September 30th, 2016

ГРАФ ОРЛОВ

Туркул

Потомки этих вот кровавых обормотов пришли освобождать в Ук-
раину "свой" разрушенный ДОМ.... А обвинения в жестокости, па-
лачестве и тысячелетней кровожадности ПАЛО на истребленных
дедами этих же паразитов и упырей! --- КАК ТОГДА, РУССКИЕ НЕ СМОГЛИ ОБЪЕДИНИТЬСЯ ДЛЯ ОТРАЖЕНИЯ САТАНИСТОВ, похоже
и теперь этого не произойдет....

ГРАФ ОРЛОВ

МАЛОРОССЫ МЫ ИЛИ УКРАИНЦЫ (БОРИС ЮРКЕВИЧ)

МАЛОРОССЫ МЫ ИЛИ УКРАИНЦЫ
БОРИС ЮРКЕВИЧ
Передо мной на письменном столе лежит мой родословный герб. После бегства из СССР и многолетних скитаний но всему свету я случайно нашел его изображение в Буэнос-Айресе у русского инженера, занимающегося геральдикой. Над рыцарским шлемом — пышные страусовые перья, на синем щите — полу месяц внизу, справа и слева — золотые звезды, в верхний полумесяц летит оперенная стрела.
Если вы развернете «Малороссийский герб» Модзалевского на соответствующей странице, то вы узнаете, что этот герб принадлежит потомкам Ивана Юркевича. Род Ивана Юркевича — один из Древнейших родов Малороссии. Члены нашего рода знамени- ты не только ратными подвигами в борьбе с турками и крымскими татарами. Еще больше наш род знаменит успехами на почве Русского Просвещения. Один из родоначальников рода был ближайшим помощником Киевского митрополита Петра Могилы, первым профессором философии Киевской Академии. А ведь почти все Просвещение Малой и Великой России имеет своими истоками Киевскую Академию. Мой предок был один из тех лю- дей, трудами которых строилась общая Русская Культура. И так было в нашей семье всегда на протяжении веков. Одни участвовали в строительстве Русской Культуры, другие защищали обще- русскую Культуру от турецких султанов, крымских ханов и польских королей. Так было до Богдана Хмельницкого; так было на Переяславской Раде, когда один из Юркевичей, взмахивая кривой казацкой саблей, кричал вместе с другими: «Волимь под Царя Московского Православного! Волимъ!»
Со времен Петра Могилы до сих пор и до наших дней наш род был активным участником в строительстве Русского национального государства! Любовь к Малороссии, к ее историческому прошлому всегда сочеталась с любовью к Русскому государству. Были в нашем роду военные, были философы, были скромные незаметные труженики, но никогда не было сторонников отделения Малороссии от России.
Профессор Московского Университета П.Юркевич был одним из яростных борцов с материалистической философией. Недаром Ленин в своих книгах с такой яростью обрушивался на него. Мой отец, директор учительской семинарии, уехал с Колчаком в Сибирь и погиб в Чите. Мои двоюродные братья, морские офицеры, все приняли активное участие против большевиков. Ни Петлюра, ни Скоропадский не соблазнили их, они чувствовали себя русски ми и боролись не против Русских, а против большевиков. Один из двоюродных братьев поднят на штыки в бою под Киевом, другие эмигрировали из Крыма с Врангелем. Когда я оказался за границей, то нашел за рубежом гораздо больше родственников, чем у меня было в Совецкой России...
Рассказываю я все это к тому, чтобы доказать, что как потомок Древнего Малороссийского рода, как потомок одного из творцов малороссийской и русской Культуры имею право обсуждать будущее Украины не меньше, а больше, чем все нынешние деятели украинских сепаратистов, гнушающиеся неизвестно почему именем малороссов. Обуреваемые свирепой злобой ко всему «москальскому», эти люди совершенно не знают ни подлинной истории своего народа, ни происхождения слов «малоросс», «Малороссия», «украинец» и «Украина»...
«Украинцам» почему-то не нравится слово «малоросс». Не нравится и слово «Малороссия». А ведь эти слова придуманы вовсе не «москалями», а жителями Червонной Руси... Этими словами широко пользуется Богдан Хмельницкий в своем Белоцерковном Универсале в 1648 году.
«...Вам всем обще Малороссиянам о том доносить...» «Кому из вас любима целость Отчизны вашей Украины Малороссийской...» В письме Запорожской Сечи к Богдану Хмельницкому, написанном 3 января 1654 года, мы находим следующие строки: «А замысел вашь добь удаться и буде а всемъ народамъ малороссийскимъ по обеим сторонам Днепра будучимъ, под протекцию Великодержавнейшаго и Пресветлейшаго Монарха Российского, заслушны быть признаемъ и даемо нашу войсковую вамь параду, а быстрее того дела не оставляли и оное кончили, яку наилучший полъзе отчизне Малороссийской». Термин Малая Русь, Малороссия возник в 1335 году, когда «москали» все, Московское Княжество, как и другие, было под татарским Игом... Малороссею, Малой Русью назвал княжество Галицкое и Волынское князь Юрий Второй. И Юрий Второй назвал себя «князем всея Малая Россия». «Москали» к созданию названия «Малороссия» не имеют никакого отношения. В последнее время этот тер- мин был достоянием только поэзии да царского титула. А все — и жители Малой Руси, как и Большой, — одинаково считали себя Русскими...
Ничего, конечно, обидного в названии «Малая Русь» или «Малороссия» нет. В одном из номеров «Владимирского Листка», издающегося в Бразилии, мы находим следующую справку о происхождений названия «Малая Русь»: «Малыми в Истории назывались страны, откуда выходил народ — его НАЦИОНАЛЬНАЯ КОЛЫ- БЕЛЬ. Великими — центр территориального завершения государственной консолидации или колонии, достигшие особенно пышного расцвета, богатства и могущества. Отсюда — Малая Греция (Афины) и Великая Греция (Эллада), великая Италия (после Рима), Малая Польша (Краков) и Великая Польша (Варшава), Малая Россия (Киев) и Великая Россия (Москва)». Как видим, пишет автор той справки Семен Витязевский, имя «Малороссия» или «Малая Русь» не содержит в себе ничего обидного или позорного для обитателей юга России. Малороссией называется колы бель Русского Народа; недаром Киев — «Мать городов Русских», отсюда «пошла быть Русская Земля». Имя «малоросса», если вообще можно говорить о предпочтении, скорее является более почетным, чем «великоросс», ибо оно означает дословно: мало- росс — первый Русский, самый древний в своем генеалогическом корне, в прямой его линии...
Наименование нашего Народа русским известно с глубочайшей древности... «Мы — единый Русский народ!» Малороссия — есть понятие племенное. Украина обозначает не что иное, как окраину, окраинные земли Государства. Кто хоть немного знаком с историей Русского государства, с документами, написанными в то время, когда о наших сепаратистах слыхом не было слышно, когда ни о каком «украинском Народе» ни один человек не слыхал, тот знает, что в этих старинных государственных бумагах часто употребляются следующие выражения: Рязанская Украина, Воронежская Украина, Курская Украина, Сибирская Украина. В старинной песне сибирских землепроходцев, сложённой во времена, когда Ерофей Хабаров завоевывал Амур, поется: «Как во Сибирской во Украине Да во Даурской стороне...» Из песни, как известно, — особенно из старинной, — слов не выкинешь.
Как, интересно, современные сепаратисты объяснят эти слова? Ведь в то время никаких украинцев в Даурии не жило. А Сибирская Украина означало просто окраинная Сибирская земля... Малороссию, конечно, можно называть Украиной, а малороссов украинцами. И Киев, в случае удачи, сепаратисты могут переименовать, конечно, в Скоропадск, Петлюровск или Бендеровск. Но от этого Киев не перестанет быть Киевом, Матерью городов Русских. Малороссия — есть древнее первоначальное название определенной части России. И отказываться нам, малороссам, от исторического имени своей Родины нет никакого смысла... Сепаратисты же могут называть себя как угодно. Эти люди, хотя и носят название «панов-профессоров» и «панов-магистров», не дают себе отчета, что собственно обозначает слово Украина и что Малороссия...
Да, я малоросс. Я первый Русский, самый древний Русский. Может быть, мой предок во время Игоря прибил свой щит на воротах Царьграда. С какой стати я буду менять истинное имя своих предков на новое, которое ВЫДУМАЛИ основатели сепаратизма? С какой стати я буду считать москалей врагами, московскую культуру враждебной, когда вся московская Культура тонким ручейком вытекла из древней Киевской Академии и когда один из Юркевичей был первым Малороссийским и Русским философом.
Не для того мои предки складывали свои чубатые головы в боях с турками, татарами и поляками, погибали на каторжных галерах в Турции, в подземельях польских замков, не для того они дрались под Полтавой на стороне Петра против шведов, а позже сражались на Бородинском поле, чтобы потомки их в тяжелую годину для России отказались от всего национального наследства своих предков. Во имя чего это делать? Во имя того, чтобы иметь возможность стать помощником пана-министра в бутафорской Украине, игрушкой враждебных России политических сил? Да здравствует Малороссия — древняя прародина Великой России, обливающаяся нынче кровью в объятиях интернационального большевизма! Я прожил под властью большевиков двадцать четыре года и не видел национальной вражды малороссов к «москалям». И когда грянет Великая война против большевиков, под знамена Российской Освободительной Армии соберутся все верные сыны России: великороссы, малороссы, белоруссы, грузины, татары, армяне — все кто хочет быть сыном свободной Великой страны, а не маленькой сепаратистской конюшни. И первая наша пуля и первый удар саблей будет по головам большевиков, а вторая пуля, второй удар саблей будет по агентам иностранных разведок, мечтающих стать министрами государств, не зависящих от «москалей», но зависящих от иностранцев. Мы, малороссы, вовсе не желаем быть игрушкой в руках чуждых нам по Религии и Культуре «панов-магистров» и «панов-профессоров», находящихся на содержании иностранных разведок...
БОРИС ЮРКЕВИЧ
Писал под псевдонимом Борис Башилов (1908-1970) — русский эмигрантский политический публицист. Текст впервые появился в русском бразильском журнале «Владимирский Листок» в 1952 году.
Вестник Юго-Западной Руси
ГРАФ ОРЛОВ

В. Ф. ИВАНОВ (1934 г. Харбин) РУССКАЯ ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ И МАСОНСТВО

Масонство и «Великая французская Революция 1789 года».
Французское франк-масонство побочная дочь английского.
«Достославная Революция» 1688 года, приведшая к окончательному свержению династии Стюартов, вынудила короля Иакова II со своими приверженцами искать убежища у христианнейшего Короля-солнца Франции Людовика XIV.
Эмигранты-якобиты, т. е. сторонники Иакова II, и сочувствовавшие им поклонники английских общественных порядков и были первыми основателями масонских лож во Франции.
Рядом с якобитским дворянством организуют ложи во Франции и представители английской знати, сохранившей верность Ганноверскому дому. Масонская пропаганда имела большой успех. Уже в тридцатых годах XVIII века в Париже числилось 5 лож.
Общественный и политический строй Англии этого времени как французской знати, так и буржуазии представлялся идеальным, а увлечение английскими порядками и желание пересадить их во Францию содействовали быстрому распространению масонства.
11 декабря 1743 г. собрание 16 парижских мастеров выбрало пожизненным Великим Мастером принца королевской крови Людовика Бурбона, графа Клермон. С этих выборов ведет свое начало и «Великая Английская Ложа Франции».
После смерти графа Клермон враждовавшие в Великой Ложе группы примирились, и в особом собрании, в котором участвовали вместе с парижскими Мастерами и делегаты от провинциальных лож, был выбран новый гроссмейстер, герцог Шартрский, впоследствии Орлеанский, и его заместитель герцог Монморанси-Люксембург.
С 1773 г. Великая национальная ложа стала именоваться «Великим Востоком Франции».
Преследования, имевшие место в начале, прекратились. Масонство, имея высоких покровителей из знати, могло вести безпрепятственно свою работу. Для внешнего употребления масоны демонстрировали свою религиозность и верность Королю.
Идейную подготовку Французской Революции сделали ученые и философы-Просветители. Масонские ложи собрали в своих нед- рах выдающихся представителей наук и искусств. В основанной в 1769 г. Лаландом Ложе Наук, переименованной в Ложу Девяти Сестер, значились Вольтер, Франклин, Кондорсэ, Дюпати, Эли де Бомон, Курт де Гебелин, Дантон, Бриссо, Камиль Демулен, Сиейс, Бальи, Ромм, Гара, Пастерэ, Форстер, Кабанис, Грез, Берне, Гудон, братья Монголфьеры и другие. В этой же ложе находились круп- ные политические деятели, литераторы, художники и ученые.
Государственные основы королевской Франции подтачивались пропагандой масонов Вольтера, Кондорсэ, Дидро, д'Аламбера, Монтескье и Ж. Ж. Руссо. Все эти философы, особенно Вольтер, д'Аламбер и Дидро были проникнуты глубокой ненавистью к Христианству и Монархическому образу правления...
Вольтер воспользовался идеями Локка, Бэкона, Ньютона и других английских писателей и применил их к практическим требованиям момента.
Исповедуя деизм, Вольтер считал религию необязательной и да- же вредной, доказывая, что история религий есть «ряд обманов и глупостей»...
В своих политических проповедях он требовал реформ и коренного переустройства всех общественных отношений.
Монтескье проповедовал теорию разделения властей и рекомендовал во Франции установить английскую форму правления, при которой народу принадлежит власть законодательная, королю — исполнительная и независимому сословию судей — власть судебная.
Повторяя мысли Локка, что человеческое общество возникло в силу Договора между людьми, которые первоначально были свободны, Жан Жак Руссо приходит к крайнему выводу и проповедует безусловное Верховенство народа, отвергая и представитель- ство, и принцип разделения властей. По его мнению распоряже- ние в государстве должно исходить непосредственно от народно го Собрания, в котором имеют право участвовать все граждане. Руссо учил, что сам народ непосредственно устанавливает для граждан законы, права и религиозные убеждения. Несмотря на то, что эта бредовая идея была направлена против самого понятия о государстве, Руссо пользовался колоссальной популярностью, как «Отец Демократии», его учение властвовало зараженными умами и делало страшное РАЗРУШИТЕЛЬНОЕ ДЕЛО...
Рекламу произведениям «просветителей» делали масонские ложи.
Целая плеяда более мелких писателей создала литературу, доступную пониманию масс: памфлеты, эпиграммы, анекдоты и пр.
Для распространения масонского учения в народе употреблялись литературные сборники, журналы, романы, брошюры, театр.
Известный клуб масона Гольбаха был главной фабрикой литературы:
«Большая часть книг того времени, направленных против религии Христа, нравственности и против Правительства, была нашего производства, — говорит один из членов этого клуба. — Масса памфлетов самого непристойного содержания, направленных главным образом против королевы и сочинявшихся в Англии, ходили по Парижу. Для распространения же противоправительственных и противорелигиозных сочинений в среде народа существовала целая система и делалось это через посредство школьных учителей и особых разносчиков, странствовавших по деревням» (в России многое отработанное во Франции повторится -- прим. ред.).
Движение, приведшее к свержению монархии, было создано искусственно.
Франция, по сравнению с царствованием Людовика XV, достигла расцвета.
Экономическое положение страны стало улучшаться: промышленность развивалась. Король Людовик XVI не только не покровительствовал аристократии, но он не особенно любил аристократию и отдавал предпочтение третьему сословию.
Французы были ревностными католиками и сохраняли верность, преданность и любовь к своему Королю.
Л. де-Понсен в своем замечательном труде: «Тайные силы Революции» пишет:
«Революция 1789 года не была ни самопроизвольным движением против «тирании» старого порядка, ни искренним порывом к новым идеям свободы, равенства и братства, как это хотят нас заставить верить. Масонство было тайным вдохновителем и в известной степени руководителем движения. Оно выработало принципы 1789 г., распространило их в массах и активно содействовало их осуществлению».
Посвященные в тайну великого Заговора против французского Королевства знали о Революции и высказывались по этому поводу совершенно открыто за несколько лет до наступления «великого события».
В 1760 г. масон Руссо писал: «По моему мнению, невозможно, чтобы великие Монархии просуществовали долго. Мы приближаемся к кризису, к веку Революции».
В 1762 г. масон Вольтер писал к маркизу де Шевален: «Все, что я теперь вижу, разбрасывает семена будущей Революции, которая неминуемо должна случиться, но которой я не буду уже иметь удовольствие быть свидетелем. Свет до такой степени распространился, что от малейшего случая может произойти взрыв. И вот будет славное крошево. Как счастливы молодые люди. Каких штук они не насмотрятся».
Все события Революции были задуманы, организованы, деталь- но разработаны и приведены в исполнение масонами.
Разработав план действий, масонство активно взялось за дело.
В Париже к началу Революции организовалась и энергично действовала в духе Вейсгаупта группа иллюминатов, к которым принадлежали самые видные деятели Революции, как например, Мирабо, Робеспьер и другие.
Выборы в Генеральные Штаты Франции были организованы масонством.
Застрельщиком неповиновения указу короля был брат Мирабо, который в Революции занимал выдающее положение. Вне стен Национального Собрания масонство организовывало для без- порядков улицу.
Возникли безчисленные народные Комитеты, работы которых передавались прямо в «Комитет Великого Востока», откуда они уже поступали для исполнения венераблям провинции.
По мере развития событий, члены масонских лож из тайников выходят на открытую арену. Они группируются в революционные Комитеты и секции.
Под клубы захватываются Храмы, Алтари служат трибуной демагогов.
Внутри масонских лож организуется своя армия. Первый революционный легион национальной гвардии был составлен по предложению Савалет де Л'Анж, государственного казначея и одного из главных вождей масонского Ордена.
Взятие Бастилии 14 июля 1789 г. было результатом обширного масонского заговора.
Детали, которые дает г. Бард, не оставляют на этот счет никакого сомнения:
«13 июля в 11 ч. утра заговорщики собрались в церкви При-Сен Антуан. На повестке — отвод войск, организация милиции. Председательствует Дюфур из Ложи «Великого Востока» и Вильнев из ложи «Умеренность».
На следующий день, в момент когда все подготовлено для напа- дения, революционный Комитет посылает открыть ворота и сдаться. В первую депутацию— входят: четыре депутации к губерна тору с предложением от Этис де Косни, масон; де Ветлой, масон; де Бильфорд, масон.
Нападением на Бастилию руководили масоны; среди них Море- тон деШабрильян из ложи «Невинность».
После того, как крепость была захвачена, Комитет, уведомивший Национальное Собрание об этом "подвиге народа", составляется с участием масонов де Гаран, де Кулон, де ля Фертье, де Марильон».
Ненавистная Бастилия пала под ударами «восставшего народа», глазам которого представилось удивительное зрелище — 7 находившихся там уголовных преступников — этих несчастных жертв «кровавого деспотизма Короля».
Взятие Бастилии послужило сигналом к открытому выступлению. Париж превратился в лес топоров, штыков и копий.
Восстание охватило и провинцию. Подстрекатели и агенты были разосланы масонским центром в Париже по всей стране и повсюду сеяли тревогу, страх и призывали народ именем Короля к насилиям и грабежам. Народ поднимали на восстание при помощи наглого обмана. В Бургундии было напечатано и расклеено, в виде обязательного постановления, следующее: — «По приказанию Короля с 1 августа по 1 ноября разрешается поджигать все замки и вешать всякого, кто против этого что-нибудь скажет».
Через масонские ложи распространялись неправдоподобные и волнующие слухи, через них же устанавливалась связь по всей стране и собирались денежные средства. Масонами распускались слухи о разбойниках, сжигающих жатву, убивающих женщин и детей, о нашествии во Францию англичан, савояров, немецких ландскнехтов и т. п. При отсутствии телеграфа эти слухи распространялись по всей стране в 36 часов и создавали панику среди самых широких слоев населения. Это — явление станет понятным, если принять во внимание, что к началу Революции во Франции во всех концах государства существовало уже 282 ложи и подготовка всех революционных событий была делом их дружной работы.
Депутаты, приглашенные для поднесения королю челобитных, вдруг превратились в полномочных представителей нации, которая отбросила все свои исторические учреждения и принялась заново устраивать государственный порядок.
В руководство братом Лафайет предложена была «Декларация прав человека и гражданина», произведение чисто масонского происхождения.
По мнению масонского писателя Нис «в осуществлении этой идеи решающую роль играло масонство, и что различные пункты деклараций представляют ни что иное, как начало и предписания масонских организаций... С этой точки зрения поучительны некоторые места.
«Национальное Собрание, гласит этот документ, признает и объявляет в присутствии и под покровительством Верховного Существа следующие права Человека и Гражданина:
Пункт 1. Люди родятся и живут свободными и равноправными. Социальные различия могут быть основаны только на общей пользе.
Пункт 2. Цель всякой политической ассоциации — сохранение естественных, неотъемлемых прав человека. Права эти: свобода, собственность, безопасность и сопротивление гнету.
Все это является лишь подтверждением масонского девиза: «Свобода, равенство и братство».
«Декларация прав человека» провозгласила принцип равенства народа в государстве и право народа в случае притеснения властей оказывать им сопротивление.
Конституцией 1791 г. были уничтожены привилегии, проведены во всех учреждениях выборное начало и принцип разделения властей.
Собрание захватило в пользу государства недвижимое имущество Церкви и приступило к «гражданскому устройству церкви».
В Законодательном Собрании главную роль играла и давали направление всем его работам представителя партии Жиронды Верньо, Бриссо и Кондорсэ, которые были масонами.
10 августа 1792 г. пала Монархия, король Людовик XVI был заключен под стражу и провозглашена республика. Начинается эра безпощадного Террора, т.е. уничтожения всех элементов, недовольных Революцией...
Идеологом и практиком системы ужасов выступил масон Дан- тон, который считал необходимым дать выход «народному гневу». По его распоряжению, как министра юстиции, тюрьмы наполнились священниками, родственниками эмигрантов и вообще подозрительными лицами. 2 сентября шайка исступленных злодеев проникла в тюрьмы и начала поголовное избиение «изменников» и «аристократов», не разбирая ни возраста, ни пола, ругаясь над жертвами, устраивая пьяные оргии. Кровавая вакханалия длилась 2, 3 и 4 сентября на глазах у властей. Толпа неистовствовала, не только не встречая никакого противодействия, но получила полное одобрение Дантона, который по поводу кровавого погрома изрек: «Народ расправился». При полном попустительстве и сочувствии властей революционного масонского правительства было истреблено 1500 человек в Париже, и затем волна террора прокатилась по провинции.
После «Сентябрьской резни» и созыва Конвента по предложению масонов над Королем был организован "суд".
Это был не суд, а заранее обдуманное и решенное убийство.
Смертный приговор над Людовиком XVI был вынесен помимо желания большинства членов Конвента, только потому, что среди голосовавших оказалось четырнадцать подставных лиц, нарочито введенных под видом его членов. При всем том смерть короля была решена большинством одного голоса...
Король не потерял своего высокого достоинства и умер честным и чистым патриотом со словами:
«Дай Бог, чтобы моя кровь пролилась на пользу Франции!»
Невинная жертва Короля не остановила народ от безумия.
Террористы неистовствовали. Революционный трибунал, который был свободен от требований закона и руководился только «революционной совестью», работал неутомимо.
Жертвам рубили головы усовершенствованным «гуманным способом» на гильотине, «гениальном» изобретении доктора Гильотена, который как и все вообще «великие» деятели «великой» Революции, принадлежал к братству вольных каменщиков. На гильотине погибла королева Мария Антуанетта и герцог Орлеан- ский-Эгалите, несмотря на то, что он отказался от своего титула и подал в Конвенте голос за казнь Людовика XVI.
Масоны не могли простить измены герцогу Орлеанскому за сделанное последним разоблачение масонства.
Дело в том, что в декабре 1792 г. герцог Орлеанский Филипп Эгалите сложил с себя звание Великого Мастера, пост которого занимал свыше 20 лет и о причинах своего ухода поведал ниже- следующее:
«Я поступил в масонство, которое явилось для меня залогом равенства, в такое время, когда никто не мог предвидеть нашей Революции, точно также поступил я в Парламент, который я считал олицетворением свободы. Но с тех пор пришлось мне оста- вить эти мечты и обратиться к действительности. Не зная из кого состоит «Великий Восток» я считаю, что республика особенно при самом своем возникновении не должна терпеть ничего скрытного, никаких Тайных Обществ. Я не хочу иметь более ничего общего с неизвестным мне «Великим Востоком», ни с собраниями масонов».
Этим заявлением принц признал, что, занимая более 20 лет самый высший пост Великого Мастера «Великого Востока», он ничего не знал и был послушными слепым орудием чужих тайных целей и желаний. Такое разоблачение не могло пройти ему даром. Его лишили сана, принадлежавшего ему в масонстве, изломали в его присутствии меч, а потом отрубили голову...
Французская Революция, направленная против религии и Церкви, против Королевской власти, как божественного установления, против старых традиций привела к отделению Церкви от государства, ограничению Конституцией самодержавной власти и космополитизму...
Восторжествовали масонские принципы «Свобода, Равенство и Братство».
Масонство одновременно с национальной революцией ставило своею конечной целью революцию Интернациональную.
В 1775 г., перед «Великой» французской Революцией, масонское тайное общество иллюминатов разрабатывало план мирового масонского государства.
«Князья и нации исчезнут с лица земли, — говорится в одной из инструкций иллюминатов, — и раса человеческая сделается единой семьей!»
Революция английская 1648 г. и французская 1789 г., направленные против Христианской Церкви, закончившиеся убийством Королей, безпощадным террором варварством и даже рабством, которое ввел изувер Кромвель, названы Великими.
Открытые враги Христианства в лице английских вольнодумцев и французских энциклопедистов названы Великими философа- ми и признаны основоположниками современной демократической государственности.
Пятиконечная масонская звезда стала высшим идеалом жизни, во имя которого обезумевшее человечеством отвергнув Бога и Христа, устремилось в царство крови, лжи и порока...
ГРАФ ОРЛОВ

ПОЛКОВНИК «М. Н. ЛЕВИТОВ. КОРНИЛОВЦЫ ПОСЛЕ ГАЛЛИПОЛИ»

ПОЛКОВНИК «М. Н. ЛЕВИТОВ
КОРНИЛОВЦЫ ПОСЛЕ ГАЛЛИПОЛИ»

22 февраля 1922 года. Первопоходники празднуют день выступлениям 1-й Кубанский генерала Корнилова поход, 22 февраля 1918 года.
Утром была отслужена заупокойная Литургия, а потом перед полком — молебен. На молебен было вынесено старое Знамя в сопровождении полуроты только из первопоходников. Парад и доклад в полковом театре участников 1-го похода. Этот исторический день командир 1-го армейского Корпуса генерал Кутепов отметил особым приказом:
“9(22) февраля исполняется четвертая годовщина 1-го Кубанс кого генерала Корнилова похода. Четыре года тому назад, собранные великим русским патриотом генералом Алексеевым, слабые числом, но могучие беззаветной любовью к Родине Добровольцы, окруженные со всех сторон врагами и всеми брошенные, двинулись за доблестным рыцарем долга генералом Корниловым в безсмертный Ледяной поход.
Старые Добровольцы не упустили родного трехцветного знамени и гордо несли его вперед через смерть и лишения. Я верю, что, приняв это знамя в свои руки, мы также его никогда не спустим и, несмотря ни на что, донесем его, гордое и прекрасное, до Родной Земли.
Генерал от инфантерии Кутепов”.

Все наши заграничные газеты отметили этот день и придали ему огромное значение, которое явилось самым большим, организованным и оставшимся еще до сего времени.
Этот праздник первопоходников в Болгарии закончился траги- чески. В этот момент я был временно за командира полка. Произошла стычка между двумя доблестными офицерами: подполковником Граковым, первопоходником, и капитаном Гнояным, тоже первопоходником. Подполковник Граков был полным инвалидом: на Румынском фронте болгары выбили ему глаз, а в Гражданскую войну, под Ставрополем, он лишился ноги. Утром мне доложил дежурный офицер, что подполковник Граков вызывает капитана Гнояного на дуэль и требует, чтобы она состоялась немедленно. В ответ на это капитан Гнояной уговаривает его отложить дуэль, так как он в данный момент пьян. Я предлагаю председателю Суда Чести рано утром срочно разобрать это дело и предупреждаю, что без разбора дуэли не должно быть. А потом тот же дежурный офицер доложил мне, что подполковник Граков застрелился. Выстрелом из винтовки в рот он снес себе всю верхнюю часть головы. Так ушел от нас мой старый соратник по 1-му Кубанскому генерала Корнилова походу, оставив в недоумении весь полк... В Болгарии законом дуэли были запрещены, и в случае рокового исхода оправданием перед судом было одно только — это разбор дела Судом Чести. А без этого дуэль была просто “предумышленным убийством”. До этого в полку было 9 дуэлей, проведенных достойно, а вот десятая вылилась в “самосуд” подполковника Гракова над самим же со- бой. Железная воля выдающегося по храбрости корниловца на этот раз не выдержала. Как покончивший с собой, подполковник Граков был похоронен тут же за лагерем, на кладбище военно- пленных сербов.
14 марта. Командир полка и командиры батальонов были приглашены народно-прогрессивной партией в Старую Загору на праздник освобождения Болгарии от турецкого Ига. Чествовали Русских хорошо, всюду слышалось только пожелание видеть Россию могучей и только не Советской. Болгарские офицеры по приказу начальника гарнизона на торжестве не присутствовали.
Пришла весна, все зеленеет, цветет. С весной зародились тысячи надежд на борьбу с большевиками и, через это, на возрождение России. Большевистские газеты трубят о мобилизации русской эмиграции генералом Врангелем, о помощи ему со стороны Америки, Франции и Славянских стран, и в то же время их прокламации предупреждают офицеров и солдат генерала Врангеля о наступающей “новой авантюре” и что рабоче-крестьянская армия даст хороший отпор. Официально известно, что начальником штаба Главнокомандующего назначен генерал Миллер. Этому придают большое значение, так как он хорошо ориентирован и про него говорят, что он пользуется хорошей репутацией среди французской дипломатии.

2 апреля. Большая часть болгарской печати занялась травлей нашей Армии, всюду руководят московские деньги и чекисты, ответ на эту травлю получен приказ по корпусу за № 91, от 1 апреля 1922 года: “Объявляю приказ Главнокомандующего Русской Армией от 27 марта за № 243: “В последние дни вновь травят Армию, на нее клевещут, ей грозят. Сомкнув свои ряды, мы ответим презрением. Родных знамен, пока мы живы, не вырвать из наших рук. Да помнят это те, кто дерзнет на них посягнуть. Пп. генерал Врангель, временно исполняющий должность начальника штаба Генерального штаба генерал-лейтенант Кусонский”. Такая пилюля заставит поперхнуться не одного большевика, а нас приободрит. А все-таки сильна наша Армия, есть еще порох в пороховницах, есть печать и силы для борьбы.

5 мая. Приехал генерал Шатилов. Для встречи полк был выстроен развернутым фронтом в полуротной колонне на передней линейке. Он передал нам привет от генерала Врангеля и сообщил, что генерал Врангель и сам бы приехал, да правительства Сербии и Болгарии просили его этого не делать, так как другие Державы считают это вмешательством в их дела и могли бы поднять этот вопрос на Генуэзской конференции, что было бы нежелательно. В свою очередь, полк благодарил генерала Шатилова за его труды по размещению нас, а генералу Врангелю прокричали громкое “Ура!”. Между прочим, генерал Шатилов сообщил, что финансы наши скудны и генерал Врангель уже теперь изыскивает их на 1923 год. В России же пока все притихло, все чего-то ждут.

15 мая. Пусть помнит Великая Россия этот день и память о нем да передается из поколения в поколение. Сегодня гарнизоны городов Старая Загора и Казанлык с кавалерийским эскадроном жандармов, при 16 пулеметах и двух орудиях заняли на рассвете позицию вокруг нашего лагеря, все оцепили и стали искать оружие, обвиняя нас в заговоре против Правительства Стамболийского (большевика). Во главе отряда стоял околийский начальник города Казанлыка, отвратительная личность, сыщик и хам. Командовал же отрядом полковник Пятков, тоже сыщик, и майор, помощник начальника гарнизона Старой Загоры полковника. Бояджиева. Сам полковник Бояджиев не приехал, ведь он обещал предупредить нас о таких случаях, и ему совесть не позволила бы смотреть нам в глаза. Обыск происходил в грубых формах и носил характер нападения на каких-то разбойников. При обыске в 3-м батальоне болгарин толкнул при кладом временно командующего полком полковника Гордеенко, но тут чуть не произошла свалка, и дело не обошлось бы без кровопролития, но болгарские офицеры стали извиняться и обещали наказать солдата.

По поведению сыщиков было видно, что наши склады они точно знают, а потому, где нами только предполагалось спрятать оружие, болгары там взламывали и производили настоящий обыск. Наконец они напали на главные склады оружия, и началось спешное выбрасывание его. Оружие было в квартирах полковника Гордеенко, полковника Левитова и полковника Дашкевича. У полковника Левитова оружие найдено не было. Всего было отобрано 360 винтовок и 30 легких пулеметов. Когда же мы указыва ли болгарским офицерам на ненормальность такого отношения к нам и на то, что оружие береглось не для переворота, иначе наши не уходили бы на работы, то один из болгарских офицеров ответил, что их дело — исполнить приказ полковника Пяткова. Сам же полковник Пятков чистосердечно сказал:
--“Не верьте вы тому, что будто бы болгары не хотели в бывшую войну воевать против России и что будто бы много наших было расстреляно, — это ложь. У нас — родина прежде всего, а дальше — цель оправдывает средства”...
После этих слов я сказал нашему полковому адъютанту, что напрасны были наши жертвы за Освобождение этих господ и нашему Правительству следовало бы поучиться политике у болгар. Нападение на дружественно настроенных своих братьев-Славян пришлось по пустому месту, так как они воочию убедились, для кого и для чего береглось оружие. Пусть же помнят болгарские господа офицеры, что вероломство некоторых из них не пристало к лицу офицерского звания и придут еще времена испытаний и для них... Этим поступком была вырыта пропасть между Россией и Болгарией и поставлено... клеймо на очень и очень многих честных братьев-болгар…

+ + +
Несмотря на то что после свержения в Болгарии Правительства большевика Стамболийского и прихода к власти Царя Бориса I травля нас коммунистами прекратилась, наше положение все ухудшалось и полку пришлось разойтись в поисках работы, исключая чинов штаба полка. Казармы в Горно-Паничереве были сданы, а штаб полка переехал в село Княжево, расположенное около Софии. Конечно, поначалу большая часть чинов полка устроилась в Болгарии, но потом персонально многие переехали во все страны мира.
Франция после изнурительной войны нуждалась в рабочих, чем и воспользовались Корниловцы. На втором месте по устройству на работы была Бельгия, откуда Наталья Лавровна Корнилова-Шапрон прислала на мое имя сто виз, но воспользоваться ими я не мог, так как генерал Скоблин увидел в этом “разложение пол- ка”, отобрал у меня эти визы и через несколько дней по ним же стал набирать партию в Бельгию. Небольшие группы устроились в Сербии, Греции и Люксембурге. На новых местах жительства были организованы группы, и связь с полком была возстановлена. Сам генерал Скоблин переехал во Францию. Через некоторое время туда же выехал и полковник Гордеенко.

В дальнейшем, для сокращения, жизнь полка будет описываться в общих чертах. Основным для Корниловцев было и остается продолжение борьбы за Освобождение России от Диктатуры большевизма в любых условиях, по заветам их вождя и шефа полка генерала Лавра Георгиевича Корнилова. Осуществление этого во многом зависело не только от одного желания, но и от ряда возможностей в условиях беженства. В этом отношении произошло, по моему мнению, резкое расхождение во взглядах и методах ведения борьбы: одни видели ее только в поддержании связи с полком, с обязательными взносами для этого, другие — в усовершенствовании военного и общего образования, и только небольшая часть оставила за собой право старой актив- ной борьбы. Этот Отдел не предавался гласности и иногда велся без одобрения его Командиром полка. К этой категории нужно в первую очередь отнести группу, которая по прибытии нашем в Константинополь выехала в Грузию, а оттуда на Северный Кавказ. Этот отряд установил связь со мной еще в Болгарии. Сначала он действовал успешно, но потом общий Террор убил вообще все живое на Родине, с этим пропала вера в успех, и отряд, понеся потери, распылился по разным городам. Об этом знал генерал Кутепов, который всегда просил меня держать его в курсе дела.
Вторым сильным отрядом против нападений на нас большевиков был батальон, сформированный на Пернике, по роте от каждого полка 1-го корпуса, командиром которого был я. Батальон был вооружен винтовками, которые я сохранил во время разоружения нас Стамболийским. До появления этого батальона были нападения на русских на мине Перник, и тогда же пострадал там от них генерал Витковский, прибывший с целью ознакомления с нашей жизнью. После сформирования батальона все это прекратилось, и только в отдельных случаях батальону приходилось малыми группами содействовать болгарской администрации в предотвращении нападений...
В один из приездов на Перник военного министра генерала Волкова состоялся парад, в котором принимал участие и этот батальон, без оружия, но в своих полковых формах. Командиры рот настолько удачно сделали подбор людей для парада, что вид здоровых, хорошо обмундированных чинов Русской Армии, включительно до парадных сапог, произвел на генерала Волкова большое впечатление, и он в своем слове так представил нас болгарам: “Берите пример с Русских, тогда мы разобьем головы большевикам”. У меня до сего времени сохранились фотографии этого парада, где действительно батальон, быть может в последний раз, представился отлично. Мне кажется, что именно это официальное признание нашего участия в деле борьбы с большевиками, хотя бы только в районе мины Перник, вызвало успокоение, с одной стороны, и недружелюбное отношение лично ко мне — с другой, как к лицу, которому болгары оказывали содействие. Все это привело к тому, что после переписки с генералом Кутеповым я по его совету оставил работу на Пернике и переехал во Францию...
ГРАФ ОРЛОВ

(Газета ВоенПромКомп) С ЦАРЕМ ВО ГЛАВЕ (ДМИТРИЙ ЗЫКИН)

ДМИТРИЙ ЗЫКИН

Характерным признаком манипуляционных текстов является отсутствие статистических данных. В информационное поле вбрасывается тот или иной тезис, который многократно озвучивается в разных контекстах, и аудитория постепенно выучивает- ся принимать его как должное. Так, например, обстоят дела и с известным представлением о «финансовой кабале», в которой царская Россия «оказалась» в предвоенный период. Картину описывают ярко, эмоционально – так, чтобы читатель и не про сил подкрепить цветастые фразы цифрами. Между тем профессиональный аналитик, рассматривая вопрос о «долгах царизма», начал бы именно с цифр. Так, мол, и так, вот размеры бюджета страны, вот суммы, которые Россия должна выплачивать еже годно, вот доход и расход. Примерно так обстоят дела, когда сейчас рассматривается ситуация в Греции. Но когда речь заходит о царской России, рассуждения не идут дальше общих слов о тяжкой доле рабочих и крестьян. С чего бы это?

КАБАЛЫ НЕ БЫЛО
В известном справочнике «Россия 1913 год», подготовленном в РАН Институтом Российской истории, есть все необходимые данные. Казалось бы, если финансовая несостоятельность дореволюционной России очевидна, то будет уместным как раз и проиллюстрировать это на конкретных цифрах статистики. Но нет, обличители «царизма» хранят гробовое молчание. И я догадываюсь, почему. Итак, наша страна в 1913 году выплатила по внешним долгам 183 миллиона рублей. Давайте сравним с общими доходами отечественного бюджета за тот же год, ведь долги выплачивают из доходов. Доходы бюджета составили 3431,2 миллиона рублей. Это значит, что на заграничные выплаты ушло всего-навсего 5,33 процента доходов бюджета. Заметьте, что речь идет обо всех выплатах по внешнему долгу, а не только французам, значит, Франции Россия платила и того меньше. На это могут возразить следующим образом: а может быть, Россия набрала огромных кредитов, из них выплачивала предыдущие кредиты, а собственные доходы были невелики? Проверим эту версию. Я возьму несколько статей доходов бюджета 1913 года, про которые заведомо известно, что они формировались за счет собственной экономики. Счет в миллионах рублей. Итак, прямые налоги – 272,5, косвенные налоги – 708,1, пошлины – 231,2, правительственные регалии – 1024,9, доходы от казенных имуществ и капиталов – 1043,7. Повторюсь, что это не все доходные статьи, но в целом и они дадут 3280,4 миллиона рублей. Поскольку заграничные платежи в тот год составили 183 миллиона рублей, то получим 5,58 процента от основных доходных статей российского бюджета. Да что и говорить, одни лишь казенные железные дороги принесли бюджету 1913 года 813,6 миллиона рублей. Как ни крути, а никакой кабалы от иностранных кредиторов нет и в помине. Между прочим, война с Японией обошлась России в сумму, сопоставимую с годовым бюджетом нашей страны, и всем было очевидно, что мировая окажется ку- да дороже. Понятно, что никакие долги, никакие кредиты не сравнятся с гигантскими тратами, которые сулит война с ведущи ми странами. Начать ее, оказавшись «неспособными» найти в казне 5,33 процента от ее доходов для того, чтобы потом потратить именно на войну несколько годовых бюджетов, – абсолютная нелепица. Значит, участие России в Первой мировой не имеет никакого отношения к «отработке кредитов кровью рабочих и крестьян». Столкнувшись с реальной статистикой, критик «Царизма» несколько меняет свой тезис, тем не менее сохраняя его главный смысл. Модернизированные рассуждения принимают следующий вид. Да, мы признаем, что Россия вступила в вой- ну не потому, что не смогла отыскать в бюджете денег на очередной транш. Да, причины были куда более глубокими и серьезными, а угроза со стороны Германии реальна. Перед лицом этой угрозы «царизм» лихорадочно набирал в долг у Франции, чтобы укрепить обороноспособность, но в обмен на кредиты Париж требовал от России вести боевые действия так, как это выгодно Франции. В качестве аргумента всегда ссылаются на поспешное наступление Русской Армии в Пруссии «ради интересов союзника», причем окончившееся поражением России. Поскольку этот тезис повторяется на все лады, необходимо сказать несколько слов о русском планеразвертывания. Еще при Александре III генерал Обручев предложил в мирное время сконцентрировать значительные силы в приграничных районах. Это позволяло нанести по неприятелю максимально быстрый удар, не тратя время на подтягивание сил из сравнительно отдаленных регио- нов. Однако и германские полководцы прекрасно понимали суть идеи Обручева, поэтому приняли решение в случае войны ограни читься обороной против Франции, а главный удар нанести по Русским Армиям в бассейне Вислы. При этом одновременное наступление Австро-Венгрии из Галиции, а Германии из Пруссии приводило к тому, что Русские Армии в Польше попадали в кле- щи окружения. Участник Первой мировой генерал Свечин, впоследствии проанализировавший план Обручева, едко назвал его «громоприводом». Так вот, именно при Николае 11 Россия отказалась быть громоприводом для Германии и оттягивать на себя основные силы, спасая Францию. Согласно новому Русскому плану наша Армия была отведена на некоторое расстояние от границы, что заметно снижало риск окружения и тем самым подтолкнуло Германию изменить направление своего основного удара с России на Францию. Иными словами, Государь Николай 11 сделал так, чтобы основным фронтом Первой мировой стал Западный, а не наш, Восточный. Этот его шаг был совершенно невыгоден Франции, но никто не смог заставить Царя поменять свое решение. Изменение Русского плана развертывания неопровержимо доказывает, что страна не была зависима от Франции, коль скоро принимала решения, угрожающие Парижу. Когда началась война, основной удар Рос- сия нанесла по Австро-Венгрии, куда и были направлены глав- ные силы, многократно превосходившие как по численности, так и по техническому оснащению Армии, направленные в Пруссию. Кстати,о Галицийской битве знают значительно меньше, чем о Восточно-Прусской операции, хотя по масштабу сражение в Гали ции значительно превосходит боевые действия в Пруссии. Почему же общественность сравнительно плохо осведомлена об этом важном эпизоде Первой Мировой? Да именно потому, что в Галиции Россия одержала блестящую победу над Австро-Венгрией, а во время Восточно-Прусской операции 2-я армия генерала Самсонова потерпела тяжелое поражение, а 1-я – Ренненкампфа – отступила. Что же выберет антироссийский агитатор? Разумеется, он сконцентрируется на неудачах нашей страны и о них начнет трубить. В каком тоне обычно рассказывают о неудачной операции в Пруссии? Первый подход. Войска бросили в наступление без надлежащей подготовки, неукомплектованными, с плохой организацией тыла. Простые солдаты, разумеется, мужественны, но никакого героизма не хватит, чтобы компенсировать некомпетентность и тем более предательство генералов. Так что крах Русских Армий закономерен. Вывод из этого следует более чем очевидный и многократно озвученный: Российская Империя прогнила, ни система в целом, ни руководство Армией в частности никуда не годились. В общем, «проклятый Царизм». Второй, более хитрый подход построен как бы на патриотических позициях. Суть его в следующем. Немцы теснили французов к Парижу, а Россия, верная союзническому долгу, бросилась на выручку. Германия, столкнувшись с нашим наступлением на востоке, перебрасывает с Западного фронта часть своих сил и наносит Русским поражение. Толком не подготовившись, не завершив мобилизацию, Русские своей кровью спасли союзника. Ура русскому солдату и офицеру. Но какой же вывод из этого можно сделать? Да практически точно такой же, что и в первом случае.

СЧЕТ ШЕЛ НА ДНИ
Судите сами, Россия спасает Францию, думает о союзнике, а своего солдата бросает в неподготовленное наступление, завершившееся крахом. Россия ведет войну не за свои интересы, а за чужие. Ну и кто после этого руководители страны? В лучшем случае идиоты, в худшем – предатели. И опять получаем «проклятый Царизм». Какова же объективная сторона вопроса? План командования Германской империи базировался на идеях Шлиффена. Находясь во главе немецкого Генерального штаба, он разработал стратегию войны на два фронта. Предполагалось сконцентрировать максимальное количество войск против Франции и сначала разгромить ее быстрым ударом, а потом уже, развернувшись, всей мощью обрушиться на Россию. При этом считалось, что русская мобилизация пройдет медленно и наша Армия не успеет воспользоваться тем, что немцы оставляют на востоке сравнительно незначительный заслон. Но если сработает план Шлиффена, то миллионы немецких солдат двинутся на Россию. Этого ни в коем случае нельзя было допускать, и Русское Командование сделало все, чтобы сорвать немецкий блицкриг. В той ситуации счет шел буквально на дни. Русским нужно было действовать максимально быстро, этим и объясняется на первый взгляд посредственная подготовка операции. Хотелось бы задать вопрос тем, кто видит здесь признаки «бездарности и проклятого Царизма»: а как должно было поступить наше Верховное командование? Дождаться полной мобилизации, подтянуть значительные резервы, укрепить тылы и… оказаться один на один со всей германской армадой, переброшенной с запада на восток? Видный германский военачальник Макс Гофман впоследствии писал, что выступление двух Российских Армий ожидалось немцами между 15 и 20 августа 1914 года. Однако еще до 14 августа они получили сведения, что крупные Русские силы пришли в движение. Предприняв наступление в Пруссии, Россия спасала не Францию, а себя, воевала за свои интересы, а не за чужие и справилась со своими задачами просто блестяще. Блицкриг оказался сорван. Немцы не смогли додавить Францию, увязнув в позиционных боях, и тем самым не смогли перейти ко второй части плана Шлиффена, предусматривавшего удар всеми силами по России. Что касается поражения 2-й Русской Армии Самсонова в Пруссии, оно не было таким уж тяжелым, как его часто пытаются представить. Иногда называют колос- сальные цифры, но есть данные, согласно которым общие потери 2-й Армии, включая раненых и пленных, составили 56 тысяч человек, из которых убиты шесть тысяч. Цифра 6000 на первый взгляд кажется совсем небольшой, однако, по официальным сведениям, за всю кампанию 1914 года Россия потеряла убитыми 43 тысячи человек. Правда, Борис Урланис в своем фундаментальном труде «Войны и народонаселение Европы» считает ее заниженной. Для того чтобы оценить разме- ры недоучета потерь, он предложил ориентироваться на 1915 год: «Если принять для 1914 г. среднемесячное число убитых в 1915 г., то за пять с половиной месяцев 1914 г. это даст около 83 тыс. человек сверх учтенного числа». Что ж, если воспользоваться подходом Урланиса, надо начать с того, что среднемесячное число убитых в 1915 году составляло 23 тысячи человек, а Восточно-Прусская операция длилась как раз один месяц. Но одновременно же шла еще и Галицийская битва. То есть эти 23 тысячи не полностью приходятся на Восточно-Прусскую операцию. Далее, «разрекламированное» окружение и поражение армии Самсонова – это тоже не вся Восточно-Прусская операция, то есть из 23 тысяч надо вычесть потери шедшей одновременно Галицийской битвы да еще отнять поте- ри, которые пришлись на Восточно-Прусскую операцию, но не относились к окружению. Аналогичные рассуждения можно провести и по раненым, и по пленным. С учетом этого утверждение о том, что общие потери 2-й Армии убитыми, ранеными и пленными составили 56 тысяч человек, вполне правдоподобно. Если же смотреть со стратегической точки зрения, то операция в Восточной Пруссии – очевидный успех Русской Армии и в особенности ее высшего Командования.


ПРАВДА О СОЮЗНИКАХ
Еще раз подчеркну: руководство страны думало о российских интересах. Между тем до сих пор широко распространен тезис о том, что Русская Армия была «пушечным мясом» Антанты. Прямо утверждается, что союзники не оказывали России поддержки даже в самую трудную минуту, предпочитая отсиживаться в окопах, пока наши солдаты и офицеры истекали кровью. Как ни странно, но эту точку зрения озвучил даже такой крупный Военачальник Русской Армии в Первой мировой, как Василий Гурко. В книге «Война и революция в России» он пишет: «Когда Фран- ция попросила Великого князя Николая Николаевича нанести удар по Германии, чтобы тем самым помочь французским войскам остановить германское наступление, он не только санкционировал в августе 1914 года дальнейшее продвижение армейских корпусов Ренненкампфа в Восточную Пруссию, но и приказал ускорить наступление армии Самсонова, хотя вполне отда- вал себе отчет в том, насколько бедны наши войска всем необходимым для продолжительного наступления. Те же самые соображения руководили русским Верховным главнокомандующим, когда в мае 1916 года Император дал Брусилову указание о начале вторжения в Австрию, чтобы помочь ослабить натиск австрийских войск на Италию. Это наступление лишало нас возможности нанести главный удар на Западном фронте, где нашей целью было изгнание германцев с Русской территории. Данная операция была проведена, несмотря на то, что в течение всего лета 1915 года, когда наши войска испытывали нехватку всех видов военного снаряжения, союзники не смогли оказать им никакой помощи, оставаясь на своем фронте практически пассивными». Перед нами именно тот случай, когда чем чудовищнее ложь, тем быстрее в нее верят. Никому не составит ни малейшего труда найти список крупных операций на Западном и Восточном фронтах и сопоставить даты. Сразу становится вид- но, сидят ли союзники сложа руки, когда Русская Армия «истекает кровью», или нет. Гурко пишет про 1915 год, что ж, посмотрим, что происходило в это время. Великое отступление Русской Армии началось в мае 1915-го, а закончилось в середине сентября, когда фронт стабилизировался. А теперь смотрите. Май-июнь - Франция и Британия наступают под Артуа, а также у Ипра. Июль-август обычно классифицируется как затишье на Западном фронте, однако во время этого «затишья» немцы потеряли 78 402 человек (убитые, умершие в госпиталях, пропавшие без вести, пленные и раненые). На итальянском фронте в мае-июне разыгралась Первая битва при Изонцо, а июнь – август – время Второй битвы при Изонцо. В литературе подчеркивается, что в середине сентября германское наступление на Восточном фронте выдохлось. Как знать, удалось бы остановить немцев, если бы 25 сентября Франция и Британия не начали наступление в Шампани и Артуа. Иными словами, в самые тяжелые для России моменты союзники воевали и помогали Русской Армии. Значительные силы немцев и австро-венгров оказались скованы, они не могли быть направлены против нас. Понятно, что никакого альтруизма здесь не было. Разумеется, Англия и Франция также действовали согласно своим интересам. В 1915 году нельзя было допустить поражения России, потому что исход войны еще не был ясен... Вместе с тем существует точка зрения, согласно которой у союзников был веский мотив предать нашу страну для того, чтобы не делиться плодами победы, когда она стала неминуемой. По этой причине они поддержали февралистов и прочих клятвопреступных революционеров, которые развалили нашу страну и Армию. Это в конце концов и привело побеждающую Россию к брестской капитуляции.
ГРАФ ОРЛОВ

Указ президиума верховного совета СССР

ПАРАДОКС: совки которые признают говняное антихристово Совецкое Правительство законным и легитимным -- НЕ ПРИЗНА ЮТ ЗАКОННОЙ ПЕРЕДАЧЕЙ передачу Крыма Украйне...
Украинцы не признающие упырное совецкое Правительство легитимным и законным, признают передачу Украйне Крыма законной. ВСЕ ЭТО И ЕСТЬ ОТРЫЖКА безбожного правления и воспитания нашего проклятого коммунистического прошлого.... Впрочем мне кажется, украинцы не столько раздасадованны потерей земли, сколько коварством, тех, кого они почитали братским народом....и это без сомнения грязное предательство и удар в спину.

ГРАФ ОРЛОВ

Вступление добровольческой армии в Киев

Чтобы удержаться -- мало их было! Кто дома дрожал от страха, кто в многочисленные банды утек, а кто разбежались по норам, чтобы с берданкой защищать свою корову и свой огород.... И все, и все прогадили, как водится при таковском раскладе....Хватились ..уж поздно было..... А как хотелось воспользоваться ситуацией и поднажиться за счет соседей.....
ГРАФ ОРЛОВ

АВВА ДОРОФЕЙ ПОУЧЕНИЕ ПЯТОЕ О ТОМ, ЧТО НЕ ДОЛЖНО ПОЛАГАТЬСЯ НА СВОЙ РАЗУМ

 Премудрый Соломон говорит в Притчах: «имже несть управления, падают аки листвие; спасение же есть во мнозе совете» (Притч.11:14). Видите ли, братия, силу его изречения? Видите ли, чему учит нас Святое Писание? Оно увещевает нас не полагаться на самих себя, не считать себя разумными, не верить тому, что можем сами управлять собою, ибо мы имеем нужду в помощи, нуждаемся в наставляющих нас по Боге. Нет несчастнее и ближе к погибели людей, не имеющих наставника в пути Божием. Ибо что значит сказанное: «имже несть управления, падают аки листвие» ? Лист сначала всегда бывает зелен, цветущ и красив, по- том постепенно засыхает, падает и, наконец, им пренебрегают и попирают его. Так и человек, НИКЕМ не управляемый, сначала всегда имеет усердие к посту, ко бдению, безмолвию, послушанию и к другим добрым делам; потом усердие это мало-помалу охладевает, и он, не имея никого, кто бы наставлял его, поддерживал и воспламенял в нём это усердие, подобно листу, нечувствительно изсыхает, падает и становится, наконец, подвластным и рабом врагов духов, и они делают с ним, что хотят...
   О тех же, которые открывают свои помышления и поступки и делают всё с советом, Писание говорит: «спасение... есть во мнозе совете» . Не говорит: «в совете многих», то есть чтобы с каждым советоваться, но что должно советоваться обо всём, конечно, с тем, к кому имеем доверие, и не так, чтобы одно говорить, а другое умалчивать, но всё открывать и обо всём советоваться; такому и есть верное спасение «во мнозе совете» . Ибо если человек открывал не всё, что до него касается, и особенно если он был обладаем худым навыком или был в худом сообществе, то диавол находит в нём одно (какое-либо) пожелание или одно самооправдание, и сим низлагает его....(т.е. парализует его - прим. ред.).
    Когда диавол видит, что кто-нибудь не хочет согрешить, то он не столько неискусен в делании зла, чтобы стал внушать ему какие-либо явные грехи, и не говорит ему: иди, сотвори блуд, или пойди, украдь; ибо он знает, что мы этого не хотим, а он не считает нужным внушать нам то, чего мы не хотим, но находит в нас, как я сказал, одно пожелание или одно самооправдание, и тем под видом доброго вредит нам. Поэтому опять сказано: «лукавый злодействует, егда сочетавается с праведным» (Притч. 11:15). Лукавый есть диавол, и тогда он злодействует, «егда сочетавается с праведным» , т. е. когда сочетается с самооправданием нашим, тогда он становится более крепким, тогда более вредит, тогда более действует. Ибо когда мы держимся своей воли и следуем оправданиям нашим, тогда, делая, по-видимому, доб- рое дело, мы сами себе расставляем сети и даже не знаем, как погибаем. Ибо как можем мы уразуметь волю Божию или взыскать её, если верим самим себе и держимся своей воли...? Посему-то авва Пимен и говорил, что воля наша есть медная стена между человеком и Богом. Видите ли силу сего изречения? И ещё присовокупил он: она есть как бы камень, противостоящий, сопротиводействующий воле Божией.
   Итак, если человек оставит свою волю, тогда может и он сказать: «Богом моим прейду стену. Бог мой, непорочен путь Его» (Пс.17:30—31). Весьма досточудно сказано! Ибо тогда только че- ловек видит непорочный путь Божий, когда оставит свою волю. Когда же повинуется своей воле, то не видит, что непорочны пути Божии; но если услышит что-либо, относящееся к наставлению, он тотчас порицает это, уничижает, отвращается от сего и действует напротив: ибо как ему перенести что-либо или послушаться чьего-либо совета, если он держится своей воли!
    Далее говорит старец о самооправдании: «Если же и самооправдание поможет воле, то человек совершенно развращается». Удивительно, какая последовательность в словах Святых Отцов! Подлинно, когда оправдание соединится с волею, то это есть совершенная смерть, великая опасность, великий страх; тогда окончательно падает несчастный... Ибо кто заставит такового верить, что другой человек более его знает, что ему полезно? Тогда он совершенно предаётся своей воле, своему помыслу, и наконец враг, как хочет устраивает его падение. Поэтому сказа- но: «лукавый злодействует, егда сочетавается с праведным, нена видит же гласа утверждения» . Ибо не только самое наставление ненавидит Лукавый, но даже и самого голоса, произносящего оное, не может слышать, даже ненавидит и самый голос наставления, т. е. то самое, когда говорят что-либо служащее к наставлению. Прежде чем вопрошающий о полезном начнёт действовать (по данному совету), прежде нежели враг уразумеет, исполнит ли он или не исполнит слышанное, враг ненавидит уже то самое, чтобы спрашивать кого-нибудь или слышать что-либо полезное; самый голос, самый звук таковых слов он ненавидит и отвращается от них. И сказать ли почему? Он знает, что злодейство его обнаружится тотчас, как только станут спрашивать и говорить о полезном. И ничего он так не ненавидит и не боится, как быть узнанным, потому что тогда он уже не может коварствовать, как хочет. Ибо если душа утверждается тем, что человек спрашивает всё о себе и слышит от кого-либо опытного: «Это делай, а сего не делай; это хорошо, а это нехорошо; это самооправдание, это своеволие», и слышит также: «Теперь не время сему делу», а иной раз слышит: «Теперь время», тогда диавол не находит, каким образом вредить человеку или как низложить его, потому что он всегда, как я уже сказал, советуется и со всех сторон ограждает себя, и таким образом исполняется на нём слово: «спасение есть во мнозе совете» .
Видел ли ты падшего, — знай, что он последовал самому себе. Нет ничего опаснее, нет ничего губительнее сего. Бог сохранил меня, и я всегда боялся сего бедствия. Когда я был в общежитии, я открывал все свои помыслы старцу авве Иоанну и никогда, как сказал, не решался сделать что-либо без его совета. И иногда говорил мне помысл: «Не то же ли самое скажет тебе Старец? зачем ты хочешь безпокоить его?» А я отвечал помыслу: «Анафема тебе и рассуждению твоему, и разуму твоему, и мудрованию твоему, и ведению твоему; ибо что ты знаешь, то знаешь от демо нов». И так я шёл и вопрошал Старца. И случалось иногда, что он отвечал мне то самое, что у меня было на уме. Тогда помысл говорил мне: «Ну что же? Видишь, это то самое, что я говорил тебе: не напрасно ли беспокоил ты Старца?» И я отвечал помыслу: «Теперь оно хорошо, теперь оно от Духа Святого; твоё же внушение лукаво, от демонов, и было делом страстного устроения души». Итак, никогда не попускал я себе повиноваться своему помыслу, не вопросив старца. И поверьте мне, братия, что я был в великом покое, в полном безпечалии, так что я даже и скорбел об этом, как я уже говорил вам о сем; ибо слыша, что «многими скорбьми подобает нам внити во царствие Божие» (Деян.14:22) и, видя, что у меня нет никакой скорби, я боялся и был в великом недоумении, не зная причины такового спокойствия, пока Старец не объяснил мне этого, сказав: не скорби, ибо каждый предающий себя в послушание отцам, имеет сей покой и безпечалие.
    Постарайтесь же и вы, братия, вопрошать и не надеяться на себя. Познайте, какое в сём деле безпечалие, какая радость, какое спокойствие.
ГРАФ ОРЛОВ

ТЕХНИКА НЕПРОТИВЛЕНИЯ ЗЛУ В БОРЬБЕ С РЕВОЛЮЦИЕЙ ПРОФЕССОР Н. КРАИНСКИЙ

Въ біологіи извѣстно характерное явленіе, когда жертва, парализованная страхомъ, сразу теряетъ способность къ сопротивленію и пассивно попадаетъ въ пасть своего пожирателя. То же странное явленіе имѣемъ мы въ симптоматологiи революціоннаго психоза, когда сотни тысячъ жертвъ безъ всякаго сопротивленія гинутъ на бойняхъ Революціи, до послѣдняго вздоха лелѣя надежду спастись смиреніемъ. И только сами палачи, когда очередь доходитъ до нихъ, извиваются у ногъ своихъ замѣстителей, прося пощады. Психологія обреченныхъ тождественна съ душев нымъ состояніемъ кролика передъ раскрытой пастью пожирающаго его чудовища.
Если мы вспомнимъ страшныя времена Керенскaго, Петлюры, Махно съ неистовствами разнузданной черни, или организованный Терроръ большевиковъ, передъ нами воскреснутъ картины, какъ русская интеллигенція пыталась непротивленіемъ и добровольнымъ подчиненіемъ умилостивить революціоннаго Звѣря и вымолить тѣмъ у «выродковъ человѣческаго рода» милосердіе, которому нѣтъ мѣста въ ихъ изуродованной душѣ...
Полное затменіе умовъ охватило Русское Общество въ первые дни «свѣтлаго праздника» Русской Революціи и люди, ослѣпленные безуміемъ экстаза, не видѣли бездны, въ которую летятъ. Люди съ парализованными умомъ и волею превращались въ манекеновъ и выливали паѳосъ своей души въ привѣтствіи наступающему раю, уже обагренному кровью и залитому смрадомъ. Когда я въ эти дни сказалъ радостному юношѣ, пѣвшему гимнъ новой жизни, что все погибло, онъ удивленно посмотрѣлъ на меня, своего любимаго учителя, отмахнулся: «Что вы?». Потомъ, много позже, я встрѣтился съ нимъ въ атмосферѣ крови и ужаса, вихря гражданской войны и онъ, подавленный пережитымъ, съ глухимъ стономъ произнесъ: «Да, вы были правы ... погибло все!». Люди не понимали того что происходитъ, они были больны и слѣпы.
И нынѣ наши милые хозяева на чужбинѣ часто мечтаютъ о будущей у нихъ Революціи и грядущемъ раѣ большевизма, а когда мы — уже пережившіе это — говоримъ имъ о томъ, что будетъ, они не вѣрятъ и отвѣчаютъ: «не можетъ быть — отберутъ у капиталистовъ, а не у насъ».
Громомъ и молніей пронеслись надъ радостно ликовавшимъ русскимъ Обществомъ кровавые удары Революціи. Не только слѣпые — мертвые могли бы пробудиться въ своихъ могилахъ отъ ужасовъ, творимыхъ «людьми», называемыми мудрыми существами. Подлость первыхъ дней Революціи уже сознавалась отдѣльными людьми, но на общественной аренѣ, въ одурѣвшемъ человѣческомъ коллективѣ, на дурацкихъ митингахъ, въ безстыдной вакханаліи лживой преступной прессы, люди бредили. Они называли хорошимъ то, что каждый въ своей душѣ считалъ омерзительнымъ и гадкимъ. Раздвоилась психика человѣка: на людяхъ онъ былъ одинъ, наединѣ съ собою другой...
Революція стала божествомъ, которому огромное большинство тайно проклинало, оффицiально же славило и восхваляло. Десятки и сотни тысячъ интеллигентовъ, офицеровъ и бывшихъ солдатъ были зарѣзаны десятками чекистовъ на человѣческихъ бойняхъ. А въ ночь на 29 августа 1919 г. въ Кіевѣ реалистъ Вихманъ перестрѣлялъ 127 жертвъ въ сараѣ ЧеКа. Тупые красноармейцы — дѣти Русскаго народа — подводили къ подвалу обреченныхъ и сдавали на руки гадкому жиденку, наплевавшему въ душу Русскаго Народа.
Когда входили побѣднымъ маршемъ въ города большевики, то вмѣсто дружнаго отпора слышались рѣчи о томъ, что «большевики теперь уже не тѣ», что «не надо ихъ озлоблять, не надо сопротивляться!!». И отсюда пошло это нелѣпое "непротивленіе злу". «Эволюціонировавшіе» будто бы большевики преспокойно ставили къ стѣнкѣ и вырѣзывали свои жертвы въ Чрезвычайкахъ... Жертвы въ своемъ непротивленіи сами раздѣвались догола и послушно ложились ярусами на мертвыя уже тѣла въ ожиданіи пока Янкель или Сруль пуститъ имъ пулю въ затылокъ. Такая пассивность съ точки зрѣнія инстинкта жизни кажется невѣроятною, но именно она и есть одинъ изъ характерныхъ симптомовъ революціоннаго безумія (это непротивление, надобно сказать, пошло от Л.Н. Толстого и патр. Тихона Беллавина – прим. ред.).
Въ Одессѣ, въ ея послѣдніе дни, по удостовѣренію коменданта города, находилось около 40 тыс. боевыхъ офицеровъ, прошедшихъ школу Великой Войны. Но гидра Революціи загипнотизировала ихъ, и они потеряли способность къ сопротивленію... Когда однажды на митингѣ я призвалъ ихъ взять въ руки винтовки и защищать Одессу, поднялся дикій вой протеста: «Довольно авантюръ! Долой оружіе! Не раздражать врага!» ...

--- Только страхъ дѣлаетъ Демоновъ Революціи сильными --- Фактически они слабы. Революція и Контрреволюція до смерти боятся другъ друга. Страхъ и ненависть есть двѣ господствующія эмоціи и страсти Революціи. Жертвы боятся палачей, а палачи трепещутъ передъ жертвами и главнымъ образомъ изъ страха совершаютъ террористическія звѣрства. Этому не надо учить людей: природа щедро надѣлила ихъ способностью терзать другъ друга. Обѣ стороны переоцѣниваютъ силу противника. Фактически революціонеры всегда слабѣе: идейных фанатиковъ, руководящихъ Революціей, есть горсточка... Революціонный же скотъ легко повернуть въ другую сторону, что блестяще доказалъ опытъ Гитлера...
Этотъ революціонный скотъ и представляетъ собой все революціонное общество и, въ частности, интеллигенція. Она пресмыка- ется передъ новыми кумирами разрушенія и разбоя, лжетъ и ль- ститъ, ожидая богатыхъ милостей отъ людей, ее не знающихъ.
Безъ сопротивленія сдаютъ свои позиціи государственная Церковь (Патриаршая Тихоновская -- прим. ред.), чиновный аппаратъ, полиція и войско...
Въ три дня разрѣзала Русская Церковь молитвы, повычеркнула поминаніе Царей и у алтаря Всевышняго стала возносить молитвы за всякую шваль... И что же — помогло? Костями духовныхъ пастырей усѣяна Русская Земля, и тысячи іереевъ приняли мученическую смерть. Развѣ не было бы лучше, если бы въ первые часы бунта Церковь предала бы проклятію новыхъ боговъ земного рая и не привела бы къ присягѣ слякоти Временнаго Правительства Русскій Народъ?
Присягали (на Кресте и Евангелии – прим. ред.) Милюкову, Керенскому и Гучкову! Это ли не срамъ? ... ... ...
Герои фронта, не знавшіе страха передъ врагомъ«разсѣивались» передъ бѣсами Революціи вмѣсто того, чтобы ударомъ штыка приколоть ихъ къ землѣ... Параличъ защитныхъ силъ былъ страшенъ (Дьявол, как змей парализовал -- прим. ред.) и предопредѣлилъ гибель десятковъ тысячъ офицеровъ...
Но вотъ, мы въ эмиграціи. Здѣсь физически не убиваютъ, и тотъ, кто не боится униженія, физически можетъ жить. Ужъ здѣсь-то можно было бы послать проклятіе Революціи, такъ что его услышалъ бы весь міръ. Не тутъ-то было! ...
«Замалчивать», «не раздражать враговъ», «быть внѣ политики», вотъ современные девизы русскаго интеллигента въ эмиграціи. Эмигрантъ признаетъ всякую самозваную власть, вродѣ предсѣдателя совѣта пословъ Маклакова, онъ строитъ лѣсъ новыхъ сѵмволовъ и девизовъ. Отрицаетъ онъ лишь Царя, лозунгъ преемственной власти и Державный гимнъ.
Разрѣшается ругать большевиковъ, сваливая на нихъ всѣ вины Революціи. Но вѣдь имъ на это «жестоко наплевать», а борьба съ ними из подъ полы пріютившихъ насъ Державъ — занятіе довольно смѣшное. Зато герои Февраля у насъ въ почетѣ. Добиваютъ старую Россію, рекомендуя ей «обновленіе» и «омолаживаніе». Пресловутая тактика сводится къ двумъ пріемамъ: во-первыхъ, къ попыткамъ надуть противника, замаскировавъ истинныя мысли и побужденія, а во-вторыхъ, къ тому, чтобы «не раздражать» его, полагая, что все само собой образуется и что врагъ перемѣнитъ гнѣвъ на милость. Увы! Обмануть никого нельзя, ибо люди не такъ глупы, какъ думаютъ. А непротивленіе злу только разжигаетъ наглость противника...

За примѣрами ходить недалеко.
Съ русской эмиграціей ушелъ весь тотъ лѣвый февральскій элементъ, который создалъ Революцію и погубилъ Россію. Тутъ всѣ растлители, заговорщики и разрушители: Керенскiй, Милюковъ, Гучковъ, Шульгинъ, Родзянко, Струве, съ ихъ бабушкой Брешковской; чисто вымели полъ Революціи большевики, выбросивъ весь ея соръ. Всѣ они оказались въ эмиграціи. Отъ нихъ пошло и возглавленіе эмиграціи съ традиціями Временнаго правительства и періода омраченія Русскаго духа...
На почвѣ отрицанія Монархизма покатился по эмиграціи знаменитый приказъ Врангеля № 82, вполнѣ аналогичный приказу №1 Временнаго правительства. Монархія стала одіозна бывшимъ Царскимъ генераламъ и пошли: то «молодая», то «новая» Россія, то евразiйство и прочая чепуха. Слышался лепетъ о «несвоевременности» старыхъ лозунговъ, о непопулярности отжившихъ идей. Когда же смѣлые люди пытались говорить о славѣ прошла го и о возвращеніи къ Императорской Россіи, на нихъ махали руками и шептали: «Что вы, что вы? Развѣ можно въ наше время говорить такие вещи! Не надо раздражать враговъ!» ... ...
Въ Галлиполи царскимъ генераломъ Врангелемъ совершается величайшее кощунство: запрещается Державный гимнъ и срывается со знаменъ историческій девизъ: «За вѣру, Царя и Отечество!» (К несчастью генерал был поставлен в такие условия, что ему пришлось пойти на этот шаг, чтобы сохранить Армию – прим. ред.). Безъ протеста со стороны доблестнаго русскаго воинства принимается это насиліе надъ честью и славою Императорской Арміи. Просятъ не раздражать какую-то дрянь напоминаніемъ объ этих святыхъ сѵмволахъ и замалчиваютъ отреченіе воинства отъ того, чему оно присягало. Высшіе правовѣды — эти привилегированные питомцы и поклонники Царской Россіи — изощрятся въ придумываніи новыхъ лозунговъ, бормоча какой-то вздоръ о «трудящихся христіанахъ», словно Царская Россія была пріютомъ бездѣльниковъ, дававшихъ правовѣдамъ даромъ праздную и сытую жизнь.
Оффицiально русская эмиграція возглавляется въ Бѣлградѣ гнуснымъ заговорщикомъ противъ Царя, во имя котораго только и пользуются русскіе здѣсь особеннымъ гостепріимствомъ, — Челноковымъ, и его сподвижниками, героемъ Викжеля и гомельскихъ мастерскихъ — Орѣшковымъ, и проч. Долгіе годы втихомолку проклинаютъ бѣженцы всесильнаго диктатора и молчатъ, кого-то боясь раздражить своимъ протестомъ. Воспитаніе юношества поручается членамъ партіи цареубійцъ — эсеровъ, и глупыхъ бѣсовъ разрушенія «кадетовъ». И обрабатывается психика юношества столь прекрасно, что глядя на созрѣвшихъ молодыхъ людей, бывшій русскій человѣкъ не постигаетъ, какъ умудрилась зарубежная русская школа создать людей съ психикой ублюдка, лишенныхъ русскихъ историческихъ традицій и не усвоившихъ патріотизма новой своей родины. Партія кадетовъ выдвинула своего растлителя, написавшаго позорнѣйшій памфлетъ на русскую исторію. Хохоталъ очень Троцкiй надъ этимъ русскимъ срамомъ и былъ доволенъ своими шабесгоями.
Молчали сѣдые воины, въ тайникахъ души развертывая свои воспоминанія о былыхъ подвигахъ, когда генералъ Императорской Арміи съ эстрады поносилъ главу династіи. Но когда изъ-подъ полы, подъ видомъ увертюры Чайковскаго украдкой играли кусочекъ запрещеннаго державнаго гимна, радостно загорались глаза россійскихъ зубровъ и скрежетали зубами бѣсы Революціи.

Сорвались съ цѣпи Богомъ обиженные, безталанные зарубежные журналисты, ведомые своимъ вождемъ информаторомъ по русскимъ дѣламъ, и дерзко поносили послѣдняго героя — Императора и клеветали на Династію. Но какъ въ ротъ воды набрали — молчали бывшіе сановники и сочлены пакостники, бывшіе офицеры русскаго Генеральнаго Штаба.

Боялись... Кого?

Но вотъ, наконецъ, въ переполненной молящимися Русской Церкви четыре достойнѣйшихъ архіепископа съ сонмомъ духовенства служатъ торжественный Царскій молебенъ по случаю событія, могущаго имѣть неисчерпаемыя послѣдствія. Пpодираетъ морозъ по кожѣ русскаго человѣка, когда честный діаконъ провозглашаетъ моленіе въ полнымъ т и т у л о м «О великомъ Государѣ всея Россіи»... Слезы выступаютъ на глазахъ пробуждающихся русскихъ людей, и искры гнѣва мечутъ глаза троцкистовъ. Корабельныя крысы дано уже сбѣжали съ этого праздника русскаго оздоровленія, здѣсь многихъ нѣтъ, кому бы надо было быть, тѣхъ не оказалось. А когда-то обласканныя Царемъ, увѣнчанныя крестами за подвиги Имперіи тѣни прошлаго, какъ Мефистофель отъ креста украдкою, трусливо пробираются къ выходу...

Такъ раскалывается душа русскаго человѣка въ изгнаніи. Но слабъ сатана, и не надо его бояться. Похоже на то, что пресловутыя «темныя силы» въ значительной степени суть миѳъ, и что сущность ихъ состоитъ въ помраченіи нашей собственной психики, охваченной страхомъ и возвеличивающей ничтожество, принимая мелкихъ чертенятъ за гигантовъ, съ которыми будто бы нельзя открыто бороться и которыхъ не слѣдуетъ раздражать.
Но когда очнется отъ своего безумія славный воинъ и, вернувшись подъ сѣнь двуглаваго Россійскаго орла, прикажетъ своимъ чудо-богатырямъ насадить на остріе своихъ штыковъ всю нечисть революціи, какъ тараканы расползутся бѣсы, и снова возсіяетъ своимъ величіемъ Историческая Россія въ ореолѣ старой славы.

Проф. Н. Краинскiй.
"Разсвѣтъ надъ Россіей" (Бѣлградъ), №1, Февраль 1938 г.
ГРАФ ОРЛОВ

Николай КОСТОМАРОВЪ. Письмо к редактору журнала "Основа" — СПб., 1861 г ДВЂ РУССКІЯ НАРОДНОСТИ.

Явленіе Основы возбуждаетъ вопросъ, который, какъ кажется, долженъ быть однимъ изъ важнЂйшихъ, какіе подлежатъ разрЂ- шенію при современныхъ условіяхъ. Ваша Основа поднимаетъ знамя русской народности, но отличной отъ той русской, какой многими исключительно присвоено это названіе. О ея существо- ваніи не можетъ быть сомнЂнія, коль скоро она сама о себЂ зая- вляетъ. Итакъ тЂ, которые говорили: русская народность, и пони мали подъ нею что-то единственное, самосущее, ошибались; они должны были говорить: Русскія народности. Оказывается, что русская народность не едина; ихъ двЂ, а кто знаетъ, можетъ быть ихъ откроется и болЂе, и тЂмъ не менЂе онЂ — Русскія.

Мы какъ будто возвращаемся вспять: выплываютъ наружу пог- ребенные элементы давно-прошедшихъ временъ, когда слово Русь имЂло обширное и тЂсное значеніе, когда Русскій міръ сос- тавлялъ цЂпь самобытныхъ, но внутренно связанныхъ частей... КромЂ господствующей во внЂишнемъ мірЂ русской народнос- ти, является теперь другая, съ притязаніями на равныя граждан- скія права въ области слова и мысли.
Въ чемъ же ихъ отличіе и въ чемъ ихъ сходство? Что даетъ пово- ды признавать не одну Русскую народность, и чтó побуждаетъ считать ихъ р а в н о Русскими?
ВнЂшнія отличія найти не трудно. Стоитъ поставить изображенія Великороссіянина и Южнорусса рядомъ въ ихъ костюмЂ, съ ихъ поступью, съ ихъ наружнымъ видомъ; потомъ описать образъ домашней жизни того и другого, ихъ домашныя обычаи, обряды, пріемы хозяйства, наконецъ изложить сущность ихъ нарЂчія. Но все это будетъ выраженіемъ того, чтó скрывается въ глубинЂ ду- ши; послЂднее служитъ источникомъ являемаго внЂшнимъ мі- ромъ. Вотъ эту-то духовную сущность надобно намъ разъяснить и опредЂлить, ибо только она можетъ показать, чего слЂдуетъ намъ надЂяться отъ литературнаго развитія той русской народ- ности, которая теперь вступаетъ въ права свои.
Безъ всякаго сомнЂнія, географическое положеніе было первы- мъ поводомъ различія народностей вообще. ЧЂмъ народъ сто- итъ на болЂе дЂтской степени цивилизаціи, тЂмъ болЂе и ско- рЂе географическія условія способствуютъ сообщенію ему своеобразнаго типа. Не имЂя твердыхъ началъ, народы легко измЂняются, переходятъ съ одного мЂста на другое, ибо запасъ воспитанія, полученнаго на прежнихъ жилищахъ, слишкомъ ску- денъ, и развиваясь на новосельЂ, они принимаютъ и усвоива- ютъ легко новыя условія, какія сообщаются имъ характеромъ мЂстности и стеченіемъ обстоятельствъ. Борьба можетъ быть тЂмъ незначительнЂе, чЂмъ менЂе въ народЂ того, на чтó мож- но опереться. Но тЂ, которые на прежней родинЂ успЂли полу- чить чтó нибудь такое, чтó удовлетворяло ихъ, сознавалось поле знымъ или священнымъ, тЂ, и перемЂняя отечество, переносятъ въ него старые зачатки и они для нихъ становятся точками опо- ры, когда условія новаго Отечества начнутъ побуждать ихъ къ самоизмЂненію. Понятно, что Англичанинъ, переселившійся бли- зко къ тропинкамъ, долго будетъ сохранять свою цивилизацію, свои привычки и понятія, пріобрЂтенныя воспитаніемъ на сво- емъ сЂверномъ островЂ. Напротивъ, если бы перевести толпу американскихъ Индійцевъ въ Россію, то, при сообщеніи съ Рус- скими, они бы усвоили образъ господствующей туземной народ- ности; если же бы оставить ихъ изолированными отъ сближенія съ сЂверною образованностію, они, въ ближайшихъ поколЂні- яхъ, измЂнились бы сообразно климату, поч†и мЂстности, и образовали бы сами изъ себя совершенно иную народность, въ которой только слабыми чертами отзывалось бы то, чтó напоми- нало ихъ прежнюю отдаленную родину. Въ глубокой древности, во времена юности народовъ, переходы ихъ изъ края въ край порождали своеобразные типы и образовывали народности...
У нашего первоначальнаго лЂтописца отдЂлъ собственно Рус- скихъ Славянъ изображается раздробленнымъ на нЂсколько вЂтвей, каждая съ отличіями отъ другой, со своими обычаями и нравами. Безъ сомнЂнія, между одними изъ нихъ болЂе взаим наго сродства, чЂмъ между другими, и такимъ образомъ нЂско- лько этнографическихъ вЂтвей начали, въ болЂе обобщенномъ образЂ своихъ признаковъ, представлять одну народность, также какъ и всЂ вмЂстЂ русско-славянскія народности одну общую, Русскую, въ отношеніи другихъ славянскихъ племенъ на югЂ. Но есть ли въ древности слЂды существованія южно-рус- ской народности, было ли внЂшнее соединеніе славянскихъ на- родовъ югозападнаго пространства нынЂшней Россіи въ такомъ видЂ, чтобъ они предетавляли одну этнографическую группу? Прямо объ этомъ въ лЂтописи не говорится; въ этомъ отноше- ніи счастливЂе БЂлорусская народность, которая, подъ древ- нимъ именемъ Кривичей, обозначается ясно на томъ пространс- твЂ, которое она занимала впослЂдствіи и занимаетъ въ настоя- щее время со своимъ раздЂломъ на д†половины: западную и восточную.
Самое наглядное доказательство глубокой древности южнорус- ской народности, какъ одного изъ типовъ Славянскаго міра, сла- гающаго въ себЂ подраздЂлительные признаки частностей, — это поразительное сходство южнаго нарЂчія съ новгородскимъ, котораго нельзя не замЂтить и теперь, по совершеніи многихъ переворотовъ, способствовавшихъ къ тому, чтобы стереть и из- мЂнить его. Нельзя этого объяснить ни случайностью, ни присут- ствіемъ многихъ разсЂянныхъ чертъ южнорусскаго нарЂчія въ великорусскихъ областныхъ нарЂчіяхъ; если одинъ признакъ встрЂчается въ томъ или въ другомъ мЂстЂ и не можетъ слу- жить самъ по себЂ доказательствомъ древняго сродства однихъ предпочтительно предъ другими, то собраніе множества призна- ковъ, составляющихъ характеръ южнаго нарЂчія, въ новгородс- комъ, несомнЂнно указываетъ, что между древними Ильменски- ми Славянами и Южноруссами было гораздо бóльшее сродство, чЂмъ между Южноруссами и другими славянскими племенами русскаго материка. Въ древности это сродство было нагляднЂе и ощутительнЂе. Оно прорывается и въ Новгородскихъ лЂтопи- сяхъ и въ древнихъ письменныхъ памятникахъ. Это сродство не могло возникнуть иначе, какъ только въ глубокой древности, ибо эти отдаленные, перехваченные другими народностями, края, не имЂли такого живого народнаго сообщенія между собою, при которомъ бы могли перейти съ одного на другое сходные этног- рафическіе признаки. Только въ незапамятныхъ доисторичес- кихъ временахъ скрывается его начало и источникъ. Оно указы- ваетъ, что часть южнорусскаго племени, оторванная силою неиз вЂстныхъ намъ теперь обстоятельствъ, удалилась на сЂверъ и тамъ водворилась со своимъ нарЂчіемъ и съ зачатками своей общественной жизни, выработанными еще на прежней родинЂ.
Это сходство южнаго нарЂчія съ сЂвернымъ, по моему разумЂ- нію, представляетъ самое несомнЂнное доказателъство древно- сти и нарЂчія и народности Южной Руси. РазумЂется, было бы неосновательно воображать, что образъ, въ какомъ южнорусс- кая народность съ ея признаками была въ древности, тотъ са- мый, въ какомъ мы ее встрЂчаемъ въ послЂдующія времена.
+++ +++ +++
Въ XV вЂкЂ различались на материкЂ нынЂшней Россіи четыре отдЂла восточно-славянскаго міра: Новгородъ, Московія, Литва и Русь; въ XVI и XVII, когда Новгородъ былъ стертъ, — Московія, Литва и Русь. На востокЂ имя Руси принималось какъ принадле- жность къ одной общей славянской семьЂ, развЂтвленной и раздробленной на части, на югозападЂ это было имя вЂтви этой семьи. Суздалецъ, Москвичь, Смолянинъ — были русскіе по тЂмъ признакамъ, которые служили органами ихъ соединитель- ности вмЂстЂ: по происхожденію, по вЂрЂ, по книжному языку и соединенной съ нимъ образованности; Кіевлянинъ, Волыненъ, Червонорусъ — были Русскіе по своей мЂстности, по особеннос- тямъ своего народнаго, общественнаго и домашняго, быта, по нравамъ и обычаямъ; каждый былъ русскимъ въ тЂхъ отношені- яхъ, въ какихъ восточный Славянинъ былъ не русскій, но твери- тянинъ, суздалецъ, москвичь. Такъ какъ слитіе земель было дЂло общее, то древнее названіе, употребительное въ старину для обозначенія всей федераціи, сдЂлалось народнымъ и для Во сточной Руси, коль скоро общія начала поглотили развитіе час- тныхъ: съ именемъ Руси для нихъ издревле соединялось общее, сравнивающее, соединительное. Когда изъ разныхъ земель сос- тавилось Московское государсто, это государство легко назва- лось Русскимъ, и народъ, его составлявшій, усвоилъ знакомое прежде ему названіе и отъ признаковъ общихъ перенесъ его на болЂе мЂстные и частные признаки. Имя Русскаго сдЂлалось и для сЂвера и для востока тЂмъ же, чЂмъ съ давнихъ лЂтъ оста- валось какъ исключительное достояніе югозападнаго народа. Тогда послЂдній остался какъ бы безъ названія; его мЂстное частное имя, употреблявшееся другимъ народомъ только какъ общее, сдЂлалось для послЂдняго тЂмъ, чЂмъ прежде было для перваго. У южнорусскаго народа какъ будто было похищено его прозвище. Роль должна была перемЂниться въ обратномъ ви- дЂ. Такъ какъ въ старину СЂверовосточная Русь называлась Ру- сью только въ общемъ значеніи, въ своемъ же частномъ имЂла собственныя наименованія, такъ теперь южнорусскій народъ могъ назваться Русскимъ въ общемъ смыслЂ, но въ частномъ, своенародномъ, долженъ былъ найти себЂ другое названіе. На западЂ, въ Червоной Руси, гдЂ онъ сталъ въ сопротивленіе съ чуждыми народностями, естественно было удержать ему древ- нее названіе въ частномъ значеніи, и такъ Галицкій Червоно-
руссъ остался Русскимъ, Русиномъ, ибо имЂлъ столкновеніе съ Поляками, НЂмцами, Уграми; въ его частной народности ярче всего высказывались черты, составлявшія признаки общей рус- ской народности, являлась принадлежность его къ общему рус- скому міру, черты такія, какъ вЂра, книжный богослужебный языкъ и исторія, напоминавшая ему о древней связи съ общерус скимъ міромъ. Все это предохраняло его отъ усилій чуженарод- ныхъ элементовъ, грозившихъ и грозящихъ стереть его. Но тамъ, гдЂ та же народность столкнулась съ сЂверно и восточно-рус- скою, тамъ названіе Русскаго, по отношенію къ частности, не имЂло смысла, ибо Южноруссу не предстояло охранять тЂхъ об- щихъ признаковъ своего бытія, которые не разнили, а соединяли его съ народомъ, усвоившимъ имя русское. Тутъ названіе Русска го необходимо должно быть замЂниться такимъ, которое бы означало признаки различія отъ Восточной Руси, а не сходства съ нею. Этихъ народныхъ названій являлось много, и, правду сказать, ни одного не было вполнЂ удовлетворительнаго, мо- жетъ быть потому, что сознаніе своенародности не вполнЂ выра боталось. Въ XVII вЂкЂ являлись названія: Украина, Малороссія, Гетманщина, — названія эти невольно сдЂлались теперъ архаиз- мами, ибо ни то, ни другое, ни третье не обнимало сферы всего народа, а означало только мЂстныя и временныя явленія его исторіи. Выдуманное въ послЂднее время названіе Южноруссов остается пока книжнымъ, если не навсегда останется такимъ, потому-что, даже по своему сложному виду, какъ-то неусвоитель но для обыденной народной рЂчи, не слишкомъ любящей слож- ныя названія, на которыхъ всегда почти лежитъ отпечатокъ задуманности и, отчасти, ученой вычурности.
Мимоходомъ замЂчу, что изъ всЂхъ названій, какія были выду- мываемы для нашего народа, чтобъ отличить его отъ великорус- скаго, болЂе всЂхъ какъ-то приняло полное значеніе названіе Хохла, не по своей этимологіи, а по привычкЂ, съ какою усвоили его Великоруссы. По крайней мЂрЂ, сказавши Хохолъ, Великору- ссъ разумЂетъ подъ этимъ словомъ дЂйствительно народный типъ. Хохолъ для Великорусса есть человЂкъ говорящій извЂст- нымъ нарЂчіемъ, имЂющій извЂстные пріемы домашней жизни и нравовъ, своеобразную народную физіономію. Странно было бы думать о возможности принятія этого насмЂшливаго прозви- ща за серьёзное названіе народа, — все равно, какъ еслибы Анг- личанинъ прозвище Джона-Буля сдЂлалъ серьёзнымъ именемъ своего племени. Но изъ всЂхъ существовавшихъ прозвищъ и на- званій, это едва ли не болЂе другихъ усвоенное въ смыслЂ наро- дной особенности. Не только Великоруссы называютъ Южнорус- совъ Хохлами, но и сами послЂдніе не рЂдко употребляютъ это названіе, не подозрЂвая уже въ немъ ничего насмЂшливаго; впрочемъ, это только въ восточномъ краЂ пространства, заселе- ннаго Южноруссами. Неусвоиваемость его всЂмъ южнорус- скимъ народомъ, не менЂе его насмЂшливаго происхожденія, не дозволяетъ искать въ немъ приличнаго названія для народа.