December 12th, 2017

ГРАФ ОРЛОВ

И впрямь, иногда лучше быть в одиночестве против всех... лишь бы не потерять Его...

ПРЕП, ФЕОДОР СТУДИТ И один благоугождающий Богу достойней уважения, нежели тысячи самовольно превозносящихся. Так и в Ветхом Завете мы находим: когда тысячи народа падали от ниспосланного Богом наказания, один Финеес встал, и умилостивил и преста сечь. (Числ. ХХV,7) А если бы он сказал: как я осмелюсь пойти против того, что согласно делается столь многими, как я подам голос против рассудивших жить таким образом, - то в и он не сделал бы доблестного подвига, НЕ ОСТАНОВИЛ БЫ ЗЛА, и прочие не были бы спасены, и Бог не оказал бы Своего благоволения. Итак, прекрасно, прекрасно, и одному быть по правде дерзновенным и разрушить НЕПРАВОЕ СОГЛАСИЕ МНОГИХ. Ты предпочитай, если угодно, спасающемуся Ною утопающее большинство, а мне позволь с немногими войти в ковчег, также присоединяйся, если угодно, к числу многих в Содоме, а я пойду вместе с Лотом, хотя он один спасительно отделяется от толпы. Впрочем для меня почтенно и большинство, не избегающее исследования, но представляющее доказательство, не отмщающее тяжко, но поступающее отечески, не радующееся нововведению, но соблюдающее отеческое наследие. О каком же большинстве ты мне говоришь?

ГРАФ ОРЛОВ

АРХИЕП. АВЕРКИЙ ТАУШЕВ РПЦЗ О СВОБОДЕ ЦЕРКОВНОЙ



А Откровение св. Иоанна Богослова ясно говорит нам, что во времена Антихриста вся истинная Церковь бежит, скрывшись от его преследова ний: «Жена убежала в пустыню, где приготовлено было для нея место от Бога, чтобы питали ее там тысячу двести шестьдесят дней» (12, 16). Под этой таинственной «Женой», как известно, Св. Отцы понимали «Церковь». И не наступает ли уже это время? По крайней мере, там, на нашей несчастной Родине, давно уже образовалась так называемая «Катакомбная Церковь», из лиц не желавших запятнать свою совесть СЛУЖЕНИЕМ БОГОБОРЧЕСКОЙ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ. Быть может, приближается время, когда и всем нам, желающим сохранить неизмен ную верность Христу Спасителю и Его истинной Церкви, придется уйти в катакомбы... Во всяком случай, все те, кто не желают преклонить колена пред современным «Ваалом», должны быть к этому готовы.
Враги Русской Зарубежной Церкви говорят еще, что Святейший Патр. Тихон упразднил Русскую Зарубежную Церковь и при этом ссылаются на УКАЗ его канцелярии, за подписью Архиеп. Фаддея, от 22 апреля / 5 мая 1922 года, коим Высшее Русское Церковное Управление заграницей, за его «ПОЛИТИЧЕСКИЕ ВЫСТУПЛЕНИЯ» объявлялось упраздненным.
Как неблагородно и нечестно врагам Русской Зарубежной Церкви до сих пор продолжать пользоваться этим «Указом» в борьбе против нее, когда всем еще тогда было ясно, что этот «Указ» не представляет собою свободного волеизъявления самого Патр. Тихона, а издан по ТРЕБОВАНИЮ БЕЗБОЖНИКОВ-БОЛЬШЕВИКОВ, которые испугались «ПОЛИТИЧЕСКИХ ВЫСТУПЛЕНИЙ» свободной Русской Церкви заграницей! Как приводящий чисто политические мотивы, он уже по одному этому не имеет канонически-обязательного ЗНАЧЕНИЯ И СИЛЫ. Характерно, что даже Митр. Евлогий (коего патр. Тихон назначил главой РПЦЗ прим.), впоследствии отколовшийся от Русской Зарубежной Церкви, признал это и вошел в состав новоизбранного, вслед за упразднением Высшего Церковного Управления, Архиерейского Синода Русской Православной Церкви заграницей, подписав его первый Указ «за Председательствующаго».
Всем желающим добросовестно разобраться в этом деле напомним еще одно важное обстоятельство. Когда спустя восемь лет, Митр. Евлогий, отколовшийся от нашей Русской Зарубежной Церкви в 1926 году, будто бы ради «верности Матери Русской Церкви», был этою «Матерью Русской Церковью» отрешен от управления и запрещен в священнослужении, тоже за «ПОЛИТИЧЕСКИЕ ВЫСТУПЛЕНИЯ» (участие в лондонских молениях о жертвах Советской власти), то он этому акту, присланному из Москвы, не подчинился, заявив, что он издан «под давлением большевиков... ». И перешел в юрисдикцию Константинопо льского Патриарха.

И этот поступок его врагами Русской Зарубежной Церкви был сочтен за нормальный и законный, не возбуждающей сомнения в своей канонич ности.
Так, где же здесь правда? где здесь самая элементарная честность в суждениях?
Почему один политический акт, исходящий от безбожников-большеви- ков, (упразднение Высшего Церковного Управления патр. Тихоном), признается обязательным, а другой, точно такой же политический акт (запрещение Митр. Евлогия) – необязательным?
Наша Русская Зарубежная Церковь дорога нам тем, что среди общего, поработившего почти весь мiр духовного мрака, она ставит своей главной задачей сохранение полной духовной свободы от безбожных и антихристианских сил.
Божественный Основатель Церкви – Господь Иисус Христос Своею крестною смертью и преславным Воскресением из мертвых освободил человечество от власти диавола, и с тех пор духовная свобода сделалась неотъемлемой принадлежностью христианства – истинной Церкви Христовой.
Там, где нет истины, – где воцаряется ложь, там утрачивается и драгоценное благо христианской свободы.
Самой губительной ложью нашего времени является усиленно распрос траняемая многими мысль о том, что «религия есть частное дело каждого человека» и что общественная и государственная жизнь людей должна протекать ВНЕ РЕЛИГИИ, должна быть «ОТДЕЛЕНА» от нее. И никто не хочет замечать абсурдности такого утверждения. Ведь это – все равно, что сказать: ЧАСТНАЯ ЖИЗНЬ ЧЕЛОВЕКА – сама по себе, а ОБЩЕСТВЕННАЯ и государственная – сама по себе. Источник, из которого проистекает эта и подобного рода ложь, искусно прикрывае- мая разными благовидностями, для нас ясен. Кому, как не врагу человеческого спасения, важно обезбожить общественную и государственную жизнь людей, дабы через это создать условия, благоприятствующие обезбожению и каждой человеческой личности в отдельности?

И не это ли мы как раз наблюдаем в современном мiре?
Ведь вся история человечества есть не что иное, как упорная и жестокая борьба диавола против Бога за души человеческие. Церковь Христова – оплот Божий в этой борьбе для верующих. Вот почему главные удары врага направлены на Церковь. Враг стремится уничтожи ть Церковь или хотя бы ПОРАБОТИТЬ ЕЕ и тем ЛИШИТЬ ЕЕ благодатной силы и влияния на верующих. Вся история Церкви Христовой на земле и есть в сущности БОРЬБА ЗА ДУХОВНУЮ СВОБОДУ – борьба за истину ПРОТИВ ДЬЯВОЛЬСКОЙ ЛЖИ, стремящейся поработить Церковь. Когда врагу человеческого спасения не удается поразить Церковь совне, путем внешних гонений, он пытается поразить ее извнутри, путем лжи – подмены истины ложью. Так, после страшных кровавых гонений на Церковь в первые века христианства, явились ереси – лжеучения, назначение которых было – взорвать Церковь Христову ИЗНУТРИ.
Не то же ли мы наблюдаем и у нас на Родине? Сначала – страшные кровавые гонения, а потом – порабощение Церкви, пленение ее ложью. Может ли быть ложь страшнее той, которая официально провозглашена там с высоты патриаршего престола в книге, изданной пол заглавием: «Правда о религии в России». (Московская Патриархия 1942)? И пусть нам не говорят о каком-то «ПОДВИГЕ МУЧЕНИЧЕСТВА ЛЖИ», лукаво измышленном и якобы спасающем Церковь (начало этому подвигу положил п. Тихон со своими заявлениями для успокоения Большевиков - прим.). Такого «подвига» никогда не знала да и не может знать наша Св. Церковь, ибо она есть «столп и утверждение истины» (1 Тим. 3,15). Спасалась и утверждалась Церковь совсем иным подвигом – не ложью, а БЕЗБОЯЗНЕННЫМ ИСПОВЕДАНИЕМ ИСТИНЫ, которое запечатлевалось пролитием крови. По выражению знаменитого апологета Тертуллиана, эта кровь мучеников была семенем христиан – она-то и явилась основанием Церкви. За это Церковь и прославляла Святых мучеников, не боявшихся проливать за Христа кровь свою, но мы не знаем ни одного святого, который был бы прославлен Церковью за «МУЧЕНИЧЕСТВО ЛЖИ». Те, кто во время гонений, страшась мук, притворно воздавали поклонение идолам, разсматривались, КАК ПАДШИЕ, но НИ ОДНОГО ИЗ НИХ Церковь не ублажала, как «спасителей ВЕРЫ И ЦЕРКВИ».
Истинная Церковь Христова должна быть совершенно свободна и независима от каких бы то ни было ДАВЛЕНИЙ И ВЛИЯНИЙ (Чекиста Тучкова тихоновцы величали "вершителем судеб церкви - прим.). Поэтому не может она, роняя свое высокое достоинство и опутываясь житейскими страстьми и попечениями, вступать в какие бы то ни было объединения и организации, устраиваемые людьми с чисто-земными целями. Особенную же опасность представляет собою всякого рода материальная зависимость, которая неприметно ведет к духовному подчинению и утрате духовной свободы.
Наша Русская Зарубежная Церковь, сколько бы ни гнали и не хулили ее, отказывая ей в прав на существование и сколь бы ни становилась она малочисленной, вследствие отпадения от нее малодушных и безпринци пных иерархов, священников и рядовых мiрян, ищущих не славы Божией и спасения души, а личной выгоды, денег и карьеры. Святоотеческие предречения говорят нам о массовых отпадениях от истинной Церкви, по мере приближения к последним временам, и о появлении «лже-церкви», или «антицеркви», которую создадут слуги грядущего антихриста, в противовес истинной Церкви. Подводя итоги всем этим святоотеческим свидетельствам, Еп. Феофан Затворник так говорит об этой лже-церкви, которая будет являть собой лишь видимость истинной Церкви: «хотя имя христианское будет слышаться повсюду, и повсюду будут видны храмы и чины церковные, но все это – только видимость, внутри же – отступление истинное» (Толков. на 2 Посл. к Солун. стр. 492).
Разве и теперь не одна видимость христианства в тех священнослу- жителях, которые устами славят Христа, а сердцем – антихриста, будучи так или иначе связаны с разными безбожными и антихристианскими организациями?
Вот этого-то порабощения безбожным и антихристианским силам, уже преобладающим в современном мiре, и боится наша Русская Зарубеж- ная Церковь, а потому она так и дорожит избранным ею путем духовной свободы, вопреки всем нечестным, лукавым и злобным нападкам на нее. И пусть в результате всех этих нападок и даже организованной борьбы против нее, которая вполне возможна в будущем, от нее станут отпадать со временем иерархи, священники и мiряне, поклонившись Антихристу, – в лице ли его самого, когда он придет, или хотя бы только в лице его предшественников, слуг его, так старательно ныне подготовляющих приход его, мы этого не должны бояться. Останется то «малое стадо», которому изречено Самим Господом Иисусом Христом великое обетование: «не бойся, малое стадо! ибо Отец ваш благоизво- лил дать вам Царство» (Лук. 12, 32). Мы знаем ведь, что на вопрос: «Господи! неужели мало спасающихся?» (Лук. 13, 23) Господь дал образный ответ, что спасающихся действительно мало, и не раз заключал Свои притчи словами: «много званных, а мало избранных» (Матф. 20, 16).

-------------------------------------

Можно ли исходя из этих размышлений сказать, что Совецкая тихоновская Церковь была свободна?, если сами ее архиереи называли Смотрящего от Лубянки Тучкова: "Вершителем судеб церковных", а от лица п. Тихона большевики запрещали иерархов в служении, наказывали их за "политические выступления", выводили за штат? Разница между совецкой Патриархией времен Тихона (первого сов. патриарха), и МП периода Сергия Страгородс- кого (второго сов. патриарха), в одном - первые творили "мученический подвиг лжи" под давлением большевиков, а в последствии стали творить как бы добровольно, присягнув врагам на верность уже в открытую. Все мероприятия слуг "тайны беззакония" ряд лет сводились именно к этой цели - переломить возглавление Церковное в свою пользу. Им это удалось. начало же положил п. Тихон Беллавин.

-------------------------------------

Топить Тихона никто не собирается, но и превозносить его, как Святого Исповедника - дело категорически невозможное - это будет позором всецерковным... вопреки многовековой традиции Церковной. Тем более, что п. Тихон навел кровь Помазанника Божия на всю страну, и вполне можно сказать "выиграл для большевиков Святую Русь"... Никакой Тамерлан, Батый, Наполеон или Хитлер не могли бы принести такого ущерба для народа, как тихоновщина несопротивления и предание врагу на милость победителя...
ГРАФ ОРЛОВ

ПОСЛЕДНИЙ БОЙ СЛАВНОЙ ДРОЗДОВСКОЙ ДИВИЗИИ А. ТУРКУЛ



На станции Таганаш мы вынуждены были взять силой интендантский склад, забитый продуктами. Начальник склада отказался выдать продукты по требовательной ведомости дивизионного интенданта, подписанной мной, он требовал еще и резолюцию корпусного интенданта. Чиновничью китайскую церемонию мы прекратили тотчас же, выставив начальника склада из его крысиных сараев.
На Таганаше дивизия подкрепилась и отдохнула. С утра мы должны были занять позицию Чонгарский мост — Восточная, но к ночи получили приказ немедленно выступить всей Дивизией на Перекоп. В темноте, часов в восемь вечера, дивизия тронулась. Был сильный мороз. Мы шли голой степью, точно в обледеневшей пустыне. Крутила колючая крупа, ветер терзал немилосердно. Мы двигались по гололеди це и не могли разжечь костров из мерзлого бурьяна.
На другой день после ночного перехода Дроздовская Дивизия стала сосредоточиваться в селе Юшунь. Теперь, за эти сорок верст, у нас были толпы отставших. Отход и отчаяние выматывали людей. До самых потемок, весь день, подходили отбившиеся от своих частей люди и некормленые, брошенные кони...
После ночлега в Юшуни, в холодное темное утро, Дроздовская дивизия выступила на Перекоп. Первый полк немедленно сменил на Перекопском валу части 2-го корпуса. 2, 3 и 4-й полки стали в Армянске.

Мы стояли день, ночь, но противник не подходил. Стало заниматься утро, и тогда, в потемках рассвета, выблеснули первые пушечные огни. Большевики подошли к Перекопу. Они начали с ураганного артиллерий ского огня. За ночь они подтянули десятки своих батарей.
Часов в десять утра мы узнали, что кубанские части генерала Фости- кова не выдержали натиска и спешно оставили Чувашский полуостров. Дроздовской дивизии приказано было восстановить боевой фронт. Тогда на правом и на левом флангах поднялись в атаку 2-й и 3-й полки. Бой сотрясался на месте до темноты. Наши полки то откатывались перед тяжелыми валами большевиков, то снова переходили в контратаки. Потери огромные. Огонь и волны красных атак пробивали в нас страшные бреши. Это был не бой, а жертва крови против неизмеримо превышавших нас сил противника.

Нас точно затопляла серая мгла. Ломило Советское Число. 3-й полк потерял весь командный состав. Смертельно раненного командира полка полковника Владимира Степановича Дрона я вывез из огня на моей машине. 3-й полк потерял всех батальонных и ротных команди- ров. В самом огне временно командующим полком я назначил своего адъютанта капитана Елецкого.
Темнота. Мы отбиваемся. Громит и терзает огонь, не ослабевают упорные красные атаки. Батальон 2-го полка под командой капитана Потапова в десятый раз переходит в контратаку. В батальоне на ногах, не израненных, не больше трети бойцов.
Капитан Потапов в потемках повел солдат в одиннадцатую атаку. Когда он шел перед остатками батальона, к нему подбежали два стрелка, один из них унтер-офицер. Под убийственным огнем, винтовка у ноги, они стали просить капитана Потапова не ходить с ними в атаку. Потапов не понял, крикнул сквозь гул огня: «Что же вы одни, что ли, братцы, пойдете?» — и повел остатки батальона на пулеметы...
Через мгновение капитан Потапов был тяжело ранен в живот. Несколько стрелков вынесли его из огня на окровавленной шинели, бережно положили на землю и побежали к своим. Батальон шел теперь на Красных без офицеров. Одни солдаты, все из пленных красноармей- цев, теснились толпой в огонь. Мне казалось, что это бред моей тифозной горячки: как идет в огне без цепей наш 2-й батальон, как наши стрелки поднимают руки, как вбивают в землю штыками винтовки, как в воздухе качаются приклады. 2-й батальон сошелся с Красными вплотную. Наш батальон сдался.

Никогда, ни в одном бою у нас не было сдачи скопом. Это был конец. Люди отчаялись, поняли, что наша карта бита, потеряли веру в победу, в себя. Началось все это у Знаменки, когда рухнула в кровопролитном бою не поддержанная вовремя Корниловская Дивизия, и закончилось на Перекопе, когда не веря больше ни во что, вынеся из огня своего Белого офицера, сдался в последней, одиннадцатой, атаке истекающий кровью дроздовский батальон.
Я видел винтовки, воткнутые в землю, и не мог дать приказа открыть по сдающимся огонь. Только смутный гул доносился до нас; как онемевшая, молчала наша артиллерия. Точно слушали мы смертельный гул нашего конца. У Красных поднялся жадный вопль, безпощадный рев победы, все у них поднялось ... нас добивать.
Мы смели ураганным огнем ревущую атаку, отхлестнули громадную человеческую волну, ударивший девятый вал. Кавалерия Красных, заметив, что их пехота наступает, стала переправляться по замерзшим болотам Сиваша. Наш огонь ее разметал.

Как сквозь темный дым бреда вижу я последний бой: к концу дня я едва стоял на ногах от тифа, и ночью, когда мы стали отходить, меня без сознания увезли в дивизионный лазарет. Командование Дивизией принял генерал Харжевский. Ночью дивизия отошла от Перекопа. Последний бой Дивизии был лебединой песней — предсмертным криком — доблестного 1-го полка.
Все кончалось. Мы уже отступали толпами — уже текли в Крым Советы. И тогда-то, на нашем последнем рассвете, 1-й полк перешел в контратаку. В последний раз, как молния, врезались дроздовцы в груды большевиков. Страшно рассекли их. Белый лебедь с отчаянной силой бил крыльми перед смертью. Контратака была так стремительна, что противник, уже чуявший наш разгром, знавший о своей победе, — а такой противник непобедим — под ударом дроздовской молнии приостановился, закачался и вдруг покатился назад. Старый страх, непобежденный страх перед дроздовцами, охватил их.
Цепи Красных, сшибаясь, накатывая друг на друга, отхлынули под нашей атакой, когда мы, Белогвардейцы, в нашем последнем бою, как и в первом, винтовки на ремне, с погасшими папиросами в зубах, молча шли во весь рост на пулеметы.
Дроздовский полк в последней атаке под Перекопом опрокинул Красных, взял до полутора тысяч пленных. Только корниловцы, бывшие на левом фланге атакующего полка, могли помочь ему. На фронте, кроме жестоко потрепанной бригады Кубанской дивизии, не было конницы, чтобы поддержать атаку. В тыл 1-му полку ворвался броневик, за ним пехота. Под перекрестным огнем, расстреливаемый со всех сторон, 1-й Дроздовский полк должен был отойти.

Полк нес из огня своих раненых. Около семисот убитых и раненых было вынесено из огня. Ранен командир генерал Чеснаков, убит начальник команды пеших разведчиков капитан Ковалев, переранены почти все офицеры и стрелки. В тот же день был получен приказ об общей эвакуации, и Дроздовская Дивизия, страшно поредевшая, но твердая, двинулась в Севастополь.
Конец. Это был конец не только Белых. Это был конец России. Белые были отбором российской Нации и стали жертвой за Россию. Борьба окончилась нашим распятием. «Господи, Господи, за что Ты оставил меня?» — может быть, молилась тогда с нами в смертной тьме вся Распятая Россия.
Брошенные кони, бредущие табунами; брошенные пушки, перевернутые автомобили, костры; железнодорожное полотно, забитое на десятки верст вереницами вагонов; разбитые интендантские склады, или взрывы бронепоездов, или беглецы, уходящие с нами; измерзшие дети, обезумевшие женщины, пожары мельниц в Севастополе, или офицер, стрелявшийся на нашем транспорте «Херсон»; или наши раненые, волоча куски сползших бинтов, набрякших от крови, ползущие к нам по канатам на транспорт, пробиравшиеся на костылях в толчее подвод; или сотни наших «дроздов», не дождавшись транспорта, повернувшие, срывая погоны, из Севастопольской бухты в горы, — зрелище эвакуации, зрелище конца мира, Страшного Суда. «Господи, Господи, за что Ты оставил меня?» — Россия погрузилась во тьму смерти...

«Херсон» уже стоял на внешнем рейде. Я лежал в углу каюты, забитой нашими офицерами, когда ко мне ввели моего шофера. Генерал Врангель особым приказом разрешил, как известно, всем желающим оставаться в Крыму. Шофер решил остаться. Но мучило его нестерпи- мо, что он не попросил моего на то позволения, и вот на шлюпке уже в темноте он пристал к «Херсону». Я сказал ему, что он может остаться, если не боится, что его расстреляют.

— Меня не расстреляют.
— Почему?
Он помолчал, потом наклонился ко мне и прошептал: он сам из большевиков, матрос-механик, возил в Советской армии военных комиссаров.
— Не расстреляют, когда я сам большевик.
Это признание как-то не удивило меня: чему дивиться, когда все сдвинулось, смешалось в России. Не удивило, что мой верный шофер, смелый, суровый, выносивший меня не раз из отчаянного огня, оказался матросом и большевиком, и что большевик просит теперь у меня, белогвардейца, разрешения остаться у Красных.
Я заметил на его суровом лице трудные слезы.
— Чего же ты, полно, — сказал я, — оставайся, когда не расстреляют. А за верную службу, кто бы ты ни был, спасибо. За солдатскую верность спасибо. И не поминай нас, белогвардейцев, лихом...

Шофер заплакал без стеснения, утирая крепкой рукой лицо.
— Ну и Дивизия, вот Дивизия, — бормотал он с восхищением. — Сейчас — выгружайтесь, опять с вами куда хотите пойду...
Моего большевика безпрепятственно спустили с «Херсона» по канату в шлюпку.

На другое утро генерал Врангель на катере объезжал транспорты. «Дрозды», отдохнувшие за ночь, пусть в дикой тесноте, да не в обиде, кричали Главнокомандующему от всей души и во всю молодую глотку «ура». Это было 2 ноября 1920 года.
А когда мы пришли в Галлиполи, полковник Колтышев, чтобы что-нибу- дь поесть, «загнал» свои часы — это был первый «загон» в изгнании, — а я, для примера, пусть в горячке, лег на шинель в мокрый снег, потому что мы стали в Галлиполи под открытым небом, на снегу, в голом поле.
Так началось железное Галлиполи. Не оно нас, а мы, скованные в одно жертвой и причастием огня и крови двухлетних наших боев, создали Галлиполи.

Наше изгнание началось.

--------------------------------------

Страшные дела. Дьявол пришел в Россию... Настало его время, его час, его временная победа... Началось истребление всего лучшего
ГРАФ ОРЛОВ

Уел, так уел, революционную быдлячью сволочь... Браво!

«Справедливо сказал один старый Царский солдат, что он желал бы Императору Николаю II отлить золотой памятник. Когда его, дивясь сказанному, спросили красные революционные товарищи: «За что же?», - он смело ответил: «За то, что умел 22 года управлять, такими ослами, как вы».
(Из книги игyмена Серафима (Кузнецова) РПЦЗ «Православный Царь-Мученик»).

ГРАФ ОРЛОВ

Еврейский большевик М. Коган пишет в Харьковской газете «Коммунист» за 12 апреля 1919 года:



«Без преувеличения можно сказать, что Русская революция выполнена руками евреев. Могли бы подавленные массы русского пролетариата сами произвести эту революцию? – Нет. Это евреи взяли русский пролетариат к рассвету Интернационала, и которые не только руководили, но и руководят Советами и держат их в своих руках. Мы можем спать спокойно, когда командующим Красной армии является товарищ Троцкий. Это правда, что евреев нет среди рядовых Красной армии, но комитеты и Советы тоже еврейские. Евреи храбро ведут к победе массы русского пролетариата. Поэтому совершенно не удивительно, что на выборах в Советские организации евреи одерживают такие внушительные победы. Как комиссары, евреи самоотверженно ведут массы русского пролетариата к победе. Символ еврейства стал символом русского пролетариата – Красная пятиконечная звезда, в прошлом бывшая символом сионизма и еврейства, поэтому за этой эмблемой и марширует победа…».

-------------------------------

Эрефия - страна еврейская, чего ви хотеть?
ГРАФ ОРЛОВ

АРХИЕП. АВЕРКИЙ ЦЕРКОВЬ И ПОЛИТИКА



В последнее время все чаще и чаще поднимаются разговоры о недопустимости вмешательства Церкви в политическую жизнь, о несовместимости Церкви и политики, причем некоторыми даже идейными врагами большевизма нередко высказывается мысль о том, что неуместно для нашей Русской Церкви за рубежом выступать против богоборческой Советской власти, ибо это, мол, политика, роняющая высокое достоинство Церкви, а Церковь должна быть «выше политики». Находятся лица, которыя даже проповеди наших священос лужителей, выносящия осуждение безбожному Коммунизму, называют «политическими» и открыто критикуют их, будучи в тоже время сами анти - большевиками, по своим убеждениям.

В подобнаго рода разсуждениях кроется явное недоразумение, а разсуждающие так обнаруживают только свое недомыслие, а вместе с тем и непонимание истинных целей и задач Христовой Церкви на земле. Придерживающияся подобнаго образа мыслей отрывают Церковь от реальной жизни, они, быть может, и сами того не замечая, хотят лишить Церковь права ... ВЛИЯТЬ НА ЗЕМНУЮ ЖИЗНЬ ЛЮДЕЙ.
Предосудительна ведь не политика сама по себе, а нехристианское и иногда даже противохристианское настроение современных людей, занимающихся политикой,— предосудительно то грязное «политиканст во», которым занимается теперь большинство так наз. «политических деятелей», отвергших всякие религиозно-нравственные принципы в общественной и государственной жизни людей и объявивших религию «частным делом» каждаго человека. С точки зрения этих политических, деятелей, Господу Богу и Церкви нет места в политической жизни людей: поэтому Господь Бог и Церковь из их «деятельности» изгнаны.

Но значить ли это, что Господу Богу действительно нет, дела до политической жизни людей и что Церковь должна равнодушно смотреть, как эта политическая жизнь развивается, по какому бы пути ни шло это развитие, — быть «вне политики»?

Конечно, нет!
Церковь должна быть выше безпринципнаго политиканства, но никак не «вне политики»; Заставить Церковь быть «вне политики» хотят те безрелигиозные и безнравственные политические деятели, которые желают всецело захватить в свои грязныя руки безконтрольное руководство общественной и государственной жизнью людей и лишить Церковь возможности благотворно влиять на эту жизнь, преображая ее в евангельском духе.
Может ли Церковь на это согласиться и полностью уступить, руководст во жизнью людей этим безпринципным, политиканам-безбожникам?
Никогда,— ибо это значило бы что Церковь сделалась «солью обуяв- шей», негодной ни к чему, не исполняющей своего высокаго предназна- чения, возложеннаго на нее самим Христом Спасителем (Матф. V. 13-16). Церковь не должна заниматься политической деятельностью, ибо это не ея сфера, но она не может и не смеет быть «вне политики», ибо отстранение ея от влияния на общественную и политическую жизнь людей было бы, с ея стороны, изменой ея Божественнному Основателю, забвением заветов Его.
Вновь считаем необходимым подчеркнуть: Нельзя отождествлять разумную честную христианскую политику и грязное безбожное безнравственное политиканство.

Но возможна ли вообще разумная честная христианская политика, спросят некоторые: Она не только возможна, но уже и имела место в истории, пока политические деятели еще были христианами и пока Церковь не была «вне политики», а влияла на эту политику и даже нередко, по временам, брала на себя высшее руководство этой политикой, не вмешиваясь в политическия дрязги, т.е. в это самое предосудительное «политиканство», а стоя выше их, и с высоты евангельскаго учения расценивая происходящия события в общественной и политической жизни людей.

Так было у нас некогда на Святой Руси в течение целаго ряда столетий и нельзя не отметить, что принципы этой разумной честной христианской политики отчасти про существовали у нас в лице наших Государей и некототорых государственных деятелей до самаго последняго времени — до революции. Кто добросовестно изучает русскую историю, тот не может отрицать наличия у нас в прошлом такой именно политики, в которой самое деятельное самое ближайшее участие принимала наша русская Церковь в лице своих Первосвятите лей, Святителей, пастырей и даже, казалось бы, совершенно отрешившихся от всякой земной жизни иноков. Просмотрев хотя бы даже только беглым взором все эти многочисленные случаи «вмешательства» нашей русской Церкви в политику, мы ясно увидим, что не политика — грех, а безбожие и безнравственность в политике грех, а потому — грех, и притом весьма тяжкий, отстранение Церкви от врачевания этих духовных язв общественной и политической жизни людей.

В самом деле. Обратимся за подтверждением наших мыслей к нашей Отечественной истории, вспомним хотя бы только некоторые замечательные в этом отношении факты, и тогда увидим, что никогда в прошлом нашей великой родины русская Церковь не отстраняла себя от общественной и политической жизни Русскаго Народа, под предлогом лукаваго, измышленнаго безбожниками лозунга: «Церковь должна быть вне политики».

Так уже о первом нашем князе-христианине с равноапостольном Владимире известно, что о важных государственных делах он советовался с «своими духовными отцами — епископами» и без совета с ними ничего не творил, не решаясь даже казнить злодеев.
По отношению к великому князю и князьям удельным митрополит всея Руси был учителем веры и благочестия. Он не вступался в дела гражданския сам по cебе, не выдавал себя за судью князей, как это было на западе, но сами князья при взаимных распрях предавали себя разсуждению митрополита, выслушивали его, как дети отца. В бедственныя времена междоусобий митрополиты были хранителями Земли Русской; кроткие, как Ангелы, они с любовью евангельскою старались прекращать кровавые раздоры князей; отправлялись сами или отправляли епископов на места раздора; усмиряли дикия страсти людcкия словом евангельским. Так митроп. Николай уговорил Мономаха помириться с Святополком; при посредстве митрополита Вячеслав помирился с Всеволодом. Когда Юрий Долгорукий хотел выдать Ярославу Галичскому двоюроднаго брата его, митрополит говорил Юрию: «грех тебе, целовав крест, держать его в такой нужде, а ты еще хочешь выдать его на убийство». И Юрий послушался. «Князь! Мы Богом поставлены в Русской Земле, чтобы удерживать вас от кровопролития», говорил митрополит князю Рюрику, и указав ему средство предотвратить войну с вел. князем Всеволодом. Воскр. летопись (1, 240) говорит о Мономахе; «святительский чин чтяще и не ослушаясь его (митрополита) аки отца». Таже Летопись говорит о Ярославе (2, 190): «Митрополит же много глаголате к Ярославу о миру... от Божественных Писаний сказа ему и поучая его от евангелия... Он же послуша отца своего митрополита»...

В важных случаях митрополиты давали советы князьям на пользу государства, но не отменяли сами собой ни одного постановления гражданскаго, не вводила ни одного правила мирского, как это было на западе («История Русской Церкви» Архиепископа Филарета — стр.114—115). Как провозвестники христианской совести и мудрости, епископы призываемы были на совещания народныя, и князья не решались на важныя предприятия без их благословения. Благочестивою волею самих князей ведению пастырей были предоставлены: 1) «все люди церковные», со включением богоугодных заведений; 2) все преступления мирян против веры и церковнаго благочиния, со включением святотатства; 3) все дела, относящияся к брачному союзу и правам родителей, со включением споров о наследстве; 4) наблюдение за верностью торгов, весов и мер...
Отсюда мы видим, что, избежав искушения погони за светской властью в государстве, на чем поползнулся на Западе папский Рим, иеpapxи русской Церкви, никогда не оставляли без внимания общественной и политической жизни русских людей уже в самый ранний период русской истории, но были фактическими ея руководителями.

Особенную силу и значение имел в этот ранний период, как известно, новгородский владыка-архиепископ, принимавший там особенно близкое участие в делах гражданскаго управления и мужественно прекращавший в облачении с крестом в руках возникавшия там междоуcoбия.

В те времена все верующие pyccкиe люди отлично понимали, как важно и необходимо «вмешательство Церкви в политику» и никому в голову не приходила мысль, что «религия есть частное дело каждаго человека» и что «Церковь должна быть вне политики».

То же мы видим и в дальнейшем течении нашей Русской Истории, причем «в политику вмешивались» великие Угодники Божии, причисленные Церковью русскою к лику Святых и пользовавшиеся всегда великим почитанием Русскаго Народа, как «печальники за землю Русскую».
Таковы были «Первопрестсльницы Росийстии, истинныи хранителие Апостольских Преданий, столпи непоколебимии, Православия наставницы», как славит их наша Церковь, великие московские святители митрополиты Петр, Алексий, Иона и Филипп, «всея России чудотворцы», — подлинная краса и похвала нашей Российской Церкви, долженствующие всегда быть, вне всякаго сомнения, примером благоговейнаго подражания для всех наших высших церковных Иерархов.
-- Чем ж так прославились эти великие Святители и какова была их деятельность?
Они заслужили себе столь великую похвалу и почитание всего русскаго православнаго народа ни чем как именно такого рода деятельностью, которую на современном языке врагов вмешательства Церкви в политику нельзя назвать иначе, как только «политическою».
Провидя духом будущее Москвы, Митрополит Петр из Владимира, потерявшаго значение великокняжескаго города, переселился не в Тверь, князь, которой получил ярлык на великое княжение, а в маленький и незначительный тогда городок Москву (1325 г.). Здесь он стал убеждать князя Иоанна Даниловича Калиту воздвигнуть храм в честь Богоматери, причем изрек замечательное пророчество о будущем величии Москвы: «Если послушаешь меня, сын мой», говорилъ он князю: «то и сам прославишься с родом твоим паче иных князей, град твой славен будет перед всеми городами русскими, и Святители поживут в нем; руки его взыдут на плещи врагов наших, и прославится Бог наш» (Степ. кн. 1, 419 и житие св. Петра под 21 декабря). Иоанн Калита исполнил желание Святителя, заложил храм в честь Пречистой Матери Божией — будущей величественный Успенский Собор, — и пророчество сбылось: вскоре после кончины св. Петра Иоанн Калита сделался великим князем, Москва с тех пор стала быстро возвышаться и сделалась столицей могущественнаго Русскаго Государства. В летописях того времени мы не видим почти ни одного раздора князей, ни одного порыва властолюбия, которых не старался бы усмирить митрополит или сам, или через кого-либо из епископов. «Сын мой»» говорил, напр. святитель Петр брянскому князю: «поделись княжеством с Василием или оставь город и не вступай в бой» (Воскр.— 275). Князь Димитрий Михайлович Тверской хотел завладеть владимирским великим княжеством, «и не благослови его митрополит (св. Петр) столом во Владимиpe (там же)».

---------------------------------------

Патр. Тихон устранился/отказался поддерживать Белые Армии, Монархию, и Зарубежную Церковь под предлогом церковной нейтральности и аполитичности... Церковь, - говорит - не Белая и не Красная, она вне политики и может жить при любой власти...
ГРАФ ОРЛОВ

ПРОТ. ВАСИЛИЙ (ВИНОГРАДОВ) друг и секретарь п. Тихона

ПРОТ. ВАСИЛИЙ (ВИНОГРАДОВ), друг и секретарь п. Тихона
О НЕКОТОРЫХ ВАЖНЕЙШИХ МОМЕНТАХ ПОСЛЕДНЕГО ПЕРИОДА ЖИЗНИ И ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СВЯТ. ПАТРИАРХА ТИХОНА
(1923-1925 гг.)



На фото, как называли его сами иерархи "тихоновцы" - "вершитель судеб Церковных", нет, не Господь Бог, а вонючий чекист Тучков....


ПОМИНОВЕНИЕ РАНЕЕ ПРОКЛЯТЫХ "ВЛАСТЕЙ" ЗА БОГОСЛУЖЕНИЕМ

(Неслыханный по глумлению над Церковью акт)
Ультимативное требование о введении в богослужение поминовения Советской власти было предъявлено свят. патриарху со стороны ГПУ и, в частности, со стороны ТОГДАШНЕГО ВЕРШИТЕЛЯ СУДЕБ Русской Церкви Тучкова почти тотчас же по освобождении патриарха, с мотивировкой, что так как организованное патриархом церковное управление и вся связанная с ним организация патриаршей церкви является нелегальной, то она может быть до некоторой степени еще терпима при непременном условии формального признания патриархом Советской власти de jure, а не de facto лишь — (каковой позиции патриарх почти открыто держался до его ареста в мае 1922 г.). Актом такого формального, ОТКРЫТОГО И ПРЯМОГО ПРИЗНАНИЯ Советской власти de jure и должен был быть, по мысли Тучкова, акт издания патриаршего Указа о введении поминовения властей за богослужением. Конечно, в таком АКТЕ ПРИЗНАНИЯ ЦЕРКОВЬЮ Советской власти de jure со стороны патриарха эта власть не имела ни малейшей внутренней нужды (от. Василий глубоко ошибается в этом, Антихристова власть именно ради покорения Русского народа нуждалась в ее признании, тем самым признавая НАД СОБОЙ ИГО -прим.), но она хотела этим актом самым решительным и окончательным образом скомпрометировать патриарха политически...
В свою очередь, Патриаршее Управление хорошо понимало не только эту сторону дела, но еще и другую, не менее опасную — ту крайнюю остроту горечи оскорбленного религиозного чувства верующих, которое не могло примириться с упоминанием за богослужением и тем самым с церковным санкционированием безбожной Советской власти. К тому же этим упоминанием у богослужения отнималось еще нечто дорогое для угнетенного народного сердца: здесь, в стенах храма, за богослужением, где все оставалось неизменно по старине, русский человек чувствовал себя доселе как бы на блаженном острове (единственном только во всем царстве Советского Режима), на который еще не проник вовсе этот режим. Здесь русский человек отдыхал душою не только религиозно, но и от всех кошмарных условий и впечатлений жизни под коммунистичес- ким режимом. Здесь для него был драгоценный остаток другого мира — мира "Святой Руси". Введение в богослужение упоминания Советской власти означало "ложку дегтя в бочку меда"(Не ложку, а ярмо на шею -прим.). Таким образом, введение этого поминовения в богослужение угрожало патриаршей церкви глубоким потрясением как чувства НАРОДНОЙ ПРИВЯЗАННОСТИ К ПАТРИАРХУ — а на нем-то ГЛАВНЫМ ОБРАЗОМ держалась внутренняя незыблемая спайка всего организма патриаршей церкви (То есть не на Боге и Его благодати, а на культе Тихона -прим.), так и особенно тяготения верующих людей этой эпохи русской жизни к богослужению вообще и, в частности, к богослужениям именно в храмах патриаршей Церкви (типичнейшее фарисейство и папизм - прим.).
Но требование об издании указа о поминовении Советской власти было поставлено Патриаршему Управлению ультимативно и настойчиво решительно. Положение для Патриаршего Управления создалось крайне критическое. Отказаться от исполнения этого требования ГПУ означало в глазах Советской власти открытый отказ от признания Советской власти de jure в то время, как такое признание, хотя и подневольное, было уже дано всеми слоями русского народа и западноевропейскими державами. А с таким отказом патриаршее церковное управление и вся патриаршая церковная организация, как нелегальная, теряли всякое право на какую-либо терпимость со стороны Советской власти. Не было никакого сомнения, что в результате этого отказа должен неминуемо последовать полный разгром Патриаршего Управления в центре и на местах и насильс твенное возвращение всей церковной организации — большевистским кровавым Террором — под ненавистное иго обновленческого церковного управления, от которого только что избавились приходы и епархии с освобождением патриарха и организацией им своего законного Церковного управления (то есть тихоновщина признает себя законной и легализованной если ее признаЕт совецкая власть -прим.). Нужно было спасать Церковь от нового обновленческого ига (подведя под Иго коммунистическое - прим.), сохранить ее под управлением патриарха. В такой критической ситуации патриарх ВЫНУЖДЕН БЫЛ ДАТЬ ГПУ принципиальное согласие на издание Указа о поминовении Советской власти за богослужением (это о проклятой св. Церковью власти -прим.).
Патриаршему Управлению теперь выпала трудная задача — выработать такую формулу поминовения, которая бы менее всего претила религиозным и политическим чувствам молящегося народа, и в то же время была приемлема и для Советской власти (разве эти мерзавцы помнили о Боге? - прим.). Над этим особенно много потрудился епископ Илларион. Форма поминовения Царской власти имела личный характер (имя Государя). Формуле поминовения Советской власти решено было дать характер безличный: поминовение "власти" вообще, без имен ее носителей. Формула поминовения Царской власти заключала в себе поминовение именно верховной власти. В новую формулу вносится поминовение просто "властей", каковое понятие обнимает не верховную лишь власть, но все вообще "власти" в государстве сверху донизу, носителями которых были не только безбожные коммунисты, но и тайные верующие христиане (подобно как в евхаристической молитве Василия Великого — "помяни, Господи, всякое начало и власть, и иже в палате братию нашу"). Но самое главное, в формуле Царского поминове- ния ясно выражалось моление о благоденствии власти:— "о еже покорити под нози его всякого врага и супостата". В новой же формуле не было никакого дополнительного выражения, которое бы указывало: о чем, собственно, нужно молиться при поминовении "властей" — о их ли благоденствии или же их вразумлении и обращении на путь истины (подобно как в евхаристической молитве Василия Великого — "возглаголи в сердца их благая о Церкви Твоей и всех людей Твоих благия во благости соблюди, лукавыя — благи сотвори"), или же, наконец, об избавлении от нее. На сугубой ектений в формулу поминовения внесены были слова евхаристической молитвы св. Василия: "да тихое и безмолвное житие поживем во всяком благочестии и чистоте". Но и это дополнение нисколько не определяло, о чем собственно нужно молиться в отношении "властей", чтобы верующие имели "тихое и безмолвное житие". Одним словом, выработана была формула поминовения "властей" без выражения какого-либо — положительного или отрицательного — отношения к ним: "о стране Российской и о властех ее".
К счастью, этих внутренних тенденций новой формулы Тучков не заметил, но зато он заподозрил здесь другую тенденцию, в которой еп. Иларион и патриаршее управление здесь были вовсе неповинны. Ознакомившись с формулой, Тучков в самой резкой форме поставил Патриаршему Управлению вопрос: "А почему здесь не отмечено, что дело идет именно о "советских" властях?! А может быть Вы здесь разумеете и приглашаете молиться о ваших "белогвардейских" властях... о (Вел. Князе) Николае Николаевиче и его приспешниках?!" Тучков категорически потребовал вставить в формулу слово "советских"... "о стране Российской и о советских властях ее". Требование это было решительно неприемлемо для Патриаршего Управления, так как более одиозного и нетерпимого для слуха молящихся слова трудно было и придумать. Но в то же время нелегко было и придумать достаточно убедительных для Тучкова возражений против вставки этого слова. Однако, после длинных переговоров такое возражение было найдено: епископу Илариону удалось наконец убедить Тучкова, что слово "советский" никак нельзя вставить в богослужебную формулу потому, что это слово "русское", а все богослужение в патриаршей Церкви, согласно нерушимому закону (который дерзнули нарушить обновленцы) Русской Церкви, совершается на славянском языке. На этот довод Тучков в конце концов сдался — "ну так и быть", заявил он патриаршей делегации, "пусть будет по вашему: мы во внутренние порядки ваших культовых отправлений вмешиваться не желаем".
Согласованная таким образом с Тучковым формула поминовения властей была принята особым постановлением Св. Синода и разослана указами к исполнению по всем епархиям и приходам, а также была обнародована Тучковым и через Советские газеты.
ГРАФ ОРЛОВ

АРХИЕП. АВЕРКИЙ ТАУШЕВ



Разве может истинная Церковь Христова как-то примириться со злом, происходящим от врага человеческого спасения — Диавола? Разве может она сосуществовать с ним, не ведя против него самой решительной борьбы?
Может ли быть Церковью та организация, которая, призывает к «лояльности» служителям Сатаны?
Это, конечно, уже не Церковь, а лжецерковь, или «церковь лукавнующих», по выражению Слова Божия (Пс. 25, 5), и состоять в такой «церкви» не только не спасительно, а наоборот — губительно. Дух Святый, сошедший на Апостолов в день Пятидесятницы, по словам Самого Господа Иисуса Христа, обещавшего ещё на Тайной Вечери ниспослать Его, есть прежде всего Дух истины и был послан ученикам Господа для того, чтобы наставить их на всякую истину (Ин. 16, 13), а потому и истинная Церковь Христова, сообщающая верующим благодать Святого Духа, есть та, которая хранит, исповедует и проповедует Истину. Там же, где, вместо Истины провозглашается ложь, в догматическом ли учении или в нравственном или в смысле ВСЯКОЙ НЕПРАВДЫ ВООБЩЕ, там, конечно, нет истинной Церкви, там нет и благодати Божией, спасающей человека, а только одна внешняя видимость, кощунственный обман.
Подлинная Церковь Христова есть, прежде всего, хранительница и провозгласительница Истины, ибо Сам Христос-Спаситель сказал, что Он на то и родился и на то пришел в мир; чтобы свидетельствовать об Истине (Ин. 18, 37). Поэтому всякая ложь, всякая фальшь, всякий обман, всякое извращение истины или провозглашение неполной, искажён- ной Истины ВПОЛНЕ ЧУЖДЫ истинной Церкви ПО САМОЙ ЕЕ ПРИРОДЕ.
Ложь, по словам Христа-Спасителя, от Диавола, ибо нет в нём Истины: когда говорить он ложь, говорит своё, ибо он — лжец и отец лжи (Ин. 8, 44).
Что же тогда должны мы думать о людях, которые называют себя служителями Церкви Христовой, а говорят ложь?
Чьи они служители: Христовы — или служители Диавола?
-- Ответ сам собою должен быть ясен...
Вот в свете этого ответа и надлежит нам расценивать смысл всех происходящих ныне в мире событий.
Что, если ОТ ИМЕНИ ВСЕЙ ЦЕРКВИ СЛУЖИТЕЛИ ЕЕ провозглашают ложь?
Что, если другие, зная это, делают вид, что верят этой лжи, и на всей этой лжи основывают свои взаимоотношения, сами, вслед за ними, повторяя эту ложь или, по крайней мере, не возражая, не протестуя против неё? “В самом деле. РАЗВЕ НЕ ОТСТУПЛЕНИЕ от Христа — признание «ВЛАСТЬЮ ОТ БОГА» ТОЙ ВЛАСТИ, которая главной своей задачей ставит вполне сознательную борьбу ЗА ИСКОРЕНЕНИЕ ВЕРЫ Христовой в сердцах людей, выражение благодарности этой власти за её мнимую заботу о духовных нуждах верующих, активное сотрудничес тво с нею в её стремлении к мировому господству, поддержка её силою своего духовного авторитета? “Всем известно, какие потоки и моря крови и слёз пролились на нашей несчастной Русской Земле, со време- ни прихода к власти богоборцев-большевиков, сколько епископов, священников, монахов и верующих мирян было замучено за Христа, сколько Храмов было разрушено, сколько святынь поругано и осквернено. Что же мы наблюдаем у нас на Родине? Сначала — страшные кровавые гонения, а потом — порабощение Церкви, пленение её ложью.

--------------------------------

За сколько дней до ОТРЕЧЕНИЯ ГОСУДАРЯ синодальные АРХИЕРЕИ ПРЕДАЛИ ЕГО?
"26 февраля на засѣданіи Сѵнода по поводу столичного мятежа выступилъ товарищъ Оберъ-прокурора князь Н.Д. Жеваховъ, обратившійся къ Сѵноду съ просьбой во ИСПОЛНЕНИЕ ПОВЕЛЕНИЯ Государя Императора отреагировать на спровоцированные в Санкт-Петербурге «событія» спеціальнымъ Посланіемъ къ населенію съ призывомъ поддержать Царя и противодѣйствовать революционной Смутѣ, но предсѣдательству ющій въ Сѵнодѣ митр. Владиміръ (Богоявленскій) с Арсением Стадницким это сдѣлать отказались. "Вот так всегда, мы не нужны, а когда прижмет, сразу к нам обращаются"... Говорят предательство генералов подвигло на Отречение Царя. НЕТ! Высшая Церковная власть сделала это первой. Пожар удобнее всего тушить в самом начале. ибо его можно загасить и одним стаканом воды. Эти же иерархи сделали все, чтобы завести ситуацию внепроходимые дебри. На них кровь миллионов, и они оказались во Святых?только потому, что их убили большевики?
ГРАФ ОРЛОВ

ПРОТ. ВАСИЛИЙ (ВИНОГРАДОВ), секретарь патр. Тихона

О НЕКОТОРЫХ ВАЖНЕЙШИХ МОМЕНТАХ ПОСЛЕДНЕГО ПЕРИОДА ЖИЗНИ И ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СВЯТ. ПАТРИАРХА ТИХОНА
(1923-1925 гг.)




В русских (зарубеж.) журналах и газетах появилось уже немало статей, посвященных жизни и деятельности свят. патр. Тихона. Так как все статьи написаны лицами, которые сами не были непосредственными очевидцами тех или других событий из жизни свят. патриарха последнего периода его жизнедеятельности и лишь пользовались слухами, шедшими через десятки и сотни лиц от анонимных авторов или псевдонимов, а также сообщениями советских газет, то неудивительно, что в эти статьи вкрались сведения отчасти или даже вовсе не соответствующие действи- тельности. И я считаю долгом, в интересах исторической правды и науки, поделиться тем, что происходило на моих глазах, и внести необходимые разъяснения и дополнения к появившимся в русской прессе иногда не совсем точным сообщениям об отдельных моментах жизнедеятельности свят. патриарха Тихона последнего периода, т.е. после освобождения его из заключения в середине (летом) 1923 года.

МОМЕНТ ОСВОБОЖДЕНИЯ ИЗ ЗАКЛЮЧЕНИЯ

О. Кирилл Зайцев в своей книге "Православная Церковь в Советской России" (Часть первая. Шанхай, 1947) помещает такое описание этого момента, происходящее якобы от "очевидца":

"Многотысячная толпа залила всю площадь около тюрьмы. Вдали стоял экипаж. Большой отряд чекистов по обе стороны толпы образовал коридор от ворот тюрьмы к экипажу. После долгого ожидания раскрыли сь ворота и показался патриарх. Длинные всклокоченные седые волосы, спутанная борода, глубоко впавшие глаза на осунувшемся лице, ветхая солдатская шинель, надетая на голое тело. Патриарх был бос. Потрясенная многотысячная толпа, как один человек, опустилась на колени и пала ниц. Медленно шел патриарх к экипажу, обеими руками благословляя толпу, и слезы катились по его измученному лицу. И такова была сила момента, что даже головы опричников на мгновение опустились благоговейно перед страдальцем".
Все это описание, однако, от первого слова до последнего является плодом чистейшей фантазии. Для всякого, кто жил в большевистской России, является совершенно несомненным, что автор этого описания не только не был "очевидцем" момента освобождения патриарха ТИХОНА из заключения, но и НИКОГДА НЕ ВИДЕЛ Советской России с ее советскими ПОРЯДКАМИ: несомненно, он все это ФАНТАЗИРОВАЛ, находясь на почве свободной Европы и исходя ИЗ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ европейских порядков общественной жизни и тюремного быта. Прежде всего, в советских тюрьмах о предстоящем освобождении политического заключенного никто и никому не может сообщить по той простой причине, что никто из тюремной администрации, кроме самого высшего начальства тюрьмы, и не знает этого до самого момента освобождения. Это правило соблюдается строжайшим образом. Поэтому никакой экипаж никем не мог быть заблаговременно поданным освобождаемому, и никакая, тем более многотысячная, толпа не могла собраться у ворот тюрьмы к моменту освобождения патриарха. Далее, если бы и оказался у ворот тюрьмы к этому моменту отряд чекистов и в то же время собралась многотысячная толпа почитателей освобождаемого, то этот отряд чекистов вовсе не стал бы "образовывать коридор по обе стороны толпы от ворот тюрьмы к экипажу" (что мыслимо только в европейских порядках в отношении европейской полиции), но просто разогнал бы эту толпу, переарестовав из нее сотни людей. Затем, "очевидец" не знает, что большевистское ГПУ все ужасы любит творить в тайниках тюремных стен и не любит, чтобы следы этих ужасов проявлялись за стенами пред общественностью. Оно редко отпускает арестованных на свободу, но если выпускает, то непременно в их собственной одежде, которая и носится ими во все время пребывания в тюрьме. Выпустить же патриарха голым, в одной "ветхой солдатской шинели и босым" пред многотысячной толпой народа и, таким образом, нарочито изобразить его мучеником и тем привлечь к нему еще больше сочувствия — это, конечно, никак не было в интересах ГПУ. Что касается "длинных" волос, то патриарх никогда таких не имел. Но самое главное то, что патриарх был в 1923 году освобожден вовсе НЕ ИЗ КАКОЙ--ЛИБО ТЮРЬМЫ, а из-под ДОМАШНЕГО АРЕСТА, под которым он в это время находился в бывших казначейских ПОКОЯХ Донского монастыря. Здесь он жил в это время со всем своим скромным имуществом и со своим верным келейником Яковом. Сюда верующие могли передавать и передавали ВСЕ, ЧТО ХОТЕЛИ, но только через стражу ГПУ, которая день и ночь дежурила внутри помещения и не допускала к патриарху ни единого человека. Патриарх, однако, при получении передачи (через стражу) мог в любой момент дня выходить на примыкавший к его помещению отрезок монастырской стены (тоже строго охраняемой), показываться издали принесшим и благословлять их. При этом попутно я должен заметить, что заявление покойного митрополита Американского Феофила в американс кой газете "Экзаминер" (Сан-Франциско), что будто бы он, будучи тогда в сане священника в Москве "тайно посещал патриарха" и беседовал с ним в этом его домашнем заключении, является плодом какого-то, с его стороны, недоразумения: ни с какого конца, ни тайно, ни явно проникнуть к патриарху и беседовать с ним было невозможно. Освобождение патриарха состояло в том, что в его помещение явился начальник церковного отдела ГПУ Тучков, в ведении которого находился патриарх, снял стражу и объявил патриарху, что теперь он может куда угодно выходить и выезжать и кого угодно принимать. И патриарх тотчас же воспользовался предоставленной ему свободой. Он узнал, что в этот день на московском Лазаревском кладбище совершалось погребение одного популярнейшего по своему духовному влиянию на народ московского пастыря — протоиерея о. Алексея МЕЧЕВА, и там собралась громадная масса верующих.Туда он и поехал по освобождении....

----------------------------

Сколько лжи наворочено мифической вокруг патр. Тихона - не счесть... возведен во святые пятикратный клятвопреступник, нарушитель Канонов Церкви, новостильник, Красный Патриарх, от лица полноты церковной признавший на Земле Русской власть Красного Дракона, виновный в смерти Государя "Помазанника", кровь, которого наведена на наш народ... Повторюсь: причины страданий нашего народа, сугубо духовные - равнодушие к Богу, истине и ко грехам...Мы в главном плюем на Распятого ... вот и захлебываемся кровью ЗА УМЫШЛЕННОЕ НЕВЕДЕНИЕ или БЕЗРАЗЛИЧИЕ К ИСТИНЕ... Мы стали плоть... просто мясом.
ГРАФ ОРЛОВ

ПРИЗНАК ЛЮБВИ К БОГУ ИЛИ КАМЕНЬ ВЕРЫ Схиарх. ФЕОФИЛ (Избава) АБХАЗСКИЙ


Часть 4 О ВЕЛИКОЙ ПОЛЬЗЕ ЗАПОВЕДЕЙ ХРИСТОВЫХ




Что говорит нам о земной временной жизни Сам Спаситель, стремясь показать, как полезна и животворна добродеятель творимая здесь и как вреден порок: всякий, кто слышит эти Мои слова и исполняет их, уподобится мужу мудрому, строящему дом свой на камне. (Мтф. 7.24)
Многие увлекаются и преклоняются перед людьми, творящими чудеса; но не все обладающие великой силой пред Богом правды, сияющие чудесами, исцелениями, знамениями, бесоизгнатели, имеющие Видения и Откровения, знающие все тайны- далеко не всегда бывают делателями добродетелей и это отнюдь не составляет и не производит жизни и не спасает. Должно нам знать, несчастье происходит и наказания грозят всем, кто не соблюдает слов Его, хотя бы и был кто сподоблен всего такого; и многие и из недостойных или духовных младенцев получали вышеестественные, чудодейственные дары, - как учат и говорят об этом Отцы Церковные. То есть главную сущность всего, в Христианстве, составляет не проповедь и чудеса, не слушание или чтение слова Божия, как бы это не было все хорошо само по себе и полезно, но нужно внутреннее расположение, повиновение Богу, выливающееся в дела, исполнение велений Евангельских. «Слова которые Я говорю вам, суть Дух и жизнь.» И затем: ибо говорю вам, если праведность ваша не превзойдет праведности книжников и фарисеев, то вы не войдете в Царствие Небесное. Под словом правды разумеется здесь вообще добродетель. Как видим и некоторые, лучшие книжники и фарисеи также творили свою малую правду. Сам Христос прийдя в мир, в совершенстве исполнил эту древнюю правду Ветхаго Закона. Многие ветхозаветные праведники просияли этой правдой; но как с приходом Христа благодать и сила умножились, то христиане и призываются к делам более совершенной правды, ибо настало время заповедей высших; для чего требуется подвиг: «Царствие Божие силою берется, творящие брань со своим падшим естеством, насилующие его, исполняющие Евангелие, употребляющие усилия - восхищают его (Мтф 11.12). Нам должно распинать свой падший человеческий дух евангельскими Заповедями, ибо воля наша часто склоняется к воле бесовской, становится эгоистич- ной! Борьбой приобретается оружие с Неба. Таковому расположению подается помощь свыше.
Только ли для обретения блаженства Небеснаго Царствия в будущей жизни необходимо стяжание добродетели? Нет, добродетель сильна и в здешней жизни, так как с ней живут безопасно и мирно, наслаждаясь внутренней тишиной, даже во время жесточайшей жизненной бури, нимало не колеблясь. Господь царствует над врагами своими, как Победитель; "Он утвердил вселенную" (Пс. 92.1), то есть душу прежде опустошённую, невротизированную, одержимую страхом и малодушием греха. И потому, имеющий в своем сердце мир Царя Христа, стоит выше всех своих врагов: ругателей, гонителей, обидчиков, и искусителей; напастей и смятений; никакие великие волны и злые ветры не страшат праведника, воздвигнутого на незыблемом камне Божества. Полученное им вовнутрь благодатное утешение и силы многие с лихвой перевешива- ют любую случающуюся неприятность, горесть или тягость земных страданий. И грянул тропический ливень, и разлились реки, поднялся вихрь и подули северные пронизывающие насквозь ветры, и устремились на дом тот, построенный мудрым мужем на камне (Мтф. 7.24) и он не падеся, быв основан на твердом камне Заповедей Евангельских. Душа праведного ничем не побеждается, ибо с помощью заповедей преодолевает, как людские, так и демонские козни. Такой внутренней крепости и силы не имеет в себе ни носитель заурядной высшей власти, ни чемпион по рукопашному бою, ни «счастливчик», входящий в первую десятку богачей планеты в списке «Форбс»; а добродетельный достигает безопасности, мира и тишины. Помните, добродетельный не только храним Вышним, но и непреодолим, а порочный скоро падает и изнемогает, потому как жилище его души «возведено на песке». Порочный трудится, но плода внутреннего удовлетворения и спокойствия не имеет в себе; от своих трудов он на краткое время получает некую материальную, призрачную и жалкую пользу, но при этом терпит великий вред во всем остальном; по слову Ап. Павла: «сеющий в плоть свою, от плоти своей пожнет истление» (Гал. 6.8). Все подобные сеятели уподобляются евангельским словом «строящим на песке» заблуждений, карьере, роскоши, бизнесе, суете, на блуде или пьянстве... Подлинно, чем больше претерпишь несчастий, провождая строгую подвижническую жизнь, тем становишься крепче; чем крепче держишься Заповедей Христа, тем менее имеешь нужд, тем более дерзновенен пред Богом, и тем более внушаешь безпокойств и страха своим врагам; таковы становятся тверже камня.
Сведетели тому сонмы сонмы Мучеников Христовых, за два тысячелетия, выходцы из множества народов земли. Ни ветхозавет. Иова не смогли поколебать никакие испытания, ни Апостолов, оказавшихся лицом к лицу перед всей враждебной Вселенной; и против которых возстали не только дьявол со своими полчищами, но и соплеменники, Синедрион, язычники, тираны, и самые стихии земные; искушения, разбойники и пр. И все это разбилось о них, как вода об утёс; ничто не смогло сломить их мужества и твердости. Камнем назвал Господь твердость Своего Учения.
Добродеятель так сильна,— учит Свят Иоан Златоуст,- что и по смерти могущественее живых. В какой трепет приводит Св. Иоанн Предтеча могущественного царя Ирода. Тот и по смерти не мог слышать о нём, в глаза обличавшего его в преступной связи с женой брата его Филиппа. И Апостолы Христовы являли собой, после облечения в Духа Божия, твердость камня, тогда как их враги являли слабость песка. Заключенный, безоружный свят. Патриарх Гермоген своими речами и твердостью духа держал вооруженных поляков в страхе и нерешитель- ности. Так безсилен порок! Так легко распадается «храмина, построенная на песке»; так легко уступает и падает под напором напастей многострастный грешник, хотя бы и разъезжал он на Бугатти-вероне с вооруженной охраной за спиной.
ЛЮБЯЩИЙ МЕНЕ ЗАПОВЕДИ МОИ СОТВОРИТ.
ГРАФ ОРЛОВ

ВЫПИСКИ ИЗ СОЧИНЕНИЙ СОВРЕМЕННЫХ ШКОЛЬНИКОВ СТРАШНОЕ И СМЕШНОЕ РЯДОМ



1. Трактор мчался по полю, слегка попахивая…
2. Летом мы с пацанами ходили в поход с ночевкой, и с собой взяли только
необходимое: картошку, палатку и Марию Ивановну.
3. Умер М.Ю.Лермонтов на Кавказе, но любил он его не поэтому!
4. Плюшкин навалил у себя в углу целую кучу и каждый день туда подкладывал.
5. Ленский вышел на дуэль в панталонах. Они разошлись и раздался выстрел.
6. Дантес не стоил выеденного яйца Пушкина.
7. Во двор въехали две лошади. Это были сыновья Тараса Бульбы.
8. Онегину нравился Байрон, поэтому он и повесил его над кроватью.
9. Герасим поставил на пол блюдечко, и стал тыкать в него мордочкой.
10. У Онегина было тяжело внутри, и он пришел к Татьяне облегчиться.
11. Лермонтов родился у бабушки в деревне, когда его родители жили в Петербурге.
12. Чацкий вышел через задний проход и подпёрнул дверь палкой.
13. Герасим налил Муме щей.
14. Бедная Лиза рвала цветы и этим кормила свою мать.
15. Хлестаков сел в бричку и крикнул: “Гони, голубчик, в аэропорт!
16. Отец Чацкого умер в детстве.
17. Пьер был светский человек и поэтому мочился духами.
18. Под старость лет его приковало к постели раком.
19. Вдруг Герман услыхал скрип рессор. Это была старая княгиня.
20. Кабаниха нащупала у Катерины мягкое место и каждый день давила на него.
21. У Ростовых было три дочери: Hаташа, Соня и Hиколай.
22. Тарас сел на коня. Конь согнулся, а потом засмеялся.
23. Душа Татьяны полна любви и ждёт не дождётся, как бы обдать ею кого-нибудь
25. Онегин был богатый человек: по утрам он сидел в уборной, а потом ехал в цирк.
26. Петр Первый соскочил с пьедестала и побежал за Евгением, громко цокая копытами.
28. Глухонемой Герасим не любил сплетен и говорил только правду.
29. Тургенева не удовлетворяют ни отцы, ни дети.
30. Такие девушки, как Ольга, уже давно надоели Онегину, да и Пушкину тоже.
31. С Михаилом Юрьевичем Лермонтовым я познакомилась в детском саду.
32. Герасим ел за четверых, а работал один.
33. Печорин похитил Бэлу в порыве чувств и хотел через ее любовь
приблизиться к народу. Hо ему это не удалось. Hе удалось ему это и с
Максимом Максимычем.
34. У Чичикова много положительных черт: он всегда выбрит и пахнет.
35. Пугачев помогал Гриневу не только в работе, но и в любви к Маше.
36. Шелковистые, белокурые локоны выбивались из под её кружевного фартука.
37. Сыновья приехали к Тарасу и стали с ним знакомиться.
38. Фамусов осуждает свою дочь за то, что Софья с самого утра и уже с мужчиной.
39. Таким образом, Печорин овладел Бэлой, а Казбич – Каракезом.
40. Наташа была истинно русской натурой, очень любила природу и часто ходила на двор.
41. Герасим бросил Татьяну и связался с Муму.
42. Грушницкий тщательно целил в лоб, пуля оцарапала колено.
43. Поэты XIX века были легкоранимыми людьми: их часто убивали на дуэлях.
44. Здесь он впервые узнал разговорную русскую речь от няни Арины Родионовны.
45. Первые успехи Пьера Безухова в любви были плохие – он сразу женился.
46. В результате из Тихона вырос не мужчина, а самый настоящий овца.
47. Кирсанов сидел в кустах, но все, что не надо, видел.
48. Сначала Татьяна горячо любила Онегина, а он её в глаза не видел. Hо когда она похолодела, Евгений решил начать всё снова. Было поздно.
49. Председатель так взял доярок за живое, что надой молока сразу увеличился.
50. Когда я прочитал роман Горького “Мать”, то сам захотел стать матерью.
51. Hа поле раздавались стоны раненых и мертвых.
52. В лесу стоял необычайный аромат, и я тоже остановился постоять.
53. Летать на костылях непросто, но он научился.
54. Декабристы накопили большую потенцию и излили ее на Сенатскую площадь.
55.” На берегу сидела девочка,рядом с ней сидела собака, она была одета в голубое платье и в косыночку в горошек.
56.”Не успела колхозница сойти с трибуны, как на неё взобрался председатель колхоза”
57″Княгиня ехала в карете с приподнятым вверх задом”
58″Мальчик в лодке быстро греб коромыслами”
59″Наташа Ростова хотела что-то сказать, но открывшаяся дверь закрыла ей рот”
60″ В горницу вошел негр румяный с мороза”
61 “У тюленка на голове рос пушок и маленький хвостик”
62 “Гуси летели с голыми ногами”…
63 “Наконец сбылась мечта цветка-он стал голубым”…
64 “Ямщик помыкал лошадью задом.
65 Картина Репина “ждут” -девочки сидели на лодке вверх килем
66 На тему ‘ моя любимая учительница’ Учительница малявалась памадой и мочилась духами.
67 “В то время как Павел Власов на суде плевал на разлагающийся труп царизма, его мать на улице забрасывала этот труп листовками.”
68 “Андрий! – вскричал Тарас. – Чем я тебя породил, тем и убью!”
69 “Дубровский имел сношения с Машей через дупло.”
70″Идет бычок качается , кончает на ходу …”
71″ ……..Перед нами картина Васнецова ” Три богатыря….” Глядя на коня Добрыни Никитича мы видим что он из богатой семьи.. Но лицо коня Алёши поповича не видно- он нагнулся…
72 “В заду у Дубровского кто-то ходил!”
73 “Воины Александра Невского сражались с псами-рыцарями каучуковыми мечами.”
74 “Ленин прибыл в Петроград, произнёс речь с броневика, потом сел на него и поехал штурмовать Зимний дворец.”
75 “В 1968 году крестьянам выдали паспорта и те начали путешествовать по стране.”
76 “Войско Ивана Грозного подошло к Казани и обложило её”
77 “В пещере первобытного человек всё было из шкур животных, даже занавески на окнах.”
78″…Когда к нашему селу подвели газ, всех жителей подключили к газопроводу”.
79 “Девочка съела пирожок вместе с собакой которая бежала за ней”.
80 Из сочинения по “Поднятой целине”. -Во время бунта женщины растащили весь семенной фонд Давыдова.
81 “Лось вышел на опушку леса и завыл от досады”.
82 “По дороге шел Челкаш. Из его разорванных штанин было видно его пролетарское происхождение.”
83 “По небу летели ласточки и громко каркали”
84 “Отело рассверипело и убило Дездемону.”
85 “Дубровский стоял возле окна, заложив рук
87 “На трибуне выступала доярка. После чего на нее залез председатель.”
88 “Семь гномов очень любили Белоснежку, потому что она была добрая, чистоплотная и никому не отказывала”
89 Раскольников проснулся и сладко потянулся за топором. Hа полу лежал и еле дышал труп, рядом сидела жена трупа, а брат трупа лежал в другой комнате без сознания.
90 Hа берегу реки доярка доила корову, а в воде отражалось все наоборот.
91 Анна Каренина не нашла ни одного настоящего мужчины и потому легла под поезд.
92 Стихотворение написано в рифму, что нередко наблюдается у поэта.
93 Суворов был настоящим мужчиной и спал с простыми солдатами.
94 Пушкин был чувствителен во многих местах.
95 Великий русский художник Левитан родился в бедной еврейской семье.
96 Из всех женских прелестей у Марии Болконской были только глаза.
97 Анна сошлась с Вронским совсем новым, неприемлемым для страны способом.
98 “Пушкин не успел увернуться и Дантес разрядил в него всю обойму”
99 Медведи увидели, что постель медвежонка измята, и поняли: здесь была Маша.
100 Кругом было тихо, как будто все вымерли… Какая красота!
101 В комнате громко тикали солнечные часы.
102 “Так как Печорин — человек лишний, то и писать о нем — лишняя трата времени”
103 “Машинист поезда и сам не мог толком объяснить, как очутился на Анне Карениной”
104 “Старый князь Болконский не хотел свадьбы сына с Hаташей Ростовой и дал ему год условно”
105 “Мне очень нравится героиня романа Льва Толстого «Война и мир», особенно когда она танцует на балу со Штирлицем”
106 “По двору гуляли куры, утки и прочая домашняя утварь”
107 “Денис Давыдов повернулся к женщинам задом и выстрелил два раза”
108 “Когда русские дружинники вышли на поле битвы, из-за кургана выскочило монголо-татарское иго”
109 “Князю Олегу предсказали, что он умрет от змеи, которая вылезет из его черепа”
110 “Пьер Безухов носил панталоны с высоким жабо”
111 “Всадник пришпротил лошадь”
112 “Дед вылечил зайца и стал жить у него”
113″Его глаза с нежностью смотрели друг на друга”
114 Папа Карло вырубил Буратино”
115 “Творчеству Гоголя была характерна тройственность. Одной ногой он стоял в прошлом, другой вступал в будущее, а между у него была жуткая действительность”
116 “В клетке сидит мой пернатый друг — хомячок”
117 “В лесу было тихо, но за углом выли волки”
118 “Вася приобрел себе собаку, когда он был еще щенком»
119 “Глаза вратаря, как и ноги бегали за мечом”
120 “Девочки шли и дружно хрустели ногами”
121 “Аня, сидя на стуле, спала, и мимоходом ела булку”
123 “Корова — это большое животное с четырьмя ногами по углам”
124 Между ног его висела сабля
125 Мы спали, но нам не спалось
126 Мышьяк используется как хорошо успокаивающее средство
127 На балах он ухаживал за дамами, но скоро ему эти прибаутки надоели
128 На крыше было много голубей. Человек соpок
129 На тонкой, увитой сухожилиями шее, моталась обыкновенная голова
130 На школьном полу валялись разбросанные грязные следы
131 Наши далекие предки делали революцию голыми, босыми, в лаптях