graf_orlov33 (graf_orlov33) wrote,
graf_orlov33
graf_orlov33

Category:

Провозглашение единения Украины и России, 1653 год

Василий Бутурлин



В Малороссии – Русских землях, некогда отошедших Литве и Польше, – череда крестьянских восстаний против католичества и «чуждого языку» мало-помалу переросла в настоящую войну, во главе которой встал доблестный Богдан Хмельницкий, Гетман Запорожской Сечи. В союзе с крымскими татарами Хмельницкий разбил поляков и в 1648 году отправил царю Алексею Михайловичу просьбу о воссоединении Украины с Россией. Впрочем, Царь не торопился с ответом, не желая кровопролитной войны с Польшей.
В 1650 году война казаков с поляками возобновилась, Хмельницкий потерпел поражение и при посредничестве патриарха Никона вновь обратился к Русскому Царю с просьбой принять Украину под свое покровительство. На Земском соборе 1653 года эту просьбу поддержали, как и на казачьей Раде в Переяславле в январе следующего года , после чего началась новая война с Польшей, завершившаяся в 1656 году ; после смерти польского короля Яна Казимира Царь Алексей Михайлович будет избран королем Польши, но откажется от своих завоеваний в Польше и Украине , заключив с Польшей союз против северного соседа Святой Руси – Швеции.
Боярин Василий Бутурлин – посол Царя Алексея Михайловича, которому поручили «принять под свою Государеву высокую руку и привести к вере» братскую Малороссию.

И Парфений Тоболин из Чигирина в Переяславль приехал января в 4 день, а привез с собою 2 листа: один гетмана Богдана Хмельницкого, а другой писаря Ивана Выговского, – писаны к боярину к Василью Васильевичу Бутурлину со товарищи. Гетман писал, что он за ним, Парфением, до Переяславля выезжает и там, не замешкав, будет, и желает того, чтоб ему, с ними разговор учиня, по указу Царского Величества исполнить. А писарь Иван Выговской писал, что Гетман до Переяславля поедет января 3 числа, а в Переяславль приедет 6 числа.
И того ж числа в Переяславле, в соборной церкви Успения Пресвятой Богородицы, пели царские часы переяславский протопоп Григорий да московского Благовещенского собора дьякон Алексей – за государево царево и великого князя Алексея Михайловича всея Руси, и Государыни благоверной Царицы и Великой княгини Марьи Ильиничны, и за благоверной царевны многолетнее здоровье молили всесильного в Троице славимого Бога, и кликал многолетье дьякон Алексей.
А по клиросам пели многолетье соборных церквей и приходских церквей священницы и церковные причетники. И многие люди были в то время в соборной Церкви, мужеского полу и женского. И видя то, что молят Бога о государском многолетном здравии, великой радостию радовались и молили Бога, чтоб Господь велел им быть всем под Государевой высокою рукою.
И того же числа гетман Богдан Хмельницкой в Переяславль приехал за час до вечера, а писарь Иван Выговской приехал января в 7 день, и полковники и сотники съехались в Переяславль. <...> И гетман говорил, что Великому Государю Царю и Великому князю Алексею Михайловичу всея Руси Самодержцу они со всем Войском Запорожским служить во всем душами своими рады, и головы свои за государское многолетное здоровье складавать, и веру ему, Государю, учинить и во всем по его Государевой воле быть готовы. <...>
Да гетман же и писарь Иван Выговской говорили: милость-де Божия над нами, как древле при великом князе Владимире, так и ныне сродник их, Великий Государь Царь и Великий князь Алексей Михайлович всея Руси Самодержец, призрел на свою Государеву Отчину Киев и на всю Малую Русь милостью своею. Как орел покрывает гнездо свое, так и он, Государь, изволил нас принять под свою Царского Величества высокою руку. <...>
И того же числа от гетмана Богдана Хмельницкого приходил писарь Иван Выговской и сказывал боярину Василию Васильевичу со товарищи: была-де у гетмана тайная Рада с полковниками и с судьями, и с войсковыми есаулами; и полковники, судьи и есаулы под государеву высокую руку поклонились. И по тайной Раде, которую Гетман имел с полковниками своими, с утра того же дня били в барабан – на собрание всего Народа. И как собралось великое множество всяких чинов, учинили круг пространный за Гетмана и за полковников, а потом и сам Гетман вышел под бунчуком, а с ним судьи и есаулы, писарь и все полковники. И стал Гетман посреди круга, а есаул войсковой велел всем молчать. Потом, как все умолкли, начал речь Гетман народу говорить: «Панове полковники, есаулы-сотники и все Войско Запорожское, и все Православные Христиане! Ведомо вам всем, как нас Бог освободил из рук врагов, гонящих Церковь Божию и озлобляющих все христианство нашего Православия Восточного. Уже 6 лет живем без Государя в нашей земле в безпрестанных бранях и кровопролитиях с гонителями и врагами нашими, хотящими искоренить Церковь Божию, дабы имя русское не помянулось в земле нашей. Видим, что нельзя нам жить более без Царя. Для того ныне собрали Раду, явную всему Народу, чтоб выбрали Государя из четырех, которого восхоЩете. Первый царь есть турецкий, который многажды через послов своих призывал нас под свою область; вторый – хан крымский; третий – король польский, которой, буде сами похочем, и теперь нас еще в прежнЮю ласку принять может; четвертый есть православный государь царь и великий князь Алексей Михайлович, всея Руси Самодержец, которого мы уже 6 лет молениями нашими себе просим – тут которого хотите избирайте. Царь турецкий есть басурман: всем вам ведомо, как братия наши, православные Христиане греки, беду терпят от безбожных утеснений. Крымский хан тоже басурман, которого мы по нужде в дружбу приняли. Какое пленение, какое нещадное пролитие крови Христианской от польских панов – никому и сказывать не надо. Сами вы ведаете, что жида и пса, нежели Христианина, брата нашего, почитали. А Православный Христианский Великий Государь, Царь восточный, есть с нами единого благочестия греческого Закона, единого исповедания... Тот Великий Государь, Царь Христианский, сжалившись над нестерпимым озлоблением Православной Церкви в нашей Малой России, шестилетных наших молений не презрев, теперь милостивое свое царское сердце к нам склонил, своих великих ближних людей к нам с царскою милостью своею прислать изволил. А буде кто с нами не согласует теперь, куда хочет вольная дорога».
К сим словам весь Народ возопил: волим за Царя восточного, Православного, крепкою рукою в нашей благочестивой Вере умирать, нежели ненавистнику Христову поганину достаться. Потом полковник переяславский Тетеря, ходя в кругу, спрашивал: вси ли тако соизволяете? Рек весь Народ: все единодушно. Потом Гетман молвил: «Да будет так». А народ единогласно возопил: Боже, утверди, Боже укрепи, чтоб вовеки все едино были. И после того писарь Иван Выговской, пришед, говорил, что казаки и мещане все под Государеву высокую руку подклонились. <...>
И боярин Василий Васильевич со товарищи говорили полковникам, что польские короли подданным своим чинят присягу, и того в образец ставить непристойно, потому что те короли неверные и не Самодержцы, на чем и присягают, и на том николи в правде своей не стоят. А у прежних Великих Государей благочестивых Царей и Великих князей всея Руси Самодержцев, так же и у Великого Государя нашего Царя и Великого князя Алексея Михайловича всея Руси Самодержца, никогда не бывало, что за них, Великих Государей, давать веру. А присланы от Великого Государя они, боярин Василий Васильевич со товарищи, ко всему Войску Запорожскому с государским милостивым словом. <...>
И того ж числа Божией милостью и пречистой Богородицы помощью и заступленИем великих Чудотворцев Петра и Алексея, и Ионы, и Филиппа московских и всея Русии, и всех Святых, и Великого Государя Царя и Великого князя Алексея Михайловича всея Руси Самодержца счастьем боярин Василий Васильевич Бутурлин со товарищи Гетмана Богдана Хмельницкого, писаря Ивана Выговского, и обозничего, и судей, и есаулов войсковых, и полковников, и все Войско Запорожское под Государеву высокую руку привели. И Гетман Богдан Хмельницкий, и писарь Иван Выговской, и обозничий, и судьи, и есаулы войсковые, и полковники веру Государю учинили на том, что быть им с землями и с городами под Государевою высокою рукою навеки неотступными. Обещание к вере Гетман и писарь, и полковники, и иные приказные люди говорили со слезами, и Великому Государю Царю и Великому князю Алексею Михайловичу всея Руси Самодержцу, и Государыне благоверной Царице и Великой княгине Марье Ильиничне, и благоверным царевнам и их государским детям обещались служить и добра хотеть, и во всем быть по государевой воле, безо всякого сомнения, как о том в обещанье написано. А как Государю Царю и Великому князю Алексею Михайловичу всея Руси Гетман Богдан Хмельницкий, и писарь, и полковники веру дали, в то время в Соборной Церкви на амвоне кликал многолетье Государю благовещенский дьякон Алексей. И как Государю многолетье кликал, в ту пору было в Церкви множество мужского и женского полу и многие от радости плакали, что сподобил Господь Бог быть им всем под Государскою высокою рукою.
А как приехали на съезжий двор, по Государеву Цареву и Великого князя Алексея Михайловича всея Руси указу Государево жалованье боярин Василий Васильевич со товарищи Гетману Богдану Хмельницкому Знамя, булаву, ферезею, шапку и соболей дали. <...>
А января в 9 день боярин Василий Васильевич со товарищи были в соборной церкви. И архимандрит со всем освященным собором приводили к вере сотников, и есаулов, и писарей, и казаков, и мещан. И полковников, и иных начальных людей, и казаков, которые в Переяславле были, и мещан и всяких чинов к вере привели ж. А сколько человек и кто именно к вере были приведены, то писано в книгах подлинно.

С этого «приведения к вере» вновь продолжилась совместная история России и Украины, история, некогда насильно прерванная чужеземными захватчиками.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments