graf_orlov33 (graf_orlov33) wrote,
graf_orlov33
graf_orlov33

И.К. СУРСКИЙ ОТЕЦ ИОАНН КРОНШТАДСКИЙ



О. ИОАНН ВОСКРЕШАЕТ УМЕРШИХ
О. Иоанн в своих творениях сам скромно упоминает о воскрешении умершего. Он пишет, что был приглашен помолиться об исцелении больного ребенка, а когда приехал, ребенок уже был обмерший, но после его молитвы ребенок ожил.
_______

Жена О-ва, вполне здоровая и видная женщина, уже имевшая троих или четверых детей, была еще раз беременна и готовилась стать матерью следующего ребенка.

И вдруг что-то случилось.
Женщина почувствовала себя скверно, температура поднялась до сорока, полнейшее безсилие и незнакомые ей дотоле боли нестерпимо мучили ее в течение уже многих дней.
Были вызваны, разумеется, лучшие врачи и акушерские светила Москвы, в коих, как известно, никогда не было недостатка в городе пироговских клиник.
«Не дай Бог, что творится у дяди! — сказал мне утром Саша Т., встретившись со мною как всегда в полковом манеже, на офицерской езде. — Лиза при смерти. Вчера был консилиум профессоров... Если сегодня не сделают какого-то кесарева сечения и не вынут из нее труп младенца — Лиза умрет. Дядя в отчаянии, мама сидит неотлучно у них, в доме — ужас и смятение...»
После окончания ежедневных занятий в полку мы с Сашей взяли первого попавшегося лихача и помчались к О.
Уже по тому, как встретил нас в нижней прихожей дворецкий, было видно, что горе и ужас вместе царят в эти минуты в доме.
«Пока все по-старому... — шепотом сообщил нам старый слуга. — Барыня вся в жару и в безчувствии... Только резать себя сегодня не дозволили... Просят сначала батюшку из Кронштадта. Послали телеграмму.»
Вечером того же дня из Кронштадта пришла краткая депеша:
«Выезжаю курьерским, молюсь Господу. Иоанн Сергиев».
О. Иоанн Кронштадтский уже и раньше хорошо знал семью О. и бывал у них в доме во время своих проездов через Москву. И вызванный телеграммой он уже на другой день около полудня вошел в квартиру О. на Мясницкой, в которой к этому времени собралась целая толпа родственников и знакомых, покорно и благоговейно ждавших в большой гостиной, смежной с комнатой, где лежала больная.
«Где Лиза? — спросил о. Иоанн, обычной торопливой походкой входивший в гостиную. — Проводите меня к ней, а сами все оставайтесь здесь и не шумите.»
О. Иоанн вошел в спальню умирающей и плотно закрыл за собою тяжелые двери.
Потянулись минуты — долгие, тяжкие, сложившиеся под конец в целые полчаса.
В гостиной, где собралась толпа близких, было тихо, как в могильном склепе.
И вдруг двери, ведущие в спальню, с шумом распахнулись настежь.
В дверях стоял седой старик в пастырской рясе, с одетою поверх ее старенькою епитрахилью, с редкою всклокоченною седенькою бородкой, с необычным лицом, красным от пережитого молитвенного напряжения и крупными каплями пота.

И вдруг почти прогремели слова, казавшиеся страшными, грозными, исходившими из другого мира.

«Господу Богу было угодно сотворить чудо! — произнес о. Иоанн. — Было угодно сотворить чудо и воскресить умерший плод! Лиза родит мальчика...»
«Ничего нельзя понять!.. — смущенно сказал кто-то из профессоров, приехавших к больной на предмет операции, спустя 2 часа после отъезда отца Иоанна в Кронштадт. — Плод жив. Ребенок шевелится, температура спала на 36,8. Я ничего, ничего не понимаю... Я утверждал и утверждаю сейчас, что плод был мертв и что ужо давно началось заражение крови».
Ничего не могли понять и другие светила науки, кареты которых то и дело подкатывали к подъезду.
Тою же ночью г-жа О. благополучно и быстро разрешилась совершенно здоровым мальчиком, которого я много раз впоследствии встречал у Т. на Каретно-Садовой ул. в форме воспитанника Катковского лицея.
Евгений Вадимов.
Перепечатано из № 2555 газ. «Новое Время» за 1929 г.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments