graf_orlov33 (graf_orlov33) wrote,
graf_orlov33
graf_orlov33

Categories:

ПОСЛЕДНИЙ МИФ О СОВЕЦКОЙ ПОБЕДЕ



АНДРЕЙ ВЛАСОВ
Одно из важнейших доказательств советского происхождения современной российской государственности - использование политической элитой разнообразных идеологических мифологем эпохи социализма. С завидным постоянством в общественном сознании продолжают культивироваться идеологические миражи, порождённые отделом агитации и пропаганды ЦК КПСС десятки лет назад. В послесоветской действительности 1991 - 2000 гг. старые мифы о главном играли и играют важнейшую роль, обеспечивая морально-нравственную преемственность сегодняшнего правящего слоя от номенклатуры 70- 80-ых гг.
В этом не устаревающем перечне центральное место занимает миф о победе СССР во II мировой войне, ритуальное поклонение которому происходит с периодичностью в пять лет. История II мировой войны в России отсутствует. Вместо неё на протяжении послевоенных 55 лет историческая наука обязывается доказывать определённые набор примитивных идеологических схем, в целом устойчиво сохраняющихся по сей день. В концентрированном виде они выражаются в следующем:
1. Советский Союз вёл священную народную войну;
2. Во время войны народ сплотился вокруг КПСС и, благодаря напряжению всех сил, одержал победу;
3. Несмотря на недостатки режима и отрицательные черты личности Сталина, КПСС сыграла объективно положительную роль в защите государственности и сохранении территориальной целостности России;
4. Все жертвы и лишения 30-40-ых гг. в конечном итоге оказались принесены во имя 'священной Победы';
5. Вооружённые силы СССР в силу ряда причин превзошли и разгромили германского агрессора;
6. Победа Гитлера грозила биологическому существованию русского народа;
7. Решающую роль в победе антигитлеровской коалиции сыграл СССР, а вклад союзников в этом отношении оказался второстепенным.
Государственное поклонение советскому участию во II мировой войне заменяет существующему режиму отсутствующую национальную идею. Многократно усиливаемые средствами массовой информации общественные скорбь и сопереживание по жертвам войны, ежегодно 9 мая создают иллюзию 'праздника со слезами на глазах' и призрачного национального единства. Горе и личная боль миллионов семей явились своеобразным способом манипуляции массовым сознанием - победа 1945 г. превратилась в языческий культ, участники которого поклоняются человеческим жертвам по указке органов власти. В наиболее законченном виде это проявляется в Петербурге, где гибель 1,5 млн. жителей в 1941-44 гг. стала символом особого почитания и значимости городского самосознания. Однако первопричина культа победы на протяжении всего послевоенного времени тщательно скрывалась за пышными речами, грандиозными парадами, неоязыческими «Вечными огнями» и телевизионными «минутами молчания». Начало этому процессу сокрытия положил непосредственно «Величайший Полководец всех времён и народов», отчеркнувший десятки миллионов жертв от мирной жизни помпезным парадом 24 июня 1945 г. Культ 'победы и подвига советского народа в Великой отечественной войне' предназначены для того, чтобы скрыть ответственность КПСС за развязывание II мировой войны, за бездарное военно-политическое руководство страной, за безчисленные миллионные неоправданные жертвы и за преступления, которые можно оправдать победой над внешним агрессором. Как номенклатура ВКП(б)-КПСС, так и связанный с ней кровным родством правящий слой РФ, не могут признать, что помимо военного успеха, 'Великая Победа 1945 г.' сделала незыблемым сталинский режим, которому, 'гитлеровский ученический, в подмётки не годился'. Весна 1945 г. принесла Коммунистический Террор в страны Восточной Европы и Азии, обрекла на страдания миллионы людей в Советских Концлагерях, укрепила и усовершенствовала механизм ГУЛАГа, сделала необратимыми рост, сохранение и самовоспроизводство партийных выдвиженцев, как главной составляющей отечественного управленческого и государственного аппарата. Партия, которая ПРИВЕЛА НАРОД К ВОЙНЕ, обрекла его НА НЕВИДАННЫЕ ЖЕРТВЫ, страдания и унижения, превратила окончание войны в праздник собственного любования и самооправдания, инстинктивно опасаясь возможного привлечения к ответственности за все совершённые преступления в 1939-45 гг.
Первым и наиболее тягостным из таких преступлений явилось политическое соглашение от 23 августа 1939 г. между гитлеровской Германий и сталинским СССР, известное, как пакт Молотова-Риббентропа. Сейчас появляется всё больше доказательств, что Сталин и высшая номенклатура ВКП(б) руководствовались при заключении Пакта даже не перспективным разделом сфер влияния. Советское военно-политическое руководство добивалось развязывания полномасштабной европейской войны, гарантируя Германии после нападения на Польшу благожелательный нейтралитет. 19 августа 1939 г. на заседании Политбюро Сталин недвусмысленно заявил: 'Опыт 20 последних лет показывает, что в мирное время в Европе невозможно иметь коммунистическое движение сильное до такой степени, чтобы большевистская партия смогла захватить власть. Диктатура этой партии становится возможной только в результате большой войны'. 22 августа 1939 г. на совещании представителей высшего командования Вермахта и Люфтваффе в Оберзальцберге Гитлер подытожил: 'Теперь, когда я провёл необходимые дипломатические приготовления, путь солдатам открыт'. Т. о., II мировая война стала возможной в первую очередь, благодаря соглашению НСДАП и ВКП(б),результатом которого Советское руководство желало видеть затяжную и полномасштабную войну в Западной Европе.
Вопреки распространённым идеологическим штампам, СССР вступил во II мировую войну не 22 июня 1941 г., а 17 сентября 1939 г., нанеся удар в тыл сопротивлявшимся Вооружённым силам Польской республики. В период с 17 сентября по 2 октября 1939 г. войска двух советских фронтов участвовали в боевых действиях против польских подразделений, несмотря на формальное дипломатическое отсутствие состояния войны, потеряв убитыми и умершими от ран 996, а ранеными 2383 бойца и командира. В 1939-41 гг. СССР поставлял в Рейх стратегическое сырьё, существенно облегчая Германии ведение боевых действий против европейских государств. На 11 февраля 1941 г. сумма советских поставок превысила 310 млн. марок, только в апреле 1941 г. СССР поставил Германии 208 тыс. т зерна, 90 тыс. т нефти, 8.3 тыс. т хлопка, 6,3. тыс. т меди, олова и никеля и т. д. Итогом советско-германского военно-морского сотрудничества 1940 г. стала практическая помощь СССР Кригсмарине на севере: предоставление базы, использование германским карманным линкором 'Дейчланд' ('Лютцов') мурманского порта, проводка советскими лоцманами по Северному морскому пути в Тихий океан германского вспомогательного крейсера 'Комет' и : гибель советской подводной лодки 'Д-1', вероятно британской торпеды или мины в ноябре 1940 г. В свою очередь Германия гарантировала СССР благожелательный нейтралитет во время агрессии против Финляндии и при оккупации Прибалтийских республик.
Стратегическое развёртывание Вооружённых сил СССР в мае-июне 1941 г. не оставляет сомнения в подготовке грандиозного вторжения РККА в Европу в наиболее благоприятный момент. Об этом свидетельствуют не столько публицистические книги В.Б. Резуна (Суворова), сколько постепенно открывающиеся документы. 15 мая 1941 г. руководство Генштаба ВС СССР, оценив отмобилизованное состояние Вермахта, высказало опасение в возможном упреждении внезапного удара РККА. В качестве ответной меры генерал армии Г.К. Жуков предложил 'упредить противника в развёртывании и атаковать германскую армию в тот момент, когда она будет находиться в стадии развёртывания и не успеет ещё организовать фронт и взаимодействие родов войск'. Главный удар планировалось нанести на Краков и Катовице, вспомогательный - на Варшаву и Демблин с выходом на 30 сутки операции на рубеж Лодзь - Оппельн. 13 июня 1941 г. заместитель начальника генштаба Н.Ф. Ватутин констатировал, что в составе 4 фронтов на западе находилось 186 дивизий РККА, в т. ч. 120 стрелковых и 40 танковых, а с учётом резервов главного командования - 237 дивизий. На главном юго-западном и южном направлениях СССР превосходил Германию и Румынию по стрелковым дивизиям в 1.3 раза (80 дивизий против 61), по танкам в 6.4 раза (6088 танков против 949), по орудиям и миномётам в 1.2 раза (19188 против 15700), по самолётам почти в 2 раза (2863 против 1473). Нападение Германии на Советский Союз 22 июня 1941 г. первой прекратило подготовку советской агрессии, предопределённой на заседании политбюро 19 августа 1939 г.
Война между Германией и СССР носила ярко выраженный идеологический характер, в ней ради ПАРТИЙНЫХ ХИМЕР с обеих сторон приносились в жертву миллионы жизней. Однако Гитлер, в отличие от Сталина, хотя бы старался минимизировать собственные потери. 90 тыс. военнослужащих Вермахта капитулировали в 1943 г. в Сталинграде, а 140 тыс. - в Тунисе, в то время как сталинские полководцы обрекали на капитуляцию сотни тысяч собственных бойцов и командиров: 616 тыс. под Киевом, ок. 600 тыс. под Вязьмой, ок. 200 тыс. под Харьковом и т. д. В 1941-45 гг. во всей полноте проявился непрофессионализм Советских Вооружённых сил, так и не научившихся воевать.
Советский Режим из боязни военного переворота не мог позволить создания и развития профессиональных воинских подразделений, ветеранских и шефских традиций в частях, культивирования понятий чести, достоинства, профессионализма в офицерской среде. Вся кадровая политика в СССР, в том числе и в армии, покоилась на личной преданности высшей партноменклатуре и страхе перед возможными репрессиями. Партийное государство превратило человека в винтик тоталитарной машины, в которой ценность отдельной жизни равнялась нулю. По справедливому замечанию московского историка Б.В. Соколова: 'Красная Армия являлась гигантской армией восточно-деспотического типа, основную массу солдат которой составляли насильственно загнанные в колхозы крестьяне и столь же бесправные рабочие'. Поэтому важнейшей составляющей советской военной доктрины была неисчерпаемость людских ресурсов, которыми не обладали Германия и её союзники. На практике такие особенности РККА приводили к огромным потерям, которым также способствовали примитивная тактическая подготовка среднего и младшего комначсостава, неспособность бойцов и командиров принимать самостоятельные решения и общий непрофессионализм.
Абсолютный миф сталинской пропаганды - утверждение о Советском общественном морально-политическом ЕДИНСТВЕ в период войны с Германией. По ряду подсчётов через германские Вооружённые силы в 1941-45 гг. прошло не менее 1 млн. 100 тыс. юридических граждан СССР, что составляет примерно 14-15 % мобилизационных людских ресурсов Германии во II мировой войне. Только в рядах Власовской армии в 1944-45 гг. проходили службу 1 генерал-лейтенант, 7 генерал-майоров и комбригов, 29 полковников, 13 подполковников, 41 майор, состоявшие в кадрах Красной Армии. Ничего подобного никогда не знала Русская военная традиция. Восточные войска Вермахта принимали активное участие в боевых действиях против РККА, союзников и партизан, оказавшись в итоге безценным боевым кадром по оценке многих генералов Вермахта. Главной причиной столь масштабного военного коллаборационизма стала террористическая политика ВКП(б) по отношению к народам России и собственным пленным.
Идеологический характер войны особенно ярко проявился в истории партизанского движения, а также в истреблении партизанских отрядами и оперативными группами органов Госбезопасности подлинных и мнимых противников Советской власти из местного населения. Провоцирование репрессий оккупационных властей против гражданского населения и уничтожение выявленных врагов сталинского Режима играли в перечне задач партизанских групп не менее важную роль, чем разведывательно-диверсионные операции. Только в результате террористических актов Отдельной мотострелковой бригады особого назначения НКВД в 1941-44 гг. было уничтожено 2045 'фашистских агентов и пособников', только чекисты Ленинградского управления НКГБ-НКВД на оккупированной территории области расстреляли 1160 'предателей и пособников' и т. д.
Никогда в советской историографии не подвергались серьёзному аналитическому анализу 'колонизационные' планы НСДАП в отношении 'жизненного пространства' на востоке. Ограничиваясь детальным перечислением подробностей известного плана 'Ост' в общей мифологии войны, отечественные историки никогда не пытались проанализировать обоснованность и правдоподобность нацистского планирования. Несмотря на блестящую интуицию, Гитлер так и остался самым выдающимся авантюристом в истории ХХ столетия. План 'Ост', при всей своей звероподобности, столь же утопичен, как и летнее наступление Вермахта 1942 г. на южном крыле Восточного фронта по расходящимся операционным направлениям или бесперспективное соревнование германской промышленности с военно-промышленными комплексами СССР, Великобритании и США. Достаточно сказать, что все мобилизационные людских ресурсы Германии 1939-45 гг. распределись бы из расчёта всего 9 человек (!) на 1 кв. км территории СССР, оккупированной к осени 1942 г. Кроме этого, Гитлер не имел и тотального внутреннего политического контроля. Иными словами, 'форма несвободы в Германии оценивалась подавляющим большинством бывших советских граждан мерками сталинского режима насилия и поэтому воспринималась всё же, как свобода'. Указанное обстоятельство привело к неоднократным покушениям на фюрера в 1942-44 гг. представителей патриотической оппозиции в элитных кругах Вермахта, чего не могло быть в принципе в СССР.
Гитлер и нацистский Режим БЫЛИ ОБРЕЧЕНЫ с момента вступления в войну США. Спасти их от военного разгрома могло лишь политическое маневрирование на оккупированных восточных территориях. Советская историография тщательно скрывала и принижала реальный вклад англо-американских союзников в военную победу СССР. Здесь будет уместно привести слова маршала Жукова: «Американцы нам гнали столько материалов, без которых мы бы не могли формировать свои резервы и продолжать войну: Получили 350 тыс. автомашин, да каких машин! : У нас не было взрывчатки, пороха. Не было чем снаряжать винтовочные патроны. Американцы по-настоящему выручили нас с порохом, взрывчаткой! А сколько нам они гнали листовой стали! Разве мы могли бы быстро наладить производство танков, если бы не американская помощь сталью? А сейчас представляют дело так, что у нас это было своё в изобилии». Реальный вклад и союзные поставки СССР высоких технологий порохов и взрывчатых веществ, автомобильного и станочного парка, броневого листа, продовольствия, боевых самолётов (около 30 % от выпущенных отечественной промышленностью), танков и САУ (около 25 % от выпущенных отечественной промышленностью), оказываются настолько значительными, что позволяют обоснованно сомневаться в победе СССР без поддержки военно-промышленных Комплексов Великобритании и США. Союзники отвлекли на себя и значительную часть германских Вооружённых сил: почти весь флот, более 50 % Люфтваффе и в 1945 г. - до 40 % Вермахта.
Реальный, а не поверхностный подсчёт безвозвратных потерь СССР в 1941-45 гг., произведённый Б.В. Соколовым, позволяет в качестве главной причины военной победы СССР выделить лишь одну: НЕИСЧЕРПАЕМОСТЬ советских людских ресурсов и совокупный военно-промышленный потенциал Великобритании, СССР и США, которые фактически не оставили странам оси не единого шанса. Общие безвозвратные потери СССР составили 43448 тыс. человек, в том числе Вооружённых Сил - 26548 тыс. Аналогичные потери Германии - 5950 тыс., в том числе Вооружённых сил - 3950 тыс.
Такой ценой оказалась куплена победа мая 1945 г. И её беспристрастно уточнённый фактический итог в будущем послужит самым страшным обвинением Компартии, активно участвовавшей в развязывании II мировой войны и принесшей десятки миллионов в жертву собственному идеологическому господству. С выдвижением обвинения рухнет и последний номенклатурный миф о 'Великой Победе', празднику которой в будущей России неизбежно суждено превратиться в День Скорби и Памяти.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 1 comment