January 24th, 2017

ГРАФ ОРЛОВ

БЛАГОДАТЬ ЧАСТО ДЕЙСТВУЕТ И В НЕДОСТОЙНЫХ ДЛЯ БЛАГА ДРУГИХ

Схиарх. ФЕОФИЛ (ИЗБАВА) ИПЦ



Божественный Спаситель не только Иудеев, но и нас предупреждает, с великой о нас заботой: не всякий говорящий мне: Господи, Господи, войдет в Царствие Небесное, но лишь творящий волю Отца Моего.
Во-первых должно знать, что воля Сына ничем не различна от воли Отца, и иное: Спаситель предупреждает Иудеев, что те, понапрасну не заботятся о богоугодной добродетельной жизни, а веру в Истинного Бога полагают только в принесении жертв, в молитвах, догматах, да беседах о Законе Божием, словом сказать – просто в некиих знаниях и в рутине законнических предписаний. Так и св. Ап. Павел обличал соплеменников, говоря им: «вот ты, именуешься Иудеем, и почиваешь на Законе Вышняго, и хвалишься им, и будто бы разумеешь волю Его. Но что тебе в этом пользы, когда ты сам не преображен благодатью своей Веры, не облагорожен ею и её благотворности не видно из жизни твоей и дел твоих (Рим.2.17)! Христос Господь эту же мысль доводит и вовсе до финального момента, до Своего Суда по смерти над подобными, так и оставшимися чуждыми Богу, не уподобленными Ему верующими. «Многие скажут Мне в тот день: Господи, Господи! Ты же ведь хорошо знаешь меня, не в Твое ли Имя пророчествовал аз, не Твоим ли Именем изгонял бесов, не от Тебя ли читал проповеди в Храмах и самые чудеса творил не Твоим ли Именем (Мат. 7.22?). То есть изгоняется прочь от входа в Царствие, не только безплодный совсем в добрых делах Веры - формальный (оставшийся ветхим Адамом) прихожанин и свечкоставец, но даже и тот, кто сотворил множество сверхъестественных знамений, через которого, в мире сем материальном, чудодейственно действовала сила Вышняго Бога. И вот Сам Судия таковым вдруг неожидан но для них, скажет: «отойдите от Меня, Я никогда не знал вас» (Мат. 7.23). Вот почему Иисусом Христом неложно сказано ближайшим Учени кам: не тому радуйтесь, что демоны вам повинуются, но тому, что имена ваши вписаны в Книгу Жизни на Небесах (Лк. 10.20). Здесь, этими словами Спасителем показано, что даже сверхъестественные чудеса не значат ничего, если нету добродетелей противоположных порокам свойственным всем человекам:
1)Воздержания: от вкусных яств и излишнего винопития, обуздания плоти, от чего ослабевают все страсти, а в особенности-самолюбие.
2) Целомудрия хранение чувств: зрения, слуха, языка. Отвержение нечистых помышлений и пожеланий, осязаний и мечтаний. Служение нуждающимся и больным.
3)Нестяжания: удовлетворения себя самым необходимым. Милосердие к нищим. Безпопечительность. Мягкость незлобиваго сердца.
4)Кротости: терпения, избегание лютой ярости, мстительности, неощущения оскорблений. Незлобие. Безропотное несение своего креста.
5)Блаженного плача: ощущение недостоинства и общего всему человечеству падения. Собственной нищеты души. Сетование об этом. Сокрушение сердечное о грехах. Благодарение Богу в очистительных скорбях. Желание очищения, молитвы, послушания.
6)Трезвения: внимание в молитве, тщательное самонаблюдение и самоконтроль. Хранение себя от изнеженности, празднословия, острот, омрачения, памятование о Вечности, неверие к себе и прибывание в слове Божием в предстоянии пред Богом.
7)СМИРЕНИЯ: глубочайшее постижение собственного ничтожества, ненависть к похвале и лести, скромность, прекращение себяоправдания. Отложение собственных вольных умствований и зазнайства и принятие разума евангельского. Послушание Церкви.
8)Любовь: верность Непорочному Господу, доказываемая постоянным отвержением всякого греховного помысла и ощущения. Сладостное влечение всего внутреннего существа человека к достопоклоняемой Пресвятой Троице; и в свете этого предпочтение себе всех ближних. Упоение духовное. Описание этой добродетели безконечно.
По разуму св. Ап. Павла, имевшего ум Христов: даже если я имею всю веру, так , что ею и горы могу переставлять, и постиг все тайны Небесные и земные и имею весь возможный разум, но при сем, аз не имею любви, то я, ничто (1 Кор. 13.2). Многие из уверовавших, получали дары в земные дни Спасителя. Кто-то изгонял демонов, не ходя даже за Господом и его учениками; Иуда, будучи злым, имел дары чудотворе ний и исцелений от болезней... да и в самом Ветхом Завете можно найти немало мест, где благодать Божия действовала и через недостой- ных, для блага других, как это случилось со сребролюбивым Валаамом, в котором действовала благодать для устроения спасения других (по мысли Святых Отцов), а беззаконейшему Новохудоносору в Откровении было пророчески показано будущее. Ради исправления человечества и явления Своего Божественного всемогущества, Господь давал многим благодать в великом обилии. Но на Суде, говорит Господь о таковых, они узнают, что я давал им благодать не как друзьям Своим, как это мнили они о себе. Ни чего удивительного в том нет, -- замечает Святой Иоанн Златоуст, что Он дал благодать людям уверовавшим в Него, но не имеющим жизни согласной со Святой верой, ибо для окостеневшего в материализме человеческого сознания необходимы многие доказательства вышеестественной и сверхъприродной силы Христовой; и потому многие и даже из недостойных получали свыше дары Божии. В прочем, для них лично, это пользы не принесло потому и: «отойдите от Меня, Я никогда не знал вас!». О-о! Это вызывает у обольстившихся собой, несказанное удивление, видя такой конец совершенно противный их ожиданиям – вместо почестей – наказание, после того, как здесь, творя чудеса и быв для всех предметом преклонения и удивления, а там, получив опреде ление к наказанию, они, пораженные, воскликнут: «не в Твоё ли Имя пророчествовахом и чудеса творихом?». И тут Святой Иоанн Златоуст открывает нам одну удивительную духовную истину: за чудеса мы сами остаемся должниками пред Богом, а за жизнь и дела, имеем Бога должником. Кто желает в Бога богатеть, должен употреблять усилия над собой (над своей греховной, эгоистичной природой), ибо спаньем, питием, разговорами,стоянием в Храме, телевизором, пирами на праздниках- Царствие Божие не приобрести. Чтобы стяжать богатства Божии, нужно делать все, что требуется богоугодной жизнью, и не кое-что и не кое как. При самом внимательном и бережном сохранении чистоты своего внутреннего человека верному нужно и к больному сходить, и нуждающемуся помочь, и плачущему посострадать, и с радующимся вместе порадоваться, и Богу необходимо молиться непрестанно. Мы все должны твердо усвоить для себя не только, какое наказание (...пропасть) понесут на себе те, которые принебрегают и попирают слова Христа (хотя бы и чудеса творили), но и то, какими благами исполнятся, еще в этой кратковременной жизни,те, которые повинуются и следуют всем словам Спасителя. Собственно Христианином, является тот, кто следует всем спасительным словам Христа. Вот в каких выражениях Господь показывает, как сильна добродетель еще и в настоящей непостоянной, переменчивой жизни: «сниде дождь, приидоша реки, возвееша ветры, и нападоша на храмину ту, и не падеся; основана бо бе на камени (Мат. 7.25). Здесь дождем и прочими ненастьями названы в сумме все человеческие испытания, злоключения и невзгоды, которых так страшатся ветхие отмирские люди века сего: голод, клеветы,оскорбления, гонения, войны и смерти, и всякое любое зло, которое случается с нами в этой жизни. Но душа праведного при всем этом, ни чем не побеждается, ибо основана на камне стояния в Истине Христовой, на творении Его Божественных Заповедей, (как учат Святые Отцы). Камнем здесь Христос называет твердость своего Учения. И по истине заповеди Его гораздо твёрже камня; помощью их праведник становится выше всех волн человеческих, так как, кто, тщательно соблюдает эти спасительные для нас Заповеди, тот побеждает и гонения от людей, и козни дьявольские, а от этого ни смогут избавить никого - ни денежные банковские счета, ни властное могущество, ни чьё-то высокое покровительство, ни чья-то верная дружба, ни другое что либо, но одно только стяжание добродетелей – и потому Покров Божий. Так и с самими Апостолами было. Многим они подвергались наветам, опасностям, козням и угрозам; многие грозные тучи разражались над ними, однако эти испытания ничуть их не превозмогли и не лишили мужества. Ни что их ни могло смутить, опечалить и обезсилить. Научив нас, что путь добродетелей тесен и прискорбен и предотвращая в нас страх, Спаситель тут же ободряет слушателей своих обетованиями не оставить их, обещая помощь свыше последователям Своим - великую безопасность и великое блаженное услаждение, до кончины века сего. Спасение наше, таким образом созидается не слушанием только одних евангельских словес, но делами Веры – одного слушания не достаточно для спасения и обретения благодати Божией -- требуется и повиновение (послушание, следова ние, возрастание), выражаемая делами. В этом сущность всего Христианского подвига. Всякий христианин суть подвижник.
АМИНЬ и БОГУ СЛАВА!
ГРАФ ОРЛОВ

ПРОТ. СВЯЩМУЧ. ИОАНН ВОСТОРГОВ ВЛИЯНИЕ ХРИСТИАНСТВА НА РАБСТВО распространенное в мире.



   В первом послании к Коринфянам Ап. Павел пишет: Каждый оставайся в том звании, в котором призван. Рабом ли ты призван, не смущайся; но если и можешь сделаться свободным, то лучшим воспользуйся. (1 Кор. 7:20-21). Где же здесь протест? Где хоть малейшая тень принципиального осуждения рабства?
   Её нет. Ап. Павел совершенно не интересуется рабством как гражданским институтом, и не вопиет против него, не призывает к восстанию... Прочтём дальше: раб, призванный в Господе, есть свободный Господа; равно и призванный свободным, есть раб Христов.
   Вот в этих глубоких словах и кроется смерть рабства...
   Христиане равны пред Богом своим сыновством, религиозно-нравственным равенством.
    Ибо все мы одним духом крестились в одно тело, Иудеи или Еллины, рабы или свободные, и все напоены одним Духом. (1 Кор. 12:13).
   Рабству здесь места нет.
   Заметьте, эти положения высказываются не стоиками, мнение которых, в качестве частной философской доктрины, можно разделять и не разделять, которым можно с одинаковым правом руководствоваться и не руководствоваться; это есть закон Божий, обязательный для верующего. Сила его и действие безграничны. Ап. Павел прекрасно характеризует это:
    Оружия воинствования нашего не плотские, но сильные Богом на разрушение твердынь: ими ниспровергаем замыслы. (2 Кор. 10:4).
   Как разрешается рабство под влиянием Христианства, мы можем судить по действиям того же Ап. Павла, призывавшего „каждого оставаться в своём состоянии”.
   У колоссянина Филимона сбежал раб Онисим, которого Ап. Павел встретил в темнице. Бегство раба в то время наказыва лось жестоко, и вот Ап. Павел пишет Филимону.
   „... Имея великое во Христе дерзновение приказывать тебе, что должно (я не приказываю, а), по любви лучше прошу, не иной кто, как я, Павел, старец, а теперь и узник Иисуса Христа; прошу тебя о сыне моём Онисиме, которого родил я в узах своих. Он был никогда негоден для тебя, а теперь годен тебе и мне; я возвра щаю его. Ты же прими его, как моё сердце... Не как уже раба, но выше раба, брата возлюбленного, особенно мне, а тем больше тебе, и по плоти и в Господе”. (Послание к Филимону).
   И Ап. Павел не сомневается, что просьба его будет исполнена.
   „Надеясь на послушание твоё, я написал к тебе, зная, что ты сделаешь и больше, нежели я говорю“. (Послание к Филимону).
   Приведённые слова не нуждаются в комментариях. На эгоистическом фоне древности они рельефно живописуют ту силу, которая в уничтожении рабства оказалась более действи тельной, чем все бывшие до неё революционные попытки.
   Французский историк Алар, написавший специальное исследо вание о влиянии Христианства на рабство, вот что говорит в своём труде:
   „Существуют две степени в освобождении рабов: освобождение лиц и труда. Первое всецело относится к порядку моральному, второе зависело преимущественно от порядка экономического и политического. Первое было всецело соверше но, по крайней мере подготовлено, ранее половины VI века. Это было делом Христианства. Под его влиянием раб ПОСТЕПЕННО перестал быть ВЕЩЬЮ. Он возвратил одно за другим права человеческой личности. В религиозном обществе он имел их все с самого начала Евангельской проповеди (раб в языческом обществе не имел своей религии и в этом отношении тоже оставался безправным). В гражданском обществе он возвращал их мало-помалу, по мере того, как законодательство прониклось духом Христианства.
   Грани, которые, помимо прочего, отделяли раба от свободного человека, не существовали в Церкви. Там было только одно крещение, до которого тот и другой допускались на том же основании и в том же положении. Религиозное просвещение давалось без различия лиц, святые таинства совершались для всех, раб вместе с господином склонялся на колени пред евхари стической трапезой и садился рядом с ним за стол - агап. На христианских кладбищах останки раба и свободного погребались в одинаковых и соседних могилах. Равенство проведено было много дальше; в религиозном обществе раб мог занимать место выше свободного. Таким образом крещёный раб занимал высшее место по сравнению с тем, которое имел свободный, но ещё оглашаемый. Ряды клира были для него открыты; цепи рабства не составляли для него препятствия тому, чтобы он мог получить от Церкви власть решить и вязать. Подобно тому, как для Церкви было одно только крещение, для неё был и один брак; она не делала различая в этом отношении между рабами и свободными. Она допускала первых к таинству, которое делало их супругами, признавала нерасторжимость их браков и права, отсюда проистекающие... (язычество не признавало брака рабов).
   В великом религиозном обществе, в малом обществе семьи раб рассматривался Церковью, как равный свободному. Это он обнаруживал в исповедничестве.
   Всегда, когда Христиане призывались исповедовать свою Веру, он приходил, и рабская кровь смешивалась с кровью свободных на зубах зверей или на топоре палачей. Тогда видели, что он был достоин тех прав, которые дало ему Христианство. Из его уст вырывались прекрасные призывы совести, поразитель ные подтверждения нравственной свободы. Рабы умели умирать за свою Веру, другие за свою чистоту...
   Церковь, для которой не существуют социальные различия, при пении гимнов возносила останки этих смиренных мучеников, и в известные дни, к большому изумлению язычников, верные всех сословий склонялись коленопреклонённо пред камнем, превращённым в алтарь, под которым почивали мученики из рабов.
   Равенство, возвращённое рабу в религиозном и семейном строе, было великим завоеванием, существенным, основным: Церковь, пользуясь своим влиянием, всё более и более убеждала свободных людей довершить её дело. Освобождение рабов покровительствовалось ею всеми способами. Она видела в нём заслугу. Она приучила верных рассматривать дар свободы, как великий из видов милости. Редко христиане умирали, не освобо ждая рабов... (Но это не было обязательным).
   Религиозное чувство вызывало и ещё более безкорыстные акты. Мы видим Христиан, освобождающих ещё при жизни даром всех рабов, которых они имели, т. е. добровольно отказы вающихся, ради угождения Богу и блага своих ближних, от важнейшей части, а иногда и от всего „движимого имущества”.
   Воспользуемся прекрасной характеристикой Алара, чтобы подчеркнуть основные тенденции Христианства в рабстве.
   Оно (христианство) не сделало освобождения рабов ДЕЛОМ САМИХ РАБОВ, а сделало это делом самих РАБОВЛАДЕЛЬЦЕВ. Но и рабовладельцы призывались поступать так не во имя счастья обездоленных, не во имя свободы и сытости, а во имя закона Бога.
   При этом следует отметить существенный характер требова ния Христианства, в отличие от требований заштопанного обрывками религии и морали так называемого христианского социализма.
   Этот последний, выдав какое-нибудь своё требование за требование закона Бога, говорит:
   Христос повелел - отдай свой рубашку неимущему, следова- тельно, неимущий имеет право требовать, а в случае несогласия - и экспроприировать эту рубашку; имущий же обязан отдать эту рубашку неимущему.
   По смыслу учения Христа эту формулу никак нельзя признать правильной.
   Имеющий две одежды должен (по доброй воле и нравствен ному закону), а не обязан (по юридическому праву) отдать одну из них неимущему, но этот последний никоим образом не имеет права ТРЕБОВАТЬ её у имущего...
   Применяя эту (нами схематизированную) формулу к рабству древнего мира, Христианство дало следующие результаты:
   1) Рабство отменилось постепенно, по мере того, как индиви дуальное сознание рабовладельцев проникалось сознанием безбожности этого института и по мере того, как личность раба пропитывалась всё бо́льшим и бо́льшим достоинством, необходимым для будущей свободной жизни.
   2) Не выставив категорического требования уничтожения рабства, а указав это как „ублажение” (конечный пункт которого завершается таким требованием), христианство добилось того, что уничтожение рабства произошло без тяжёлой ломки политических и экономических отношений, которая, даже при самых благоприятных условиях, тяжким бременем ложится на низшие классы.
   3) Все категорические предписания Христианской морали высказываются как „ублажения”, осуществление которых предоставляется определять каждому сообразно своим силам (могий вместити да вместит).
   В этом кроется глубочайший исторический смысл, который делает понятным то, что Христианство на протяжении двадцати веков не изживает своей сущности и чутко улавливает реальное содержание жизни в свои формы.
   К этому вопросу нам ещё придётся возвращаться, поэтому мы пока лишь отметим, что уничтожение рабства в древнем мире являет глубочайший пример того, как безсильны и жалки бывают иногда революционные попытки разломать веками сложившей- ся экономический и политический строй жизни, который естественно рушится, или, вернее, перестраивается, если в корне противоречит господствующей религии.
ГРАФ ОРЛОВ

СВЯЩМУЧ. ИОАНН ВОСТОРГОВ СОЦИАЛИЗМ ОТЦОВ ЦЕРКВИ.



   В после-апостольский век мы во многих сочинениях писателей того времени (Василий Великий, Иоанн Златоуст), а также в творениях отцов Церкви встречаем немало суждений по вопросу о богатстве и бедности, которые для современного уха звучат социалистически. Но если эти суждения пропустить сквозь призму истории, то окажется, что социалистического в них столь же мало, как и в апостольских посланиях.
   Характерные черты и здесь следующие:
   1) Осуждение мамонизма - пристрастия к богатству ради самого богатства, которое отвлекает заботу о душе.
   2) Богатство и собственность по-прежнему рассматриваются не с экономической или социальной точки зрения, а с этической. Не богатство и собственность осуждаются, а способ употребле- ния их.
   3) Никакого плана, никакой определённой программы эконо мических изменений в поучениях Отцов Церкви не содержится. Раздаются только советы, принимающие иногда столь же горячую форму, как у Ап. Иакова. Требование разумного (с точки зрения спасения души) пользования богатством кроется в том сознании.
   4) Что все богатства - от Бога, и люди только управляющие ими.
   5) Распоряжение богатством вполне предоставляется личному усмотрению каждого (согласно учению Христианства о внутренней свободе человека).
   6) Помощь бедным (имущий должен делиться с неимущим) прежде всего должна быть актом внутреннего настроения, без которого она не имеет цены.
   7) Богатство по-прежнему рассматривается, с одной стороны, как несчастье достойных жалости богачей, если они погрязли в эгоизме, и, с другой, - как средство спасения. Самостоятельной же ценности оно не имеет.
   Высказываемое иногда требование общения имуществ совершенно не имело в виду какой-нибудь социально-экономи ческой организации или плана хозяйственного преобразования; это рассматривалось как следствие общения душ - братства, семейственности.
   8) В то время, как для современных социалистов экономиче ские блага - всё и имеют самодовлеющее значение, после-апосто льский век проникнут к ним презрением, считая их излишней тяжестью, которую нужно сбросить в интересах души.
   9) Отбрасывание богатства и презрение к нему особенно понятны, в виду жестоких гонений на христиан и вытекавшего отсюда ожидания конца мира и Страшного Суда.
   Все перечисленные пункты следует иметь ввиду при изучении творений Отцов Церкви: Григория Богослова, Василия Великого, Иоанна Златоуста и других.
ГРАФ ОРЛОВ

ПРОТ, СВЯЩМУЧ. ИОАНН ВОСТОРГОВ ЧТО ТАКОЕ СОЦИАЛИЗМ И ЕСТЬ ЛИ В НЕМ ЧТО-ЛИБО, ПОХОЖЕЕ НА ХРИСТИАНСТВО


В наше время по фабрикам и заводам среди рабочих людей, а по деревням и селениям среди крестьян непризванные учители народа особенно усердно распространяют так называемый Социализм. Распространяется Социализм и особыми дешёвенькими книжечками, которых в последние дни появилось великое множество. Книжечки эти написаны иностранными сочинителями, по большей части из евреев; наполнены они инос транными словами, малопонятными рассуждениями, описывают иностранную, чуждую нам жизнь. К счастью, книжечки эти написаны непонятно, но то, что туманно и неясно написано в книжечках, дополняют словами и речами названные народные учители.
   Что же говорят и что обещают социалисты?
   Социалисты называют себя различно: одни - социал-демокра тами, заявляющими, что они добиваются своих желаний мирно; другие - социал-революционерами; эти и не скрывают того, что они действуют насилием: бунтами, восстаниями, убийством тех лиц, которые с ними не согласны. Но на деле разницы у социал-демократов и социал-революционеров очень мало. Во время бунтов или восстания, как это было в Москве, социал-демократы и сочувствовали и помогали социал-революционерам. Поэтому удобнее называть их одним именем: социалисты...
   Все социалисты указывают на то, что бедные люди, рабочие и крестьяне, часто трудятся до изнеможения сил и всё-таки имеют заработка так мало, что им едва хватает его на пропитание, а люди богатые, заводчики и землевладельцы, часто ничего не делают, а между тем получают большее доходы и живут в роско ши. Это, говорят, несправедливо.
   Надобно, по их мнению, всё поделить и всё сделать общим: земли, дома, фабрики, заводы, машины сельскохозяйственный и фабричные. Пусть-де каждый трудится по распоряжению и указаниям начальства, - не теперешнего начальства, а того, какое выберут социалисты, - и тогда каждый за равный труд, будто, получит и равную со всеми долю пищи, питья, одежды и всего необходимого. Тогда будет всё по правде, и люди будут счастли вы.
   Таково, по видимости, учение Социализма. На деле же социалисты приступают к дележу того, что признают для себя наиболее достижимым, - грабят, совершают экспроприации с насилиями, но больше всего они разжигают корыстность, указывают всегда и всюду на людские материальные недоста тки, воспламеняют завистливость к чужому имуществу и сеют среди людей дьявольскую ненависть, особенно распаляют ненависть бедных к богачам. А чтобы люди доверчивее относились к социалистам, они указывают, будто у первых христиан была социалистическая жизнь и делёжка имущества. Многие доверчиво слушают социалистов и хотя любят христианство, но и социалистам нередко верят. Но так ли учит христианство, как социализм?
   Христианство осуждает злых и неправедных богачей. Христианство повелевает господам и хозяевам оказывать всем правду и уравнение по заслугам каждого. Христианство не только не осуждает, но и восхваляет того верующего, который всё своё имение сам добровольно продаст и раздаст нищим. Во многих монастырях и теперь монахи имеют всё общее и ничего своего; так, например, живут в Оптиной пустыни, у преподобного Серафима, в Гефсиманском скиту и во множестве других. В древности то же мы видим у первых христиан в Иерусалиме, вскоре после вознесения Спасителя на небо. В книге Деяний Апостольских сказано: „У множества уверовавших было одно сердце и одна душа. Все верующие были вместе и имели всё общее. И продавали имения и всякую собственность, и разделяли всем, смотря по нужде каждого” (Деян. 4:32; 2:44–45).
   Но ведь между этой жизнью Христианской и социализмом - непроходимая пропасть, такая глубокая пропасть, такая великая разница, что быть одновременно социалистом и Христианином прямо невозможно.
    Христианство есть божественная Религия; она учит, что есть Бог, Творец мира и человека, что человек в жизни своей должен исполнять волю Божью; человек нарушил эту волю, согрешил; от греха его избавил Иисус Христос и человеку заповедал заботить ся о своей душе, хранить её от греха и готовиться к Вечной жизни на Небе с Богом, с Ангелами и святыми людьми. Не только общее имущество не сделает грешного человека счастливым, но, по слову Спасителя, нет пользы человеку, если он даже весь мир приобретёт, но повредит душе своей. Спаситель говорит, что ничего нельзя дать человеку взамен души его (Мф. 16:26-27).
    А Социализм совсем отвергает всякую религию, не признаёт ни Иисуса Христа, ни Церкви. Социализм учит, что Бога нет, души у человека нет, нет и будущей вечной жизни, что воскресения, суда Божья и жизни души по смерти не будет, что нет ни Ангелов, ни Святых, а есть только земля, а у человека есть только тело, которое надо одеть, согреть и напитать поровну для каждого... „Презирай иной мир”, - говорят они о духовном мире, - „считай его за величайшее безумие, будь врагом всякой религии, потому что Бог и религия есть зло”.
   Значит, кто делается социалистом, тот уже отрекается от Христа, становится безбожником и врагом Христовым. Поэтому странно слышать, когда социалисты говорят, что то или другое несправедливо: если нет Бога и Религии, то откуда же знать, что правда, что неправда; если нет души, то нет и греха и святости, - значит, человеку нечего и возмущаться несправедливостью, ибо никто не может доказать, что справедливо, а что несправедливо. Живи по скотски: скоты ведь не рассуждают о справедливости. Если у человека есть одно только тело, то для тела важно только то, что приятно и выгодно, а не то, что свято и праведно. Так социализм волей-неволей должен оправдать то самое, что он осуждает, т. е. неравное распределение земного благосостояния.
   Далее. Христианство говорит, что все нестроения и непорядки в жизни человеческой от греха; надо бороться со грехом, с тем злом, которое внутри человека. Христианство учит, что человек своими силами не победит зла, ему нужна помощь Божия, нужна благодать (божественная сила - прим.), которую дал людям Иисус Христос и теперь подаёт верующим через Веру, молитву и таинства Св. Церкви. Христианство говорит, что пока человек грешен, дотоле он не может быть вполне счастлив.
   А Социализм говорит, что греха нет; он учит, что надо бороться не с грехом, а с богатыми людьми, с капиталистами, с землевладельцами, да ещё с правителями и начальниками, чтобы заставить их всё поделить поровну, и тогда люди будут счастливы.
    Христос говорит: „Ищите прежде всего царствия Божия и правды его, и сия вся - все блага земные приложатся вам”. Нигде Христос не приказывал стремиться к сытости, и когда Ему предложили поделить имущество, то Господь не пожелал производить этого дележа, сказавши: кто поставил Меня судить или делить вас? Но Социализм не по Христову слову говорит, он требует прежде всего самых земных благ, и всё остальное приложится вам и будете счастливы.
    Христианство осуждает жестокосердых богачей, учит помога ть голодным, больным и бедным; оно говорит: любите друг друга; оно восхваляет тех, кто раздаёт имение своё ради любви к ближним. Но оно требует, чтобы человек всё это делал доброво льно, по вере в Бога, по любви к Его закону и к ближним. Святой апостол учит: „каждый уделяй по расположению сердца, не с огорчением и принуждением, ибо доброхотно дающего любит Бог” (2 Кор. 9:7). Так именно добровольно имеют всё общее иноки в монастырях; так добровольно и первые Христиане в Иерусалиме имели всё общее; у них была одна душа, одно сердце, и поэтому одно и то же имение. Никого не принуждали. Когда некто Анания с женой скрыли часть проданного имения, то Апостол осудил Ананию за ложь, а не за то, что он не все деньги отдал, и сказал ему: „Для чего ты допустил сатане вложить в сердце твоё мысль солгать Духу Святому? Чем ты владел, не твоё ли было, и приобретённое продажей не в твоей ли власти находилось?” (Деян. 5:3-4). Видите, Христианство, восхваляя добровольную отдачу имения, признает, что человек имеет право собственности. И нигде, решительно нигде, ни в Евангелии, ни в посланиях Апостолов, мы не найдём указания, чтобы Христиане обязательно и насильно отказывались от своей собственности и отдавали её другим. Даже и общение имуществ, которое было у христиан Иерусалимских, при Апостолах не повторялось ни в каком другом городе. Все Христиане и имели и признавали собственность, и если её раздавали, то добровольно, по любви к Богу и людям, по влечению своего сердца, а не по приказу и принуждению.
    А социализм учит, что никто не смеет иметь собственности и что у богатых их имения нужно отнять насильно.
   Христианин добровольно отдаёт своё, а социалист насильно берёт чужое.
   Христианин говорит своему брату ближнему: по любви моей к тебе пусть всё моё будет и твоим; социалист же по зависти и ненависти к богатому говорит: я хочу, пусть всё твоё будет моим.
   Христианин исполняет слово Христово: лучше отдавать, чем принимать (Деян. 20:35); социалист же, совершенно наоборот, только и думает о том, чтобы именно принять ...чужое, завладеть им...
   Христианин твёрдо помнит 10-ю заповедь Божию: не пожелай ничего, что принадлежит ближнему твоему, а социалист только и мечтает, как бы обобрать ближнего.
   Трудно понять после этого, где же тут справедливость, о кото рой так много говорят социалисты? Когда они переманивают на свою сторону рабочих и крестьян, они охотно дарят и обещают всем не своё, а чужое: землю, фабрики, машины, деньги... Но распоряжаться чужим и вместе с тем говорить о правде - это уже прямая нелепость.
    Для Христианина бедность ещё не беда, не порок, не зло, а богатство - не благо, не добродетель, не счастье. Для социалиста же богатство есть тот идол, которому он поклоняется, то благо, о коем он мечтает, ради которого он готов лишить жизни ближнего... Страшно подумать, сколько погибло добрых русских людей от рук социалистов-революционеров только за последнее время. Все бунты, все безпорядки, все ужасы, пережитые нами с декабря 1905 года, - всё это было делом рук социалистов. И эти люди смеют прикрываться учением о любви, о братстве, о свободе, когда их руки запачканы кровью верных слуг Царя и родного народа, кровью своих родных братьев - Христиан.
    Христианство учит, что если бы люди и всё имение роздали и поделили, всё-таки на земле всегда останется неравенство. Даже и на Небе, в Вечной жизни, будет не всё одинаково: „Иная слава солнцу, иная луне, иная звёздам, и звезда от звезды разнится во славе. Так и при Воскресении мёртвых” (1 Кор. 15:41-42). Но на небе будет каждому указана степень блаженства по всей справедливости праведным судом Божиим, смотря по заслугам каждого человека, а на земле, где живут и действуют грешные люди, никогда не может быть полной во всем справедливости и равномерности в распределении всех благ земных. И Бог насильно людей не спасает и не уравнивает в святости: нельзя насильно и грешника сделать праведником. Но и помимо грехов ности людей, вообще нельзя всё поделить поровну: нельзя, например, ни на деньги купить, ни поровну поделить молодости, здоровья, способностей, ума, чувства, усердия, чистоты совести, семейного счастья и прочее. Как поравняешь умного с глупым, способного с неспособным, лентяя с трудолюбцем, пьяницу с трезвенником, честного с безчестным? Напротив, насильствен ное уравнение всех вызвало бы новые неравенства, новые споры, вражду и несогласия. Поэтому Христианство осуждает всякое насилие; всячески желая улучшить земную жизнь людей, оно, однако, знает, что невозможно переделать её сразу, и потому советует христианину мириться со всякой невзгодой житейской, указывает каждому человеку, что спасения душевного он должен искать при всяких порядках жизни, и что он может найти это спасение души во всяком положении, звании и состоянии.
   Спасайтесь богатые - милостыней, спасайтесь убогие - терпе нием, спасайтесь все люди - любовью, - так учит Христианство, так и говорили древние христиане.
    А Социализм, видя счастье людей только на земле, отвергая небо, душу и нравственность, все надежды полагает на насилие и принуждение. И понятно: не зная Неба, он поскорее хочет воспользоваться землёй. „Будем есть и пить - всё равно скоро умрём и всё тем кончится”, - вот как рассуждают они.
    Христианство учит богатых, что богатство опасно для души, что ему не надо подчинять душу; оно говорит: если богатство течёт, не прилагайте к нему своего сердца; трудно богатому войти в Царствие Божие, говорит Спаситель. Христианство жалеет богатых, ибо им трудно спасти душу.
    А Социализм завидует богатым и ненавидит их.
    Христианство учит, что насилием, завистью и ненавистью нельзя строить доброй и счастливой жизни; нельзя в грязной воде вымыть и сделать белым грязное бельё, от зла не бывать добру; только Бог может обратить и зло к добрым последствиям.
    А Социализм учит совершенно обратному и обещает, что из насилия и принуждения выйдет равенство и свобода, из зависти и ненависти родится любовь и общее счастье. Это всё равно, что лечить и подравнивать у хромого ноги тем, что одну ногу обреза ть наравне с хромой или хромую ногу вытянуть насильно и сделать такой же длинной, как здоровая. Ясно, что таким лечени ем не уничтожится, а ещё более увеличится хромота и болезнь ног.
    Христианство учит, что можно и до́лжно любить свой народ, свою родину, служить Отечеству и жертвовать для него во имя любви всем, даже и жизнью своей. Для блага Отечества, для его защиты и порядка нужен Царь, нужны власти, нужно Воинство. Это так же естественно и необходимо, как естественно ребёнку любить свою семью, а в семье повиноваться отцу и матери.
    А Социализм отвергает всякое отечество, всякую разницу людей по языку, народности, вере и пр. Он зовёт бедняков всех стран соединиться и идти борьбой и войной против богачей всех стран. Для этого он прежде всего желает уничтожить Царя и все власти, уничтожить все Государства.
    Христианство учит, что пред Богом драгоценна каждая отдельная душа человеческая, каждая отдельная личность. Спаситель говорит: „Смотрите, не презирайте ни одного из малых сих, ибо говорю вам, что Ангелы их на Небесах всегда видят лицо Отца Моего Небесного. Нет воли Отца Небесного, чтобы погиб один из малых сих” (Mф. 18:10, 14).
    А Социализм говорит, что каждый отдельный человек - ничто, он имеет значение только в той кучке людей, в которой он поставлен и в которой будет пользоваться равной долей указан ного ему труда и указанной части пищи, одежды, жилища и проч. При таком условии ясно, что нет у человека и свободы; как рабочая сила, он будет приставлен к своему делу и обратится в машину; его свобода обратится в неволю, в рабство; как рабочий скот, он получит своё место У СТОЙЛА и свой КОРМ. Некоторые социалисты учат, что и жёны у людей должны быть общими... Выходит, людей будут пускать на племя, ... как скот (Социализм это удел для гоев - прим.).
   От такого равенства и от такой свободы сохрани, Господи! Так равны мёртвые на кладбище, камни на стене, так свободны лошади на конском заводе. Между тем, социалисты много говорят о том, что люди должны быть равными и свободными. Да это ведь - злая, безсердечная насмешка над недалёкими простецами, одно издевательство над людьми?
   Итак, Социализм отвергает Бога, христианство, душу человека, безсмертие и загробную жизнь, отвергает грех и борьбу с грехом, отвергает Отечество, собственность, личность и духовную свободу. Что же он обещает человеку? Равную долю всем на земле в пище, питье, одежде и в других земных потребно стях. Если бы это и можно было дать людям, то у них при сытости тела затоскует и будет голодной душа. Ведь как ни заглушай в человеке совесть, как ни вытравляй из души человеческой религиозное чувство, - безсмертный дух человека будет требова ть того, что ему сродно, и ничто на земле не может удовлетвори ть его без Бога! Спаситель ясно говорит: „Не о хлебе едином жив будет человек, но о всяком глаголе, исходящем из уст Божиих” (Mф. 4:4).
   Спаситель учит: „Сотворите себе сокровище неоскудеваемое на Небесах, где вор не приближается и моль не растлевает”.
   Счастье социалистов годно только для животных, но не для людей. И так как греховность у людей не уничтожится, а без Религии и нравственности исправлять и улучшать греховное состояние людей нельзя и нечем, то придётся и смирять их так, как скотов, т. е. одной силой и ударами. Вот тогда-то и настанет век, когда люди, как звери, будут бросаться друг на друга, безжалостно и безпощадно истребляя друг друга, настанет царство злобы и насилия, когда зависть станет добродетелью, а любовь заменится бессердечным расчётом. И вместо рая, какой обещают социалисты, на земле будет ад со всеми его ужасами.
   Мы видели, что и поделить всё поровну невозможно. Но если бы это и удалось, то разве мы не знаем, что и обладание пищей и всем необходимым не делает человека счастливым: ведь богачи всё это в избытке имеют, но среди них не меньше несчастных, как и среди бедняков. И чрез золото слёзы льются!
   Останутся болезни и смерть; останутся дурные и злые страсти у людей. И при богатстве, и при сытости люди будут отравлять друг другу жизнь изменами, грубостью, побоями, завистью, клеветой. Значит, прежде всего и больше всего надо исправить и смягчить душу человека, научить его добру, любви и смирению. Тогда около него всем будет жить спокойно. Но душу и сердце может воспитать и смягчить только религия, только Христианство, а не Социализм, который о душе не говорит ни слова, а всё внимание обращает на сытый желудок. И при сытости будет несчастен...
   Поэтому Социализм не может выполнить своих обещаний; верить ему всё равно, что верить врачу, который обещает сделать человека вечно молодым, безболезненным и безсмертным. Счастье людям даёт и на земле и на небе только Вера в Бога, знание и исполнение Его воли и закона, благодатная помощь Иисуса Христа во Св. Церкви, чистая совесть пред Богом и людьми. При чистой совести спокойна жизнь, спокойна смерть и блаженна вечность. А Социализм есть учение безбожное (жыдовское - прим.), богоборное, противное запросам человеческой души и совести. Он есть повторение древнего, издохшего язычества, что приравняло людей к скотам и привело их к гибели, от которой и спас людей Иисус Христос.
   Быть христианином и вместе быть социалистом невозможно, как нельзя в одно и то же время служить и Богу и сатане.
ГРАФ ОРЛОВ

НАТАЛЬЯ МАЛИНОВСКАЯ ЗА ЧЕТВЕРТЬ ВЕКА ДО МАРШАЛЬСКОЙ ЗВЕЗДЫ (Воспоминания дочери маршала)



Когда папа начал писать книгу, я, в ту пору школьница, спросила:
«А почему ты пишешь о той, первой Мировой войне войне? Почему не об этой последней ...(ВОВ)?». На мое «почему» отец ответил неожиданно резко: «Пускай врут без меня». Сейчас я понимаю, что по сути он отвечал не мне. В тот год у него на столе лежал толстенный мемуарный том о Сталинградской битве, прочитанный моим отцом самым внимательным образом, свидетельством чему восклицательные и вопросительные знаки на полях в перемежку с едкими маргиналиями.
Отцовский ответ я запомнила: «Правды об этой войне еще долго никто не напишет». «Потому что не напечатают?».«Не только". Он прав до сих пор, а может, и навсегда.