May 19th, 2018

ГРАФ ОРЛОВ

ПОЭТ ИВАН САВИН



Когда я слышу неодобрительный отзыв о Белом Движении, — я знаю, что лицо, этот взгляд высказывающее, никогда в руки свои винтовки не возьмет, никогда не отдаст просто и прекрасно своей жизни за Россию так, как это сделали десятки тысяч незаметных героев на всех противобольшевистских фронтах. Ибо и трус может критиковать героя и высказывать мудрые — и то не всегда — мысли задним числом, но любовь к своей стране и народу запечатлеть смертью может только герой. Ибо болтовня есть болтовня, а жертва есть жертва. Поэтому оскорбляют слух и сердце факты, когда самовольная болтовня моральных и политических дезертиров ставится выше безмолвной жертвы. «Я счастлив, что не был в Белой Армии». Эта дезертирская фраза и риторична, и ненужна. Риторична потому, что авторы ее прекрасно знают, что в Белой Армии они не могли бы и быть: такие счастливцы или сами бы удрали после первого сражения, или их попросту выгнали бы. Ненужность этой фразы в том, что — как подвести общую мерку под понятие «счастье». Один испытывал счастье в борьбе до смерти за поруганный край, другой в это время забавлялся в глубоком тылу преферансом на орехи или за границей изумлял доверчивых иностранцев рассказами о своем имении в 43 тысячи десятин в Орловской Губернии — и тоже был счастлив. Немало и таких, которые теперь всячески поносят Белую армию, а завтра, как чуткий флюгер, будут уловлять дуновения политического ветра. Бог с ними. Не о них и не к ним эти строки.
Мне хочется спросить лиц, от которых так или иначе зависит разграничение в общественных учреждениях эмигрантов политически приемлемых от политически чуждых, для чего сии последние попадают в среду людей, исповедующих — и вполне правильно, — что Армия есть столп и утверждение всей эмиграции, что только винтовка выведет нас из той тьмы глубочайшего национального унижения, куда нас в 1917 году завел язык господ потомственных дезертиров, ныне оскорбляю- щих своим присутствием святую для нас идею жертвы и борьбы до конца. Приходится иногда слышать: «Разве можно не принимать в общество людей за то, что они с неуважением отзываются о Русской Армии?» Не только можно, но это есть наш прямой долг. Поносят Белую Армию только большевики и их — вольные или невольные, это другой вопрос — союзники. Можно не быть большевиком и вместе с тем наносить явный вред русскому Национальному делу и его первой колонне бойцов — Армии. Такие люди должны быть безоговорочно и немедленно выметены из общественных Организаций и Союзов, если последние дорожат своим национальным ликом.
В противном случае все хорошие разговоры о высоких предметах не будут ничем отличаться от счастья того милостивого государя, который не был в Белой Армии.

Белогвардейский поэт Иван Савин.
ГРАФ ОРЛОВ

ГЕН. Н.М. ТИХМЕНЕВ О ГОСУДАРЕ



Сдѣлалось общимъ правиломъ мнѣнiе о томъ, что Императоръ Николай II, какъ выражается въ своихъ запискахъ гр. Витте, «распустилъ» Царскую семью. Судя по тому числу самовольныхъ браковъ, которые были заключены Великими Князьями, повидимому, строгая дисциплина времени Александра III среди членовъ царствующаго дома дѣйствительно нѣсколько ослабѣла. Однако, для лицъ, далекихъ отъ Двора, которыя могли наблюдать отношенiя Великихъ Князей къ Государю лишь во внѣшнихъ ихъ проявленiяхъ, отношенiя эти были высоко почтительными и подчеркнуто дисциплинированными. Я помню, какъ однажды, къ стоявшему рядомъ со мной въ залѣ В. К. Сергѣю Михайловичу, подошелъ Государь и, подойдя, поднялъ руку, чтобы поправить себѣ что-то въ одеждѣ. Великiй Князь, котораго Государь видѣлъ уже въ этотъ день, принялъ этотъ жесть за то, что Государь протягиваетъ руку ему, и поспѣшилъ самъ протянуть руку. Между тѣмъ Государь руку опустилъ, и Великiй Князь остался съ протя- нутой рукой. Онъ очень смутился и сконфузился, быстрымъ жестомъ опустилъ руку по швамъ и весь подобрался и вытянулся, произнося нѣсколько несвязныхъ словъ извиненiя. Однако, Государь, замѣтивъ все это, не далъ ему договорить, - такъ сказать перехватилъ движенiе Вел. Князя, быстро протянулъ ему руку и сказалъ: «да, что же я, впрочемъ, здороваюсь съ тобой, вѣдь я тебя уже видѣлъ сегодня», сдѣлавъ, такимъ образомъ, какъ бы себя виновнымъ въ происшедшей неловкости.
Очень точно, въ назначенное время, Государь выходилъ изъ кабинета, дѣлалъ общiй поклонъ и начнналъ обходъ присутствующихъ, всѣмъ подавая руку и говоря нѣкоторымъ, особенно новымъ лицамъ, по нѣсколько словъ. У Государя была манера, - послѣ того, какъ онъ подастъ руку, иногда, на нѣсколько секундъ, задерживаться передъ лицомъ, съ которымъ онъ поздоровался. Казалось при этомъ, что онъ сейчасъ заговоритъ, и каждый дѣлалъ, такъ сказать, внутреннее движенiе, приготовляясь отвѣчать. Однако, очень часто, постоявъ такъ нѣсколько секундъ молча, Государь переходилъ къ слѣдующему, не сказавъ ни слова. Людей новыхъ такая манера смущала, лица, знавшiе уже эту манеру, относились къ ней спокойно. Когда Государь заговаривалъ съ кѣмъ-нибудь, онъ обычно слегка улыбался привѣтливой улыбкой и смотрѣлъ своему собесѣднику прямо въ глаза своими большими, и поистинѣ прекрасными, глазами.
Окончивъ обходъ, Государь направлялся въ столовую, куда слѣдовали за нимъ и всѣ присутствовавшiе. Въ столовой, кромѣ обѣденнаго стола, въ углу, около наружной стѣны, стоялъ еще столъ съ закусками. Государь становился около конца закусочнаго стола, спиной къ окну и лицомъ къ приглашённымъ, и начиналъ закусывать, выпивъ одну рюмку водки и радушно приглашая гостей къ тому же. Во время закуски гофмаршалъ давалъ участникамъ трапезы схемку стола, по которой каждый, заранѣе, узнавалъ свое мѣсто. Государь садился посерединѣ стола, спиной къ двери въ залу, имѣя направо отъ себя ген. Алексѣева, налѣво, обыкновен но, кого-либо изъ началыниковъ иностранныхъ военныхъ миссiй, по очереди. Если Государыня была въ Ставкѣ, то она садилась рядомъ съ Государемъ по лѣвую руку, и иностранный генералъ сидѣлъ рядомъ съ ней. Наследникъ, если былъ за столомъ, совершалъ, очень серьезно, съ Государемъ предобѣденный обходъ присутствующихъ, но за то шалилъ всегда во время закуски, при чемъ наибольшей его любовью пользовался пожилой, толстый, добродушный бельгiйскiй Генералъ баронъ Риккель. Противъ Государя, черезъ столъ, сидѣлъ Министръ Двора гр. Фредерикъ, или замѣнявшiй его гр. Бенкендорфъ. Въ головѣ стола, налѣво отъ Государя, сидѣлъ гофмаршалъ. Прочiе присутствующiе размѣщались по обѣ стороны отъ Государя и Министра Двора, по старшинству, при чемъ старшiе сидѣли на той сторонѣ стола, гдѣ было мѣсто Государя.
Всегда очень скромный обѣдъ изъ 3 блюдъ (или завтракъ, тождествен ный съ обѣдомъ по количеству и роду блюдъ) проходилъ быстро, причемъ Государь ѣлъ очень мало. За столомъ шелъ общiй разговоръ. Послѣ сладкаго подавали, тутъ же за столомъ, кофе, всегда со сливками. За кофе Государь, нѣсколько повышая голосъ, говорилъ: «Господа, можно курить». При этомъ онъ привычнымъ жестомъ доставалъ изъ за пазухи своей форменной, суконной, защитнаго цвѣта рубашки, подпоясанной форменнымъ же ремнемъ, которою онъ всегда носилъ въ Ставкѣ, мундштучекъ, въ видѣ изогнутой трубочки изъ двухъ половинокъ, соединенныхъ золотымъ шарикомъ, - пѣнковой, куда вставлялась папироса, и янтарной, которая бралась въ ротъ. Taкie мундштуки - трубочки, по примѣру Государя, были тогда въ большой модѣ. Въ манерѣ куренiя сказывалась нервность Государя. Первую папиросу онъ курилъ жадно втягивая въ себя дымъ, и, докуривъ до половины, нервными толчками тушилъ ее о стоявшую передъ нимъ пепельницу, въ видѣ золоченаго, съ эмалью, небольшого ковшика, формы старинныхъ русскихъ ковшей. Погасивъ первую папиросу, онъ сейчасъ же закуривалъ вторую, которую и выкуривалъ до конца. Послѣ этого, за столомъ, какъ то сразу, наступало общее молчанiе, какое бываеть, когда исполняется русскiй обычай присаживанiя передъ дорогой. Государь вставалъ и выходилъ въ залу, куда шли и всѣ прочiе, размѣщаясь такъ же, какъ до обѣда. Государь опять разговаривалъ съ нѣкоторыми изъ приглашенны- хъ, но на этотъ разъ разговоры были гораздо длиннѣе и, видимо, имѣли не случайный характеръ. Затѣмъ, вновь подавъ руку каждому изъ присутствующихъ, Государь уходилъ въ кабинетъ, общимъ поклономъ у дверей, разрѣшая расходиться.

---------------------------------------

Современники пытаются оболгать время Царя Николая 11, как совсем уж анархистское и безуправляемое... но факты упорно утверждают обратное...
ГРАФ ОРЛОВ

1-ая КНИГА МАККАВЕЙСКАЯ 3 ГЛАВА



И услышал Сирон, военачальник Сирии, что Иуда собрал вокруг себя людей и сонм верных, выступающих с ним на войну, и сказал: сделаю себе имя и прославлюсь в царстве, и сражусь с Иудою и с теми, которые вместе с ним и которые презирают слово царя нашего.
И решился он идти, и пошло с ним сильное полчище нечестивых помогать ему и сделать отмщение на сынах Израиля.
Когда они приблизились к возвышенности Вефорона, Иуда вышел к ним навстречу с очень немногими воинами своими, которые, когда увидели идущее навстречу им огромное войско, сказали Иуде: как можем мы в таком малом числе сражаться против такого сильного множества? И мы же совсем ослабели, еще не евши ныне.
Но Иуда сказал им: легко и многим попасть в руки немногих, и у Бога Небесного нет различия, многими ли спасти, или немногими;
ибо не от множества войска бывает победа на войне, но с Неба приходит сила. Они идут против нас во множестве надменности и нечестия, чтобы истребить нас и жен наших и детей наших, чтобы ограбить нас; а мы сражаемся за души наши и законы Бога нашего. Он Сам сокрушит их пред лицем нашим; вы же не страшитесь их. Опояшьтесь и будьте мужествен- ны и готовы сразиться с этими язычниками, которые собрались против нас, чтобы погубить нас и святыню нашу. Ибо лучше нам умереть в сражении, нежели видеть бедствия нашего народа и святыни. А какая будет воля на Небе, так да сотворит!
Перестав говорить, он внезапно бросился на них, и поражен был Сирон и войско его перед ним...

-----------------------------------------------

Величайший Вождь Древнего Израиля бившийся силой истинного Бога с врагами Яхве--Христа! Нашим же доблестным Белым Добровольцам увы, не была дарована победа свыше, слишком велик был всенародный грех измены и Цареубийства...
ГРАФ ОРЛОВ

Заповедь: НЕ УБИЙ! - нельзя понимать буквально

Заповедь: НЕ УБИЙ! - нельзя понимать буквально, как и все, что говорится Священным Писанием, но ко всем вопросам мы должны подходить с духовным разсуждением...



--------------------------------------

Россия сильно прогадала, приняв в души лжеучение Льва Толстого (непротивление злу насилием). Еретического учения, сделавшего население России неспособными защитить самих себя физически...
ГРАФ ОРЛОВ

«БЛИЗ ЕСТЬ, ПРИ ДВЕРЕХ…» (выдержки из книги) ЧАСТЬ I ИСПОЛНЕНИЕ ВРЕМЕН



- Так-то, ваше Боголюбие, так, - говаривал Батюшка, скача от радости (кто помнит еще сего святого Старца, тот скажет, что и он его иногда видывал как бы скачущим от радости), - «избрах Давида, раба Моего, мужа по сердцу Моему, иже исполнит вся хотения Моя…»
Разъясняя же, как надобно служить Царю и сколько дорожить его жизнью, он приводил в пример Авессу, военачальника Давида.
- Однажды он, - так говорил батюшка Серафим, - для утоления жажды Давидовой прокрался в виду неприятельского стана к источнику и добыл воды и, несмотря на тучу стрел из неприятельского стана, пущенных в него, возвратился к нему ни в чем невредимым, неся воду в шлеме, сохранен будучи от тучи стрел, только за усердие свое к Царю. Когда же что приказывал Давид, то Авесса ответствовал: «Только повели, о Царю, и все будет исполнено по-твоему». Когда же Царь изъявлял желание сам участвовать в каком-либо кровопролитном деле для ободрения своих воинов, то Авесса умолял его о сохранении своего здравия и, останавливая его от участия в сече, говорил: «Нас много у тебя, а ты, Государь, у нас один. Если и всех нас побили, то лишь бы ты был жив, - Израиль цел и непобедим. Если же тебя не будет, что будет тогда с Израилем…?»
Батюшка отец Серафим пространно любил объясняться о сем, хваля усердие и ревность верноподданных к Царю, и, желая явственнее истолковать, сколько сии две добродетели христианские угодны Богу, говаривал:
- После Православия они суть первый долг наш русский и главное основание истинно христианского благочестия.
Часто от Давида он переводил разговор к нашему великому Государю Императору и по целым часам беседовал со мною о нем и о Царстве Русском; жалел о зломыслящих противу Всеавгустейшей особы его
(Имп. Николаю I). Явственно говоря мне о том, что они хотят сделать, он приводил меня в ужас; а рассказывая о казни, уготовляемой им от Господа, и удостоверяя меня в словах своих, прибавлял:
- Будет это непременно: Господь, видя нераскаянную злобу сердец их, попустит их начинаниям на малое время, но болезнь их обратится на главу их, и на верх их снидет неправда пагубных замыслов их. Земля Русская обагрится реками кровей, и много дворян побиено будет за великого Государя и целость Самодержавия его: но не до конца прогневается Господь и не попустит разрушиться до конца Земле Русской, потому что в ней одной преимущественно сохраняется еще Православие и остатки благочестия Христианского...
Однажды, - так пишет далее в тех же своих записках Мотовилов, - был я в великой скорби, помышляя, что будет далее с нашею Православною Церковью, если современное нам зло все более и более будет размножаться и, будучи убежден, что Церковь наша в крайнем бедствии как от преумножающегося разврата по плоти, так равно, если только не многим более, от нечестия по духу через рассеиваемые повсюду новейшими лжемудрователями безбожные толки, я весьма желал знать, что мне скажет о том батюшка Серафим.
Распространившись подробною беседою о святом пророке Илии, он сказал мне на вопрос мой между прочим следующее:
- Илия Фесвитянин, жалуясь Господу на Израиля, будто он весь преклонил колена Ваалу, говорил в молитве, что уж только один он, Илия, остался верен Господу, но уже и его душу ищут изъятии… Так что же, батюшка, отвечал на это Господь? – «Седмь тысяч мужей оставих во Израили, иже не преклониша колен Ваалу». – Так если во Израильском царстве, отпадшем от Иудейского верного Богу царства и пришедшем в совершенное развращение, осталось еще седмь тысящ мужей, верных Господу, то что скажем о России? Мною я, что во Израильском царстве было тогда не более трех миллионов людей. А у нас, батюшка, в России сколько теперь? Я отвечал: Около шестидесяти миллионов.
И он продолжал:
- В двадцать раз больше. Суди же сам, сколько теперь у нас еще обретается верных Богу!.. Так-то, батюшка, так-то: ихже предуведе, сих и предъизбра; ихже предъизбра; сих и предуставиви, сих и блюдет, сих и прославит… Так о чем же унывать-то нам!.. С нами Бог! Надеющийся на Господа, яко гора Сион, и Господь окрест людей Своих… Господь сохранит тя, Господь – покров твой на руку десную твою, Господь сохранит вхождение твое и исхождение твое отныне и до века; во дни солнце не ожжет тебе, ниже луна нощию.
И когда я спросил его, что значит это, к чему говорит он мне о том, - к тому, - ответствовал батюшка отец Серафим, - что таким-то образом хранит Господь, яко зеницу ока Своего, людей Своих, то есть православных христиан, Любящих Его и всем сердцем, и всею мыслию, и словом, и делом день и нощь служащих Ему. А таковы – хранящие всецело все уставы, догматы и предания нашей Восточной Церкви Вселенской и устами исповедующие благочестие, ею преданное и на деле во всех случаях жизни творящие по святым заповедям Господа нашего Иисуса Христа.
В подтверждение же того, что еще много на Земле Русской осталось верных Господу нашему Иисусу Христу, православно и благочестно живущих, батюшка отец Серафим сказал некогда одному знакомому моему, - то ли отцу Гурию, бывшему гостиннику саровскому, то ли отцу Симеону, хозяину маслищенского двора, - что однажды, быв в духе, видел он всю Землю Русскую, и была она исполнена и как бы покрыта дымом молитв верующих, молящихся к Господу…»
Рассказанное здесь со слов записей Мотовилова относится по времени к началу 30-х годов прошлого столетия. С тех пор прошло более девяноста лет. Время бежит, беззакония умножились, проникли даже в самое сердце народное. С развитием в народе грамотности не столько Слово Божие распространялось среди «малых сих», сколько слово человеческое, «премудрость века сего», «наука зла». Уже не дымом благовонным молитв верующих, молящихся к Господу, покрывается Русская Земля, а угольным смрадом фабрик, заводов, паровозов, омерзительною вонью бензиновых моторов, реющих над облаками, бороздящих молниеподобно во всех направлениях землю. Весь этот чад гордости человеческой, как вызов Богу, несется к небу от злобы и проклятий социальной ненависти, разлившейся на почве борьбы бездушного капитала с замученной, озлобленной и непрестанно озлобляемой душой фабричного и заводского рабочего и дьявольски искусно обезземеленного уже дворянина и обезземеливаемого крестьянина, выкидываемых злым духом века сего на холод и голод улицы, в ряды всемирного бесприютного пролетариата.
Сохранили ли мы православие? Бережем ли Церковь Святую?
Бережем ли Богом дарованное Самодержавие? Охраняем ли мы всею силою любви своей Боговенчанного?
— Нет.
— Что ждет Россию за измену вере и верности отцов своих?
— Что ждет весь мир с падением Православия и Самодержавия в России?

------------------------------------------------------------

Ясность ума, просвещенного благодатью Святого Духа способна зреть в будущее. За что мы и чтим и ценим святого Серафима, что он ее имел в полноте. Потому и зрел что будет, как будто читал книгу жизни... Он же, этот святой Праведник, вполне объяснил нам, за что, и что будет с Россией... Пусть заткнутся окаянные христоборцы упрекающие нас в гордости и всезнайстве. Веруем в Бога и Его Святых, и потому ЗНАЕМ И ВЕДАЕМ. И потому ГОВОРИМ вслух.
ГРАФ ОРЛОВ

Почему мы безоговорочно принимаем авторитет Святых Отцов

Почему мы безоговорочно принимаем авторитет Святых Отцов и отвергаем современных попов, несущих свои собственные представления падшего ума. От попов мы получаем обильную почту, разноголосную, испещренную ересями....Каждый из них дует в свою ду-ду!

ГРАФ ОРЛОВ

Мы имеем море свидетелей о подвиге нашего св. Царя.

Мы имеем море свидетелей о подвиге нашего св. Царя. Пусть лжецы и охмурители заткнутся и перестанут лгать.



-----------------------------------------

Эфэсбешники, агенты СВР за денежки Путина, и ангажированные историки с печатью каина на челе нам доказывают с пеной у рта, что Царь не Искупитель и он не Отрекался? Зачем им это нужно? Вы не догадываетесь? У нас море свидетелей прямо обратного. Государя изолировать они не могли. Жидковаты были первое время, а Государь, как властное лицо, был все время окружен людьми. Это они позже нашим предательством нагуляли себе кое какую силенку...
ГРАФ ОРЛОВ

Расскажи-ка мне, Роман, откровенно, что говорят солдаты насчет Революции?

- Расскажи-ка мне, Роман, откровенно, что говорят солдаты насчет Революции? — спрашивал в эти дни на фронте своего денщика генерал-лейтенант А. Д. Нечволодов.
- Так что, Ваше превосходительство, они говорят, что Господа Царя сбросили, значит сами заместо Царя будут.
- Ну и что же?
- Ну, товарищи и сказывают: почему же одним господам быть заместо Царя? Ежели нет Царя, зачем нам и господа-то? Мы и без них обойдемся. Они Царя-то прогнали, мы их прогнать тоже можем.

ГРАФ ОРЛОВ

Леонид Решетников -- Поклонскую шельмуют чтобы не дать России венуться на исторический путь



----------------------------------------

Я думаю, если даже ашкеназы из КГБ поддерживают Поклонскую, то она свой человек. Монагхичский. Бум поддегживать и мы - пвавосвавные (по глупости, разумеется)!

----------------------------------------

Мастера подлогов и охмурения. Сначала Проект "НОВОРОССИЯ", теперь новые коврижки поспели к столу: ПРОЕКТ "Двуглавый Орел". Однако назойливые дядьки какие - навыпускали десятки роликов, ну такие неудержимые путриоты православной Царской России, однако!!! Сидят на зарплате в КГБ по 30 лет, а потом бац - они оказываются монархистами. Еще бац! И уже руководят нами.... Вот дела! И книжки для нас пишут, пишут, пишут... и семинарят нас - семинарят...
ГРАФ ОРЛОВ

Современные патриархийноверующие той, верой, которую им слева подсунули лжепопы

Современные патриархийноверующие той, верой, которую им слева подсунули лжепопы, ожидают обнаружить предательство своих Пастырей





------------------------------------------

На протяжении всех 90 лет своего существования эти лжепастыри МП РПЦ совершали не только в нарушения Канонов экуменические контакты с еретиками всех мастей анафематствованными Православной Восточной Церковью, но делали и много другой мерзости, о которой стыдно говорить даже вслух... Посему ожидать каких то прямых отступлений от "веры" смысла нету уже очень давно...
ГРАФ ОРЛОВ

Епископ Серафим (Звездинский)

Епископ Серафим (Звездинский), непримиримый враг Советской антихристовой власти и Советской лжецеркви, умученный ими.



"Господь особенно благословляет, особенно охраняет всех тех, кто воинствует во имя Его, или борясь со своими страстями, с Диаволом, с миром сим прелюбодейным и злым, или встает на защиту имени Господа против врагов Его.
Не любит Господь слабых духом, робких, вялых. Он требует от нас мужественного, стойкого исповедания Его. Церковь Божия прославляет святителей, праведных, преподобных, но особенно высокую награду Господь обещает мученикам, тем, которые испытали физические телесные муки за Него, или тем, которые переносят духовные муки – насмешки, гонения, преследования, клевету за прославление имени Его. Этих особенно прославляет Господь."


--------------------------------------------------------

Мало лиц и доныне, кто борется за Бога истины, хотя бы в мысленном пространстве интернета, позволяют хулить Бога, Православие, Государя и Отечество. Молчат, попускают злу вещать громко, нагло, в голос...