graf_orlov33 (graf_orlov33) wrote,
graf_orlov33
graf_orlov33

ВЫДЕРЖКИ ИЗ СБОРНИКА ИПХ



ЗВЕРЬ, ВЫХОДЯЩИЙ ИЗ БЕЗДНЫ (Откр. 17:8)

В Октябре 1917 г. к власти в России пришла сатанинская Секта, тщательно законспирированная внутри коммунистической партии (большевиков). Нити, ведущие к центру управления этой сектой, уходили далеко за океан (и по сей день уходят туда). В основе всей организации лежал масонский принцип многоступенчатости посвященности. Так что вряд ли рядовые люмпен - большевики догадывались о подлинных целях своих руководителей, а те, в свою очередь, не знали целей еще более «высших»… ВКП(б)КПСС, таким образом, изначала стала партией-оборотнем: на словах, в лозунгах, декларациях, в официальном учении марксизма-ленинизма – одно, а на деле подспудно – другое, зачастую прямо противоположное. По своему образу и подобию эта партия создала и государство-оборотень 666Р: по Конституции, по закону, по официальным постановлениям, на слух всему миру – а по факту, по сути, по духу – совершенно другое!
Такого масштаба убийств и преступлений на религиозной почве в истории человечества еще никогда не бывало! Бывали жестокие, несправедливые или лживые правители, дела которых расходились со словами. Но никогда не бывало правителей, которые бы ставили целью уничтожение и подмену самого народа народа на свою противоположность, доставшихся им во власть! А именно это и начали делать "народные представители" в России с первых дней своего прихода.
- 1 -

Как писал в 1949 г. келейник свт. Феофана Полтавского – бывшего духовника Царской Семьи, схимонах Епифаний Чернов:
«Удерживающий взят от среды” (2 Фесс. 2:7) и предреченный тиран-антихрист явился. Но он, насколько может, прячет свое истинное лицо и действует пока что как бы в безличной форме "антихриста коллективного", все время меняющего свое лицо.
И он, этот свирепый тиран, наглый и искусный в коварстве, явился под личиной борца «за правду, свободу и справедливость», но дыша звериной злобой, залил ненавистную ему землю Русскую морем человеческой крови и слез. Путем небывалого во всей мiровой истории кровавого насилия над христианским народом государственная власть перешла в руки Интернациональных заговорщиков, одержимых деятелей «тайны беззакония» (2 Фесс. 2:7), пришедших и действующих в духе и целях всемiрного антихриста.
С первого же момента антинародного, зверино-кровавого захвата власти Интернациональными преступниками под лозунгами: «Чем больше крови, тем крепче власть», эта власть фактически и оказалась в руках "коллективного антихриста", выступающего под именем «Революционной Диктатуры» и вот уже десятилетия тиранически принуждающего народы Российской земли и использующего несметные богатства ее в целях захвата всемiрного владычества… Дивно сказанное в св. пророчестве об антихристе три тысячи лет тому назад: «И укрепится, – сказано, – сила его, хотя и не его силою, и одержит верх с малым народом (кучка), и он будет производить удивительные опустошения и успевать и действовать и губить сильных и народ святых. И при уме его, и коварство будет иметь успех в руке его» (Дан. 8:24; 11:23).» (Предисловие к Уставу по охране Церкви тайной, катакомбной, времен антихриста. М.: Самиздат).
- 2 -

Имеются разные подсчеты жертв принесенных на жертвенник Сатане большевистским режимом под различными видами (завышенные и заниженные). Точных же цифр, разумеется, установить невозможно. Если брать еврейские расчеты, то Красный Террор и гражданская война с последующим умиротворением страны унесла около 30 миллионов жизней, вместе с умершими от тифа и прочих эпидемий. Большей частью — это русские. Стихийный, но умышленно не прекращённый голод в Поволжье 1921-1922 г.г., а также страшный искусственно устроенный коммунистами голод 1932-1933 г.г. унесли ещё в общей сложности 13 миллионов. Одна лишь «коллективизация» 1929-1933г.г. выселила с исконных мест до 15—20 миллионов крестьян, большей частью русских; более половины их погибли в невыносимых условиях Сибири и Севера, были сразу убиты 4 миллиона. Выселялись, бросались в тюрьмы и Концлагеря, расстреливались и замучивались не только политические противники большевиков — кулаки, «белобандиты» и всякие там «бывшие». Прежде всего так или иначе уничтожались люди, родовитые, элита, действительно верующие, духовные, или люди знающие и понимающие, способные разобраться в происходящем и возглавить сопротивление. Вырубалось и становой хребет, лучшая часть, ядро Русского Народа и его коренной основы — православное крестьянство. В одной только Второй Мiровой войне, в т.ч. при умышленно «пирровых» победах, воюющих "мясом" большевиков, потеряно со стороны России не 7, не 12, не 17, и не 20 миллионов, как объявлялось раньше в сов. сообщениях, а по новым данным, примерно 42 миллиона (помнящих еще русскую национальную власть).
Выживать в таких условиях под тотальным террором могли, в основном, только приспособленцы, те, кто готов был (хоть на словах, формально) отрекаться и от Бога, и от Церкви, иногда и от своих родителей на собраниях (и так приходилось!), то есть люди, для которых превыше всех истин, принципов и ценностей было простое самосохране ние. Они подвергались такой мощной идейно-психологической обработке и «перевоспитанию», что их сознание и мироощущение менялось быстро на прямопротивоположное. Менялся соответственно и сердечный завет с Богом на завет со Тьмой. Их дети после Октября 1917 г. уже не получали никакого церковного и духовного образования, ни оглашения, и напротив их души наполнялись социалистическим и атеистическим содержанием. Первое время это хоть как то восполнялось духовным просвещением в семьях, но потом, с середины 1920-х годов, начало резко скудеть и оно. Поколения поздних 20-х — 30-х годов уже вовсю обрабатывались не просто атеистической пропагандой, но более того - богоборчеством. Но они, по инерции, ещё сохраняли в душе начатки таких качеств, как совесть, долг, честность, милосердие и т.п., правда, часто не имея никакого представления, откуда берутся такие качества в душе человеческой, не зная, что они — от Бога. В последующих поколениях этих сломленных, приспособленцев и атеистов совесть и иные качества, естественно, всё более иссякали, пока к нашим дням не исчезли полностью. Пьянство, разврат, матерная ругань, извечная нужда, страхи, безправность, наркотики в сочетании с магией (лечение у экстрасенсов, колдунов, бабок-ведуний) - все это стало обыденностью, вошло в норму.
Мы отчётливо осознаем теперь следующее. Большевицкий режим в СССР, будучи прообразом и главнейшей репетицией Всемiрного глобального правления грядущего Антихриста, имел и особую, историческую задачу — по отношению к Великороссии, к Русскому Народу. Она складывалась из двух частей: 1) Уничтожить физически в Русском Народе всё действительно православное, действительно духовное, Божеское, действительно мудрое, всё, способное хотя бы только к идейно-духовному сопротивлению; и 2) Остатки народа, то есть тех, кто оказался готов или способен, отвергнув все старые традиции и образ мысли, уверовать в антихристов режим и служить ему именно «не за страх, а за совесть», «верой и правдой»,— всех таких провести через полосу атеизма (безбожия), дабы приготовить к восприятию в будущем если не ими, то их потомками религии Люцифера — диавола.
Приходится особенно подчёркивать это положение о Народе и остатках его, потому что по сей день в представлении многих получается так, что через всю полосу вавилонского пленения, через все 70 с лишним лет коммунистического режима в СССР прошёл будто бы весь Русский народ. Здесь — ошибочное представление о Народе, как о чём-то едином, одном и том же, лишь проходящим без изменения через разные испытания. Если такое представление верно по отношению к Русскому народу до Революции и отчасти даже до истребительных 1941-1945 г.г., то оно совершенно неверно после этих рубежей. В том-то всё и дело, что верующим истинно во Христа невозможно было вместо Него подставить в качестве объекта веры, поклонения и «обожания» ни Ленина, ни Сталина — никакого другого антихриста! Таких верующих можно было только уничтожить, или отбраковать. Все же те, которые от сердца приняли предтеч антихриста (вместо Христа), уверовали в коммунистическую веру, поклонялись новой вере, боготворили все новое, предложенное Интернационалом или хотя бы «страха ради большевическа», делали вид, что веруют и боготворят Совдепию, а сами ходили в храмы советской церкви и будто бы веровали в Бога — уже нерусские, т.к. не православные. Их-то и провели через полосу обработки атеизмом, так что это уже был не Русский Народ, а порченый. Это теперь уже даже и вообще не народ, т.к. в нём в наши дни утрачено чувство своего единства, общности, историчности, не говоря уже о полной утрате всех традиций старой русской жизни, всего русского образа мысли. И эту общую историческую картину — Народа и остатков — нужно очень хорошо видеть, чтобы понимать и суть происходящего, и лживость еврейско-масонской пропаганды, представляющей ныне эти остатки — Русским Народом! Нет, это не Русский Народ,— должно сказать со всей ответственностью за эти слова. Это то, что в брежневские времена КПСС справедливо определила как «новую историческую общность — Советский народ», или — «совки», как сами себя назвали с горькой иронией представители этой общности, или — «русскоязычное население», как это теперь называется почти официально при «демократическом» режиме.

Но все это произошло не сразу, этому чудовищному превращению предшествовал целый ряд подмен, о которых далее и пойдет речь.

Мы уже видели, что большевики (как коллективный антихрист - в обоих значениях приставки «анти») должны были, вынуждены были (и даже хотели) сообразоваться с церковно-религиозным характером самой природы этнически русских! «Отобранным» и «выпестованным» новым строем людям вместо Христовой Церкви предложили партию-церковь, вместо неотмирского Христа — земного «вождя» (или ту же «партию»), вместо родства Небесного и братства духовного — родство и братство идейно-политическое, вместо Рая Небесного — земной (коммунизм) в будущем, вместо чувства национального единства — интернациональ- ное «классовое» единство (всё в той же идеологии), основанное на ненависти к врагам; вместо соборности — «коллективизм», вместо благодати, пролетарский энтузиазм. Иными словами, всё — почти как в семье и в той же Христовой Церкви и вере, только без Христа, Его Учения и спасительной благодати; и вообще без «религиозных предрассудков», а на строго «научной» основе. Но … с религиозным горением фанатизма! Религиозное благодатное чувство явно подменял собой взбадривающий «энтузиазм», он был как бы суррогатом или ядовитым эрзацем веры. Большевики сознательно заражали им часть молодёжи с младых ногтей. Во имя «высоких целей», а также во имя «товарищества», "любви к Родине", советская молодёжь готова была с песней делать всё, что партия прикажет, к примеру, — ехать на стройки пятилеток, «стройки коммунизма» в Сибирь, на Дальний Восток, Крайний Север, или на войну в Испанию, — куда угодно, отказываясь от всякого комфорта и уюта, в холод и дождь, как «буржуазных», «обывательских», «мещанских» форм жизни. Это было что-то вроде массового психоза или лучше сказать — наваждения. Оно постоянно побуждало к «свершениям» во имя некоего великого «будущего». В этом состоянии учились, женились, работали, «творили».
Партия и Сталин не могли воспитывать «массы» Советского народа иначе, чем на самых «высоких» призывах и лозунгах, сообразуясь со свойством совести, оставшейся в «массах», и более того — опираясь на неё, используя её, чтобы держать в должном добровольном послушании себе Советский народ. Это было одним из «достижений» большевицкой партии, когда душевные качества человека, которые обычно ведут к Богу, она умудрилась извратить и поставить на служение сатане.
Даже «совки», отрекшиеся от Бога и спасительной веры, «горячо одобрявшие» Партию и её вождей, какое-то время, как уже отмечалось, сохраняли остатки честности, чувства долга, нравственной порядочнос- ти. Это, между прочим, долго было одним из сильных аргументов атеистической пропаганды: вот, можно быть «кристально-честным», нравственным, совестливым, добрым и без веры в Бога. Но естествен- но, что без живой связи с источником совести и нравственности — Богом эти качества должны были иссякать, скудеть и постепенно истощаться. Так и происходило: у каждого нового, следующего поколения рождавшихся «безбогих совков» совести и иных добрых качеств становилось всё меньше и меньше, пока они совсем не иссякли у громадной массы «советско-русских» к 1990-м годам. А воспитать их «новой социалистической моралью» никак не удавалось, т.к. не могло быть преодолено противоречие между явно религиозным характером коммунизма и его материалистической «философией». «Если Бога нет, то всё (!) позволено» — эта блестящая формула Достоевского стала осуществляться в жизни Советского общества с огромной разрушитель- ной силой!
Отсечённые таким образом от веры и Церкви, русские по происхожде- нию люди по инерции сохраняли в себе кое-что от русской природы: начатки совести, честности, чувства долга, послушания (теперь это стало называться «сознательной дисциплиной»), нравственности («морально устойчивые»), потребности в непременно высоком идейном оправдании своего существования и деятельности и т.п. Для них и большевики должны были притворяться чуть ли не святыми! «Мы должны быть святыми, потому что наше дело — святое»,— говорил герой романа «Как закалялась сталь» Павка Корчагин. Он-то говорил это искренне. Таких, по мере отбора и выращивания, становилось всё больше и больше. На них вынуждены были, волей неволей, равняться остальные («равняться» значило попросту — притворяться такими же). Большевицкие руководители установили целую систему моральных правил для партийно-советских работников. Все они (кроме самой-самой верхушки, глухо закрытой от посторонних глаз) должны были жить как аскеты, с имуществом, часто помещавшимся в одном чемодане, строго блюсти семейные узы (разводы не разрешались), быть образцом для «масс», даже стали носить что-то вроде общей для всех сов. парт. работников униформы: военного типа френч, такого же типа фуражку, сапоги (хотя допускались и брюки с ботинками). Это образ самоотвержения во имя непрестанной борьбы (войны) за торжество Коммунизма во всем мире! Сталин зорко следил за тем, чтобы этот образ соблюдался, и не щадил соратников в случае проступков. «Моральных разложенцев» (проворовавшихся, запивших или заблудивших) безпощадно карали. Создавался образ «кристально-чистого коммуниста», призванный заменить для «отобранных» русских образ православного святого. Особенно культивировался, как пример, совершенно лживый образ Ленина именно как идеального во всех отношениях («святого») человека. Из него делали настоящую икону. Так же, впрочем, и из Сталина. Но Ленин был особенно удобен тем, что уже был мёртв…
Архимандрит Константин (Зайцев) по этому поводу с горечью вопрошал: «…что искореняется сейчас насильственно и радикально, в массовом масштабе, не терпя никаких исключений, не допуская никаких смягчений, не даруя никаких льгот? — Русское самосознание народное, во всем его содержании, историей выработанном…
Если Русскость остается и даже культивируется, то уже не только в полном разобщении, в полном разрыве со своим прошлым, но даже в заостренном ненавистничестве к этому прошлому, в его целом, а в частности и нарочито в его вероисповедном содержании! Создается новая Русскость — Советская… возведенная уже в догмат, превращающий Русский народ в осатанелый человеческий материал, предназначенный для распространения этой осатанелости во всем мiре.
.............................................................................................
Так утвердился в России режим, который может быть точно и вразумительно обозначен только одним термином: Сатанократия. Тут нет уже никакого идейного состава — даже марксистского или коммунистического. Это все видимость. Реальность одна — сатанизм…

(Исправл. и дополн. Москва 2016г. Глобализм и религия Антихриста)
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments