невероятно. Сердечно поздравляю вас и очень рад, что вы остались невредимы, прапорщик Васильев. - И он крепко пожал мне руку. - Мы слышали здесь несколько выстрелов из винтовки и подумали, что вы натолкнулись на Красных и они вас пристрелили. Сейчас я по телефону доложу командиру полка о вашем подвиге и попрошу его связаться с Марковским полком предупредить командира их полка, что станция, взятая в бою Красными, сейчас уже свободна. Благодаря необыкновенному подвигу нашего корниловца Красные бежали в панике. Сейчас же немедленно надо занять станцию, пока Красные еще не пришли в себя. Одной роты будет недостаточно, так как к Красным прибыло подкрепление, вероятно, на рассвете Красные большими силами атакуют станцию, и нужно приготовиться их встретить как следует...»
Поговорив еще с братом о наших делах, я уехал в свою хозяйственную часть полка.
Через две недели я получил из штаба извещение от командира полка, в котором он сообщил мне, что мой брат доблестно погиб в бою с красными. Так Судьба играет человеком.

К.И.Васильев (первопоходник, штабс-капитан Корниловского Ударного Полка)
"Вестник первопоходника". №49 октябрь 1965 г.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments