graf_orlov33 (graf_orlov33) wrote,
graf_orlov33
graf_orlov33

Category:

А. ПЕТРОВ ВЫЙДИ ОТ НЕЕ НАРОД МОЙ СМЕНА ТАКТИКИ РЕФОРМАЦИИ



Поскольку собственно быструю реформу богослужения церковнослужи- телям провести не удалось, то единственным ее плодом стало выявление духовенства, несогласного с сатанинской безбожной властью. И вина за это лежит преимущественно на патриархе Тихоне, не пожелавшем своею властью пресечь это беззаконие, эту сатанинскую провокацию. Хуже того, когда дело с обновлением зашло в тупик, и уже были усмотрены богоборной властью все, несогласные признать и принять ее, патриарх объявил о своем примирении с ней. Невероятная по своей наглости совет ская провокация закончилась.

16 июня 1923 г. патриарх Тихон заявил: “Я раскаиваюсь в проступках против государственного строя и прошу Верховный Суд изменить мне меру пресечения (он пребывал в покоях Донского Монастыря), т. е. освободить меня из-под стражи. При этом я заявляю Верховному Суду, что я отныне Советской власти не враг. Я окончательно и решительно отмежевываюсь как от Зарубежной, так и внутренней Монархическо-белогвардейской Контрреволюции”.
(Акты Святейшего Тихона… М, 1994. С. 280-281).
Спустя две недели 18.06(01.07). 1923 г. патр. Тихон издал послание к “архипастырям, пастырям и пасомым Православной Церкви Российской” в котором полностью подтвердил свою новую линию на открытое сотрудничество с Советской властью, изложенную в его заявлении в Верховный Суд РСФСР, подталкивая к этому и прочее духовенство. В нем, между прочим, патр. Тихон заявил следующее: “Получив ныне возможнос- ть возобновить Свою прерванную деятельность служению Святой Православной Церкви и сознавая Свою провинность перед Советской властью, выразившуюся в ряде Наших пассивных и активных антисовет ских действий, как это сказано в обвинительном заключении Верховного Суда, т. е. в сопротивлении Декрету об изъятии Церковных ценностей в пользу голодающих, анафематствовании Советской власти, Воззвании против Брестского мира и т. д., Мы по долгу христианина и архипастыря - в сем каемся и скорбим о жертвах, получившихся в результате этой антисоветской политики… Сознав свою провинность перед народом и Советской властью, Я желал бы, чтобы так поступили и те, которые, забыв свой долг пастыря, вступили в совместные действия с врагами трудового народа - монархистами и белогвардейцами и, желая свергнуть Советскую власть, не чуждались даже входить в ряды Белых Армий. Как ни тяжко сознаваться в этом преступлении, но Мы должны сказать хоть и горькую, но истинную правду сию. Мы осуждаем теперь такие действия… Мы в апреле месяце 1922 года на соединенном заседании Священного Синода и Высшего Церковного Совета уже осудили Заграничный Церковный Собор Карловацкий за попытку восстановить в России монархию из дома Романовых…”
(Акты Святейшего Тихона… М., 1994. С. 286-287).
Затем последовал “Указ Святейшего Патриарха Тихона о поминовении за богослужением ”предержащих властей страны нашей“ (Там же. С. 295), а в августе 1923 года ”Воззвание Святейшего Патриарха Тихона и группы высших иерархов Православной Русской Церкви к верующим об отмежевании Церкви от контрреволюции" в котором имеются следующие высказывания:
"Ныне Церковь решительно отмежевалась от всякой Контрреволюции.
Произошла социальная Революция (сатанизма патриарха не разглядел - прим. ред.).
Возврат к прежнему строю невозможен…
Церковь признает и поддерживает Советскую власть, ибо нет власти не от Бога.
Церковь возносит молитвы о стране Российской и о Советской власти…
Православное Церковное Управление должно считать для себя обязательным соблюдение церковных Канонов и законов Российской Республики.
Государственный строй Российской Республики должен быть основой для внешнего строительства Церковной жизни.
Церковь переживает важный исторический момент… Священники обязаны подробно выяснять себе и своим пасомым, что Русская Православная Церковь ничего общего не имеет с Контрреволюцией.
Долг пастыря довести до сознания широких масс верующего народа о том, что отныне Церковь отмежевалась от контрреволюции и стоит на стороне Советской власти.
[Подписали: Патриарх Тихон; Серафим Александров, архиепископ
Тверской и Ржевский;
Тихон Оболенский, архиепископ Уральский и
Покровский; Иларион Троицкий, архиепископ
бывший Верейский]"
(там же, с. 296-298).
(что это Заявление не провокация Советских органов в личной беседе подтвердил Тихон Оболенский группе Архиереев, о чем печаталось в Русской Зарубежной прессе)
Не остановился Тихон и в иной своей реформаторской деятельности.
После освобождения он, в угоду революционным властям, своим постановлением от 24.09(07.10)1923 г. ввел в своей церкви новый календарный стиль, утверждая, что это “необходимо по требованиям астрономической науки и потребно для согласования церковной жизни с установленным уже во всех христианских странах время исчислением”
(Акты Святейшего Тихона… М., 1994. С. 299).
Однако по независящим от патриарха причинам это патриаршее Постановление получило огласку только с началом Рождественского поста. Переход на новый стиль стал не возможен (пришлось бы сокраща ть пост), и Постановление пришлось отменить.
19 мая 1924 года патриарх принимает в общение еретиков -- живоцерко- вников (как же, они уже сыграли свою роль) и предлагает “Синоду обсудить вопрос о включении одизнейшего Владимира Красницкого в Высший церковный Совет”. Однако это вызвало такое сопротивление тихоновского епископата, клира и мирян, что Патриарх вынужден был отменить эту затею.
Вот как об этом пишет влад. Серафим (Лукьянов), тогда архиепископ Финляндский и Выборгский
"Когда Святейший Тихон принял Красницкого, получился целый скандал. Власти освободили митр. Кирилла Смирнова и других и надеялись, что освобожденные смирятся и признают целым Синодом примирение православных с еретичествующими “живцами”. Митрополит Кирилл в присутствии Красницкого заявил Святейшему, что он не может признать Красницкого и предпочтет снова ссылку, что и последовало вскоре.
Все другие архиереи во главе с епископом Феодором Поздеевским потребовали у патриарха отмены своего распоряжения о Красницком, а затем, без епископа Феодора П., заявили ему, что если он соединится
с “живцами” в Церковное управление, то они все объявят его “живцом”, а сами провозгласят своим патриархом епископа Феодора, как наиболее твердого и стойкого. Тогда патриарх отменил свое собственное распоря- жение о приеме Красницкого".
Еще более возмутительный случай произошел с принятием из ереси обновленчества будущего Ересиарха Сергия Страгородского, ибо тот был вообще принят без раскаяния и очищения от тяжкого грехопадения, не было и акта покаяния как такового. "Митрополит Сергий, - пишет архие- пископ Финляндский Сергий Лукьянов, -просил патриарха благословить ему служить с ним в Донском. Патриарх отказал, ссылаясь на то, что он был в “живой” церкви. Митрополит Сергий стал доказывать, что он не согрешил, и патриарх ничтоже сумняся согласился допустить его к служению без публичного покаяния.
Когда митрополит Сергий явился в Донской и стал надевать мантию, дабы вместе с другими архиереями идти навстречу патриарху (там завелся такой порядок), то архиереи заявили ему, чтобы он не выходил навстречу и не служил божественную Литургию с патриархом. Он стал ссылаться на благословение патриарха, тогда они заявили ему, что если он будет служить, то они все и священники не будут служить и оставят
их вдвоем, так как решение, данное патриархом, считают незаконным. Вместе с тем они предложили митр. Сергию сначала принести публичное покаяние, а потом уже служить. Митр. Сергий Страгородский вынужден был подчиниться. Вообще тут вышло очень скандальное дело, и митр. Сергий сильно уронил себя. Епископ Феодор сильно восставал против назначения Страгородского в Нижний Новгород и однажды даже не принял его у себя. Главным виновником церковной Смуты считают митр. Сергия", но это неверно. Только благодаря мужеству отдельных духовных лиц при патриархе Тихоне не смогло состояться полное воссоединение с отслужившими свою службу реформаторами крайнего толка (еретиками, обновленцами и живцами), а вместе и с богоборной властью...
Но это отнюдь не значит, что их обратного вхождения в церковь не будет. Оно состоится чуть позже, но уже при Сергии Страгородском.
Здесь стоит привести в пример “чудесное обращение” из Ереси Петроградской Епархии, в которую входили в стане обновленцев будущий Советский патриарх Алексий Симанский и Николай Ярушевич.
Итак, 29 сентября 1923 года для “обращения” заблудших прибыл в Петроград епископ Мануил Лемешевский.
Тогда в Православии во всей епархии осталось только 93 человека (8 приходов). А уже 27 октября как-то уж очень неожиданно состоялся переход почти всей Епархии o6paтно в лоно Патриаршей Церкви.
И очень, конечно, хочется верить, что это “чудо” состоялось благодаря мужеству бравого епископа Манула Лемешевского.
Но, увы, это, к сожалению, не так. Весь дальнейший путь этого архиерея, состоящий из непрерывной цепи падений, уступок, предательств, доносов, характеризует его как человека слабого и безвольного.
Поэтому тут любому мало-мальски здравомыслящему человеку становится очевидно: история с обновленчеством - грандиозный, хорошо срежиссированный обман богоборной власти.
И авторы ее - Кремль и Московская Патриархия, удачно и ловко заметшие свои кровавые следы.
Но да нет ничего тайного, что не сделалось бы явным.

---------------------------
Сказано Владыкой Архиепископом Каракасским и Венесуэльским Серафимом (Свежевским) (1899+1996), доживавшим свои последние дни в Ново-Дивеево, под Нью-Йорком: «Это белые клобуки погубили Россию»).
---------------------------
Итак кого мы прославляем в лике Святого: Исповедника или клятвопреступника, отдавшего Святую Русь в руки Сатанократии? От правильного ответа зависит наша дальнейшая судьба. Кары Божии или заступление свыше...
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments