August 27th, 2018

ГРАФ ОРЛОВ

Свт. Иоанн Златоуст



А эмпешники не смешат покидать свою лжецерковь, и спасают ее изнутри, приобщаясь "пищи бесовской" из рук своих лжепастырей... Мало того, они веруют, что в их гнилой изначально беззаконной среде, могут рождаться от ДУХА СВЯТОГО какие то благодатные Старцы... подвижники и праведники Епископы... Что является ЭКУМЕНИЗМОМ. Ибо если так, то почему в любой Ереси не происходит подобного? Почему у католиков или протестантов не может быть святых?
ГРАФ ОРЛОВ

ЧЕТЫРЕЖДЫ КРАСНОЗНАМЕННЫЙ КРАСНЫЙ МАРКИЗ



Много писать о сем персонаже невозможно по двум причинам:
1. Потому что о нем написаны горы книг, 2. О нем так ничего путно и не написано.
А персонаж он – знатный, непонятный и т.д. Я имею в виду графа Сергея Владимировича Симанского, известного в рел. кругах как Советский Патриарх Алексий 1.
По жизни он был бонвиван, никаких аскетических глупостей. Женщины сражались друг с другом зонтиками на ступенях храма , где он служил, жаждав заполучить его внимание. Количество незаконнорожденных превышало 7 детишек к моменту Революции. Революцию он встретил отрицательно, первоначально Сергия Страгородского не поддерживал с обновленчеством. Но проявлял изворотливость.
Еще до Революции Симанский стоял в тайном обществе с инициатичес ким именем ”Tau Prunikos”. Впрочем, был он вхож во все секретные организации. Однако, нет никаких сведений, что он был членом РСДРП или СР. Не смог я обнаружить и никаких данных о том, что Симанский стал агентом НКВД!
Несомненно, он контактировал с советскими спецслужбами, но то, что стал информантом, агентом или офицером Госбезопасности – нет данных. Что, несомненно, крайне удивительно...
В 1922 г. его отправили в ссылку, но возвратили в 1926 г. И дали возможность поселиться в квартире сего отца – Камергера Двора. НЕ вполне понятно, но с учетом репрессий и высылок из Петрограда. Ответ мне дал историк Д.Волкогонов, в свое время обнаруживший массу секретных документов (им так и не опубликованных). Оказалось, что Симанский согласился сработать с ИНО ОГПУ в операции «Трест». И именно он был на линии многолетней игры с французской разведкой.
Позже, во время войны была начата некая игра Судоплатова по блокадному Ленинграду, якобы с «подпольем». Но там успехов особых не добились, ибо в городе имелось настоящее подполье, разоблачавшее ЧеКистскую инсинуацию. Интересно воспоминание о Симанском во время блокады. Он служил ежедневно. Получал приличный номенклатурный паек из Смольного. Но… часто принципиально голодал, иногда пил по определенному ритму медицинский спирт... Следовательно, он владел практикой регенерацией и был вполне подготовлен ко многим действиям.
Долгое время были не вполне ясны его связи. Отмечается его знакомство с Кировым, и некие «дружественные» (!!) отношения с А.Ждановым. Более определенно известно о его связях с Кузнецовым и вообще всеми фигурантами «Ленинградского дела». По нему он сам не проходил, что также вызывает немало недоумений.
По своему характеру Симанский был барин – сибарит. Он нашел свою нишу. В 1960х гг приехавшие к нему из Франции родственники вопрошали,- не пора ли и им вернуться на родину? На что он ответил с ухмылкой: «Преждевременно».
Иными словами, Симанский был совершенной политической машиной, вполне осознававшей свою значимость для Политбюро. Ибо только так можно объяснять его выходки перед Куроедовым о «желании уйти в отставку». Для эпохи Хрущева он был, несомненно, сталинским наследием, но таким наследием , кое заменить на более шустрых не представлялось возможным. Можно было сменить Ярушевича на Ротова, но сменить аристократа Симанского на какого то красного хама – не представлялось реальным.
Барин Симанский ходил в рясе только перед гостями, в частном кругу предпочитал малиновый шелковый халат. Придавал значение своему внешнему виду – почти ежедневно цирюльник колдовал над абсолютной формой его бороды. Ему прислуживал Данила Остапов – из наследственных лакеев господ Симанских, возможно и его бастард.
В июле августе 1941 г. именно он вел программные переговоры с Федотовым и Меркуловым по поводу МП как структуре интегрирован- ной в советскую систему.
Дабы понять менталитет Алексия 1, достаточно вспомнить его слова, сказанные по поводу того, что до Революции жизнь была лучше: «А что такого? Я и при Советах прекрасно устроился! Я стал тем, кем в Империи стать бы не смог. И имею возможности, которых маловероятно достиг бы при Царе».
Симанский стал членом партии при Кирове, никогда не исключался. С 1940 г. включен в состав номенклатуры, и статус его только в дальнейшем повышался. Ветеран КГБ замечает, что еще при Сталине для НКГБ было запрещено вступать с Симанским в агентурные отношения, и с него должно было снято наблюдение. Наблюдение более менее продолжалось. Но на эзоповом языке аппаратчиков сие означало, что Симанский был включен в высший слой партноменклатуры.
Кстати, именно Алексий 1 придал МП легкий антисемитский дизайн. Ибо некогда в молодости состоял Председателем Тульского «Союза Русского Народа», и прекрасно понимал выгодность сей темы.
Говорят, что последние 10 лет он потерял разум, никого периодически не узнавая. Имеем иные сведение: склероз был, но память не разрушилась, а вот придуриваться он стал сознательно, увиливая от ненужных ему решений. А верил ли он в Бога, наконец? – спросите вы. Нет прямого ответа. То , что Симанский только использовал Церковь как карьерную лестницу в политике. Учитывая его дореволюционное бытие в тайном обществе очень определенного свойства, можно думать, что по своему менталитету Симанский был гностиком-офитом.
Юрий Жданов (сын Андрея Жданова – кстати сына священника) называл Алексия Симанского не иначе, как «красный маркиз». И он был прав. Персонаж из Французской революции.
ГРАФ ОРЛОВ

Прп. Антоний Великий



Какая там правая вера у еретиков МП, если они слушают своих лживых учителей и игнорируют настоящих Святых Отцов Церкви в пику своим лжестарцам...
ГРАФ ОРЛОВ

ЧУДО СВЯТОГО ИОАННА РУССКОГО НА ОСТРОВЕ ЭВБЕЯ



Настоящее чудо на глазах у большого числа паломников случилось в храме Святого Иоанна Русского в селении Прокопи на острове Эвбея. Весть о событии за короткий срок распространилась по всей территории Балканского полуострова.

Поклонившись мощам Святого одна из женщин-паломниц, тайком хотела забрать пояс святого Иоанна. По ее словам, таким образом она хотела вылечить тяжело больного близкого родственника.

Оставшись незамеченной, паломница вышла из храма с группой людей, положив пояс в сумку и пошла на автобусную станцию, намереваясь затем уехать в Афины.
Тут-то и произошло чудо! По неизвестной причине автобус не смог сдвинуться с места, без каких бы то ни было видимых технических поломок.
Внезапно в храме зазвонили колокола (установить кто в них звонил не удалось до сих пор).
Потрясённая женщина поняла, что таким образом Святой призывает её одуматься.
Подбежав к водителю автобуса она сказала: «Я срочно должна вернуть в храм то, что оттуда взяла» и побежала в церковь.
Вскоре она снова вернулась в автобус, который к удивлению пассажиров безпрепятственно тронулся с места.
ГРАФ ОРЛОВ

ИНТЕРНАЦИОНАЛЬНЫЕ СИЛЫ НА РУССКОЙ ЗЕМЛЕ




Нерусские силы, участвовавшие на стороне Красных в захвате власти в Октябрьские дни и в удержании ее во время гражданской войны, можно условно разделить на три группы: военнопленные, национальные меньшинства и наемники.
Во время и после октябрьского переворота военнопленные по разным причинам были заинтересованы в поддержке советской власти. Они стали ее опорой, прикрытием, за которым большевики налаживали свой аппарат владычества, и, до некоторой степени, стержнем, вокруг которого, главным образом, в провинции, шло накопление советских военных сил.
Особенно много военнопленных было в Сибири. По словам Масарика (лето 1918 г.), чехословацкие легионеры были убеждены, что «воюют собственно против Германии и Австрии», «во всех сообщениях указывалось на участие немецких и венгерских полков в большевистских отрядах».
Пленные руководствовались, несомненно, различными побуждениями, в рассмотрение которых я здесь не могу входить. Не все они были преступниками, не все были и наемниками. Часть их действовала по приказам германского генерального штаба. Так С.П. Мельгунов считает правдоподобными упорные слухи о том, что при захвате власти в Москве Красную артиллерию обслуживали немцы. Отряды, в которые военнопленные были объединены, так и назывались Интернациональ- ными. Из их же среды наполнялись кадры ЧеКа.

После окончания первой Мировой войны пленные, не все, конечно, вернулись на родину, многие с целью произвести переворот и у себя. Венгерская Революция была подготовлена в России. Оставшиеся, а количество их было не малым, пополнили ряды наемников, если они еще не были на положении таковых.
С.П. Мельгунов, ссылаясь на советские источники, отмечает, что уже в декабре 1917 г. на делегатском собрании военнопленных присутствова ло 200 человек от 20.000 организованных Интернационалистов. В апреле 1918 г. в одном только московском округе их насчитывалось 60.000. А на первом съезде военнопленных присутствует 400 человек, представляющих формально 500.000. Конечно, не все они участвовали активно в защите и укреплении Советской власти, а только часть их, хотя и не малая, но уже одно наличие такой мощной организации, заинтересованной в сохранении большевистской Диктатуры, не могло не влиять на решения и действия тех, кто эту диктатуру пытался свергнуть.
«Краткая история гражданской войны в СССР» сообщает, что в Интернациональные формирования и соединения входили поляки, чехословаки, венгры, сербы, болгары, румыны, немцы, австрийцы, корейцы и китайцы.
Военные части из национальных меньшинств формировались по национальному же признаку. Наиболее крупными были формирования из украинцев, белорусов, латышей и эстонцев. В Советских и зарубежных источниках находим упоминания о полках и батальонах литовских, башкирских, татарских, мусульманских (очевидно сводных) и так далее.
Состав наемников был пестр. Сюда входили интернационалисты из военнопленных, китайцы, латыши и эстонцы. Это была основа корпуса наемников. Если можно и предположить, что в начале революции латышские стрелковые полки поддержали большевиков по идейным соображениям, то позже, особенно после неудачи с советизацией Прибалтики, эстонские и латышские формирования, пополнившиеся за время пребывания на родной земле, по логике событий, соскользнули на положение наемников.

Участие наемников в военных действиях на всех фронтах гражданской войны не исчерпывает их деятельность. Из наемников, главным образом, комплектовались карательные и заградительные отряды, которые усмиряли крестьянские и рабочие восстания и «подогревали с тыла пулеметами дух красных воинов», из них же набирались кадры чека.
«… вся администрация (чека ), - пишет член партии левых с.-р. Александра Измайлович, - почти сплошь латыши. Этот революционный когда-то народ теперь специализировался на отхожем промысле шпионства, тюремной охраны, провокации и палачества».

«Происходивший суд бросил яркий свет, - сообщает член той же партии Л. Вершинин, - на все ужасы, творимые в интернациональных наемных отрядах Красной армии…». «Особенно мне запомнился начальник Интернационального полка – мадьярский офицер – с красивым, тонким, бледным, почти восковым лицом. Мы несколько раз говорили с ним по-немецки, и он все удивлялся жестокости нашей Революции... на суде выяснилось, что в полку, которым командовал он, допускались при его потворстве и прямом участии такие невероятные жестокости, перед которыми бледнело многое из того, что принято называть ужасным». Иностранцы склонны, так же удивляться и приписывать жестокости и зверства гражданской войны специфическим чертам русского характера.
Каково было количество иностранцев, принявших участие в гражданской войне на стороне большевиков? Неоспоримые цифры мы имеем только для двух национальностей. К началу октябрьского переворота 40.000 латышских стрелков вынесли резолюцию о поддержке большевиков. К этому числу следует и прибавить несколько тысяч латышей, «занятых» в Чека. И количество их постоянно пополнялось. Бюллетень левых с.-р. отмечает «В Москву из Латвии в В.Ч.К. едут, как в Америку, на разживу». К лету 1918 г. на Красную сторону перешло 12.000 чехословаков. Мадьяров официально насчитывалось в действующих частях более 55 тыс. О численности остальных национальностей приходится догадываться по косвенным данным. Без сомнения, что немцев, китайцев, украинцев и эстонцев следует считать десятками тысяч. Вклад остальных национальностей меньше.
К лету 1918 г. большевики ввели воинскую повинность. К осени того же года переорганизация Красной армии была в общих чертах закончена. Была создана система мобилизации и воинского обучения. В армию начали вливаться новые пополнения, и она стала, быстро расти.

Но к лету 1918 г. Красная армия, комплектовавшаяся по добровольному признаку, насчитывала, включая и партизанские отряды, всего 450 тысяч человек. Н.А. Цуриков к началу 1919 г. для всех белых фронтов называет цифру в 225.000 бойцов. Одни лишь эти данные указывают на огромную роль отрядов военнопленных и наемников в гражданской войне. Значение этой роли увеличивалось и вынужденными боевыми качествами иностранных отрядов. Интернационалисты знали, что на пощаду им рассчитывать не приходится. Чехи, например, пленных вообще не брали, а расстреливали их, особенно если это были мадьяры. (Еще одно доказательство того, что жестокости гражданской войны являются результатом специфических черт русского характера). Таким образом, стойкость и преданность иностранцев, как военнопленных, так и наемников была большевикам обеспечена. И они это доказали неоднократно.
Для охраны Смольного, где разместились центральные органы партии и правительство, где находился и Ленин, был создан сводный батальон латышских стрелков.

Ленин не доверял революционному Петроградскому гарнизону. М. Вишняк передает свидетельство Троцкого: «Ленин настаивал и настоял на вызове в Петроград ко дню открытия Учредительного Собрания латышских стрелков, ибо «русский мужик может колебнуться в случае чего, - тут нужна пролетарская решимость». Роль латышских стрелков в день разгона Учредительного Собрания достаточно известна.

Восстание на Волге, организованное Савинковым и начатое 6 июля 1918 г., было подавлено при помощи интернациональных частей из мадьяр, австрийцев, немцев, латышей и китайцев. 428 участников восстания, сдавшихся в Ярославле сохранявшей нейтралитет «германской комиссии военнопленных», были переданы последней большевикам и расстреляны.

К подавлению этого восстания относится рассказ немецкого офицера о том, какими прекрасными точками прицела при артиллерийской стрельбе служили колокольни старинных церквей Ярославля и сколько их «удалось» сбить.

Одновременно началось восстание левых с.-р. в Москве. Несмотря на его неподготовленность, легкомыслие и внутреннюю слабость, большевики оказались неспособны, справиться с ним своими, т.е. русскими силами. Они справедливо сомневались в верности, преданности и послушании рабочих дружин и отрядов красной гвардии, находившихся в столицах. Вопреки официальной версии, восстание было подавлено латышскими стрелками полковника Вацетиса и интернационалистами Бэла Куна.

Даже «восстание» Муравьева было ликвидировано латышами, к которым этот командующий Восточным фронтом из левых с.-р. попал в плен.

7 августа 1918 г. белыми частями тогда еще полковника В. Каппеля была взята Казань. Троцкий, прибывший на Восточный фронт в Свияжек, описывает полное разложение красных войск. Даже свежие, не бывшие еще в деле пополнения уже при разгрузке заражались чувством безнадежности и теряли боевой дух. «Вся моя сволочь разбегается», - ответил на требование о помощи одного из своих коллег будущий маршал Тухачевский.

Боеспособность сохранили, пожалуй, только черноморские и балтийские матросы Волжской военной флотилии под командой матроса Маркина и мичмана Раскольникова. Фронт же держали полки латышских стрелков, и под их прикрытием Троцкий принялся за спешную реорганизацию, укрепление и поднятие революционной сознательности грозившего разбежаться войска.

Главком Восточного фронта остался тот же Вацетис, уже отличившийся при подавлении восстания левых с.-р. Командующими двух армий на пяти, действовавших на фронте, были поставлены латыши: 3-ей – Берзин, 5-ой, находившейся на самом ответственном участке фронта, против Казани, - Славен. Политкомиссаром при Тухачевском, стоявшем во главе 1-ой армии, оказался тоже латыш – Калнин.

Так разрешен был ряд кризисов одного из самых опасных периодов существования большевистской власти. Поддержка и спасение были принесены нерусскими силами.

Следует упомянуть о том, что Туркестан был захвачен большевиками при содействии военнопленных немцев и мадьяр, в большом количестве поселенных там. Что в неудачной попытке советизации Прибалтики далеко не последнюю роль играли военные формирования из прибалтийцев же, причем большевикам удалось поднять восстания в тылу своих противников. Что и Белоруссия, и Украина были заняты для большевиков главным образом белорусскими и украинскими частями.

Осенью 1919 г. части Белой Армии заняли Орел и подходили к Туле. Для отпора им была создана ударная группа в составе Латышской стрелковой дивизии, бригады Червонных казаков и бригады Павлова. Уполномоченным Реввоенсовета при ударной группе был Орджоникидзе. Рядом с ударной группой выступала Эстонская дивизия, один из полков которой одновременно брал Курск. В приказе командующего Южным фронтом от 28 октября 1919 г. говорилось: «За стойкость и мужество, проявленные бойцами и командным составом латдивизии и бригады Червонного казачества в жестоких боях за Орел и Кромы, объявляем братскую благодарность… Егоров, Сталин».

Так, опять, в критический для своего существования момент, большеви- стская власть получила спасение из не-русских рук.
Высокая, почетная и ответственная миссия – очистить Крым после оставления его Белой Армией была поручена Бэла Куну и его испытанным сотрудникам. Зверски истреблены были многие десятки тысяч.
Как ни велики были заслуги интернационалистов, военнопленных и наемников, перед большевистской властью на внешних фронтах гражданской войны, их заслуги на внутренних фронтах были, пожалуй, еще больше. Упоминаниями о них, как карательных и заградительных («заграбительных») отрядах, как чекистах и палачах, пестрят страницы всех воспоминаний, всех исторических работ о гражданской войне, советских и эмигрантских. Сильные и сплоченные благодаря своей инородности и ненависти к ним населения, спаянные одной судьбой с советской властью, падение которой означало для них возмездие и бесславный конец, они являли собой грозную силу, готовую на все, и удельный вес ее в ходе русской революции трудно преувеличить.

Ю. Сречинский. Фото Владимир Ульянов (ЛЕНИН) и Красная Гвардия, Москва, 1919 год. Наградной знак командиров Юго-Восточного фронта Красной Армии в 1918-1920 гг.
ГРАФ ОРЛОВ

ВИЛ В ОТНОШЕНИИ К РУССКИМ: "СТРЕЛЯТЬ И ВЕШАТЬ"




(Информация для критического осмысления. Вообще проверить подлинность записок не представляется возможным).
В России насчитывается около 1800 памятников Ленину и до двадцати тысяч бюстов. Более пяти тысяч улиц носят имя революционера №1. Во многих городах скульптуры Владимира Ильича возвышаются на центральных площадях. Хотя, если бы мы знали о великом вожде всю правду, эти памятники давно оказались бы на свалке.
Анатолий Латышев - известный историк-лениновед. На протяжении всей жизни занимается биографией Ильича. Ему удалось раздобыть документы из секретного фонда Ленина и закрытых архивов КГБ.
- Анатолий Григорьевич, как вам удалось проникнуть в секретные фонды?
- Это случилось после августовских событий 1991 года. Мне выдали спецпропуск для ознакомления с секретными документами о Ленине. Власти думали найти причину переворота в прошлом. Я с утра до вечера сидел в архивах, и у меня волосы вставали дыбом. Ведь я всегда верил в Ленина, но после первых же тридцати прочитанных документов был просто потрясен.
- Чем именно?
- Ленин из Швейцарии в 1905 году призывал молодежь в Петербурге обливать кислотой полицейских в толпе, лить с верхних этажей кипяток на солдат, использовать гвозди, чтобы увечить лошадей, забрасывать улицы "ручными бомбами". В качестве главы советского правительства Ленин рассылал по стране свои наказы. В Нижний Новгород пришла бумага следующего содержания: "Навести массовый террор, расстрелять и вывезти сотни проституток, спаивающих солдат, бывших офицеров и т.п. Ни минуты промедления". А как вам ленинский наказ в Саратов: "Расстрелять заговорщиков и колеблющихся, никого не спрашивая и не допуская идиотской волокиты"?
- Говорят, Владимир Ильич вообще недолюбливал русский народ?
- Русофобия Ленина сегодня мало изучена. Все это идет из детства. У него в роду не было ни капли русской крови. Мать его была немкой с примесью шведской и еврейской крови. Отец - наполовину калмык, наполовину чуваш. Ленин воспитывался в духе немецкой аккуратности и дисциплины. Мать постоянно твердила ему "русская обломовщина, учись у немцев", "русский дурак", "русские идиоты". Кстати, в своих посланиях Ленин говорил о русском народе только в уничижительной форме. Однажды полномочному советскому представителю в Швейцарии вождь приказал: "Русским дуракам раздайте работу: посылать сюда вырезки, а не случайные номера (как делали эти идиоты до сих пор)".
- Существуют письма, в которых Ленин писал об истреблении русского народа?
- Среди тех страшных ленинских документов как раз особо жесткие приказы были по уничтожению соотечественников. Например, "сжечь Баку полностью", брать в тылу заложников, ставить их впереди наступавших частей красноармейцев, стрелять им в спины, посылать красных головорезов в районы, где действовали "зеленые", "вешать под видом "зеленых" ("мы потом на них и свалим") чиновников, богачей, попов, кулаков, помещиков. Выплачивать убийцам по 100 тысяч рублей...". Кстати, деньги за "тайно повешенного" (первые "ленинские премии") оказывались единственными премиальными в стране. А на Кавказ Ленин периодически отправлял телеграммы следующего содержания: "Перережем всех". Помните, как Троцкий и Свердлов уничтожали российское казачество? Ленин тогда оставался в стороне. Сейчас найдена официальная телеграмма вождя к Фрунзе по поводу "поголовного истребления казаков". А это знаменитое письмо Дзержинского вождю от 19 декабря 1919 г. о содержащихся в плену около миллиона казаков? Ленин тогда наложил на него резолюцию: "Расстрелять всех до одного".
- Ленин мог так запросто отдавать приказы о расстреле людей
- Вот какие записки Ленина мне удалось раздобыть: "Я предлагаю назначить следствие и расстрелять виновных в ротозействе"; "Раковский требует подлодку. Надо дать двоих, назначив ответственное лицо, моряка, возложив на него и сказав: расстреляем, если не доставишь скоро";
"Мельничанскому дайте (за моей подписью) телеграмму, что позором было колебаться и не расстреливать за неявку". А вот одно из писем Ленина к Сталину: "Пригрозите расстрелом тому неряхе, который, заведуя связью, не умеет дать Вам хорошего усилителя и добиться полной исправности телефонной связи со мной". Ленин настаивал на расстрелах за "нерадивость" и "нерасторопность". Например, 11 августа 1918 года Ленин направил большевикам в Пензу указание: "повесить (непременно повесить), чтобы народ видел", не менее 100 зажиточных крестьян. Для исполнения казни подобрать "людей потверже". В конце 1917 года, когда Ленин возглавил правительство, он предложил расстреливать каждого десятого тунеядца. И это в период массовой безработицы.
- К православию у него тоже было негативное отношение?
- Вождь ненавидел и громил только Русскую православную церковь. Так, в день Николая Чудотворца, когда нельзя было работать, Ленин издал приказ от 25 декабря 1919 года: "Мириться с "Николой" глупо, надо поставить на ноги все чека, чтобы расстреливать не явившихся на работу из-за "Николы" (т.е. пропустивших субботник при погрузке дров в вагоны в день Николая Чудотворца 19 декабря)". В то же время Ленин очень лояльно относился к католичеству, буддизму, иудаизму, мусульманству и даже к сектантам. В начале 1918 года он намеревался запретить православие, заменив его католичеством.

- Как он боролся с православием?
- Например, в письме Ленина Молотову для членов Политбюро от 19 марта 1922 года Владимир Ильич настаивал на необходимости использовать массовый голод в стране, чтобы обобрать православные храмы, расстреляв при этом как можно больше "реакционных священнослужителей". Мало кто знает о ленинском документе от 1 мая 1919 г. №13666/2, адресованном Дзержинскому. Вот его содержание: "...необходимо как можно быстрее покончить с попами и религией. Попов надлежит арестовывать как контрреволюционеров и саботажников, расстреливать беспощадно и повсеместно. И как можно больше. Церкви подлежат закрытию. Помещения храмов опечатывать и превращать в склады".

- Анатолий Григорьевич, подтверждается, что у Ленина наблюдались психические отклонения?
- Его поведение было более чем странным. Например, Ленин часто впадал в депрессию, которая могла длиться неделями. Он мог месяц ничего не делать, а потом им овладевала бурная деятельность. Об этом периоде Крупская писала: "Володя впадал в раж..." А еще он был абсолютно лишен чувства юмора.
- Слог Ленина был достаточно грубым?
- Бердяев назвал его гением бранной речи. Вот несколько строк из письма Ленина Сталину и Каменеву от 4 февраля 1922 года: "Всегда успеем взять говно в эксперты". Нельзя "подтягивать шваль и сволочь, не желающих представлять отчеты...". "Приучите этих говнюков серьезно отвечать...". На полях статей Розы Люксембург вождь делал пометки "идиотка", "дура".
- Говорят, Сталин устраивал грандиозные пьянки в Кремле еще при жизни Ленина?
- И неоднократно. В связи с чем Ленин часто вызывал и отчитывал его. Но чаще всего Ильич ругал Орджоникидзе. Он писал ему записки: "С кем сегодня пили и гуляли? Откуда у вас бабы? Ваше поведение мне не нравится. Тем более на вас все время жалуется Троцкий". Орджоникидзе был еще тот гулена! Сталин более равнодушно относился к женщинам. Ленин отчитывал Иосифа Виссарионовича за то, что он много пьет, на что Сталин отвечал: "Я же грузин и без вина не могу".
- Кстати, Ильич любил банкеты?
- В художественных фильмах часто показывают, как вождь пьет морковный чай без сахара с кусочком черного хлеба. Но недавно обнаружены документы, свидетельствующие об обильных и роскошных пиршествах вождя, о том, какое огромное количество черной и красной икры, деликатесной рыбы и прочих разносолов регулярно поставлялось кремлевской номенклатуре все годы правления Ленина. В поселке Зубалово по распоряжению Ильича строили шикарные персональные дачи в условиях жесточайшего голода в стране!
- Сам Ленин любил выпить?
- До революции Ильич пил много. В годы эмиграции без пива за стол не садился. С 1921 года - бросил из-за болезни. С тех пор к спиртному не прикасался.
- Правда, что Владимир Ильич любил животных?
- Вряд ли. Крупская в своих записках писала:
"...раздавался надрывный вой собаки. Это Володя, возвращаясь домой, всегда дразнил соседского пса..."
- Как вы думаете, Ленин любил Крупскую?
- Ленин не любил Крупскую, он ее ценил как незаменимого соратника. Когда Владимир Ильич заболел, он запретил пускать Надежду Константиновну к себе. Та каталась по полу и истерично рыдала. Эти факты были описаны в воспоминаниях сестер Ленина. Многие лениноведы утверждают, что Крупская до Ленина была девственницей. Это неправда. До замужества с Владимиром Ильичом она уже состояла в браке.

- Сегодня, наверное, не осталось ничего неизвестного о Ленине?
- Еще много нерассекреченного, так как российские архивисты до сих пор скрывают некоторые данные. Так, в 2000 году вышел сборник "В.И.Ленин. Неизвестные документы". В некоторых этих документах производились купюры. До выхода этого сборника наши архивы продавали за рубеж фальсифицированные документы. Один американский советолог рассказывал, что, купив у руководства российских архивов ленинские работы для своей книги, он затем уплатил издателям штраф в четыре тысячи долларов, потому что российские архивисты изъяли из ленинских документов некоторые строчки.
ГРАФ ОРЛОВ

И.К.СУРСКИЙ ОТЕЦ ИОАНН КРОНШТАДСКИЙ



ЖИЗНЬ о. ИОАННА В МОСКВЕ во время пребывания его в Первопрестольной и остановок в ней при проездах.
Выписка из статьи «Воспоминания об о. Иоанне Кронштадтском» Члена Московского Окружного Суда Ивана Павловича Ястребова, напечатанной в «Церковных Ведомостях» № 13—14 1929 г. и № 1 — 7 1930 г.
В 1893 г. о. Иоанн, проездом из Бреста в Орел, должен был в Смоленске перейти на другой вокзал. Народ перенес его туда на руках и желая видеть о. Иоанна, выбил все стекла в дверях парадных комнат вокзала, где о. Иоанн ожидал поезда.
В 1894 году, когда о. Иоанн, отслужив обедню, вышел из алтаря домовой церкви в Москве, где были лишь интеллигенты, то они бросились к нему, чтобы поцеловать кто руку, кто рясу и образовали давку.
О. Иоанн говаривал, что свежий воздух — лучший спутник здоровья. Поэтому он спал всегда при открытом окне, несмотря на большие морозы, во время которых спал в теплом подряснике на гагачем пуху и в скуфейке.
В Москве, с согласия о. Иоанна, распределением очереди церквей, желавших, чтобы он в них служил, домов, кои хотели его принять, духовных лиц, желавших сослужить о. Иоанну и даже облачений, в коих он должен был служить, заведывала Софья Яковлевна Бурхард, жившая на Мясницкой улице в собственном доме. Исполняла она это с полною добросовестностью исключительно из чувства благоговения перед о. Иоанном, в чудотворную силу которого она глубоко верила.
Отъезд о. Иоанна из Москвы происходил при торжественной обстанов- ке. Для него в виде исключения всегда открывались парадные комнаты Николаевского вокзала, куда доступ публике был весьма ограничен (допускались официальные лица и лишь постоянно окружавшие о. Иоанна знакомые).

Ездил по железной дороге о. Иоанн всегда в вагоне 1 класса, в котором ему, по распоряжению министра путей сообщения, каждый раз предоставлялось, во время его проезда до Москвы, отдельное купе, когда же он ехал в более далекий путь, хотя бы и через Москву, ему предоставлялся всегда отдельный вагон, который прицеплялся к тому поезду для дальнейшего следования.

Богослужение о. Иоанн совершал довольно скоро и не любил протяжного пения певчих; служение его производило на молящихся потрясающее впечатление.
Мне, как постоянно стоявшему в алтаре, запечатлелась его полная сосредоточенность при богослужения, в особенности при совершении «литургии верных». О. Иоанн весь, казалось, куда-то уходил, беседовал с Богом, Которого он ясно видел перед собою, положительно не замечая в этот момент никого из окружающих. Я лично подметил одну особеннос- ть в службе о. Иоанна: ни одного «возгласа» во время литургии он не делал иначе, как стоя возле престола. Случалось, о. Иоанн у жертвенни ка начнет вынимать частицы из многочисленных просфор от делящих- ся, но как только наступает время возгласа, он, оставляя жертвенник, спешит к своему месту возле престола и тогда уже начинает возглас, по окончании коего снова возвращается к жертвеннику. За литургией в воскресные дни о. Иоанн никогда не поминал умерших и ектении об усопших всегда опускались*. За тем, никогда после литургии он не служил в церкви молебнов.

*По церковному уставу так и следует.

О. Иоанн зорко следил за событиями в церковно-общественнои жизни. В сентябре 1901 года Орловский губернский предводитель дворянства М. А. Стахович на съезде в Орле духовенства произнес нашумевшую на всю Россию речь о свободе совести, где провел мысль о желательности установления свободы перехода из одного вероисповедания в другое. И вот о. Иоанн, развивая евангельские слова перешел к речи М. А. Стаховича, о которой выразился так: «Но в наше лукавое время появились; хулители Святой Церкви, как граф Толстой и в недавние дни некто Стахович, которые дерзнули явно поносить учение нашей св. веры и Церкви. Что же это? Отречение от христианства, возвращение к язычеству, к одичанию, к совершенному растлению нашей природы? Вот куда ведут наши самозваные проповедники»...
За литургией, совершаемой о. Иоанном, подавалась всегда масса просфор с заздравными записками, нередко с очень большими суммами (до 5—10 рублей), но о. Иоанн не пользовался ни одной копейкой из этого; сбора, всецело поступавшего в распоряжение причта церкви, и вообще все службы в церквах о. Иоанн совершал всегда безвозмездно.

Начиная молебен в частном доме о. Иоанн говорил: «Помолимся Господу Богу, Господь сказал, что где соберутся 2 или 3 человека во имя Его, там и Он посреди их». Молебен состоял из трех - четырех особо составленных самим о. Иоанном молитв, проникнутых необыкновенно пламенной верою, в которых слышались великое дерзновение и полная вера в то, что Бог слышит и исполнит просьбу.
По окончании молебна он давал всем крест для целования и окроплял святою водою, а затем обычно приглашался к столу, богато и красиво уставленному всякими яствами, фруктами, «откушать чаю». О. Иоанн всегда садился за стол и, сделав два-три глотка весьма сладкого чаю, остальной чай наливал на блюдце и затем каждого из присутствовав- ших угощал из своих рук.

В житейских невзгодах и несчастиях о. Иоанн всегда настаивал обращаться к Господу Богу с искренней верою. «Вера, говорил о. Иоанн, всему краеугольный камень». После беседы с ним всякий уходил радостный и утешенный. По этой-то причине все так стремились к о. Иоанну.
Будучи строгим ревнителем православной веры, oн проявлял неумолимую строгость в отношении лиц, открыто игнорировавших таинства Православной Церкви. В таких случаях о. Иоанн не стеснялся публично обличать подобных людей...
Однажды о. Иоанн после молебна давал присутствовавшим целовать крест. Один студент в форме к кресту не подошел, а отошел в сторону. О. Иоанн сильно взволнованным голосом во всеуслышание обратился к нему со следующими словами: «вы кто, язычник или магометанин, или сектант, что не считаете необходимым поцеловать крест Господен?» Хозяин дома, желая предупредить о. Иоанна, сказал ему, что это репетитор его детей. Тогда о. Иоанн тем же взволнованным голосом сказал хозяину, что его детям не будет никакой пользы, кроме вреда, от такого репетитора, который не почитает Креста Господня, причем тут же советовал расстаться навсегда с этим репетитором и, обещая со своей стороны об этом случае довести до сведения ректора Московского университета. При этом о. Иоанн так был взволнован этим инцидентом, что отказался даже пройти в столовую и откушать стакан чаю, а тотчас сел в карету и уехал. Хозяева были настолько ошеломлены этим случаем, что не знали, что предпринять. Они, разумеется, тотчас отказали этому репетитору, а сами через некоторое время поехали в Кронштадт и там уже о. Иоанн их успокоил.

Из посещаемых о. Иоанном разных лиц заслуживает особого внимания Мария Павловна Дюгамель, жившая в своем особняке на Никитском бульваре, очень богатая женщина, нередко помогавшая деньгами о. Иоанну в дни его юности, когда он, как известно, терпел большую материальную нужду. И вот в благодарность за это о. Иоанн считал Дюгамель одной из самых хороших своих знакомых и почитал долгом непременно в каждый приезд в Москву заезжать к ней — обедать. Действительно, это был во всей Москве единственный дом, где о. Иоанн хотя несколько отдыхал душой и телом.
Дюгамель — вдова статского советника — хорошо образованная, начитанная и глубоко религиозная женщина старинных традиций эпохи Николая I. Единственным дорогим и всегда желанным гостем для нее был о. Иоанн. Несмотря на свой возраст (около 90 лет) она сохранила редкую ясность ума и память, отличаясь хорошим здоровьем и великолепным зрением (не знала очков). О приезде о. Иоанна она непосредственно от него дня за 2— 3 получала телеграмму и ожидала его к обеду, который происходил обычно в 5—6 часов вечера. При входе к Дюгамель о. Иоанн прежде всего совершал молебен с водосвятием, после которого сейчас же садился к столу.
Стол для него всегда был рыбный, так как за исключением бульона из куриных потрохов ничего мясного он нe ел. На особом столе обычно была приготовлена закуска из селедки, семги, отварной белуги и икры. Из вин о. Иоанн выпивал лишь 1—2 рюмки, для подкрепления, так называемого «Елисеевского» хереса «Золотой кораблик». Вино это, ценою в то время 8 рублей за бутылку, рекомендовал ему петербургский его почитатель Елисеев, как безусловно натуральное. После закуски следовал обед, состоявший из 4-х блюд: горячего с пирожками, зелени, жареного — рыбного и сладкого. Из закуски любимым блюдом о. Иоанна была семга. В дни постные (среду и пятницу) обед изготовлялся на постном масле, а в дни Великопостные — был исключительно грибной. Вообще он придерживался «уставной» пищи. Аппетит у о.Иоанна был весьма умеренный: 2—3 куска семги, несколько ложек супа и он был сыт, так что ко второму и третьему блюду он иногда даже не прикасался. Кроме о. Иоанна к обеденному столу приглашались: С. Я. Бурхард со своей компаньонкой А. А. Горпинченко, священник церкви Ваганьковского кладбища И. Чанцев и автор настоящих воспоминаний. Во время обеда всегда велась беседа па разные темы политического и злободневного характера, причем я замечал, насколько о. Иоанн вообще интересовался всеми событиями в мире, высказывая и свой взгляд на тот или иной вопрос. По окончании обеда все направлялись в гостиную, куда подавался кофе. Здесь о. Иоанн прежде всего приступал к чтению «Московских Ведомостей», издававшихся в то время под редакцией знаменитого В. А. Грингмута. О. Иоанн очень уважал последнего за его стойкое поддержание православия и направление газеты в духе православной веры. Тут же шла беседа на разные темы. Не знаю почему, но о. Иоанн как-то с особенным вниманием, быть может не заслуженным, ОТНОСИЛСЯ ко мне, охотно выслушивал мои мнения, дебаты по светским вопросам и всегда почему-то оттенял характер службы по судебному ведомству (я служил тогда в этом ведомстве), указывая, что эта деятельность требует серьезной и трудной работы.

Пребывание в доме Дюгамель было особенно приятно о. Иоанну тем, что здесь его никто не безпокоил, а каждый из нас старался предоставить ему покой и отдых. И сам он это хорошо понимал и ценил настроение окружающих и потому очень любил пребывание в доме Марии Павловны (как звал он Дюгамель). Пребывание о. Иоанна в ее доме продолжалось не более 2-х часов.

М. П. Дюгамель скончалась 10 сентября 1907 г. на 94-м году жизни. И замечательно: день ее смерти совпал с временем проезда через Москву о. Иоанна, возвращавшегося тогда из поездки в Астрахань. Узнав о кончине Марии Павловны, о. Иоанн тотчас приехал поклониться ее праху и отслужил по ней парастас (заупокойную всенощную).

Мне неоднократно приходилось быть очевидцем изгнания «бесов» по молитвам о. Иоанна. Далее, по его молитвам у престарелой глухой няни, служившей у одной княгини, восстановился слух. Что касается его прозорливости, то у меня запечатлелся нижеследующий случай.

О. Иоанн ежегодно посещал благочестивую семью Энгель. В той комнате, где обычно о. Иоанн служил молебен, стоял орган с крупной надписью латинскими золотыми буквами: «Soli Dei gloria», что в переводе на русский язык значит: «одному Богу слава». Никогда раньше о. Иоанн во время посещения Энгель не обращал внимания на этот инструмент. В одно из таких посещений Энгель пригласил к себе на квартиру своего начальника Г., который никогда ранее не видел о. Иоанна и очень желал принять его благословение. Г., придя к Энгель, прошел в гостиную и, в ожидании с другими гостями, между прочим обратил внимание на орган и вышеупомянутую латинскую надпись на нем, причем добавил, что наверное о. Иоанн при всей своей начитаннос- ти не поймет смысла этой надписи. Никто из нас не обратил внимания на это замечание Г. Вскоре приехал о. Иоанн. Всегдашней быстрой походкой прошел он в гостиную и, быстро подойдя к органу, вслух прочел слова «Soli Dei gloria», перевел на русский язык: «одному Богу слава» и, быстро же повернувшись к г. Г., поздоровался с ним первым. Мы, все присутствовавшие, прямо оцепенели при этом. Сам Г. очень растерялся и, сильно сконфуженный, начал целовать руку о. Иоанна.

О. Иоанн удивительно хорошо сохранился: на вид ему никак нельзя было дать более 50 лет, тогда как возраст его в то время уже приближал ся к 70 годам. Так он был свеж и моложав. Замечательна еще особенность: сколько я ни видел фотографических снимков о. Иоанна лучших фотографов, он мало был похож на них: в его лице или облике было что-то неуловимое для фотографического снимка.

О. Иоанн всегда очень ценил и понимал тех лиц, которые и к нему питали особое сердечное уважение и любовь.
Лично для себя о. Иоанн не жил и вся его жизнь, даже по мимолетным наблюдениям ее, была сплошным подвигом, особенно редким в наш век грубого эгоизма и материализма...

Нужно твердо верить и помнить, что о. Иоанн остался прежним, только незримым для нас, заступником и молитвенником перед Богом там, за рубежом его земной жизни.
И. Ястребов.
ГРАФ ОРЛОВ

ДНЕВНИК НКВДиста в БЛОКАДНОМ ЛЕНИНГРАДЕ ЧАСТЬ ВТОРАЯ




17 апреля 1942
Утром отпустил посетителей. Завтракал хорошо. Послал в Девяткино людей по подписке займа, но сорвалось, так как был выходной день. Вечером был в райвоенкомате у Жарковского о выделении. Был в управлении. Свёз материалы и селёдку. Вечером подписал бронь. Пил чай с молоком, колбасой и т.д.

22 апреля 1942
Отпустил всех посетителей. Занимался охраной завода, был в 19 цехе. Подписал бронь. Съездил в горвоенкомат на совещание, предложили выделить для ухода в ряды РККА 120 человек. Попал в полосу сильного обстрела на проспекте Маклина. Послал денег мамочке 1000 рублей фельдсвязью. С Бетельманом о пищекомбинате. Разобрался с почтой. Дал задание о подборе материалов для горкома. Отправил последнюю партию на торфоразработки. Расставили охрану в цех.

23 апреля 1942
Отпустил посетителей. Закончил подбор людей для морей. Отправил лично материалы о движении рабсилы по заводу в горком согласно запросу т. Кажаринова. Провёл инструктаж и дал задание Бутрамееву и Сидорову подготовить проект приказа о пропускном режиме. Оформил приказы отдачи людей под суд за прогулы и дезертирство. Послал телеграмму мамочке.

28 апреля 1942
C утра занимался выделением людей в РВК. Дело идёт плохо, всего выделено 87 человек из 125. Надо принять меры. 30/IV послать полностью. Подписал приказы о начальнике бюро пропусков. Вечером занимался с начальниками цехов. Получил табак 400 грамм, 96 руб. Выделил для усиленного питания начальников цехов и их заместителей, но не всех.

2 мая 1942
C утра обход территории. Отпустил посетителей. Подобрал людей для оборонных работ. Ночью ходил по территории. Ночью плохо чувствовал себя. Принял аспирин и лёг в кровать, но помощи мало. Хорошо поужинал.

3 мая 1942
Утром была воздушная тревога. 8 ч. уехал в Шувалово. Живут они неплохо, всё благополучно. Свёз хлеба, рыбы и рис, колбасы. Затем был дома. Был Жуков. Встретили 1 мая очень хорошо. Вернулся на завод. Лёг спать. Сильно устал, от парка Блохина шел пешком.

1 мая 1942
Утром принял посетителей. Днём ходил с делегатами Узбекистана по цехам, затем пили чай. Вечером общее партсобрание об отчёте парткома Бюро Горкома по кадрам. Вопрос о подготовке кадров. В мае 105 человек, а надо будет 200 человек. Проверить бюллетенщиков. Заниматься подбором и подготовкой кадров, уточнив их.

17 мая 1942
Утро позавтракал, пил чай. Днём проверил направление в РВК. Был в кино, смотрел шани вальс. Вечером был у Жукова и Жолтикова, затем у себя. Просмотрел почту.

18 мая 1942
Утром был дома. Был в почтамте, послал мамочке 2000 руб. Был в управлении НКВД. Проверил направление людей в армию. Дело идёт плохо, некого совсем посылать. Вечером просмотрел почту. Ездил на Аэродром, приехал в 5 часов утра.

8 июня 1942
Утром был на огороде. Днём ездил на фабрику «Нева» и «Канат» за кадрами согласно предписанию Госплана СССР. Везде отказывают за отсутствием последних. Отбор и посылка на оборонные работы. Вечером садил свёклу и огурцы.

15-19 сентября 1942
Болел желудком и занимался текущими делами. Написал письмо мамульке.

20 сентября 1942
Был дома, полил цветы, окна заделаны управхозом. Остальное время на заводе.

21 сентября 1942
Весь день занимался в отделе. Вечером был на огороде, снял свёклу и редьку, 2 кочана капусты. Много срезали.

22 сентября 1942
Утром был в управлении, читал приказ о присвоении звания старшего лейтенанта государственной безопасности. Был в управлении трудовых резервов о токарях.

26 сентября 1942
Написал письмо т. Смирнову и был в Горкоме о закреплении ремесленников электросварочных и электромонтажных набора 1942 года за заводом. Отправил мамочке 1500 руб.

8 октября 1942
Послал людей на овощехранилище. Осмотрел овощехранилище, на первый взгляд, будто всё в порядке, а на самом деле большие потери. Много тащут. Вечером с Бойченко подбор работников.

24 октября 1942
Утром написал ряд приказов по заводу. Направил рабочих по цехам, прибывших с подсобного хозяйства. Вечером был на торжественном заседании Выборгском Доме культуры, посвящённом подготовке жилья к зиме. После банкет.

25 октября 1942
Утром сходил под душ, днём был у Бобурова, видел Чиркова. Был на Ижорском заводе в отношении рабочих электросварки. Отправил письма мамочке.

7 ноября 1942
Утром просмотр цехов. Вымылся под душем, побрился. Днём был обед с водкой. Вечером с икрой и осталось 500 р. Остальное время был у себя. Поехал к Наде, но не доехал.

8 ноября 1942
Утром занялся своими делами. Днеём с Бетельманом и Рудометовым выпили. Ездил в город к Бабурову, не нашёл, потерял фонарик. Вечером выпил у себя.

1 января 1943
Утром помылся, выпил маленькую. Позавтракал. Был дома, истопил печку, сдал в управление материалы. Вечером разобрал почту. Был Егоров.
(Цитаты: «Кадры решают всё! Блокадные записки сотрудника НКВД, 1942 год». Журнал «Новейшая история России», №2, 2015)