graf_orlov33 (graf_orlov33) wrote,
graf_orlov33
graf_orlov33

Categories:

Коллективизация как национальная катастрофа.


Воспоминания её очевидцев и архивные документы. ДОКУМЕНТЫ
+ + + +
Чумакова (Торгунакова) Елизавета Михайловна родилась в 1927 г. С 1949 г. живет в Кемерово. Рассказ записала внучка Князева Наталья в апреле 1996 г.
Моего отца - Торгунакова Михаила Лавреньевича арестовали в 1937 г. как кулака и врага народа. У нас забрали дом, 3 коровы, лошадь, овец, кур, свиней, весь инвентарь. Наш дом был самый просторный в селе. Поэтому в нем сделали школу. А больная мама (Дарья Григорьевна) и мы, её малолетние дочери, были выкинуты на улицу. Нам разрешили жить в собственной стайке. Нас не спасло и то, что отец служил в Красной Армии, имел орден и был народным депутатом. Его осудили по 58 статье, навесив много пунктов. Из 50 дворов, имеющихся в селе, тогда раскулачили три...
Арестовали отца банально. Зашли к нему ночью местные сельские активисты и сказали, что его вызывают в контору. Сразу же, по темноте, посадили в телегу и увезли. Он абсолютно ничего не успел с собой захватить. Как был в фуфайке и галошах, там и увезли. Сначала привез- ли в Силино, а оттуда - в Кемерово. В 1942 г. пришло официальное известие, что он умер от менингита. А в 1959 г. КГБ нам сообщило, что 15 августа 1942 г. его расстреляли. Стреляли тогда кулаков в Ягуновке. Тела сбрасывали в ямы и овраги, которых там было полно. Их также жгли на кострах. Так что даже могилки от отца не осталось...
Что было делать? Мама поплакала - поплакала, да и успокоилась. Тогда это воспринималось как норма! Жаловаться было некому, да и некуда... Она несколько раз ездила в Силино, подписывала какие-то бумажки, дала подписку о невыезде. Соседи от нас шарахались, как от чумных. Боялись дать даже огня. Девочек не приняли в пионеры, а потом в Комсомол.
На всю нашу большую семью я работала с 7 лет, толклась по хозяйству, следила за сестренками. А после ареста отца пришлось идти работать, как взрослой, в Колхоз. Закон о "запрете детского труда" здесь не действовал. Дети вместе с взрослыми пололи колхозную картошку, капусту, ворошили, сгребали, скирдовали сено. Делали всю работу... Домой приходили еле живые от усталости. Немного отдохнешь, бывало, - и на колхозный огород. У каждого был свой участочек, Но он принадле- жал не нам, а Колхозу. На нём росли картошка, лук, у некоторых - табак (но его обычно выдирали). За эти участки очень сильно гоняли, требовали хорошего урожая. Но урожай часто пропадал без полива. Кто ж его польет, если целый день колхозник на поле или на покосе?
До ареста отца мы питались хорошо: картошка, свинина, яйца, молоко, рыбы. Много солили грибов. Пшеницу сеяли сами, сами же её молотили. Хлеба было вдосталь. Сено косили неподалеку на лугах. После ареста отца у нас начался голод... Есть стали всего два раза: только утром и вечером. Ели гнилую картошку, очистки, пустые крапивные щи, лебеду, морковку, саранки (клубни лесных лилий), отруби. Маленькие дети умирали.
В войну ели ещё хуже: тошнотики из мерзлой картошки или очисток, черный горький хлеб (его пекли из чего попало). Нам в нашей стайке было холодно. Из щелей дуло. Мы их затыкали, чем попало. Но не помогало. Дрова (сухостой) надо было привезти на себе из лесу. Лошадь Колхоз нам не давал.
В таких условиях на учебу смотрели, конечно, сквозь пальцы. Но мы всё равно были одни из лучших учениц. Но несмотря на это, всех Торгунако- вых вычеркнули из списка, когда пришла из города разнарядка на курсы комбайнеров. В нашей деревне была только четырехлетка, а в настоящую школу ездили в Елыкаево.
Для учебы условий не было. Писали на полях газет сажей, разведенной в воде. Мы и жили также. Мылись и стирали щелоком, так как мыла не было. Керосина, спичек тоже не было. Носили тряпичные пимы (раньше их катали из овечьей шерсти).
В 1949 г. мы переехали в Кемерово. Долгое время у нас были проблемы с паспортами. Тогда паспорта выдавались только по справкам из Колхоза, а в Силино что-то нам напутали. За нами была организована слежка "органов". Мама должна была ходить и регулярно отмечаться. Я работала уборщицей и одновременно училась в училище на швею. Сестра Валентина пошли на курсы бухгалтеров. Нина тоже училась в училище. До 1958 г. мы всегда заполняли анкеты, в которых указывали про судимость отца. К нам везде относились как к людям второго сорта. Только после реабилитации отца к нам стали относиться лучше.
В 1960 г. вышла замуж, родила сына. Хотя мы живем отдельно, но он помогает, чем может. Держу свой огород, поросят.
Я считаю, что сейчас стало лучше жить. Плохо живет сейчас тот, кто жить не умеет. Это как с кулаками. Кулаки были не вредителями. Они были настоящими хозяевами. А Советская власть приучила людей не заботиться о своем будущем.
К коммунистам отношусь плохо. Считаю, что как прежние коммунисти- ческие лидеры, так и нынешние политики - это не те люди, которые должны стоять у власти. Президента Ельцина - терпеть не могу. Стране нужен новый президент.
Но в числе нынешних политиков его я не вижу.
------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Имеются ВСЕ ОСНОВАНИЯ, после подробнейшего изучения, что "крепостное право", при всей его неоднозначности, приблизительно раз в 10 было легче, свободнее, краше, радостнее и безопаснее, чем сталинские безправные Колхозы с активистами и прочей коммунистической лавочкой...
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • За что утилизируют постсовков

    Всего в сталинский период по 58-й статье УК и стандартным обвинениям в контрреволюционной, антисоветской деятельности были физически уничтожены…

  • Расчеловечивание тела

    Итак, еще раз про безплатный сыр, который бывает только в мышеловке. То есть – про вакцинацию. Но немного в другом аспекте, чем…

  • Электроприборы Российской империи с 1898 г:

    Электрочайник, кастрюля, подогреватель, духовой шкаф, утюг... После прихода к власти коммунистов эта бытовая кухонная "роскошь" снова станет…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments