October 22nd, 2018

ГРАФ ОРЛОВ

В ЧЕМ ЖЕ ВЫРАЗИЛИСЬ ПРЕСТУПЛЕНИЯ РУССКОГО НАРОДА, повлекшие за собой гибель России?



ОБЕР-ПРОКУРОР СВЯТЕЙШЕГО СИНОДА князь Н. ЖЕВАХОВ
Прошло уже 10 лет с момента этой гибели, а между тем и до сих пор нет единства в понимании причин ее. Каждый по-своему объясняет катастрофу, оправдывая себя и обвиняя других, однако же все вместе откровенно или прикровенно сваливают всю ответственность за гибель России на Государя Императора, обвиняя Царя в самых разнообразных преступлениях и не догадываясь о том, что эти обвинения обличают не только их собственное недомыслие, но и являются именно тем преступлением, какое и вызвало гибель России.
Так, один из виднейших иерархов Православной Церкви, обвиняя Госуда ря Императора в нежелании восстановить патриаршество в России, говорит:
"Господь покарал Государя и Государыню, как некогда праведнейшего Моисея, и отнял у них царство за то, что они противились Его воле, ясно выраженной Вселенскими Соборами касательно Церкви"... (Неверное по существу, обвинение и безпочвенно, ибо Государь Император не только не был принципиальным противником восстановления патриаршего чина, а, наоборот, Сам стремился к иночеству - Н.Ж.)
Государственная Дума обвиняла Царя в нежелании даровать ответствен ное Министерство, иначе в нежелании Государя Императора сложить с себя Свои обязанности Царя и Помазанника Божия и тем нарушить данные Богу при священном миропомазании обеты.
Ожидовленная общественность, устами своих передовых людей, давно уже кричала о том, что Самодержавие, как форма правления, устарело и что уровень "культурного" развития русского народа давно уже перерос эту форму, как пережиток восточного деспотизма и абсолютизма...
В соответствии с таким пониманием, Самодержец стал рассматриваться как заурядный носитель Верховной власти и к Нему начали предъявлять ся самые разнообразные требования, отражавшие абсолютное непонимание Его священной миссии Помазанника Божия, связанного обетами к Богу и призванного творить волю Божию, а не "волю народа", обычно выражающую собою волю злонамеренных единиц.
Даже самые благожелательные люди, убежденные монархисты, глубоко понимавшие значение русского Самодержавного строя и высоко ценившие личность Государя Императора, и те вторили общим крикам, отражавшим прикровенное и откровенное недовольство Царем и обвиняли Царя в безхарактерности, говоря, что Государь слишком добр, слаб и снисходителен и не обладает качествами, коими должен обладать каждый носитель власти.
Словом, к моменту разразившейся катастрофы слились воедино самые разнообразные обвинения, направленные и против личности Государя Императора, и против общего строя и уклада русской государственности, а в связи с ними и самые нелепые и преступные требования, предъявляемые к Государю и Его правительству, включительно до требования во имя блага России, Отречения Царя от Престола.
Уступая насилию, Царь подчинился такому требованию, но... благодать Божия, осенявшая священную Главу Помазанника Божия и изливавшаяся на всю Россию, вернулась к Богу...
Россия лишилась Божьей благодати... Свершился акт величайшего преступления, когда-либо бывшего в истории. Русские люди, восстав против Богом данного Помазанника, тем самым восстали против самого Бога. Гигантские размеры этого преступления только и могли привести к гигантским результатам и вызвали гибель России...
Поразительнее всего то, что в этот момент разрушения Православной русской государственности, когда руками безумцев насильственно изгонялась благодать Божия из России, хранительница этой благодати Православная Церковь, в лице своих виднейших представителей, молчала. Она не отважилась остановить злодейскую руку насильников, грозя им проклятьем и извержением из своего лона, а молча глядела на то, как заносился злодейский меч над священною Главою Помазанника Божия и над Россией, молча глядит и сейчас на тех, кто продолжает делать свое антихристово дело, числясь православным христианином.
"Власть, по самой природе своей, должна быть железной, иначе она не власть, а источник произвола и беззакония, а Царь слишком добр и не умел пользоваться Своею властью", - говорила толпа.

Да, власть должна быть железною, она должна быть неумолимою и не доступною движению сердца. Ее сфера должна чуждаться гибкости и мягкости. Власть должна быть бездушной, как бездушен Закон. Гибкость закона есть беззаконие, слабость власти есть безвластие. Бездушной, строгой, неумолимой, внушающей только трепет и страх, должна быть власть.
Но не таковою должна быть власть Царская.
Царь - выше Закона. Царь - Помазанник Божий и как таковой воплощает Собою ОБРАЗ БОЖИЙ НА ЗЕМЛЕ. А Бог - Любовь. Царь и только Царь является источником милостей, любви и всепрощения...
Он и только Он Один пользуется правом, Ему Одному Богом данным, одухотворять бездушный закон, склоняя его перед требованиями Своей Самодержавной воли, растворяя его свои милосердием.
И потому в сфере действия закона только один Царь имеет право быть добрым, миловать и прощать. Все же прочие носители власти, облекае- мые ею Царем, не имеют этого права, а если незаконно им пользуются, гонясь за личной популярностью, то они воры, предвосхищающие прерогативы Царской власти.
"Доброта" Царя есть Его долг, Его слава, Его величие. Это ореол Его Божественного помазанничества, это отражение лучей Небесной славы Всеблагого Творца.
"Доброта" подчиненных Царю органов власти - есть измена, воровство, преступление.
Кто осуждал Царя за Его доброту, тот не понимал существа Царской власти, кто требовал от Царя твердости, суровости и строгости, тот сваливал на Царя свои собственные обязанности и свидетельствовал о своей измене Царю, о непонимании своего служебного долга и о своей непригодности ни Царю, ни России.

А между тем, среди тех, кому Царь вверял охрану Закона, не было почти никого, кто бы не совершал этого преступления. Начиная от Министров, кончая мелкими чиновниками, носителями ничтожных крупинок власти, все желали быть "добрыми", кто по трусости, кто по недомыслию, кто по стремлению к популярности, но мало кто отваживался осуществлять неумолимые требования Закона, существующего не для добрых, а для злых людей; все распоряжались законом по собственному усмотрению, обезличивали его, приспособляя к своим вкусам и убеждениям и выгодам, точно его собственники, а не стражи его неприкосновенности, забывая, что таким Собственником мог и должен быть только Самодержавный Русский Царь.

И на фоне общего хаоса, царившего в области отношения к закону, чуть ли не единственным свидетельством подлинного уважения к закону являлись только смертные приговоры военных судов, подносимые на Высочайшее утверждение. Суд честно выполнял свою задачу, склонялся перед неумолимыми требованиями Закона, выносил суровый приговор, но в то же время взывал к милости Хозяина закона, сознавая, что совершил бы преступление, дерзнув самовольно осуществить это право Хозяина.
Сколько же недомыслия нужно было иметь для того, чтобы отождествля ть Царя с заурядными носителями власти, чтобы обвинять Царя в "добро те", т.е. в том, что составляло Его долг и сущность Его Царского служения? И кажется мне, что ни один русский Царь не понимал Своей Царской миссии столь глубоко, как понимал ее благодатный Государь Николай Александрович. Здесь - источник Его мистицизма, точнее Его веры, Его общения с Божими людьми, Его поисков духовной опоры, какой он не находил вовне, со стороны тех, кто не понимал, кем должен быть Русский Царь и осуждал Его.
Но здесь же и источник той злой травли, какой подвергался Государь, преследуемый жидо-масонами и их прислужниками именно за Свою "доброту", в которой они видели не слабость и дряблость, а выражение самого яркого, самого верного и точного образа того, кем должен быть Русский Царь, понимающий сущность Своего Царского служения и Своей Божественной миссии Помазанника Божьего.
В этом не понимании русскими людьми природы Самодержавия и сущности Царского служения и выразилось главное преступление русской мысли, попавшей в жидо-масонские сети, и настолько глубоко проникшее в ее толщу, что не изжито даже до сих пор, спустя 10 лет, прошедших с момента гибели России.

Еще и сейчас, по мнению одних, России нужен Диктатор, способный заливать Русскую Землю кровью своих подданных, по мнению других, - Конституционный Монарх, т.е. Царь, связанный ответственностью не перед Богом, а перед теми незримыми единицами, которые творят волю пославшего их Незримого Правительства, выдавая ее за "волю народа".

Нет, не железные Диктаторы, облеченные Царскою властью, нужны России, а нужны были ей и будут нужны железные исполнители закона, верные и честные слуги Царя, Которого нужно сперва вымолить у Бога. Русский же Православный Царь, осуществляя Свою Божественную миссию Помазанника Божия, не может быть Диктатором, ибо Его священная миссия выходит далеко за пределы прав и обязанностей заурядного носителя власти, хотя бы и облеченного ее наивысшими прерогативами.
Другое преступление Русского Народа выразилось в непонимании самой России и ее задач.
Царь и Россия - неотделимы друг от друга. Нет Царя - нет и России. Не будет Царя - не будет и России, а русское государство неизбежно сойдет с пути, предуказанного Богом. И это понятно, ибо то, что Бог вручает своему Помазаннику, того не может вручить толпе.
Задачи Русского Царя, Промыслом Божиим на Него возложенные, выходят далеко за пределы задач Верховного носителя государственной власти. Это - не глава государства, избираемый народом и угождающий народу, которым назначен и от которого зависит. Русский Царь помазан на царство Богом и предназначается быть Образом Божиим на земле: Его дело - творить дела Божие, быть выразителем воли Божией, носителем и хранителем общехристианского идеала земной жизни.
Соответственно сему и задачи Русского Царя, выходя далеко за пределы России, обнимали собою весь мир. Русский Царь устанавливал Мировое равновесие в отношениях между народами обоих полушарий. Он был защитником слабых и угнетенных, объединял Своим Верховным авторитетом разноплеменные народы, стоял на страже христианской Цивилизации и Культуры, был тем "держащим", на которого указывал Апостол Павел в своем 2-м послании в Фессалоникойцам, говоря: "тайна беззакония уже в действии, только не совершится до тех пор, пока не будет взят из среды удерживающий теперь" (гл. 2, 7-8).
Вот в чем заключалась миссия Русского Православного Самодержавного Царя!
Сколько же недомыслия нужно было иметь для того, чтобы допускать, что эта миссия, заключающаяся в борьбе с коллективным антихристом и в охране христианского идеала на земле, могла быть выполнена с помощью слуг антихристовых, скрывающихся под маскою всякого рода коллективов, от парламентаризма до профессиональных союзов, преследующих как раз обратные цели!?
А между тем такое недомыслие со стороны одних и преступность со стороны других лежали в основе всех тех нелепых требований, какие предъявлялись к Царю и Его правительству с единственной целью - низвести Царя с той высоты, на какую Он был поставлен Богом, урезать Его самодержавные права и вырвать из рук Царя то дело, какое Господь возложил на Своего Помазанника.

Дело же это - не только благо России, но и мир всего мира.
ГРАФ ОРЛОВ

ЕПИСК. ФЕОФАН (ГОВОРОВ) Вышенский Затворник, святитель



ПРЕДОСТЕРЕЖЕНИЯ ОТ ПРЕЛЕСТИ ВРАЖЬЕЙ
Что же это такое с вами деется? Не успели вы начать дела жизни достодолжной, как пошли у вас какие-то чудесности. — Видели во сне лицо человека, невиданного прежде, а после увидели карточку, схожую с тем человеком. Оказалось, что во сне видели то лицо, которое желалось видеть. Была какая-то юродивая, и хоть нельзя было разобрать толком речей ее, но видно, что она обещает вам что-то великое. Затем у вас чуются какие-то отрады, так что будто Небо преклонилось к вам, — чувствуете, что Бог вас любит, и вы Бога любите, — и еще что-то подобное было... Святая, да и только. Но все это еще бы ничего, но то дивно, что вы сами, кажется, начали склоняться на ту мысль, что ВЫ КАКАЯ-ТО ОСОБАЯ ИЗБРАННИЦА, и в самом деле уже махнули далеко. Всех назади оставили. Из молодых ранняя. Но как же это вы не подумали, что не бывает так, чтоб, десять-пятнадцать поклонов положивши, можно было встретить такие особенности в истинном их виде? — Все, испытанное вами, бывает и в истинном Божием порядке; но для вас быть сему очень рано. Нет тут истины, а все ПРЕЛЕСТЬ вражья. Вы не верите в козни врага, вот он и городит пред вами, что считает подходящим. Цель же у него та, чтоб ввести вас В САМОМНЕНИЕ и отчуждать от благодати, которая не может оставаться там, где качествует самомнение, как пчела в дыму; а потом, когда останетесь вы одни,— свернуть вам голову. Это только начало он полагает, и на этом не остановится, а все более и более будет опутывать вас подобными обольстительными призраками, пока совсем втянетесь в самомнение. Под прикрытием вашего неверия в его козни ему легко будет в этом успеть. Вы будете думать, что все это или вашего ума просветленного дело, или Ангельское внушение,— и будете тем питать свое самочувствие, САМОЦЕНИЕ И САМОМНЕНИЕ. Когда все будет подготовлено, тогда он подкатит к вам на огненной колеснице — взять вас на небо. — И вы по самомнению согласитесь. И полетите, только не на Небо, а во вражье жилище.

Я прописываю это вам, как дело вероятное и над вами сбыточное. Но что так бывает, сколько уж было опытов?! — Напомню вам один.
В одном монастыре был ретивый инок, любимец и питомец Настоятеля. Пришло ему в голову — в затвор. Старец отговаривать. Куда?! В затвор, да и только. Подержал, подержал Старец; наконец согласился. Была недале- ко гора; в горе пещера. Взобрался туда новый безмолвник. Сидит. Всход крут. Пищу ему подавали на веревочке, которую он спускал вниз. Молился, читал, справлял рукоделие. Старец навещал его — и наблюдал за течением его помышлений. Так прошло довольно времени. Молодой безмолвник держал дело как следует, и начал ощущать действия духовные. Это в порядке вещей. Но ему сразу шибнуло в голову: вот как мы! Раз-другой отплюнулся, а потом и пропускать стал такой помысел. Дальше да дальше, и УСТАНОВИЛОСЬ ПОМЫШЛЕНИЕ, что он любимец Божий, Бог ОБНИМАЕТ ЕГО невидимыми объятиями любви... и у него рай. Доведши его до этого, враг поприлежнее за него взялся. Начал — то во сне, то чрез внушение в помыслах — открывать ему, что тогда-то тот-то к тебе придет, а тогда-то тот-то, что там-то то-то сделалось или делается, а там-то вот что. И все эти "откровения" оправдывались на деле. Тут уж и сомнения не оставалось в юном старце, что Бог в нем — и что пред ним ВСЕ ТАЙНЫ ОТКРЫТЫ. Еще немножко, и враг подступил к нему в виде Ангела светла и говорит: Бог внял твоим молитвам и трудам, и положил пресечь пик земное странствие. Господь послал меня сказать тебе, что завтра в полночь Он явится тебе и возьмет тебя с Собою. Будь готов! — И — Боже мой! какая радость?! Приносят пищу. Он говорит сверху принесше му: нет; уже мне не нужна теперь эта пища. Скоро начну вкушать иную в Царствии Небесном. Изумился принесший. Постоял-постоял и пошел домой. Приходит к Настоятелю и говорит, что слышал. Ужаснулся Старец и поспешил в пещеру. Взобрался, и ну толковать юному небошественнику, что он в прелести и что враг хочет сгубить его. Слушать не хочет, говоря: как так? Не млею ли я в молитве? Не испытал ли откровений и озарений? — Нет, БЫТЬ НЕ МОЖЕТ, чтоб все это было от врага. Старец толковал ему, что враг может подделываться и под проявления духовной жизни, искусно прикрывая при сем свою мрачность, — и что именно бывшие тебе откровения суть вражеские против тебя козни,— Не поверил юный словам Старца и остался при своем. Тогда Старец сказал: так я не отойду от тебя, пока придет тот, кто обещался прийти к тебе. Сидят, беседуют, совершили и обычное ночное правило. Настала полночь, — и явился ВЗЯТЕЛЬ НА НЕБО. Старец сразу узнал его и стал между им и своим питомцем. Тот хотел силою взять свою добычу, но Старец не давал. Произошла борьба: тот тянул юного к себе, а Старец не уступал. Бог помог ему не выпустить из рук своего любимца, но враг успел сорвать с него мантию. Взлетевши с нею на воздух, он изорвал ее в клочки, которые падали оттуда мимо отверстия пещеры. Старец сказал тогда своему юному небошественнику: видишь, клочки-то летят? То же было бы и с тобою, если б не помог мне Бог защитить тебя,— Затем свел его вниз и поместил среди братий.
Видите, как дело-то? И как скоро можно попасть в когти человеконенави стного врага, которого КОЗНЕЙ вы не признаете! А историю Исаакия, Затворника печерского, вы, конечно, знаете. И к св. Симеону Столпнику подлетала огненная колесница, и он уже занес было и ножку,— Удостоверьтесь же, как хитр враг И КАК ИСКУСНО может он прикрывать свои когти. И как потому очень возможно и вам попасть в них. Бывшее с вами я не колеблясь признаю кознями врага. Если теперь же сразу не отбросите их с отвращением и, вникнув в сердце, не изгоните из него всякое самочувствие и САМОЦЕНЕНИЕ, и на место их не водрузите чувства СВОЕЙ ВСЕСТОРОННЕЙ НИЧТОЖНОСТИ и ни к чему негожести, то он не поленится потрудиться над вами и окружит вас еще более отуманивающими ПРИЗРАЧНОСТЯМИ.
Больше об этом распространяться не буду. — Извольте МЕРОЮ СВОЕГО УСПЕХА в духовной жизни считать все более и более углубляющееся чувство своего НЕПОТРЕБСТВА И НЕДОСТОИНСТВА пред Богом, и всякую мысль, — что будто мы с вами уж не то, что другие, гоните как вражеское всеяние,
и истребляйте как вражеские силки.
------------------------------------------------------------------

Все мы люди, в той или иной степени пребываем в прелести, в смысле иллюзий на самого себя и заблуждений на окружающий мир... пребывая мысленно в параллельном мире несуществующем нигде, кроме собственного воображения... Но кто то в прелести бОльшей, а кто то меньшей... Побеждает отрезвившийся ум... Прелесть, всегда основывается на самоценении, в приписывании себе каких то мнимых достоинств, самодостаточности, себяпревозношении в собственных глазах - на своем гордом "Я"... Тем святые и отличаются от всех остальных, что их маленькое "я" всегда следует за Богом... Бог всегда впереди, как столп Огненный... и потому их не оставляет никогда благодать Божия.
ГРАФ ОРЛОВ

С.С. БАЛМАСОВ БОЕВОЙ ПУТЬ КОННЫХ ПОДРАЗДЕЛЕНИЙ...



(Выдержки из восп. офицера Б.А. ПАВЛОВСКОГО)

Следует сказать об отношении местного населения к каппелевцам, так как в свое время советские историки создали миф о том, что местные жители в 1919 г. почти все ненавидели колчаковцев. По словам Б.А. Павловского, оно было таким: "Все без исключения татарское население сочувственно относилось к Белой власти, мы везде со стороны их встречали радушный прием. На первые слова Верховного Правителя помочь Армии в борьбе с большевиками, татары одними из первых откликнулись и все, что могли, отдали. Некоторые полки целиком состояли из татар, лучшие лошади и продукты были тотчас же отправлены в Колчаковскую Армию, на фронт. При приближении большевиков, бросая на произвол судьбы свое имущество, татары со своими семьями следовали за нами, лишь бы не быть под властью, как они выражались, "Красного Сатаны".
Вообще, татары, с которыми я познакомился, пройдя сотни деревень в Самарской, Симбирской, Казанской, Уфимской губерниях, оставили у меня самое прекрасное впечатление из всех народностей России.
И здесь, в Драсланове, ко мне явилась депутация из пятнадцати татар за советом, что им делать - оставаться или уходить с нами. Отлично понимая, что их ожидает, я все-таки рекомендовал им оставаться, в надежде, что "победители" не будут зверями. Но впоследствии оказалось как раз наоборот: всю злобу, месть, кровожадные инстинкты Комиссарское отродье изливало на них...
Были такие деревни, которые до последней хаты сжигались, мужчины и женщины - после целого ряда средневековых пыток - расстреливались или просто добивались, а девушки насиловались и уводились... .
Вот как боролись величайшие изверги-преступники, каких не знал еще мир - Ленин и Троцкий - именем которых совершается кровавый разврат по всей России!
Только маньяки и садисты по природе, только отверженные жизнью общественные элементы, привлеченные алчностью и возможностью властвования, могли творить свое кровавое дело в таких размерах.
Трудно все это пережить, но нельзя молчать: и пусть по всей России, во имя долга перед родной страной, во имя заветов человечности, во имя любви к теням замученных борцов за свободу прокатится могучий клик: "Долой большевиков! Да сгинут палачи-людоеды троцкие, петерсы, дзержинские, лацисы, кедровы!.. И разве это не есть точное и системное проведение в жизнь таинственной еврейской Каббалы: "И лучшего из гоев убей!".
Около 11 часов вечера Павловского разбудили и доложили, что по дороге к деревне приближаются конные и пехотные части Красных. Он отдал приказ: приготовиться к бою, но преждевременного огня не открывать, пропустить Красных дозорных в деревню и ничем себя не выдавать. Так и сделали.
По словам Павловского, "ночь была тихая, показалась луна, освещая впереди лежащую местность. То тут, то там появлялось зарево - то горели деревни татар...
ГРАФ ОРЛОВ

ВОТ ВЕДЬ УДИВИТЕЛЬНОЕ ДЕЛО



Все фото и кинохроника никак не согласуются с официально совецкой историей, что подумать то можно? Неужели врут? -- Первая Мировая война. Пасха, император Николай II якобы "КРОВАВЫЙ", христосуется с нижними чинами, 1915 год.
ГРАФ ОРЛОВ

ЖИЗНЬ ВЕЛИКОГО КНЯЗЯ МИХАИЛА



Во время Первой мировой войны, Вел. кн. Михаил Александрович с августа 1914 года возглавил Кавказскую Дикую дивизию,
состоящую из кавалеристов-горцев. Дивизия состояла из шести полков: Дагестанского, Кабардинского, Чеченского, Татарского, Черкесского, Ингушского. Его дивизия была отправлена на фронт в Галицию. Вообще в царской России представителей Кавказа на военную службу не
принимали. Мусульмане были очень недисциплинированные, но они ничего не боялись и были замечательными наездниками. Но, во время войны, многие из них выразили желание идти на фронт, и так образовалось это экзотическое подразделение, в котором большинство служивших исповедовали ислам. Но, так как в дивизии были также и православные воины, то Михаил Александрович назначил полковым священником о. Петра (Поспелова), который в свое время крестил его сына Георгия. Дивизия зарекомендовала себя с самой лучшей стороны, и только отчаянные храбрецы вступали в ее ряды.
Дикая дивизия не выходила из боев. Ставка по праву считала ее самой лучшей кавалерийской боевой единицей. Офицеры полков были профессиональными русскими кавалеристами. Великий Князь был не только покрывший славою дивизию и себя самого начальник, но и отважный не знающий страха солдат. Одет он был просто, в легкий холщовый китель с генеральскими погонами, на груди – Георгиевский крест. На бледном, особенной здоровой бледностью слоновой
кости, бритом, с удлиненным овалом лице, приветливо сияют светлые пытливые глаза. Открытая лучистость взгляда, сама говорила о его кристально-чистой, высоко благородной натуре. В Нем таился секрет властного очарования. В каждом взгляде, в каждом жесте угадывалось
благородство души. Посторонний наблюдатель видел, что этот человек – сама олицетворенная искренность, которая гармонично переплетала- сь с царственной простотой. Великий Князь всегда находился на передовых позициях, и при этом, всегда самого действенного, не только
орудийного, но и порою и винтовочно-пулеметного огня, и при этом, во всех ситуациях проявлял удивительное спокойствие. Ласковым привет- ливым словом ободрял Великий Князь сидящих в окопах. Горцы, высоко ценящие личную отвагу, с каким-то беззаветным, чисто мусульманским фанатизмом, как дети боготворили своего Вождя, и когда перед их сотнями появлялся Великий Князь, смуглые горбоносые лица как-то просветлялись вдруг под косматыми, ужас наводящими на врага папахами. Между собой они любовно называли Его «наш джигит Миша». Они писали восторженные письма в свои горные аулы, в которых подчеркивали, что им выпало великое счастье сражаться под командой родного Брата Государя.
Вот описание современником только одного боя: «Австрийцы отчаянно защищали угнездившийся на крутом холме город. Главные силы отступи ли, наконец, под стихийным натиском спешенных сотен, взбиравшихся на отвесные кручи и вырезывавших кинжалами австрийские команды. Чтобы задержать русских, отступление прикрывалось двумя ротами
тирольских стрелков. Эти здоровенные горцы забаррикадировались в домах. Перекрестным огнем они обстреливали улицы. С крыш такали пулеметы. Несмотря на смертельную опасность, Великий Князь первый ворвался с передовыми отрядами в город, встретивший их свинцовым
ливнем. Именно тогда, когда перелом битвы был на стороне русских, старый, с изрубленным лицом всадник, герой нескольких войн – количе- ство боевых шрамов соперничало с числом крестов и медалей на груди, - отвесил низкий «селям» изумившему его молодому храброму
генералу. «Слава и благословение Аллаха великому джигиту» - произнес он. В устах поседевшего в кровавых схватках абрека, это была высшая похвала. При этом, Великий князь поименно знал всех своих офицеров, до прапорщиков включительно. «Львиное сердце и святая душа», -
характеризуют офицеры своего командира и все до последнего были готовы пойти за Него в огонь и воду вместе со своими всадниками.
Его Высочество был увлекательный рассказчик, чего бы ни касался. И в оценке общих настроений мировой войны, во взглядах на последние мировые новинки, в воспоминаниях о разных встречах, в описаниях отдельных эпизодов того или иного боя – во всем чувствовался
острый, наблюдательный, искрящийся художественными штрихами ум. Порой в Его словах сверкали блестки мягкого меткого юмора. Ко всему, он изумительный фотограф-художник. В сотнях Его великолепных снимках угадывалась Его артистическая, любящая природу натура и
сказывался опытный журналист. Великий Князь был полон трогатель- ной, скромной и простой любви к России и ко всему русскому. При этом, не смотря на многостороннее развитие, на многогранность увлечений Великого Князя, религиозность Его была глубокой и искренней.
Внешний наблюдатель никак не мог выявить в нем это качество души. В действующей армии Великий Князь не пропустил ни одной обедни. Стоял не шелохнувшись, целиком погруженный в молитву...
Михаил Александрович по справедливости считался одним из лучших кавалеристов-спортсменов. Это был превосходный полевой ездок безукоризненно красивой посадки, в совершенстве изучивший лошадь. Он имел все данные исключительного, выдающегося кавалериста. Был подвижным и ловким во всех гимнастических упражнениях. Ко всему, обладал феноменальной физической силой пальцев. Колоду карт Великий Князь разрывал на четыре части. Эта сила у Него была наследственной. Например, Император Александр ΙΙΙ сплющивал в
трубку серебряные тарелки и разрывал медные пятаки...
Великий Князь был исключительно щедрым человеком. Его благотвори- тельность была не формальной, а действенной. Где бы Он ни находился, в России или за ее пределами, Он всегда делал крупные пожертвования на постройку храмов в различные церковные нужды. 15 ноября
1909 года, в Ельце состоялась закладка новой церкви во имя святых благоверных князей Александра Невского и Михаила Тверского – небесного покровителя Великого князя. Темпы и способ сооружения Великокняжеского храма поражали воображение жителей Ельца. Над всей постройкой был воздвигнут огромный отапливаемый шатер, что позволило безпрепятственно и качественно производить строительные работы в зимнее время. Великий Князь Михаил оказывал покровительс-
тво строительству этого храма. На его содержании постоянно находились несколько пансионов для детей, сирот, дома призрения для престарелых. Он заботился о сирых и бедных. Не счесть, сколько своих личных денег пожертвовал Великий князь на церкви, монастыри, школы. Во время войны солдаты присылали прошения на имя Михаила Александровича с просьбой оказать им денежную помощь. Этих прошений приходило более 60 в день – помощь увечным воинам выливалась Ему в сумму от трех до шести тысяч рублей в месяц. Он не мог отказывать. В имении Великого Князя Брасово на Орловской земле вносились ежегодно пожертвования на 19 церквей, на монастырь (Площанская пустынь) и школу. За Его счет отапливались церкви, дома священнослужителей, школы, дома вдов и сирот. При имении находилась богадельня и детский приют, две амбулатории для больных с безплатными лекарствами. В документах Черниговского полка сохранились приказы Его командира о повышении грамотности его солдат, их нравственном воспитании. Если у служащих рождались сыновья, их нередко крестили с именем Михаил, что отмечалось в приказах по полку.
Кроме обычных государственных учреждений, куда он входил по своему положению, Князь являлся шефом нескольких военных частей Гвардии и Флота, как российских, так и иностранных, состоял почетным председателем и щедрым покровителем безчисленных благотворитель- ных, научных и просветительских обществ. Полковник Мордвинов, многие годы состоявший адьютантом при Великом Князе, считал, что среди Великих Князей Дома Романовых Михаил Александрович был самым богатым, но и самым непритязательным. В своих воспоминани- ях он писал о Михаиле Александровиче: «Деньгам для себя лично Он не придавал никакого значения, совсем плохо разбирался в относительной стоимости вещей и оставался совершенно безучастным ко всем докладам об увеличении Его материальных средств».