May 6th, 2019

ГРАФ ОРЛОВ

КОЛЫМСКИЙ ТРАМВАЙ



В рыболовецком поселке Бугурчан, влачившем безвестное существование на Охотском побережье, было пять-шесть одиноко разбросанных по тайге избенок да торчал убогий бревенчатый клубишко о трех узких окнах, над которыми болтало ветром старый флаг. Оттого ли, что у председателя не было в запасе кумача, флаг не заменяли, он висел в Бугурчане, наверно, с довоенных лет, весь вылинял, — но серп и молот в уголке полотнища по-прежнему выделялись ярко, как номера на бушлатах каторжан.
В трюме судна, развозившего летней навигационной порой грузы для поселков и рабочую силу в лагеря, сюда доставили женскую штрафную бригаду. Окриками и матерной бранью, под лай сторожевых собак конвоиры согнали зэкашек к клубу, бдительно пересчитали по головам, после чего начальник конвоя скомандовал всем оставаться на местах и ушел разыскивать единственного представителя здешней власти - председателя поселка, которому надлежало передать этап.
Этап состоял в основном из бытовичек и указниц, но было и несколько блатных - жалких существ с одинаковой, однажды и навсегда покалеченной судьбой: сперва расстреляны или сгинули в войну родители, пару лет спустя - побег из детприюта НКВД, затем улица, нищета, голод, - и так до ареста за кражу картофелины или морковинки с прилавка. Заклейменные, отринутые обществом и озлобившиеся оттого, все они очень скоро становились настоящими преступницами, а некоторые были уже отпетые рецидивистки - по-лагерному, «жучки». Теперь они сидели у клуба, перебранивались друг с дружкой, рылись в своих узелках и выпрашивали окурки у конвоя.
В это месиво изуродованных жизней лагерное начальство бросило трех политических, с 58-й статьей: пожилую даму - жену репрессированного дипломата, средних лет швею и ленинградскую студентку. За ними не числилось никаких нарушений и посягательств на лагерный режим, - просто штрафбригада комплектовалась наспех, провинившихся не хватало, директива же требовала в срочном порядке этапировать столько-то голов, - и недостающие головы добрали из «тяжеловесок», то есть из осужденных на 25 лет исправительно-трудовых работ.
Новость: «Бабы в Бугурчане!» - мгновенно разнеслась по тайге и всполошила ее, как муравейник. Спустя уже час, бросив работу, к клубу стали оживленно стягиваться мужики, сперва только местные, но вскорости и со всей округи, пешком и на моторках - рыбаки, геологи, заготовители пушнины, бригада шахтеров со своим парторгом и даже лагерники, сбежавшие на свой страх с ближнего лесоповала - блатные и воры. По мере их прибытия «жучки» зашевелились, загалдели, выкрикивая что-то свое на залихватском жаргоне вперемешку с матом. Конвой поорал для порядка: на одних - чтоб сидели, где сидят, на других - чтоб не подходили близко; прозвучала даже угроза спустить, если что, собак и применить оружие; но, поскольку мужики, почти все с лагерной выучкой, и не думали лезть на рожон (а кто-то и вовремя задобрил конвоиров выпивкой), конвоиры не стали гнать их прочь - лишь прикрикнули напоследок и уселись невдалеке.
«Жучки» в голос клянчили махорку, просили заварить чифирь, предлагали в обмен самодельные кисеты. Большинство мужиков загодя запаслись снедью, кто дома, кто в поселковом ларьке; в толпу штрафниц через головы полетели пачки чая и папирос, ломти хлеба, консервы... Бросить изголодавшемуся арестанту корку хлеба - было поступком, наводящим на мысль о неблагонадежности, и наказуемым, случись это там, на сострадательной матушке Руси, там полагалось верноподданным опустить глаза, пройти мимо и навсегда забыть. Но тут - потому ли, что почти все здешние мужики имели лагерное прошлое? - тут был иной закон... Компания засольщиков рыбы и единственный в поселке, уже изрядно выпивший бондарь притащили сверток с кетовым балыком, порезали балык на куски и бросили зэкашкам.
Измученные морской болезнью и двухдневным голодом в трюме, женщины жадно хватали на лету подачки, торопливо запихивали в рот и проглатывали, не жуя; блатные долго, с хриплым кашлем курили дареный «Беломор». Какое-то время было тихо. Затем послышалось звяканье бутылок; несколько мужиков, как по команде, отошли в сторону и уселись пьянствовать с конвоем.
Насытясь, «жучки» хором затянули песни - сначала «В дорогу дальнюю», за ней «Сестру»; мужики вторили им знаменитой лагерной «Централкой», - и после этой спевки все воспрянули, разошлись, стали шумно знакомиться уже без оглядки на конвойных, которые, побросав автоматы и привязав к деревьям собак, пили теперь вместе с вернувшимся начальником и председателем.
Впрочем, особую активность выказывали только «жучки». Бытовички и указницы, которых в бригаде было большинство, вели себя тише и даже держались особняком. Правда, и они охотно брали подачки и вступали в разговоры, но будто отсутствовали при этом; мысли их были об ином: сроки у многих близились к концу, и им в отличие от политических не предстояла ссылка после лагеря. Краткосрочницы-«жучки» тоже ждали своего часа, и хоть возвращаться каждой из них было некуда и не к кому, и воля пугала некоторых, заранее обрекая их на беззащитность и равнодушие к их судьбам, но все горести будущего для них пока не существовали: воля есть воля, это главное, это одно уже давало надежду на жизнь впереди. У политических «тяжеловесок» надежды не было - ГУЛАГ поглотил их навсегда.
Втроем они сидели в стороне от толпы - студентка, швея и жена врага народа. Они уже поняли, для чего был устроен весь этот разгул и пьянка с конвоирами; поняли задолго до того, как солдаты один за другим в бесчувствии повалились наземь и мужики с гиканьем кинулись на женщин и стали затаскивать их в клуб, заламывая руки, волоча по траве, избивая тех, кто сопротивлялся. Привязанные псы заливались лаем и рвались с поводков.
Мужики действовали слаженно и уверенно, со знанием дела: одни отдирали от пола прибитые скамьи и бросали их на сцену, другие наглухо заколачивали окна досками, третьи прикатили бочонки, расставили их вдоль стены и ведрами таскали в них воду, четвертые принесли спирт и рыбу. Когда все было закончено, двери клуба крест-накрест заколотили досками, раскидали по полу бывшее под рукой тряпье - телогрейки, подстилки, рогожки; повалили невольниц на пол, возле каждой сразу выстроилась очередь человек в двенадцать - и началось массовое изнасилование женщин — "колымский трамвай", - явление, нередко возникавшее в сталинские времена и всегда происходившее, как в Бугурчане: под государственным флагом, при потворстве конвоя и властей.
Этот документальный рассказ я отдаю всем приверженцам Сталина, которые и по сей день не желают верить, что беззакония и садистские расправы их кумир насаждал сознательно. Пусть они хоть на миг представят своих жен, дочерей и сестер среди той бугурчанской штрафбригады, ведь это только случайно выпало, что там были не они, а мы...
Насиловали под команду трамвайного "вагоновожатого", который время от времени взмахивал руками и выкрикивал: "По коням!.." По команде "Кончай базар!" - отваливались, нехотя уступая место следующему, стоящему в полной половой готовности.
Мертвых женщин оттаскивали за ноги к двери и складывали штабелем у порога; остальных приводили в чувство - отливали водой, - и очередь выстраивалась опять.
Но это был еще не самый большой трамвай, а средний, "трамвай средней тяжести", так сказать.
Насколько я знаю, за массовые изнасилования никто никогда не наказывался - ни сами насильники, ни те, кто способствовал этому изуверству. В мае 1951 года на океанском теплоходе «Минск» (то был знаменитый, прогремевший на всю Колыму "Большой трамвай") трупы женщин сбрасывали за борт. Охрана даже не переписывала мертвых по фамилиям, но по прибытию в бухту Нагаево конвоиры скрупулезно и неоднократно пересчитывали оставшихся в живых, и этап, как ни в чем не бывало, погнали дальше, в Магадан, объявив, что "при попытке к бегству конвой открывает огонь без предупреждения". Охрана несла строжайшую ответственность за заключенных, и, конечно, случись хоть один побег - ответили бы головой. Не знаю, как при такой строгости им удавалось "списывать" мертвых, но в полной своей безнаказанности они были уверены. Ведь они все знали наперед, знали, что придется отчитываться за недостающих, - и при этом спокойно продавали женщин за стакан спирта.
...Ночью все лежали пластом, иногда бродили впотьмах по клубу, натыкаясь на спящих, хлебали воду из бочек, отблевывались после пьянки и вновь валились на пол или на первую попавшуюся жертву.
Бывало ли что-нибудь подобное в те дремучие эпохи, когда, едва-едва оторвавшись от земли передними конечностями, первобытные существа жили еще животно-стадными инстинктами? Думаю, что нет.
...Тяжелый удар первого прохода "трамвайной" очереди пришелся на красивую статную швею. Жену врага народа спас возраст: ее "партнерами" в большинстве оказались немощные старички. И только одной из трех политических сравнительно с другими повезло: студентку на все два дня выбрал парторг шахты. Шахтеры его уважали: справедлив, с рабочими держится запросто, на равных, политически грамотен, морально устойчив... В нем признавали руководителя - и его участие в "трамвае" как бы оправдывало, объединяло всех: как мы, так и наш политрук, наша власть. Из уважения к нему никто больше не приставал к студентке, а сам парторг даже сделал ей подарок - новую расческу, дефицитнейшую вещь в лагере.
Студентке не пришлось ни кричать, ни отбиваться, ни вырываться, как другим, - она была благодарна Богу, что досталась одному.
Наутро конвоиры очухались, у каждого ломило башку с похмелья. Мужики были наготове: выбили доску в двери, двое протиснулись в образовавшуюся щель, поднесли, подлечили - и вскорости конвой опять мертвецки завалился под соснами. Автоматы лежали рядом, овчарки выли. Только на третьи сутки начальник конвоя наконец очухался и приказал мужикам открыть дверь и по одному покинуть клуб.
Мужики не подчинились. Начальник предупредил: "Буду стрелять!" - но и это не возымело действия. В заколоченном клубе зэкашки умоляли конвоиров вызволить их, однако угрозы конвоя и мольбы женщин только подхлестнули насильников: они еще не пресытились "трамваем", а когда там в Бугурчан снова привезут баб! И кинулись насиловать еще ожесточенней...
Конвоиры вырубили дверь топором. Начальник повторил предупреждение, но мужики не реагировали и теперь. Тогда солдаты стали стрелять - сперва в воздух, потом в копошащееся на полу месиво тел. Были жертвы.
Но отупевшие, раздавленные, безразличные ко всему три женщины не интересовались, кто убит и сколько.
ГРАФ ОРЛОВ

ВЫВЕРНУТЫЙ НАИЗНАНКУ МИР (о чем необходимо знать)




ДНЕВНИКИ СХИАРХ. ФЕОФИЛА (ИЗБАВЫ)

С горечью всматриваясь в окружающий нас мир, убеждаемся, что живущие в безгосударной Рфии, люди не только духовно порчены, но у них также отравлена и самая кровь, а значит и плоть, которой облечена как в одежду душа... Коммунизм в сетях коего мы запутались, есть не просто ересь, это нечестие, и злочестие, и небогобоязненность, и зломудрие и беззаконие, и отступничество, проще, кратко сказать он - мракобесие из области Ада, и его энергия атомного распада все еще имеет колоссальную пагубную власть над большинством. «Корень всех зол сребролюбие» (1Тим.6-10), на нем то и подловили нас чернявые лицемеры - обещатели «нового божества» Ваала-Социализма. Доселе не было ничего подобного по мраку и черноте на земле. Люди, поверившие и послушавшие ложь слева против Бога, Св. Церкви, Помазанника Божия Царя и против родного им Отечества, отрекавшиеся в нескольких поколениях словом и делом от Царствия Божия и правды его, ради земного рая Коммунизма (что есть антихристова ловушка), сильнейшим образом повредили свою человеческую природу; их сосуды осквернены до крайности; они оказались полностью тотально под властью лжи – порабощены темными безплотными духами, ибо прямо в открытую перешли на сторону Ада. Умы их скованы и запечатаны узостью догм, а души опустошены. С большинством населения произошла необратимая мутация сознания и мировосприятия. Их дух стал гнусен, имеет все признаки демонические – преступные, пресмыкательские по земле, проституированности, змииные и изменнические. Их вожделения только земные, только низменные, корыстные, только телесные... Ими движет зависть. Они стали плотью, в которую не может вселиться Дух Божий. -«Не будет пребывать Дух Мой в человеках сих, ибо они стали плоть» (Быт.6.3.).
Их дух разлитый в уме, ставший единым с «богом века сего», всегда направляет, этих лишившихся «образа и подобия Божия» в запредельной степени, принимать и верить только лжи, любым подлогам, клевете, всякому безсовестному бесовскому навету. Потому-то они и попадаются с легкостью в любую расставленную им мысленную ловушку, под любой Проект закулисы (политич. эконом. или военный). Эта вакханалия дьяволопоклонс-тва и самообмана охватила всю территорию СНГ и бывшего соцлагеря. Удел их - всегдашнее безсмысленное прожигание впустую краткого, отпущенного земного отрезка времени... А несытое потребление всего порочного да суетного, на вид могущего впрочем быть и довольно притягательным и комфортным (жилище, деньги, блуд, сытость, красивое барахло...) мнится им красивой жизнью. Это заведомые рабочие клячи человекобога Антихриста, его готовые лакеи, слуги и почитатели. Еще недавно они готовы были «за рабочее дело» перевернуть весь мир силой ядерного оружия. Отдать жизни за общемировое дело Ленина/Сталина, (вернее сказать: Красного Апокалипт. Дракона), но к счастью их глиняные сосуды оказались не столь крепкими, генетический капитал истощился и они окончательно вырождаются как человеческий подвид. Виной всему богоотступничество в нескольких поколениях, обратившееся в навык, тлетворный разрыв завета с Богом. «Аще соль лишится силы, чем осолится? Ни в землю, ни в гной потребна есть: вон изсыплют ю» (Лк.14.34). Отпавшие от Христа народы, особенно некогда призванные и слышащие, так и не смогли обустроить своей жизни, как это удалось прочим «небогоизбранным» племенам. Потеряв безбожием свою силу они стали непригодны ни для Неба, ни для земного преуспевания; они оказались выброшенными вон на попрание прочим человекам. Слепые, запуганные, мечущиеся в разные стороны, неведующие, что творят и куда бежать, безсознательные орудия дьявола, не обладают галахическим иммунитетом и потому вымирают и сходят с исторической сцены, тогда как принявшие еврейство (не натуральное, а весьма подменное) просто обречены на временное земное «процветание». Если жыды – вырожденцы рода человеческого, ради продолжения земной битвы на стороне зла, вдохновляемые и поощряемые Адом, ради обновления гнилой крови, скрещиваются в нескольких поколениях с «лучшими из гоев», с элитой, выходцами из христианских народов (Европы, России), то хомо советикус, сошли с дистанции в своем безплодном выродочном безобразии, и просто обречены на самоуничтожение, как генетические носители остатков русского мира, братской кровью которого они осквернили себя. Сатанинское зло в своей высшей точке развития в человеческих созданиях пожирает самое себя: 600 млн абортов – страшные цифры, говорящие о безпрецендентной катастрофе бывшей русской, а ныне ожыдовленной нации. Вспомним послеперестроечные 90-е, когда озлобленные особи, сбившиеся в стаи, по жестокости не уступавшие большевикам, делили все, что плохо охранялось или лежало безхозным; резались и стрелялись безжалостно между собой, взрывали, закатывали в бетон, спивались, скуривались и сходили в Ад с истыканными, в дырах, венами. А сколько было самоубийств, не счесть! Уже с самого начала появления этого страшного эсхатологического «революционного явления», еще в годы т. наз. гражданской войны, русские Добровольцы Белых Армий с нескрываемым изумлением примечали, ежедневно сталкиваясь с изуверством Красных, что никогда Русский солдат не сталкивался на своей земле со столь лютыми, безпощадными врагами, как большевики; те же в своем демоническом рвении, изобретательности и коварстве не брезговали ничем ради победы – искусно, дьявольски хитро, фабриковали краснопропагандные подделки и навешивали свои кровавые Гекатомбы на Белых воинов... Да и фокусы Красных с переодеванием в погоны и творимые зверства от лица «белобандитов», в те времена были нередкостью... особо в Сибири. Этот обман сделал свое черное каиново дело...
С каким-то сладострастием, раздуваемые внутренним воспламенением, потомственные нехристи буквально лезут на стену, чтобы доказать обманность милосерднейшей веры Христовой и Евангелия, гнусность священной Монархии и всего Русского, святого — обвинить в глупости, забитости и рабскости по настоящему благороднейший великий Русский народ. В Российской Империи де, все было несправедливо, гадко, лживо, низко, царила эксплуатация, насилие над свободой, издевательства над народом...
Чему удивляться? Всмотритесь: кто они? эти создатели пробирочного Советского народа, и их «первого в мире пролетарского государства» (безбогого, безродного, внесословного, безнационального)? Это уголовщина, не единожды осужденные грязные каторжники и хулиганы. А за их спинами стояли матерые талмудисты и каббалисты Банкиры – почитатели Бафомета, веками накапливающие знания, как пересотворить христианина в бездумное существо, в люмпена, как «освободить» его от своего Творца и разгрузить всякой добродетели Царствия Небесного. Отцами Красного Вавилона, пособниками Ада, не случайно были избраны изуверы подобные Бланку, Бронштейну, Свердлину, Бесошвили, Бауману, Бухарину... – это все культовая содомская иерархия... Под свое воцарение, эти замаскированные под радетелей «о счастье народном», творцы и благодетели СССР, подвели и мощную идеологическую базу, брехливую средне образовательную «научную» клевету, оправдывающую их «героическое» спасительное появление и выход на историческую сцену. И где? На землях Святой Руси – в Третьем Риме – удерживающем защитнике всего Православного мира на земле. Случайно ли? От нас, из России и пошло победное шествие антихристова духа по планете. «...ибо время начаться суду с дома Божия» (1Петр. 4.17).
Лучший способ возвысить себя в очах обманутого народа и оправдать свои кровавые дела и жестокость – это опустить своих исторических предшественников в прах и с высокой трибуны охаять их «научно обоснованно», ниже подвального помещения Лубянки, где пытались и уничтожались лучшие русские люди. Если «исторически» доказать полоненному народу, с помощью письменных фолиантов платных идеологических перьев, что вся русская история до прихода спасительного Интернационала была одним кровавым маревом, муштрой, крепостничеством и злейшим насилием над человеческой свободой, то эта темная мысль (держава смерти) будет держать народ в ежовых рукавицах послушанием мракобесию, лучше любого ГУЛАГа, колючей проволоки, лучше танков и автоматов НКВД. Дух, мысль, мрак или свет содержимые внутри человека – первичны, а не материя. В начале вера, а потом оружие физического уничтожения. Лукавая мысль эффективнее и разрушительнее самого совершенного убийственного оружия, хоть 6-го, хоть какого поколения. Перестаньте глупить примитивным материализмом Маркса Леви; избавляйтесь от школьного приобретенного «богатства» «лукавой тьмы» и прилепляйтесь к премудрому Евангельскому слову истины и жизни, которое только и есть «свет в ночи земного бытия».
ГРАФ ОРЛОВ

"Мои отношения с Марксом"




А вот как характеризовал Мардыхая Леви Маркса и его окружение революционер М.А. Бакунин
Сам еврей, он имеет вокруг себя, как в Лондоне, так и во Франции, но особенно в Германии, целую кучу жидков, более или менее интеллигентных, интригующих, подвижных и спекулянтов, как все евреи, повсюду, торговых или банковских агентов, беллетристов, политиканов, газетных корреспондентов всех направлений и оттенков, одним словом литературных маклеров и, вместе с тем, биржевых маклеров, стоящих одной ногой в банковском мире, другой - в Социалистическом движении и усевшихся на немецкой ежедневной прессе - они захватили в свои руки все газеты, - и вы можете себе представить, какая из всего этого получается мерзкая литература. Так вот, весь этот еврейский мир, образующий эксплуататорскую секту, народ-кровопийцу, тощего прожорливого паразита, тесно и дружно организованного не только поверх всех государственных границ, но и поверх всех различий в политических учреждениях, - этот еврейский мир ныне большей частью служит, с одной стороны, Марксу, с другой - Ротшильду, Я убеждён, что, с одной стороны, Ротшильды ценят заслуги Маркса, а с другой - Маркс чувствует инстинктивное влечение и глубокое уважение к Ротшильдам.
-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Именно евреи являлись идейными вдохновителями Коммунизма и Социализма в мире и именно они — евреи радикализировали и революционизировали всемирное социалистическое движение. Практически все главные отцы этой талмудической отравы считали, главным врагом своих идей Российскую Империю - все от Мозеса Гесса, Мордки Леви Маркса до клана Ротшильдов и Бланка Ульянова... Патриотами они не могли быть в те времена по определению, так как не имели ни родины - ни флага, и потому ими и создан был международный Интернационал
==================
Внимательному легко заметить сходство между разрушительными еврейскими талмудическими религиозными представлениями и идеологией будто бы социального учения Социализма. Вера во Всемирный грандиозный исторический и космический переворот, который разрушит старый, несправедливый Христианский мир, вера в некоего избавителя - Мессию, призванного вернуть "избранному народу" принадлежащее ему первенство в мире и установить новый, совершенный порядок - всё это очень близко духу учения о грядущей Мировой Революции, победе пролетариата и новом строе... Последователи Сен-Симона (проводник еврейских идей) приложили все силы, чтобы осуществить некий синтез еврейского Мессианизма и Социализма.
ГРАФ ОРЛОВ

КОРНИ ВСЕХ СОЦИАЛИЗМОВ ОДНИ. ЭТО ТАЛМУД



---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Оба режима сознательно или безсознательно служили грядущему антихристу


=================
БУДЬ ТЫ ПРОКЛЯТО ТАЛМУДИЧЕСКОЕ МРАКОБЕСИЕ ВМЕСТЕ СО ВСЕМИ ТЕБЯ ПОДДЕРЖИВАЮЩИМИ


=================

ГРАФ ОРЛОВ

В ЧЕМ ВИДЕЛ РОЛЬ ЕВРЕЙСКОГО НАРОДА ОТЕЦ ТРЕХ УЧЕНИЙ МОЗЕС (МОРИЦ) ГЕСС.



ОН ЖЕ РОДИЛ МАРДОХЕЯ ЛЕВИ МАРКСА
-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Если сильно поковырять ханаанский марксизм и отколупать все лишнее - наносное, витринное, маскировочное, то обнажатся истинные цели социализма:
1)Разрушение Христианских государств.
2)Уничтожение Монархий, их хранящих.
3)Уничтожение белой расы сынов Иафета
4)Превращение народов в рабов, в животных
==============
Все сегодняшние общемировые процессы видны как в зеркале. Смешение народов в Европе, Эрефии, в США и вообще ГЛОБАЛИЗАЦИЯ. Это и есть Павлова "тайна беззакония" в действии. Вот что охраняли все три РИМА Удерживающих. Не удержали. Все три Рима пали.
ГРАФ ОРЛОВ

ВЛАДИМИР СОЛОУХИН. ПОСЛЕДНЯЯ СТУПЕНЬ



«Ничто не напоминает о прошлом»... А ведь народ без прошлого все равно что дерево без корней. О том, что прошлое у народа отнимали вполне сознательно, продуманно и систематически, непонятно только тупицам вроде зав. историческим отделом Саратовского музея Е. Максимова.
Торопились, торопились, конечно, в первую очередь рубить корни у коренного народа в государстве, то есть у русских, имея в уме, что потом дойдет ряд и до остальных. Но все же, походя; не забывали и младших братьев. Отобраны насильственно, являющиеся принадлежностью национального костюма, кинжалы у всех кавказцев — азербайджанцев, дагестанцев, грузин, у народов Северного Кавказа, у кубанских и терских казаков. Ох и боялись же народа, если, имея танки, отбирали даже кинжалы! Воистину знали кошки, чье мясо ели. Сломаны все мечети и минареты. Как-то само собой, в силу общественного климата нарушены национальные одежды всех бывших народов, нивелируются под средний пиджачок, среднюю шляпу и кепку. Создается враждебная атмосфера вокруг обычаев, обрядов и праздников. Национальное остается только в радиопередачах (в малых дозах) да еще в ансамблях песни и пляски. Но ансамбли легко со временем распустить, и останутся одни пиджаки. Таким образом, дезинфекция шла широким фронтом по всей стране.
Отряхнув с дерева плоды и проредив крону до той степени, чтобы дерево жило, но не цвело, надо было подрубить и ослабить корни, ибо известно каждому садоводу, что если крона обеднена или даже совсем растерзана бурей, например, а корней полно и они глубокие, то начинают переть побеги и вскоре на месте одного сломанного дерева зашумит целая роща. Корни — это крестьянство. Особенно для такой обширной хлебопашеской и в то же время преимущественно деревенской страны, как Россия.
Если вам попадется в руки стенограмма XII съезда партии, проходившего в 1921 году, а она была издана отдельной книгой, так что достать ее все-таки можно, то советую вам ее прочитать. Два основных доклада, политический — Ленина, хозяйственный — Троцкого. Троцкий говорил примерно так: «Кто считает, что Социализм и принуждение это разные вещи, тот ничего не понимает в Социализме. Со стихийной Русью пора покончить. Мы должны организовать население в трудовые армии, легко мобилизуемые, легко управляемые, легко перебрасываемые с места на место. Эти Армии должны работать по методу принуждения. А чтобы принуждение для них не было столь тягостным, мы должны быть хорошими организаторами. Сопротивляющихся принуждению мы должны карать, а подчиняющихся поощрять системой премиальных, дополнительной оплатой, повышенной пайкой хлеба».
Яснее как будто уж и не скажешь. Заметим также, что все это говорилось в присутствии Ленина и, надо полагать, с его ведома. Так что сваливать теперь на позднейшие перегибы по крайней мере наивно...
Эта идея Трудовых Армий, работающих по принуждению, вскоре обрела две формы: Лагерей и Колхозов. В самом деле, что же такое были эти Лагеря, вмещавшие в себя до двадцати миллионов человек, если не Трудовые Армии, работавшие по принуждению? И разве два принципа: карать (дополнительным сроком, карцером, смертью) и поощрять (дополнительной пайкой хлеба) не нашли своего там воплощения? Разве не эти многомиллионные армии осуществляли все наиболее важные и трудоемкие стройки страны? Беломорканал, канал Волга — Москва, канал Волга — Дон, город Воркута и его шахты, город Ухта с его нефтепромыслами, Магадан с его рудниками, Караганда, Балхашский медный комбинат, железные дороги и гидростанции, заводы и жилые дома… Не знаю уж сколько, но думаю, что около 90 процентов построенного за годы Советской власти построено безплатными Трудовыми армиями, принявшими форму Лагерей, колючей проволоки, бараков, нар, полуголодных паек, жесточайшего режима, нечеловеческого обращения. Мог ли Троцкий желать «стихийную Русь», когда изобретал эти Трудармии? Могли ли желать эту Русь впоследствии его наследники, формально вроде бы открестившиеся от него, но фактически продолжающие осуществлять разработанные им планы?
Меня всегда удивляло, когда спрашивали в те времена о том или ином человеке: «За что его посадили?» Господи, да ни за что! Надо было сажать, потому что Трудовые Армии на безбрежных просторах любимой Родины требовали постоянного пополнения рабочих рук.
Можно вообразить даже такую ситуацию. Снизу, откуда-нибудь с Колымы идет сигнал — не хватает трех гидротехников, двух инженеров-строителей, пятерых сварщиков. Следует приказание Берия — найти и доставить. На другой день в разных городах арестованы три гидротехни- ка, два инженера-строителя, пять сварщиков. А люди недоумевают, за что же их посадили. Недавно А. Волкогонов, имеющий доступ к самым секретным архивам, опубликовал запрос начальника одного строительства к Л. М. Берия. Запрос был приблизительно следующего содержания: в связи с расширением строительства прошу организовать еще один Лагерь на пять тысяч человек.
Или такая ситуация. В Ухте закончили постройку драматического театра, а труппы нет. Есть труппа, но жиденькая, не соответствующая помпезному зданию. Значит, надо усилить труппу…
Вероятно, если речь шла не о редких специальностях, а просто о рабочих руках, и было все равно кого посадить, того или этого, вероятно, имели значение и политический анекдот, и неосторожное словцо, и какой-нибудь факт биографии, дабы одновременно с поставкой рабочих рук в Трудармию выполнялась и вторая задача — изъятие инакомыслящих, свободомыслящих, короче говоря, людей с пульсом. Но главная задача была — просто люди, просто руки, рядовые труженики Трудармии, называвшиеся в обиходе «зеками».
Если Туполев был сам «зек» и руководил огромным конструкторским бюро по строительству самолетов, где все, как и он, были зеки, и если это бюро начинало вдруг испытывать нужду в специалистах, неужели людей сажали за что-нибудь, а не просто потому, что они были нужны?
Сталкиваясь по случаю с оросительными системами в Киргизии около Пржевальска и на Дону около хутора Веселого, я обратил внимание на странный в то время для меня факт. За поливку земель колхозы должны были платить большие деньги — кому бы вы думали? Министерству внутренних дел. То есть, значит, МВД буднично выступало в роли обычной фирмы, производящей работы и берущей за эту работу деньги.

Градостроительные, дорожностроительные, каналокопающие трудовые армии приняли форму лагерей, действительно легко мобилизуемые, легко управляемые, легко перебрасываемые с места на место, а главное дешевые. Труд в этих трудармиях ценился, конечно, не дороже, чем на проклинаемых в наши дни сахарных и прочих плантациях так называемых колониальных стран.
Но что было делать со стихией крестьянства? Как можно было миллионы мелких, инициативных, самостоятельных, индивидуальных хозяйств превратить если не в легко перебрасываемые (этого не терпит характер земледельческого труда), то, во всяком случае, в легко управляемую трудовую армию, разделенную на мелкие подразделения. Для этого было нужно:

1. Отобрать у крестьян землю из личного пользования,
2. Отобрать у них средства производства, то есть лошадей и весь инвентарь.
3. Лишить их возможности пользоваться результатами своего груда, то есть все выращенные ими продукты труда отбирать, а им выдавать по строгой мерке.
4. Приучить их выходить на работу одновременно, по звонку, и уходить тоже по звонку, точь-в-точь как в Лагере или на плантациях, то есть всюду, где труд не свободен, а принудителен.
5. Лишить их всякой инициативы, так чтобы крестьянин не знал даже, что он будет делать завтра, даже после обеда, а делал бы только то, что велит ему бригадир.
6. Максимально затруднить уход колхозников в город и вообще на сторону.

Всем этим требованиям и отвечала форма организации труда под названием Колхозы. Эта форма была выдумана Троцким, а осуществлена Сталиным.
-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
А расскажите-ка нам, красные товарищи ленинисты/сталинисты, как Ленин избавил народ Русский от эксплуатации? И особо, как он уравнял мужчин с женщинами... Ну, пожалста:
это как внизу на фото? Женщины по колено в грязи по 12 часов?

==================
В 1929–1930 годах, можно сказать, мгновенно все крестьяне России были мобилизованы и объединены в единую огромную Трудовую армию, подразделенную на Колхозы с централизованным подчинением через МТС, а также через районные и областные партийные организации.Проклят тот от Бога, чья душа не содрогается, от того, что сотворили отверженные сатанисты с его народом... Это означает, что ты мертв. Такие дела не возможно не оплакивать...
ГРАФ ОРЛОВ

ПОДВИГ РУССКОГО ПАСТЫРЯ



Дело было на Пасху 1915 г. В разгар праздничной службы австрийцы подвергли русские позиции жестокому обстрелу.
Служивший литургию полковой священник «сразу остановился, затем быстро выскочил за окоп и крикнув: «Не отвечайте, пожалуйста, не стреляйте», неожиданно для всех скрылся в темноте. Солдаты повысунувшись из окопов, криком умоляли батюшку вернуться, но он ничего не отвечал, и спереди неслось сначала громко, а потом тише: «Христос воскресе из мертвых».
Прошло несколько томительных минут, затем вдруг, точно по команде, прекратилась стрельба из австрийских окопов, стало тихо. Солдаты тщетно всматривались в даль, ничего не было видно. Все были уверены, что наш добрый, симпатичный батюшка погиб, уже вызвались смельчаки разыскать его тело, но вдруг из темноты чуть слышно, снова долетели звуки пасхального гимна. Вот они становятся все громче, это несомненно поет батюшка. И верно, еще несколько минут, и встреченный дружным ура священник спрыгивает в окоп.
Кругом него собираются, начинают его расспрашивать. Он как-то конфузливо улыбается, и вначале только твердил: «Ничего, братцы, ничего. Разговляйтесь спокойно... Они мне поклялись сегодня не стрелять»... Больше священник ничего не хотел рассказать.
Только уже к утру, обойдя всех солдат и сидя за чаем в офицерской землянке, он понемногу разговорился.
Оказалось, что начатая австрийцами во время его обхода стрельба так его возмутила, что он решил их вразумить. С этой целью, высоко подняв крест и все время с пением «Христос воскресе», он напрямик пошел к австрийским окопам. Чудом прошел он больше половины расстояния. Затем австрийцы его заметили, по окопам разнеслись крики «русский ксендз» и тотчас же стрельба прекратилась. Он вошел в австрийский окоп. В окопах оказалось много чехов, которые его поняли и перевели его слова солдатам других народностей. Затем он начал стыдить их за стрельбу, добился вызова начальничка участка и взял с него слово в эту ночь стрельбы больше не открывать. После этого он уже спокойно вернулся к нам.
- А не страшно, батюшка, идти было, - спрашивали его.
- Нет, ведь я с крестом и с пением славословия Господу шел».