February 22nd, 2021

Красная Симфония.(Революция под рентгеном).

Красная Симфония.
(Революция под рентгеном).


Примечание переводчика.

Документ, вышедший под названием «Красная Симфония» на испанском языке в Испании - это название, данное испанским издателем для публикации протокола допроса Христиана (Хаима) Раковского, который, вместе со вступительными пояснениями доктора Ландовского, появился в свет в Испании в 1949 году. Впервые о была напечатана в 1949 году в Испании под названием “Simfonia en Rojo Major” известным испанским издателем Senior Don Mauricio Carlavilla. Значение этого документа вполне сравнимо со значением так же появившихся из России знаменитых «Протоколов Сионских Мудрецов».
Георгий Кнупфер, русский эмигрант, родившийся до революции в России, и эмигрировавший на Запад в гражданскую войну, сделал первоначальный перевод «Красной Симфонии» с русского на английский язык
(Кнупфер написал свою собственную книгу: George Knupfer “The Struggle for the World Power”, в которой анализирует возможные методы борьбы с интернациональной финансовой мафией).

«Красная Симфония» выходила в США также и отдельной брошюрой. «Красная Симфония», то есть протоколы допроса бывшего Предсовнаркома и, после революции, полномочного диктатора Украины Хаима Раковского, можно прямо назвать: «Протокол Допроса Сионского Мудреца». Эта книга - стенографические протоколы допроса Хаима (Христиана) Раковского. Этот допрос происходит только потому, что Хаим Раковский сам, добровольно, вызвался говорить правду, только правду и ничего кроме правды. И он действительно показывает следователю следующий уровень правды. Но искренен ли Раковский со следователем, открывает ли Раковский всю правду до конца?

Конечно, нет. Раковский открывает следователю существование «Их» - международной финансовой мафии, как вершителей судеб человечества. Единственно, что умалчивает Раковский, что эти загадочные «Они», имеют не только вполне определённую, одинаковую с Раковским национальность – еврейство, но и одинаковую религию - иудаизм. Раковский в одном месте конкретно и прямо говорит об этом следователю, что кроме «Них» есть и ещё один уровень организации – организованный иудаизм. Раковский называет его спинозизмом, а иудеев – спинозистами, и он объясняет почему. Дело в том, что иудейский мыслитель Барух Спиноза, в своём главном труде «Этика», подменил понятие морали, понятием диалектики (тезис-антитезис=синтез), то есть, подменил абсолютное – относительным. В тоже самое время, понятие тезис-антитезис=синтез является главным понятием мистического учения иудаизма – Каббалы. Таким образом, именно каббалист Барух Спиноза сказал, что морали нет, но всё относительно, развязав руки своим последователям. Сперва, представители чистого иудаизма оскорбились и отлучили Спинозу от религии иудаизма, но затем поняли практические преимущества это варианта морали, и стали печатать произведения Спинозы миллионными тиражами. Кабалистическая диалектика Спинозы позволила перманентным революционерам преодолеть мораль.
Раковский не говорит, что перманентная революция, о которой постоянно везде говорится, и которая ведётся уже 6000 лет, на самом деле является перманентной иудейской войной против гоев. Эта перманентная война ведётся анонимно, и сила и непобедимость победителей коренятся в их анонимности. Ещё писатель-фантаст Герберт Уэллс сказал, что кто изобретёт шапку-невидимку, тот и будет управлять миром. Эту шапку-невидимку уже изобрели. Победителей в этой войне никто не видит. А поскольку их никто не видит и не определяет как силу, то против них никто и не борется, и бороться не в состоянии, отсюда они и остаются победителями перманентно, то есть всегда. Это и позволяет «Им» управлять этим миром инкогнито. Книга имеет подзаголокок: «Революция под рентгеном», поскольку снимает с мировой революции шапку-невидимку. Необходимо отметить, что разговор между следователем и подсудимым не является разговором непримиримых противников, как это могло бы показаться из их взаимного положения. Наоборот, и Хаим Раковский, и его следователь Гаврила Гаврилович Кузьмин (Габриэль) и доктор Ландовский являются лицами еврейской национальности, идущими к одной цели, но настаивающие на разных методах. Разногласия Раковского, Кузьмина и Ландовского – это, в конце концов, разногласия людей, которые отстаивают свои методы, но все они работают на одну цель, и это необходимо не упускать из виду.

Перевод сверен по двум английским источникам: первая – это текст, приложенный в качестве приложения к книге Дес Гриффина «Четвёртый рейх богатых», и второй источник – это отдельная брошюра «Красная симфония» (“Red Symphony”), выпущенная Christian Book Club of America. P.O. Box 900566, Palmdale, CA 93590-0566, USA.

Проф. Столешников А.П.

Москва. 2003

Христиан Раковский.

В этой книге вы видите блестящее изложение коммунистическо-банкирского заговора, сделанное одним из непосредственных исполнителей задач этого заговора, Хаимом (Христианом) Раковским. Раковский был одним из основателей Советского Большевизма. Настоящая фамилия Раковского Хаим Рейковер. Хаим Раковский родился не в России, а в Болгарии. Учился он на медицинском факультете во Франции и в Россию первый раз попал только по направлению Еврейского Интернационала в революцию, где с 1919 года по 1923 год был Председателем Совета Народных Комисаров Украины и фактическим полновластным диктатором Украины.
«Красная Симфония» имеет огромное историческое значение, и никто не должен проходить мимо этого документа. Редактор, Сеньор Карлавилла объясняет происхождение документа: «Эта книга - результат перевода нескольких тетрадей, найденных на теле доктора Ландовского в избе, в городе Ленинграде одним испанским волонтёром. Он принёс их нам. Мы долго работали над записями, несколько лет. Долго мы не были уверены, что их вообще удастся опубликовать. Настолько необычны и невероятны его последние заключения, что мы бы их никогда и не опубликовали, если бы все рассказанное не совпадало бы реальными фактами. Перед тем, как эти записки были опубликованы, мы подготовились к возможной полемике. Мы отвечаем полностью на все вопросы. Никто не в состоянии опровергнуть написанного…»


Доктор Ландовский.

Доктор Ландовский - еврей из Польши, но жил в России. Его отец, полковник русской императорской армии, был расстрелян большевиками в 1917 году. История жизни Ландовского удивительная. Он окончил мединститут в России перед революцией и два года после этого ещё учился в Сорбонне, в Париже. Он свободно изъяснялся по-французски. Он изучал влияние наркотиков на организм, чтобы помочь хирургам при операциях. Будучи талантливым доктором, Ландовский проводил эксперименты и добился кое-каких положительных результатов.
Однако после революции, для него все дороги оказались закрытыми. Вместе с семьёй он жил в нищете, пробиваясь на случайных работах. Не имея возможности самому публиковать работы, он разрешил более успешному коллеге опубликовать его работы под своим именем. Затем НКВД заинтересовалось этими работами. Одним днём 1936 года в дверь к Ландовскому постучали и приказали ему следовать за ними, больше в семью он не вернулся. Ландовского поместили в химическую лабораторию НКВД под Москвой. Там он и жил и работал на своих хозяев. Он присутствовал при допросах. У него было мужества делать записи того, что он видел, и он держал эти записи и копии документов в полых ножках своего стола в химической лаборатории. Жил он где-то до начала войны. Как он очутился в Ленинграде, и как он был убит, неизвестно. Настоящий документ – это точный протокол допроса бывшего посла СССР во Франции Христиана Раковского во время процесса Троцкистов в 1938 году, когда его судили вместе с Бухариным, Рыковым, Ягодой, Караханом и другими. Для того, чтобы спасти свою жизнь, обвиняемый Раковский сделал заявление, что он готов сообщить всю известную ему информацию. Известно, что Раковский был сначала приговорён к расстрелу, но затем расстрел, как результат данного допроса, был заменён 20 годами тюрьмы.

«Гаврила Гаврилович Кузьмин» (Габриэль) – следователь.

На самом деле этот человек под именем Рене Дюваль - еврей из Франции. Он был сын миллионера, красивый и талантливый. Он учился во Франции. Его овдовевшая мать обожала его. Но молодой человек увлёкся коммунистической пропагандой и был завербован ОГПУ. Ему предложили учиться в Москве, и он согласился. Он прошёл одну из школ ОГПУ и стал иностранным агентом. Когда он захотел передумать, было уже поздно. Таким образом, он предпочел, коли уж так получилось, работать, и работал так, что зарабатывал хорошие отзывы.
Допрос Раковского проходил на французском языке, так как для Раковского, (интересно для человека, бывшего Предсовнаркома Украины), было легче говорить по-французски. Запись допроса записывалась через стенку на магнитофон техником, который не понимал французского. Затем Ландовский переводил протокол на русский язык, делая для начальства две копии. Тайком, он для себя сделал третью копию.


Революция под рентгеном.(Отрывки допроса)

Кузьмин. - Как мы и условились на Лубянке, я предоставляю вам последний шанс. Ваше присутствие здесь означает, что я своё слово сдержал. Посмотрим, как вы нас не будете обманывать.
Раковский. – Мне это совсем не надо.
К.- Но прежде всего лёгкое предупреждение. Нам нужна реальная правда. Нам не нужна «официальная правда», которой достаточно для обвинения. Требования международной политики заставляют нас прятать полную правду, реальную правду. Правительства и население могут получить только ту правду, которую они должны знать. Но тот, кто должен знать всё, Сталин, должен знать и это. Чтобы вы ни сказали здесь, не сделает ваше положение худшим. Наоборот, ваша искренность может только улучшить ваше положение. Вы будете в состоянии сохранить свою жизнь, которая к настоящему моменту уже потеряна. Таким образом, я предупредил вас.
Теперь посмотрим: Вы все утверждаете, что вы все гитлеровские агенты и получаете деньги от гестапо или ОКВ (Oberkommando der Wermacht). Это так?
Р. - Да.
К. - И вы гитлеровские агенты?
Р. - Да.
К. - Нет, Раковский, нет. Скажите мне правду, а не то, что от вас суд хочет.
Р. - Мы не шпионы Гитлера. Мы ненавидим Гитлера, так же как и вы, или как сам Сталин; может даже больше. Но это очень сложный вопрос…
К. - Я помогу вам… По случайности я тоже кое-что знаю. Вы, Троцкисты, имеете контакты с немецким Генеральным Штабом. Это так?
Р. - Да.
К. - С какого времени?
Р. -Я не знаю точно, но вскоре после падения Троцкого. Естественно, перед приходом к власти Гитлера.
К. - Поэтому будем более точными. Вы не были личными агентами Гитлера, или его режима?
Р. - Ни в коем случае.
К. - Как обычные шпионы, за деньги?
Р. - Какие деньги? Никто не получил от Германии ни единой марки. Гитлер не имеет никакой возможности купить Комиссара Иностранных Дел СССР, у которого денег больше чем у Моргана с Вандербильдом вместе взятых, и который вообще может распоряжаться этими деньгами по своему усмотрению.
К. - Тогда за что?
Р. - Могу я говорить совершенно свободно?
К. -Конечно, для этого вас сюда и пригласили.
Р. - Разве Ленин не имел более высоких целей, когда он получил помощь от Германии, чтобы достичь России? Или надо верить всякой чепухе, которая циркулирует, чтобы очернить его? Разве его не называли агентом Кайзера? Его отношения с Кайзером и германское вмешательство в деле посылки в Россию большевистских боевиков вполне определённы и ясны.
К. - Так это или не так, это не имеет отношения к тому, что мы сейчас выясняем.
Р. - Нет, уж разрешите мне закончить. Разве это не факт, что вмешательство Ленина вначале было к выгоде германских войск? Разрешите мне… Был сепаратный мир в Брест-Литовске, по которому огромные территории СССР были отданы Германии. Кто провозгласил пораженчество как основное оружие большевиков в 1913 году, как не Ленин? Я знаю наизусть его слова в письме к Горькому: «Война между Россией и Австрией была бы наиболее полезна для революции, но это крайне невероятно, что Франц-Иосиф и Николай сделают нам такой подарок». Как вы видите, мы, Троцкисты, изобретатели поражения 1905 года, продолжаем в настоящее время ту же линию, линию Ленина.

К. - С небольшой разницей, Раковский, сейчас у нас не царь, а социализм.
Р. - И что, вы в это верите?
К. - Во что?
Р. - В существование социализма в СССР?
К. - А что, Советский Союз не социалистический?
Р. - Для меня - только в названии. Это здесь, где мы находим настоящие причины для оппозиции. Согласитесь со мной, логически вы должны согласиться, что теоретически, рационально, мы имеем такое же право сказать "нет", как и Сталин - "да". И если, чтобы восторжествовал Коммунизм (организованный иудаизм), пораженчество оправдано, то тот, кто рассматривает Коммунизм, имеет те же права, как и Ленин, быть пораженцем.
К.- Я думаю, Раковский, вы большой знаток диалектики. Говорите что хотите, но я мог бы вам доказать, что это не более как софизм. Но это мы отложим на потом. Я надеюсь, что вы мне дадите эту возможность. Сейчас же я скажу только, что, если ваше пораженчество и поражение СССР имеет своей целью восстановление настоящего, реального социализма в СССР, как вы, Троцкисты утверждаете; то поскольку мы уничтожили ваши кадры и ваших лидеров, то пораженчество в СССР не имеет под собой почвы и смысла. Если бы сейчас победило ваше пораженчество, то к власти пришёл бы какой-нибудь Фюрер или фашистский царь. Не так ли?
Р. - Это правильно. Без всякой лести – ваша дедукция превосходна.
К. - Хорошо, если я предположу, что вы искренни, тогда мы уже достигли многого. Я – Сталинист. Вы – Троцкист. И мы достигли невозможного. Мы достигли точки, где наши мнения совпадают. И это совпадение в том, что в настоящее время СССР разрушить уже невозможно.
Р. - Я должен признаться, что не ожидал столкнуться с таким умным человеком. Да, уже некоторое время, как мы не можем рассчитывать на разгром СССР или спровоцировать его, потому что мы сейчас находимся не в той ситуации, когда мы можем захватить власть. Мы, коммунисты, в этом смысле не продаёмся. И это совпадает с вашей точкой зрения. Сейчас мы не заинтересованы свалить сталинское государство. Да, это так, и в то же самое время я утверждаю, что это сталинское государство антикоммунистическое. Вы видите, что я искренен?

К. - Я вижу это. Только так мы можем к чему-то придти. Я бы хотел, чтобы вы объяснили мне некоторое противоречие: если это государство для вас антикоммунистическое, то почему вы не заинтересованы свалить его в данный момент?
Р. - Этот ваш вывод слишком упрощён. Сталинский бонапартизм также противоположен (еврейскому) коммунизму, как и Наполеон, был противоположен революции во Франции. СССР сохраняет только внешность коммунистической формы и догмы, но это формальный, а не реальный (еврейский) коммунизм. И также как уничтожение Троцкого дало возможность автоматически трансформировать реальный (еврейский) коммунизм в формальный (Сталинский), так же и уничтожение Сталина позволит нам автоматически трансформировать формальный (сталинский) коммунизм в реальный (еврейский) коммунизм. Нам одного часа достаточно для этого. Вы меня поняли?

К. - Да, конечно. Вы утверждаете, что никто не хочет разрушить то, что он собирается наследовать. Всё правильно. Однако вы основываетесь на посылке сталинского антикоммунизма, что легко может быть опровергнуто. В СССР нет частной собственности, личной выгоды, классов. Что скажете?
Р. - Я уже сказал, что это формальный коммунизм (без иудаизма). Это всё формальности.
К. - Просто так? Ни для чего?
Р. - Конечно, нет. Из-за необходимости. Невозможно остановить материалистическую эволюцию истории (организованное еврейство). Самое большое, что возможно, это задержать его. Каким образом? Принимая его в теории, внешне, и отвергая его на практике. Сила, которая ведёт мир к Коммунизму (Еврейскому Интернационалу), настолько непобедимая, что только сама же эта сила, только извращённая, может создать помеху для себя самой и замедлить темп; и, если быть более аккуратным в словах, замедлить прогресс перманентной революции (организованного еврейства).

К. - Пример?
Р. - Наглядный пример - Гитлер. Ему был нужен социализм только для победы над социализмом (еврейством). Его Национал-Социализм отъявленно антисоциалистический (антиеврейский). Сталину тоже нужен коммунизм же, чтобы достигнуть победы над коммунизмом (еврейством). Параллель здесь очевидна. Но к трагедии и Гитлера и Сталина, оба: и гитлеровский антисоциализм (антиеврейство), и сталинский антикоммунизм (антиеврейство), трансцендентально сами создают и Социализм (троцкизм), и Коммунизм (троцкизм). И они создают и многие другие. Причём, хотят ли они этого или нет, знают они это или нет, но они создают просто свой формальный социализм и коммунизм, который мы всё равно унаследуем (захватим).
К. - Кто унаследует? Троцкизм полностью ликвидирован. 
Р. - Хотя вы так и говорите, но вы сами в это не верите. Какие бы не были ликвидации, коммунисты (Еврейский Интернационал) переживут их. Длинная рука Сталина и его полиции не может достигнуть всех коммунистов (троцкистов).

Р. - Теперь вы видите, почему я имею основания квалифицировать ваши марксистские знания, как сомнительные? Ваши аргументы такие же, как и у любого заштатного активиста.
К. - И что, они не правы, по-вашему?
Р. - Да, они правы для маленького начальника, для бюрократов и масс. Элементарный марксизм рассчитан на среднего борца. Они должны верить во всё это, и зазубривать написанное. Слушайте, что я вам скажу конфиденциально. Марксизмом мы достигаем тех же результатов, как и эзотерические религии древности. Их адепты должны были знать только то, что им сказано, простейшее и грубое, и это, абсолютно существенно как для религии, так и для революции, потому что этим достигается вера.
К. - Не хотите ли вы тогда открыть для меня мистический марксизм? Что-то типа масонства?
Р. - Нет, никакой эзотерики и чёрной магии. Наоборот, я объясню всё с максимальной ясностью. 
Марксизм, прежде чем быть философской, экономической и политической системой, является обычным заговором с целью революции. И что касается нас, то для нас только (еврейская) революция существует как необходимая реальность. Всё остальное: философия, экономика, политика, верны только настолько, насколько они ведут к (еврейской) революции. Фундаментальная правда не существует ни в экономике, ни в политике, ни даже в морали. В свете научных абстракций, это может быть так или не так; но для нас, для (еврейских) революционных диалектиков, это единственная истина, которая одна для всех (еврейских) революционеров и для Маркса тоже. И в соответствии с этим мы и должны действовать. Вспомните фразу Ленина, когда кто-то ему сказал, что это противоречит реальности, он ответил: «Я чувствую, что это будет реальностью». Вот был его ответ! Вы думаете, что Ленин говорил чушь?

Отнюдь, для него любая реальность, любая истина были относительны перед лицом единственного и абсолютного – (еврейской) революции! Маркс был гений (еврейства). Даже если бы его работы ограничились критикой капитализма, то и тогда бы он был бы непревзойдённый учёный. Но в тех местах, где он возвышается до гения, он говорит: «(еврейский) Коммунизм, должен выиграть, потому что (еврейский) Капитал отдаст ему эту победу, хотя это и его враг». Вот какой хитрый тезис Маркса. Может ли быть ещё больший парадокс? И потом, чтобы ему поверили, Маркс деперсонализировал, абстрагировал (еврейский) Капитализм и (еврейский) Коммунизм и подольстил индивидууму, что он, дескать, думающий, потому что он думает как и он, Маркс, и проделал это с виртуозностью жонглёра. Такой его был вкрадчивый метод, убедить (еврейских) капиталистов в том, что капитализм есть, и что (еврейский) коммунизм будет торжествовать над ним в результате врождённого идиотизма. Потому что без провозглашения врождённого идиотизма экономики у Карла Маркса не получались никакие противоречия. Превратить Человека Думающего (Homo sapiens) в Человека Недумающего (homo stultum) - это надо, знаете, было Марксу уметь, и обладать магической силой, чтобы обратить Человека обратно в скотину, в животного. Только если сначала есть «Человек Недумающий» (homo stultum), Человек-Животное, Скотина, как апогей, результат капитализма, только тогда Маркс смог заявить о врождённых противоречиях капитализма и отсюда провозгласить свой (еврейский) Коммунизм; то есть, что, дескать некие врождённые противоречия капитализма плюс время в итоге неизбежно дают (еврейский) Коммунизм. Поверьте, когда мы, те, кто посвящён во всё это, созерцаем изображение коммунизма Карлом Марксом, например, то, которое находится над главным входом здания Лубянки, то мы не можем удержаться от смеха, которым заразил нас сам Маркс, и который смеётся в свою бороду над всем человечеством.

Р. - Я продолжу, как будто я ничего не слышал. Поскольку вы знакомы с «Капиталом», я напомню вам некоторые странные вещи. Заметьте, как подробно Маркс описывает Британскую индустрию, как тщательно он её анализирует, и какую отвратительную картину он рисует. Кого? - Капиталиста-производственника! В вашем воображении возникает ужасная картина капитализма во всей конкретности. Жирный, пузатый капиталист с сигарой в руке описывается Марксом не иначе, как со злобой выбрасывающего рабочего и его семью на улицу. Так ли это на самом деле? И в тоже самое время, заметьте, что и Карл Маркс, и буржуазная ортодоксия помалкивают, когда речь заходит о денежном вопросе. В денежном вопросе у Карла Маркса удивительным образом не возникают никаких его знаменитых, врождённых противоречий. Для Карла Маркса финансы сами по себе не существуют. Для него деньги и торговля являются результатом проклятой капиталистической системы, которая их полностью определяет. В денежном вопросе Карл Маркс – реакционер. 
Вспомните, что кроме советской пятиконечной звезды, над всей Европой сияет другая пятиконечная звезда, которая состоит из пяти братьев-Ротшильдов вместе с их многочисленными банками, которая аккумулировала крупнейший в истории действительный Капитал. Интересно, что этот колоссальный экономический факт проходит мимо Карла Маркса совершенно незамеченным. Странно? – Не правда ли? Может быть у этой странной марксовой слепоты одно происхождение, что и у других социальных революций? Да это так, это очевидно, что когда массы овладевают городом или страной, то они громят всё, но они почему-то имеют сверхъестественный страх перед банками и банкирами. Они убивают всех: королей, генералов, епископов, полицейских, священников и других представителей привилегированных классов. Они грабят и жгут дворцы, церкви, усадьбы помещиков и даже научные центры, но на жизнь банкиров никто и никогда не покушается, и крепости банков остаются всегда нетронутыми. И насколько я осведомлён, прежде чем меня арестовали, это продолжается даже сейчас.
К. - Где?
Р. - В Испании. Вы этого не знали? Ну, так что? Вы не находите всё это очень странным? Я не знаю, вы когда- нибудь обращали внимание на странное сходство между Финансовым и Пролетарским Интернационалами? Я бы сказал, что это один (еврейский) Интернационал, это обратная сторона другого. И пролетарская сторона более новая, чем финансовая.
К. - Откуда вы видите общее в столь противоположных вещах? 
Р. - Объективно, они как раз идентичны. Как я показал, Коминтерн продублирован реформаторским движением, и целый синдикализм призывает к анархии продукции, инфляции, нищете и безвыходности масс. Финансы, в основном интернациональные, продублированные частными финансами вызывают тоже самое, только в гораздо больших масштабах.

полностью тут http://zarubezhom.com/redsymphony.htm