graf_orlov33 (graf_orlov33) wrote,
graf_orlov33
graf_orlov33

Category:

Л.Н. ЛОПАТИН, Н.Л. ЛОПАТИНА КОЛЛЕКТИВИЗАЦИЯ как национальная катастрофа


Воспоминания её очевидцев и архивные документы. ДОКУМЕНТЫ
..................................................................................................................
Бабикова Ксения Даниловна родилась в 1928 г. в Барановке Щегловского района. Живет там же. Рассказ записала Лопатина Наталия в августе 1999 г. (спецэкспедиция фонда "Исторические исследования").
Я родилась и всю жизнь прожила в Барановке. Родители работали в Колхозе, поэтому хозяйство у нас было небольшое. Отца раскулачили в 1937 г. и отправили на Север. Из нашей деревни тогда многих мужиков угнали. За несколько приемов не менее 40 семей репрессировали. Мы, по привычке, это раскулачиванием называли. А деревня в то время у нас не шибко большая была. Мне тогда девять лет было... Помню, собрали их в конторе, а нас туда даже не пустили с отцом проститься. Его увели, и больше мы его не видели... Гнали отца вместе с другими мужиками до конца деревни. Мужики пешком идут, а охранники - на конях их гонят, Так и погнали по тайге в глушинку (плачет).
Потом от отца письма приходили из Приморского Края. Писал, что работает на известковом заводе. Подробностей, конечно, не сообщал. Оно и понятно: цензура же была. В 1942 г. от него пришло письмо, в котором отец писал, что ослеп и, что его, наверное, скоро отпустят домой. Мы его всей семьей ждали. Как мы его ждали! Как ждали! Но отец так и не приехал… И писем больше от него уже не приходило. Что с ним случилось, мы так и не узнали. Нас мама одна растила. А было у неё нас девять ребятишек...
Из репрессированных мужиков никто домой так и не вернулся. Один только дядя мой пришел. Его вместе с моим отцом забирали. Он рассказывал, что их тогда гнали несколько тысяч мужиков. Угнали всех на Восток строить железную дорогу. Почти все они погибли от голода и невыносимых условий труда и жизни. Из тех тысяч, по его словам, выжили только несколько сотен. А больше он ничего не рассказывал. Несловоохотлив он стал после той ссылки. В то время за лишнее слово могли снова забрать...
Когда людей раскулачивали, то имущество отбирали. У нас забрали дом, амбар, косилку, коня. Нам еще повезло, так как мы получили маленький домик вместо нашего. Хоть на улице не остались. В школе нас учителя попрекали, что мы "кулацкие" дети. А соседи относились к нам нормально. Все оказались в одинаковом положении. У нас не оказалось ни одного человека, у которого бы не раскулачили родственника: в деревне же все друг другу родня.
Судьба по разному распорядилась моими сестрами и братьями. Одного брата, с 1914 г. рождения, Органы забрали в 1940 г. Он колхозных жеребят пас. На него написали, что кобыла отелилась, а жеребенок пропал по его вине. Брата сначала послали "гнать кубатуру" в Барзас. А потом, рассказывали, приехал "черный ворон" и его увез куда-то. Никакого следствия и суда не было. Никто его больше никогда не видел. Он пропал навсегда. А жеребенок тот потом нашелся. Он в чьем-то доме был заперт. Но властей это уже не интересовало...
Другой брат в 1943 г. погиб в Сталинграде (где добывал, видимо победу для коммунистов -прим.). Еще один брат во время войны ТЭЦы и ГРЭСы поднимал. Один брат сейчас на Урале живет. Старшую сестру мобилизовали на шахту "Бутовскую". Ей тогда, кажется, еще и 18 лет не было. Она вагонетки катала. Задавило ее там. Другая сестра в Колхозе работала. Обуть ей нечего было, она босиком и работала. Простыла и умерла...
Мама работала в колхозе, и мы ей помогали. Я травку на поле дергала, еще совсем маленькая была, отец тогда с нами ещё жил. Тогда дети работали в Колхозе как взрослые. Соберут ребятишек 1928-29-30 годов рождения (то есть, семи-девятилетних) и отправят на прополку поля. Нас, ребятишек, не отпускали на ночь домой. В кустах, около поля, стояла будка, мы в ней и ночевали. Рано утром вставали и шли в поле, работать. Хоть и маленькая была, а тяжело было, уставала. Да и питались плохо. Наварят нам на поле картошку, кисель овсяной и хлеба 200 грамм на день дадут. Никакой войны тогда ещё не было. А когда я чуть подросла, уже поля корчевала, снопы вязала.
В Колхозе мы работали по многу часов. За работу нам записывали трудодни, на которые в конце года выдавали муку или зерно. Денег нам не полагалось. Жили впроголодь и до войны, и во время, и после войны. Женщины собирали после уборки урожая с полей картошку, зерно и еще что-нибудь для своих детей. За это их ... сажали как расхитителей Социалистической собственности. Мама рассказывала, что одна бабка взяла из колхоза охапку сена для своей коровы. Отобрали сено у бабуси, чуть не побили. Не сослали ее, слишком старая была. Еще разные такие случаи были.
Мясо мы не ели. Да откуда у нас, у колхозников, мясо, масло? Даже тот, кто корову держал, этого не ел вдоволь. Налоги нас душили? Ох, как душили! Все нужно было сдать государству. Себе оставались крохи. Мы сдавали добротные продукты, а сами ели всякую траву-лебеду. А в войну детям, как иждивенцам, не полагалось хлеб выдавать. Мама в 1944 г. чуть не умерла с голоду. Свои рабочие 200 грамм делила с моей младшей сестрой и с детьми родственников, которые у нас тогда жили.
Но в Колхозе не все бедствовали. Конторские и начальство жили хорошо. Они и питались, и одевались лучше, чем колхозники. Работали не так как мы в поле - от зари до зари.
Мы сами пряли, ткали. В магазинах купить нечего было, да и денег не было у колхозника. Если ситчек какой раздобудешь, так это - на праздник. Тогда не то, что сейчас, - довольствовались самым малым. И мебель была самая простая. Когда отца забрали, из мебели в нашем доме была одна самодельная деревянная кровать с самотканными подстилками, стол и круговые деревянные скамейки.
У нас даже паспортов не было. Горожанам паспорта выдавали, а колхозникам нет. А без документа никуда не уедешь. Когда их дали, люди быстро из Колхозов разбежались - кто куда. Пенсий колхозникам не платили. Мама уже старенькая была, она нечего не получала. А когда брат на фронте погиб, ей за него платили сначала 16 руб., потом 24 руб., 40 руб.
Моя пенсия сегодня 291 рубль. Этой пенсии ни на что не хватает. А я ведь с детства работаю. Неужели так всю жизнь будет? Работать без отпусков и нечего не получать. Достатка не видеть. Никуда за свою жизнь я не ездила. Отпуска в 15 дней появились только после войны. А до этого даже понятия такого не было. Вместо отпуска я брала денежную компенсацию и в отпуск не ходила. У меня было пятеро ребятишек. Денег на проживание не хватало. А на эти 40-60 рублей можно было купить поесть что-нибудь и одежду кому-нибудь справить. Это очень небольшие деньги. Я только в последние года перед пенсией брала отпуска. А так всю жизнь работала.
Знаете, что интересно, в Колхозе хоть голодно жили, тяжело было работать, но с песнями на работу и с работы ходили. Народ веселый, добрый был не то, что сейчас. Пели, наверное, потому, что это родители в нас вложили. Старые традиции соблюдали. Мама говорила, что раньше, в старину, люди часто пели.
Истребили в нас традиции предков. Нам даже в Бога запрещали верить. Я, вот, сегодня не знаю, верующая я, или нет. В церкви в войну зерно держали. После войны клуб там сделали, а потом ее подожгли, и она сгорела. Старушки всегда церковные праздники отмечали - Пасху, Крещение, Рождество, Масленицу.
Я не помню, что говорили родители о Колхозах. Многие не приветство вали создание Колхозов. Но всё равно все работали и молчали. Кто недоволен, того быстро по этапу отправят. После войны ходили слухи, что Колхозы распустят. Но этого не произошло.
Во время войны думали, быстрей бы война закончилась. Думали, Гитлер в наших бедах виноват. Война закончилась, Гитлера уничтожили. И что? Как жили плохо, так и жили! Конечно, не в таком уже голоде. Ситчек в магазине можно стало купить. И то…
Когда мне исполнилось 14 лет, меня мобилизовали в ФЗУ (фабрично-заводское училище). Я стала штукатуром-маляром. До мобилизации я успела закончить 6 классов, а там уже не до учебы было. Нужно было работать.
В нашей деревни все ребятишки учились. Хотя бы один класс да закончили (вот она грамотность советская -прим.). В школе нас заставляли вступать в пионерию. Но мы с подругами туда не пошли. Почему-то не захотели. И в Комсомол, и в партию я не стала вступать. Боже, упаси! Бог спас от такой чертовщины!
В 1947 г. я вышла замуж. Мужик мой в Колхозе работал. Дадут на человека 8 кг. муки и растягиваешь его, чтобы на месяц хватило. Но мы как-то жили. Привыкли ко всему. Сейчас сама удивляюсь, как мы выжили!
Как-то так получилось, что мы с подругами со своими будущими мужьями не дружили, просто сходились и всё. Некогда было дружить. Как-то не до свадеб было. Мой - с армии пришел, мы с ним и сошлись. И прожили вместе 50 лет. Когда замуж вышла, долго жили с мамой. У нас уже родилось пятеро ребят, мы только тогда смогли купить себе ма-а-аленький домик. Потом нам дали дом, да такой холодный, что вода замерзала. Дом, в котором сейчас живу, мы купили в конце 70-х и тогда же более, менее стали обзаводиться мебелью, более приличной одеждой.
Я - человек немолодой. И вижу, что неправильно люди живут. Воруют много. Все разворовали. А может, и воруют потому, что смысла в работе не видят. Это мы работали. А они на нас смотрят и говорят, что хоть работай, хоть не работай, все равно добра не наживешь...
Многое, конечно от главы страны зависит, от народных избранников, от начальства. В мою молодость голосовали только за одного кандидата в депутаты. Только он один и значился в бюллетене, никакой другой фамилии, чтобы нам выбрать, там не было. Чтобы явку избирателей обезпечить, на избирательном участке столы накрывали с едой. Буфеты привозили, чтобы люди купили какой-нибудь дефицит. Пойдешь, проголосуешь, пообщаешься. Я и сейчас на выборы хожу.
За Ельцина голосовала. Поверила ему, думала нашу жизнь исправит. Разуверилась в нем ...
Знаешь, милая, разговорилась я с тобой… Старое вспомнила. И вижу, что ни одного яркого воспоминания мне из своей жизни что-то не приходит. Пожелаю ли я детям такой судьбы? Господи, помилуй! Наши дети уже не увидят нормальной жизни. Внукам бы она хоть досталась! Я им желаю, чтоб они жили не так, как мы. И войны чтоб не было. Пусть лучше нас живут!
Наговорила я тут тебе на свою шею. Вот придут и уведут. Скажут, наболтала бабка лишнего. Деда же увезли! Боюсь ли я? А ты как думаешь? Конечно. Ой, заберут меня, заберут (смеется).
----------------------------------------------------------------------------------------------------
Расскажи-тка мне баушка, про отсталую "царскую соху" и лапти и про передовые технологии Советскогу Союзу... Какая такая удача постучалася к вам в дома опосля народной Революции... Как переменилася жистя ваша к лучшему?! Поведай, старая.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments