graf_orlov33 (graf_orlov33) wrote,
graf_orlov33
graf_orlov33

Categories:

НЕСОСТОЯВШАЯСЯ ДУЭЛЬ МОНАРХИСТА



Мне думается, что этот документ весьма показателен современному человеку, как на самом деле обставлялось дело, касавшееся поединка в русской офицерской среде и как вообще русские честные и благородные люди воспринимали саму суть дуэли. Этот случай один из самых последних в русском обществе из разряда законных дуэлей, а потому заслуживает ознакомления.
Итак, главные действующие лица: генерал-лейтенант А.С.Лукомский и генерал-лейтенант Александр Дмитриевич Нечволодов (1864-1938) - автор знаменитых четырёхтомных «Сказаний о Русской земле», за которые получил личную благодарность Государя-мученика Николая Александровича, сказавшего ему: «Вот, наконец, та книга русской истории, которую наш народ так долго ждал».
Место и время действия: Париж, (1928г.)

Протокол No 1.
Заседания посредников ген. А.С.Лукомского и ген. А.Д.Нечволодова, собравшихся 27.6.(10.7) 1928 года для обсуждения условий разрешения вопроса о столкновении между ген.А.С.Лукомским и ген. А.Д.Нечволодо вым, имевшего место 18.6 (1.7).1928г. после обеда, устроенного Монархической партией в ресторане «Пальмариум».
Ген. А.С.Лукомский предъявил вызов генерал-лейтенанту Александру Дмитриевичу Нечволодову, почитая себя оскорблённым поведением того последнего, выразившимся в нижеследующем: после обеда, устроенного Монархической партией 18.6 (1.7).1928 в ресторане «Пальмариум», А.С.Лукомский, бывший на этом обеде почётным гостем, медленно двигаясь из зала, где происходил обед, несколько задержался и стал с кем-то разговаривать, смотря в это время исключительно на своего собеседника. Кончив разговор и намереваясь двигаться дальше, А.С. Лукомский взглянул перед собой и увидел А.Д. Нечволодова, который, как показалось А.С.Лукомскому, как будто сделал движение в его сторону. Предполагая, что А.Д.Нечволодов желает с ним, А.С.Лукомским, поздороваться - последний приветство- вал А.Д. Нечволодова словом «здравствуйте». На это А.Д. Нечволодов громко сказал: «Я с Вами не знаком», - и далее: «Я прочитал, что Вы советовали Государю отречься от Престола. Я с Вами не знаком»...
В ответ на сделанный вызов на поединок посредники А.Д.Нечволодова предъявили посредникам А.С.Лукомского нижеследующее, обращённое к ним, «Заявление» А.Д.Нечволодова:
“5-го июля 1928-го года
Sceaux
Моему брату - Михаилу Дмитриевичу Нечволодову и
моему другу - графу Александру Васильевичу Гендрикову

ЗАЯВЛЕНИЕ

Сегодня утром меня посетил генерал Н.Н.Стогов и заявил, что он является как посредник генерала Лукомского - по поводу столкновения, бывшего у меня с ним 1-го июля, о котором сообщу ниже. Когда я спросил ген. Стогова, что именно он имеет мне сказать, то он ответил, что в подобных случаях говорят не непосредственно, а через посредника, а потому и просит меня указать - кого я выбираю моим посредником, на что я ответил ему, что выбираю Вас обоих; затем я тут же написал Вам два письма, которые и вручил генералу Стогову для передачи Вам, указывая в них, что это посредник ген. Лукомского.
Вызова на поединок от ген. Лукомского ген.Стогов мне не передал. Предполагая, однако, что переговоры с Вами ген. Стогова должны, по всей вероятности, закончиться предъявлением вызова со стороны ген. Лукомского, сообщаю Вам нижеследующее:
Вслед за Отречением Государя я был отрешен от командования 19-й пехотной дивизией революционным правительством и, в марте же 1917-года, поселился в Кисловодске, где два или три месяца спустя поселился и генерал Рузский, которому, при встрече в ресторане, я не подал руки, как изменнику.
В начале октября 1917-го года в Кисловодск приехал Гучков и, встретив меня, поздоровался и протянул мне руку, но я, также как и Рузскому, отказался подать ему свою руку. На другой день Гучков прислал ко мне с вызовом на дуэль своего секунданта, Л.-гв. Семёновского полка капитана Баженова; я объявил последнему, что считаю Гучкова изменником Государя и России и потому не подам ему руки, а вызов его не принимаю, так как я верноподданный моего Государя, кавалер Ордена Святого Георгия 4-й степени, боевой генерал, дравшийся в жизни и на дуэли, но не считаю возможным давать удовлетворение изменнику на поле чести, т.е. на поединке; если же Гучков попробует предпринять против меня агрессивные действия, то я убью его из револьвера, который всегда ношу в кармане. На этом дело и кончилось.
1-го июля, в воскресенье, я был в Париже на большом монархическом обеде, устроенном по подписке. По окончании обеда, при выходе, я проходил мимо ген. Лукомского, который протянул мне руку и поздоровался со мной. Я ему своей руки не подал и сказал: «Я с Вами больше не знаком, так как я презираю Вас за Ваше поведение во время Отречения Государя». На что ген. Лукомский сказал мне: «Я Вас тоже презираю». - «Зачем же Вы тогда здороваетесь со мной?» - ответил я ему. На этом наше столкновение и закончилось...
Причина подобного моего отношения к ген. Лукомскому заключается в том, что на основании его личных «Воспоминаний», помещённых, в «Архиве русской революции», издаваемой в Берлине русским жидом и масоном Гессеном, а также на основании недавно прочитанных мною документов в брошюре «Генерал-адьютанты - изменники», в которой приведена следующая телеграмма Лукомского из Ставки ген. Данилову во Псков, где в это время находился Государь: «Прошу тебя доложить от меня Рузскому, что по моему глубокому убеждению выбора нет и Отречение должно состояться. Лукомский.», - я имею право считать ген. Лукомского таким же изменником своему Государю, как Рузского и Гучкова, причём ген. Лукомский является и автором проекта «Манифеста об Отречении» Государя. Я также имею все основания считать, что именно по причине измены этих лиц и им подобных - была проиграна война и были приведены к погибели - Государь со всей Своей Семьей и вся Россия, которая поныне находится под властью большеви ков и что все это вполне соответствует целям жидов...
В 1916-м году ген.Лукомский, занимавший штабные должности с начала войны, - принял на непродолжительное время в командование 32-ю пехотную дивизию, с которой участвовал в качестве ее начальника в летнем наступлении войск Юго-Западного фронта, и был представлен за веденные бои к Ордену Святого Георгия 4-й степени. Но Дума Георгиевс- ких Кавалеров не признала его достойным этой награды. Летом же 1917-го года, когда во главе русского революционного правительства и во главе Русской Армии стоял жид Аарон Кирбис-Керенский, а начальником штаба Верховного Главнокомандующего был одно время генерал Лукомский, то за те же бои, веденные 32-й пехотной дивизией в 1916 году, за которые Георгиевская Дума отказала наградить генарала Лукомского Орденом Святого Георгия 4-й степени, жид Керенский, очевидно вследствие ходатайства, исходившего от самого ген.Лукомского, самочинно наградил его этим Орденом, который ген.Лукомский, как я сам это видел, всегда носил в Добровольческой Армии и, очевидно, считает себя и теперь кавалером Ордена Святого Георгия 4-й степени. Таким образом, несмотря на то, что Дума Кавалеров Ордена Святого Георгия признала генерала Лукомского недостойным этой награды, он, после Революции, принял ее от изменника и предателя Государя и Родины - революционера и жида Керенского.
Вот совокупность тех обстоятельств, которые побудили меня сказать 1-го июля генералу Лукомскому, с коим я ни в каких личных отношениях не состою и не состоял,- что я его презираю и не подать ему руки...
Как верноподданный моего Государя Николая Александровича, свято чтущий память Его и Августейшей Семьи Его, я не могу не презирать изменившего Ему генерала. Вместе с тем, как действительный Кавалер Ордена Святого Георгия 4-й степени, заслуживший его в победоносном бою, командуя бригадой, и награжденный им Государем Императором, по представлению Думы Георгиевских Кавалеров этого Ордена, - я, как таковой Кавалер, не могу также уважать генерала, получившего этот орден вопреки постановлениям Георгиевской Думы и Статута из рук революционера-изменника, предателя Царя и Родины - жида Керенского.
Для того же, чтобы дать удовлетворение на поединке, т.е. на поле чести, необходимым условием является наличие известной доли уважения к тому, кто этого удовлетворения требует.
Поэтому, в случае если со стороны посредника (или посредников) ген. Лукомского последует вызов, уполномачиваю Вас вести переговоры о поединке только после того, когда будут выполнены два мои нижеследующие требования для получения мною той доли уважения к генералу Лукомскому, которую я считаю необходимой, чтобы дать ему удовлетворение на поле чести. Требования эти следующие:
1) Генерал Лукомский должен официально признаться, что он участвовал в измене против Государя Императора, настаивая на Его Отречении и составил проект «Манифеста» об этом Отречении; при этом он должен официально объявить, что глубоко раскаивается в этой измене и навсегда отказывается от всякого общения со всеми теми лицами, которые вместе с ним настаивали на этом Отречении, погубившем Царя и Родину.
2) Одновременно с этим, генерал Лукомский должен официально же признать свою вину в том, что хотя Дума Георгиевских Кавалеров в 1916-м году сочла его недостойным награждения Орденом Святого Георгия 4-й степени, он, после начала Революции, несмотря на это решение Георгиевской Думы, счел возможным получить эту высокую награду вопреки Статута, из рук изменника и предателя Государя и Родины - жида Керенского и, незаконно же, в течение одиннадцати лет выдавал себя за Кавалера Ордена Святого Георгия 4-й степени.
Оба эти признания генерала Лукомского должны быть полностью напечатаны в газетах Зарубежья: «Возрождение», «Последние новости», «Руль», «Сегодня», «Новое время» и «Голос Верноподданного».
Только после исполнения этого - уполномачиваю Вас вести дальнейшие переговоры о поединке, т.е. о суде чести оружием, с посредниками ген. Лукомского, если с его стороны последует вызов. Все настоящее мое заявление прошу Вас полностью занести в Протокол переговоров между Вами и посредниками генерала Лукомского, в том случае, если они предъявят через Вас его вызов. Если же они вызова не предъявят, а будут говорить об извинении, или примирении, или о третейском суде, то прошу заявить им, что я ни на какие примирения и извинения не согласен, как я это уже сказал сегодня генералу Стогову, вручая ему два мои письма для передачи Вам.
Прошу Вас потребовать, чтобы все Протоколы переговоров между посредниками велись в двух экземплярах, по одному для каждой стороны, и подписывались бы всеми посредниками.
Александр Нечволодов.»

Предъявленные А.Д.Нечволодовым условия для принятия им вызова на поединок, сделанного А.С.Лукомским, - посредники А.С.Лукомского сочли совершенно неприемлемыми и вопрос об удовлетворении А.С. Лукомского А.Д. Нечволодовым оставляют открытым. Посредники же Нечволодова, в виду отказа посредников А.С. Лукомского исполнить требования А.Д. Нечволодова, - заявили, что они дальнейшие переговоры прекращают.

Подлинный Протокол подписали:
Ген.-лейтенант Н.Н.Стогов.
Генерального Штаба полковник Д.Л.Чайковский.
Ген.-майор Михаил Нечволодов.
Ротмистр граф Алекстандр Васильевич Гендриков.
Париж.

-----------------------------------------------------------------

Дуэль удел благородных.
Subscribe

  • За что утилизируют постсовков

    Всего в сталинский период по 58-й статье УК и стандартным обвинениям в контрреволюционной, антисоветской деятельности были физически уничтожены…

  • Расчеловечивание тела

    Итак, еще раз про безплатный сыр, который бывает только в мышеловке. То есть – про вакцинацию. Но немного в другом аспекте, чем…

  • Электроприборы Российской империи с 1898 г:

    Электрочайник, кастрюля, подогреватель, духовой шкаф, утюг... После прихода к власти коммунистов эта бытовая кухонная "роскошь" снова станет…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments