graf_orlov33 (graf_orlov33) wrote,
graf_orlov33
graf_orlov33

Ген. ДУБЕНСКИЙ КАК ПРОИЗОШЕЛ ПЕРЕВОРОТ В РОССИИ КАК СЛУХАМИ ПОДТАЧИВАЛОСЬ ДОВЕРИЕ К ЦАРЮ



Его Величество ясно понимал все то, что происходило в Петрограде. От него требовали гласного, торжественного отказа от самодержавия, передачи власти Государственной Думе и Государственному Совету и превращения их в парламент с ответственным министерством. Государь прекрасно сознавал, что это облегчило бы ему личную жизнь и освободило бы от громадной работы, постоянно лежавшей на Его плечах. Он выиграл бы, успокоилась бы Семья, но его Величество считал себя не вправе этого сделать, ибо не верил, чтобы это улучшило жизнь России, и вот почему он отклонял все предложения о реконструкции государственной власти.
Императрица, которая была посвящена во все дела и жила душой с мужем, тоже ради интересов России, а не своих личных (семейных и династических), находила нежелательным менять правление.
Ко всему этому Государь не допускал возможности начать обсуждение таких важных государственных дел в разгар войны: «Я не могу допустить, чтобы теперь, когда все мы поглощены борьбой с немцами, можно было поднимать вопрос о преимуществах парламентаризма; с грустью, но должен сказать, что все это хотят совершить не в чистых интересах Родины, а в своих личных, и мне трудно верить в разумность и искренность планов Родзянко и Гучкова, первого — недалекого, но признавшего себя государственным деятелем, второго — авантюриста и явно враждебного мне».
Фронт и Армия сравнительно не безпокоили Государя своим состояни ем. Он хорошо знал положение всех войск, ежедневно получая донесения с фронта в Ставке, а при отъезде оттуда ему все доносил генерал Алексе ев по телеграфу и телефону (который был последнее время устроен между Царским и Могилевом), и был поэтому уверен, что в огромной массе Армия спокойна, хорошо устроена, всем снабжена и ожидает боевых операций весной.
Конечно, тыл, и в особенности Всероссийский Земский и городской союзы, раскинувшие широко и всюду свои органы и ячейки, вели агитацию, подобно прогрессивному блоку Государственной Думы. Однако у Государя была надежда, что серьезных волнений это не внесет в войска. Кое-где начинали сочувствовать блоку высшие командные лица, штабы, но самая толща солдатско-офицерская была, по мнению Царя, вне политики. Тем не менее смута шла...
В пояснение сего расскажу о случайной встрече моей (в начале февраля) с генералом Александром Михайловичем Крымовым. О нем говорили как о выдающемся боевом начальнике, и имя его пользовалось большим уважением в Ставке. Я помню, как при каком-то сообщении о боях в Карпатах, где была дивизия Крымова, Государь сказал: «Там этот молодец Крымов, он управится скоро...».
Вот этого-то генерала Крымова, недавно прибывшего в Петроград, я встретил у начальника Главного штаба генерала Архангельского. Мы все трое были сослуживцы по Мобилизационному отделу Генерального штаба еще до войны и потому говорили откровенно и свободно. Генерал Крымов, большой, полный, в кавказской черной черкеске, с Георгием на груди, ходил по известному круглому кабинету начальника Главного штаба и указывал на целый ряд ошибок во внутренней политике, которые, по его мнению, совершил Государь. Он возмущался, негодовал, и когда мы спрашивали его, откуда почерпнуты им сведения о каких-то тайных сношениях Двора с Германией, он отвечал: «Да так говорят...»
Мы стали разъяснять Крымову и указывать, что многое в его словах преувеличено, извращено и передано в искаженном виде. Наш приятель стал задумываться, меньше возражал и в конце концов сказал: «Где все это знать у нас в Карпатах...».
Генерал Крымов был человек горячий, неглупый, безусловно порядоч- ный, но увлекающийся.
«А в Ставке часто бывал Распутин?» — спросил он меня.
«Да он никогда там не бывал. Все это ложь и клевета».
«А мы на фронте слышали, что он был там вместе с Царицей. Как это досадно, что подобные сплетни достигают позиций и тревожат войска», — сказал уже смущенно Крымов.
Крымов передал нам, что у них ходит слух о сепаратном мире и о том, что есть сношения между Царским и Вильгельмом. Говорил он уже как о явных баснях, но вносящих сомнения, смуту.
Грустно было слушать подобные толки и сознавать силу подобной интриги, начавшей доходить из столиц до Армии и подтачивающей доверие к ее Верховному вождю. Позже Крымов застрелится...

-----------------------------------------------

Империю "сделали" слухи , клевета и революционная врательная пропаганда. Растлили людям головы на время. И этого оказалось достаточным... Райское прародительское падение тех же корней... Наш народ погубила банальная клевета
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments