September 26th, 2016

ГРАФ ОРЛОВ

ОБЩЕЕ ПОЛОЖЕНІЕ РОССІИ И ЗАДАЧИ РУССКОЙ ДОБРОВОЛЬЧЕСКОЙ АРМІИ СВЯЩЕННИКЪ ВАЛЕНТИНЪ СВѣНЦИЦКіЙ

9 сентября 1917 года я принялъ санъ священника и былъ назначенъ проповѣдникомъ при штабѣ 1-й Арміи.
Мой первый разговоръ съ солдатомъ поразилъ меня чрезвычайно.
Подошелъ тщедушный, растерянный человѣкъ, разомъ потерявшій всю свою недавнюю военную выправку, и, какъ-то бокомъ глядя на меня, сказалъ:
— Мы всѣ очень вамъ благодарны насчетъ слова Божія. Это вы дѣйствительно вѣрно. Только что, каждый день у насъ лекціи теперь. И всѣ по-разному. Замотали насъ совсѣмъ. Хоть вы, батюшка, скажите правду!..
Сказать правду? Да! Это нетрудно! Но какъ трудно заставить повѣрить правдѣ! Я очень скоро съ горечью долженъ былъ убѣдиться въ этомъ.
Слушая твою правду, солдатъ, прежде всего, интересовался не самой этой правдой, а тѣмъ, почему ты ее говоришь. Нѣтъ ли какихъ-либо «корыстныхъ» цѣлей въ твоихъ словахъ. Недовѣріе, иногда грубое, иногда болѣе деликатное, сопровождало всякій разговоръ о правдѣ.
Вотъ и приходилось начинать съ «біографіи», съ себя. Иногда не дожидаясь вопроса. Хотя почти всегда «вопросъ» не заставлялъ себя ждать:
— А вы сами, батюшка, откуда?
— Я изъ Петрограда.
— Такъ. Приходской или въ полку служили?
— Нѣтъ, я свѣтскій. Послѣ революціи принялъ санъ.
— Такъ...
Дальнѣйшихъ вопросовъ я уже не дожидался. Я самъ выкладывалъ все по порядку. И только послѣ всѣхъ необходимыхъ справокъ можно было начинать говорить о правдѣ.
Прошло два года. Много съ тѣхъ поръ утекло воды. Та правда, которая была тогда ясна для немногихъ, сбылась воочію.
Но темный русскій народъ прозрѣлъ еще далеко не весь. Такъ же «мотаютъ» его въ разныя стороны различныя политическія партіи, зазывая въ свою «лавочку». Такъ же обѣщаютъ ему и землю, и волю, и медовыя рѣки, и кисельные берега. И такъ же съ каждымъ днемъ живется ему все хуже — и такъ же растерянно онъ спрашиваетъ:
— Гдѣ же, въ концѣ концовъ, правда?
Но теперь легче отвѣтить на этотъ вопросъ, потому что не надо въ подтвержденіе своихъ словъ указывать на будущее — можно говорить и о настоящемъ. Ты хочешь знать правду? Прекрасно! Приди — и смотри!
Исторія не знаетъ другого примѣра такого быстраго и такого ужасающаго распада государства, какое явила міру Россія.
Это «сказка», «сонъ» — называйте, какъ хотите! Но ничего подобнаго нигдѣ и никогда не было.
Въ два года великая страна превратилась въ груду изуродованныхъ осколковъ. Hе осталось ни одного «живого мѣста».
Разгромъ политическій. Разгромъ экономическій. Разгромъ нравственный. Вотъ тѣ «завоеванія революціи», которыя куплены цѣною неисчислимыхъ страданій, всеобщаго горя, потоковъ крови и слезъ.
Въ политическомъ отношеніи современная Россія представляетъ собой ужасающую смѣсь дикой анархіи и самаго жестокаго деспотизма. Въ «совѣтской Россіи» центральная власть принадлежитъ кучкѣ людей, наглымъ обманомъ возсѣвшей на самодержавный тронъ. По образцу «центральной власти» «мѣстные» «совдепы» состоятъ не изъ выборныхъ людей, а изъ захватчиковъ, пролѣзающихъ къ власти путемъ насилія и преступленій. Деспотизмъ «совдеповъ» превзошелъ всѣ до сихъ поръ извѣстные въ исторіи виды тираніи.
Но это не могло дать народу «порядокъ». Произволъ наверху бросилъ массы во власть разнузданнѣйшей анархіи. Потерявъ всякое представленіе о правдѣ, все построивъ на силѣ, «совдепы» и всю страну повели за собой. Каждый гражданинъ въ отдѣльности сталъ опираться на «силу» — и началась такая вакханалія всеобщаго произвола, что весь политическій механизмъ государства былъ изломанъ въ щепки — съ быстротой совершенно фантастической.
«Наверху» власть упивалась терроромъ.
Назовите хотя бы одного императора стараго или новаго времени, при которомъ совершено было бы такое количество смертныхъ казней, какое совершили коммунисты за послѣдній годъ. Гдѣ и когда пытки доходили до такихъ чудовищныхъ размѣровъ? Былъ ли гдѣ-нибудь до такой степени упраздненъ судъ, какъ въ «совдепiи»? Въ самые черные дни единоличной деспотіи было ли когда-нибудь такъ задушено «свободное слово», какъ въ эти два года деспотіи «пролетаріата»?
Это все — вверху.
А внизу, точно эхо этой деспотіи, началась деспотія каждаго имѣющаго въ рукахъ винтовку. Ни одинъ гражданинъ не гарантированъ отъ насилія со стороны вооруженнаго коммуниста. Суда — нѣтъ. Закона — нѣтъ. Власти — нѣтъ.
Есть кучка разбойниковъ наверху, и потому внизу начался такой же разбой, такія же расправы каждаго захватившаго оружіе.
Россія перестала существовать какъ единое самостоятельное государство.
Она распалась на отдѣльныя разбойничьи гнѣзда, именуемыя совдепами, и потому была выброшена изъ общественныхъ международныхъ отношеній. Съ Россіей были прерваны всякія дипломатическія сношенія. Вмѣсто Россійской имперіи создали не соціалистическую республику — а то, что пошлое революціонное остроуміе опредѣлило циничнымъ каламбуромъ: «рѣжь-публику»! Революцію «углубили» до сниманія съ головы скальповъ, до сдиранія кожи съ ногъ и рукъ у политическихъ противниковъ, до закапыванія въ землю заживо, до распятія на крестахъ. И на этихъ ужасахъ основали коммунистическую кровавую анархію, возглавляемую ворами, предателями и уголовными каторжанами...
Ты хочешь знать правду? Приди — и смотри!
Богатѣйшая страна, кормившая своимъ хлѣбомъ полміра, превращена въ голодную пустыню. Фабрики закрыты. Десятки тысячъ безработныхъ вынуждены идти въ ряды «красной арміи», чтобы не умереть съ голоду. Помѣщичьи усадьбы разграблены, культурныя хозяйства уничтожены. Комитеты бѣдноты разорили зажиточныхъ крестьянъ. Междоусобія, реквизиціи, грабежъ и насилія создали въ деревнѣ невыносимыя условія жизни — а въ результатѣ громадныя площади остаются необработанными — и десятки милліоновъ людей обречены на голодъ и вымираніе. Въ городахъ начинаютъ ѣсть кошачье и собачье мясо. По всей землѣ стоитъ стонъ голодныхъ, измученныхъ людей. Деньги теряютъ свою послѣднюю стоимость, и чудовищныя цѣны никого больше не удивляютъ. За муку платятъ по 2000 рублей за пудъ, но въ концѣ концовъ крестьяне перестаютъ продавать ее за деньги, и начинается мѣновая торговля — Россія возвращается къ первобытнымъ временамъ, русскій народъ становится дикимъ народомъ!
Но есть «правда» еще страшнѣе этой!
Нравственное и религіозное состояніе народа заслуживаетъ названія духовнаго разгрома.
Все вздорожало — кромѣ жизни человѣческой! Убить, разстрѣлять, замучить — не считается больше преступленіемъ.
Средневѣковыя пытки?! Да онѣ блѣднѣютъ передъ тѣмъ, до чего додумалась коммунистическая власть!
Офицеру вырвали глазъ и, издѣваясь, говорили:
— А другимъ глазкомъ ты на него посмотри!
Въ Екатеринодарѣ, въ витринѣ Освага, была выставлена кожа, снятая большевистскими палачами со ступни ноги при допросѣ.
Въ Харьковѣ, въ застѣнкѣ, «коммунисты» снимали «перчатки» у «контрреволюціонеровъ»: надрѣзали кожу на рукѣ, парили кисть руки въ горячей водѣ и потомъ снимали кожу съ ногтями.
При взятіи одной станицы на крыльяхъ вѣтряной мельницы казаки увидѣли четырехъ сестеръ милосердія съ распоротыми животами — мельница была пущена, и трупы болтались въ разныя стороны.
Женамъ, приходившимъ справиться о здоровьѣ арестованныхъ мужей, выбрасывали ихъ отрѣзанные половые органы.
Отрѣзали носы, щеки, выкалывали глаза, вырязыки, вали закапывали живыми въ землю, распинали крестахъ, сжигали цѣлыя семьи, не щадя детей.
И это не единичные случаи, а правило — «обычное явленіе». И все это на фонѣ безобразныхъ кутежей комиссаровъ, на фонѣ разнузданныхъ пировъ, на фонѣ безобразнѣйшей спекуляціи, взяточничества и воровства.
Не осталось камня на камнѣ отъ прежней святой Руси!
А религія? Никогда міръ не видѣлъ такого поруганія тѣхъ самыхъ святынь, которымъ народъ только что поклонялся!
Мощи угодниковъ Божьихъ — Сергія Радонежскаго, Митрофанiя Воронежскаго и многихъ, многихъ другихъ молитвенниковъ за нашу несчастную Русь — осквернены при молчаливомъ соучастіи народа.
Алтари поруганы. Во многихъ церквахъ на престолѣ устраивали отхожее мѣсто. Святые Дары растаптывались грязными сапогами. Изъ дароносицъ дѣлали табакерки. Въ иконы Спасителя вставляли папиросы съ надписью: «Товарищи! Прикуривайте!» Разстрѣлянъ митрополитъ Кіевскій Владиміръ. Убитъ архіепископъ Черниговскій Василій и бывшій архіерей Тобольскій Варнава. Епископа Амвросія, жившаго на покоѣ въ Свіяжскомъ монастырѣ, привязали къ хвосту лошади и гоняли лошадь, пока епископъ не умеръ въ страшныхъ мученіяхъ. Убитъ Тобольскій епископъ Ермогенъ, бывшій Орловскій епископъ Макарій, епископъ Ѳеофанъ. Епископу Бѣлгородскому Никодиму выкололи глаза, вырѣзали щеки, выщипали волосы и живымъ бросили въ яму, засыпавъ ее негашеной известью, такъ же замученъ епископъ Андроникъ Пермскій, убиты епископъ Серафимъ, епископъ Ефремъ. Сотни священниковъ убиты только за то, что они священники; ихъ отдавали на мученія и распинали на крестахъ, какъ во времена Нерона и Диоклетiана.
И все это дѣлалъ добрый, славянскій, русскій народъ, который мы благоговѣйно называли народомъ-богоносцемъ!
«Старый режимъ». Кто станетъ защищать ошибки «стараго режима»? Но кто осмѣлится отдать предпочтеніе тому коммунистическому аду, который именуется «новымъ режимомъ»?
<…>
Вы когда-то «громили» «старый режимъ» за то, что правительство борется съ революціонерами смертной казнью. А сами? Развѣ для самодержавной власти революціонеры не были такими же «государственными преступниками», какими для коммунистовъ являются тѣ, кого они называютъ «контрреволюціонерами»? Но можно ли сравнить прежніе суды съ теперешними чрезвычайками? И прежній тюремный режимъ съ теперешнимъ?
Въ еженедѣльникѣ Московской Чрезвычайки отъ февраля 1919 года напечатано, что по приговорамъ Чрезвычайки разстрѣляно 14 860 человѣкъ, не считая Москвы и Петрограда. При какомъ самодержцѣ было что-нибудь подобное?
При старомъ режимѣ, когда курсъ рубля падалъ на нѣсколько копеекъ, всѣ кричали о банкротствѣ государства, теперь же, при новомъ режимѣ, за нашъ рубль даютъ гроши.
При старомъ режимѣ мы всѣ возмущались желѣзнодорожными порядками, если поѣздъ опаздывалъ на нѣсколько часовъ. При новомъ режимѣ поѣзда опаздываютъ по недѣлямъ и пассажиры ѣдутъ на крышахъ и тоpмозахъ. <…>
Темный народъ хотятъ увѣрить, что во всемъ повинны старые грѣхи самодержавнаго режима. Но почему же чѣмъ дальше — тѣмъ идетъ все хуже? Почему за два года нигдѣ и ни въ чемъ не улучшилась жизнь? Мы падаемъ въ пропасть и хотимъ увѣрить себя, что «углубляемъ революцію»! Но полно, вѣрятъ ли въ это сами большевистскіе комиссары? Новый режимъ! А почему они такъ любятъ «романовскія деньги»? Почему на словахъ они кричатъ о побѣдахъ революціи — а карманы набиваютъ деньгами «стараго режима»?
Обманщики и лицемѣры!
Когда-то революціонеры упрекали въ неискренности самодержавное правительство, когда министры говорили: «Сначала успокоеніе, потомъ реформы».
А теперь?
Захватчики власти, превратившія русскую жизнь въ дикій кошмаръ, на упреки и неотступные вопросы:
— Гдѣ же вашъ обѣщанный рай?
Отвѣчаютъ:
— Сначала побѣда надъ буржуазіей, потомъ и рай!
Кто повѣритъ имъ, что дорога въ рай могла быть устлана горами труповъ, вопіющей жестокостью, кровавой несправедливостью? Кто повѣритъ имъ, что дорога въ рай лежала черезъ океанъ слезъ человѣческихъ, смѣшанныхъ съ кровью невинныхъ жертвъ? Свобода! Но свобода для единомышленниковъ была и будетъ при всякомъ режимѣ! Развѣ при самодержавіи Марковъ II или докторъ Дубровинъ не могли говорить все, что имъ вздумается?
Свободолюбіе правительства измѣряется тѣмъ, какая свобода дается не для друзей власти, а для ея враговъ.
И, конечно, при самодержавномъ строѣ враги самодержавія пользовались большей свободой, чѣмъ сейчасъ враги совѣтскихъ комиссаровъ.
Но есть одинъ видъ свободы, къ которой всегда особенно чутокъ былъ русскій народъ — и которая нынѣ попирается съ какой-то непонятной и совершенно не русской жестокостью: это свобода совѣсти.
Русскій народъ необычайно вѣротерпимъ. Свобода совѣсти, то есть право каждаго человѣка молиться и вѣровать такъ, какъ велитъ ему его совѣсть, это всегда было сѵмволомъ вѣры всѣхъ лучшихъ русскихъ людей въ полномъ согласіи съ духомъ всего русскаго народа.
Наше законодательство, въ концѣ концовъ, уступило и само встало на путь самой широкой вѣротерпимости.
Но коммунисты съ ненавистью, равной той ненависти, которая когда-то заставляла кричать: «Распни, распни Его! Кровь Его на насъ и на дѣтяхъ нашихъ», нынѣ съ такой же ненавистью обрушились на Православную Церковь.
Декретъ большевистскихъ комиссаровъ объ отдѣленіи Церкви отъ государства — это новая, современная Голгоѳа, на которой распинается Христіанская Церковь. Знаютъ ли православные русскіе люди, что по этому декрету православные храмы признаются не собственностью общины вѣрующихъ, а собственностью всего народа? Другими словами, если въ какомъ-нибудь селѣ вѣрующее православное населеніе будетъ въ меньшинствѣ, храмъ, по постановленію большинства безбожниковъ, можетъ быть превращенъ въ кинематографъ или трактиръ.
Знаютъ ли православные русскіе люди, что христіанская община лишена такъ называемаго «права юридическаго лица», то есть лишена возможности имѣть имущество, и для того, чтобы купить облаченіе, сосуды и такъ далѣе, должна подыскивать «подставное лицо»? Знаютъ ли православные русскіе люди, что преподаваніе Закона Божія не только не является обязательнымъ, но строжайше запрещается въ какихъ бы то ни было школахъ, другими словами, Церковь лишена возможности подготовлять пастырей для служенія въ христіанскихъ приходахъ?
У церквей и монастырей отнято все достояніе, нарушена воля умершихъ, жертвовавшихъ на поминовеніе души, нарушена воля народа, по грошамъ сносившаго въ святыя мѣста свою лепту. Запрещенъ колокольный звонъ. Запрещены крестные ходы. Комиссары заставляютъ вѣнчать не разведенныхъ Церковью. И расторгаютъ церковные браки въ своихъ «комиссаріатахъ».
Вотъ какую «свободу совѣсти» дали Россіи коммунисты!
Общее положеніе Россіи полтора года назадъ можно было бы считать безнадежнымъ. Все сказанное относилось бы тогда ко всей странѣ. Но Богъ судилъ иначе. Нашлись праведники, ради которыхъ Господь пощадилъ преступную страну. Такими праведниками были первые добровольцы. <…>
Эти люди были призваны совершить историческое чудо: воскрешеніе погибшей страны.
Не могу не признать здѣсь своего тяжелаго грѣха — грѣха невѣрія въ тѣ дни, когда рѣшался легендарный походъ Корнилова изъ Ростова на Кубань. Я былъ въ Ростовѣ, и мнѣ предлагали быть священникомъ при штабѣ Корнилова. Но я не только не вѣрилъ въ успѣхъ дѣла, я считалъ вреднымъ для возрожденія Россіи предполагавшійся походъ: я разсуждалъ «здраво», «по-человѣчески».
Я говорилъ:
— Большевизмъ, какъ нарывъ, долженъ созрѣть — тогда онъ уничтожится самъ собой. Внутреннее разложеніе большевизма неизбѣжно, а всякое внѣшнее сопротивленіе можетъ играть лишь отрицательную роль: оно будетъ объединять распадающійся большевизмъ.
Кучка молодежи, какъ на Голгоѳу идущая «спасать Россію», изумляла меня не столько жаждой подвига, сколько своей «слѣпотой».
«Неужели они не видятъ, — думалъ я, — что сейчасъ отдать себя въ жертву не только безполезно, но опредѣленно гибельно для возрожденія Россіи?»
Я не вѣрилъ и не понималъ, что самъ Богъ избралъ своимъ орудіемъ этихъ новыхъ крестоносцевъ и что мученическій подвигъ ихъ свершитъ то чудо, которое теперь мы всѣ прославляемъ <…>
Три тысячи юношей — вотъ что дали города и станицы съ милліоннымъ населеніемъ! И эти юноши всѣ были почти такіе же бѣглецы, пришельцы изъ Россіи, какъ ихъ вождь. И съ такой арміей — боговдохновенный вождь пошелъ завоевывать Россію! Начался безпримѣрный походъ на Екатеринодаръ.
Мы, вѣрующіе въ чудо, знаемъ, кто побѣждалъ мечомъ Корнилова. Но пусть люди, желающіе все объяснить «просто», объяснятъ, какимъ образомъ могъ отрядъ въ три тысячи человѣкъ совершить то великое дѣло, которое было имъ совершено?
И пусть объяснятъ еще, какимъ образомъ военное пораженіе сумѣло стать величайшей побѣдой.
А вѣдь это было такъ!
Корниловъ съ горстью безстрашныхъ рыцарей дошелъ до Екатеринодара. И началъ штурмъ города почти безъ снарядовъ. Въ отвѣтъ на сотни выстрѣловъ, въ отвѣтъ на ураганный огонь большевиковъ — Корниловъ могъ расходовать два-три снаряда.
На разсвѣтѣ, передъ окончательнымъ штурмомъ, генералъ Корниловъ былъ убитъ. Началось отступленіе Добровольческой арміи.
Скажите: кто бы изъ самыхъ мудрыхъ людей могъ предугадать судьбу отступившаго отряда?
Великій вождь былъ убитъ. Кучка изморенныхъ людей, не достигнувъ цѣли, начала отходъ. По пятамъ шелъ въ нѣсколько десятковъ разъ сильнѣйшій непріятель.
Не ясно ли было для «здраваго» человѣческаго ума, что дѣло Корнилова должно было погибнуть?!
Но совершилось нѣчто необычайное. Совершилось то, что мы называемъ чудомъ, не въ иносказательномъ, а въ самомъ подлинномъ смыслѣ слова, понимая всю отвѣтственность, которую беремъ на себя.
Да, чудо!
Смерть Корнилова была великой жертвой за Россію, и отступающая армія, руководимая Верховнымъ вождемъ, генераломъ Алексѣевымъ, и новымъ Верховнымъ Главнокомандующимъ, генераломъ Деникинымъ, другомъ и соратникомъ Корнилова, разрослась въ могучую непобѣдимую силу.
Зло можетъ только разрушать, но и само разрушается. Злой темный большевизмъ, разрушившій Россію, сталъ разрушаться самъ.
Добро созидаетъ. И тотъ порывъ къ самопожертвованію, та правда, которая горѣла въ сердцахъ первыхъ Добровольцевъ, создала новую великую Армію.
Во имя какой же правды шли умирать подвижники — Добровольцы?
На знамени Добровольцевъ написано: «Единая Россія».
Въ этихъ двухъ словахъ вся программа!
Не можетъ быть единой Россіи, пока населеніе отдано во власть самодержавныхъ комиссаровъ сверху и дикой анархіи снизу.
Не можетъ быть единой Россіи, пока нѣтъ гражданской свободы, обезпеченной закономъ.
Не можетъ быть единой Россіи, пока одинъ классъ населенія мечтаетъ о диктатурѣ надъ всѣмъ народомъ.
Не можетъ быть единой Россіи, пока нѣтъ справедливаго суда. Пока нѣтъ твердой власти. Пока не обезпечено право собственности. Пока не гарантированъ честный трудъ рабочихъ и крестьянъ. Пока объявляется внѣ закона всякій образованный человѣкъ только потому, что къ нему приклеена кличка «буржуй».
Не можетъ быть великой Россіи, пока семейные очаги не гарантированы отъ насильниковъ.
Не можетъ быть великой Россіи, пока за каждымъ русскимъ гражданиномъ не будетъ признано право исповѣдовать православную вѣру.
Обезпеченная закономъ гражданская свобода. Семья — какъ неприкосновенная святыня. Православная Церковь. Вотъ тѣ начала, безъ которыхъ единая Россія невозможна!
Добровольцы подняли мечъ во имя единой Россіи.
Это значитъ, что они встали на защиту попранной свободы, обезчещенной семьи и гонимой Церкви!
Добровольческая армія — не политическая партія.
Политическія распри обезсилили власть, и потому всѣ безъ исключенія политическія партіи являются косвенными виновниками страшной русской смуты.
Мудрые вожди Добровольцевъ поняли это и сразу поставили Армію внѣ партійности.
Въ Добровольческой арміи могутъ въ однихъ рядахъ сражаться люди самыхъ разныхъ политическихъ убѣжденій: и республиканцы, и конституціоналисты, и монархисты.
Не мѣсто только тѣмъ, кто противъ единой Россіи. Ибо тотъ — врагъ нашей Родины и за Россію сражаться не можетъ.
Узкіе партійные люди, вотъ тѣ самые, которые интересы своихъ партійныхъ кружковъ поставили выше интересовъ всей страны, требуютъ отъ вождей Добровольцевъ политическихъ лозунговъ, и каждая партія тянетъ руководителей Арміи въ свою сторону.
Какое роковое партійное ослѣпленіе!
Добровольческая армія — не кучка людей. Не «кружокъ» эмигрантовъ изъ Центральной Россіи. Это всенародное ополченіе — пора, наконецъ, понять это!
Вотъ почему и декларація Добровольческой арміи такъ мало похожа на обычныя «политическія платформы». <…>
Для того чтобы эта декларація была не бумажнымъ документомъ, а претворилась въ жизнь, нужна военная сила, нужна русская армія, которая бы очистила русскую землю отъ предателей, предавшихъ и продавшихъ Россію «интернаціоналу».
На созданіе такой Арміи и были направлены главныя усилія, нынѣ увенчавшiяся блестящими успѣхами.
Такая Армія создана.
И походъ на Москву начался.
Но дѣло созданія Единой Русской Арміи нельзя было бы считать завершеннымъ, если бы не свершился великій историческій актъ: признаніе Деникинымъ власти Колчака.
Только тогда, когда власть стала единой, только тогда, когда во главѣ возрождающейся Россіи всталъ Благовѣрный, Верховный Правитель, стало несомнѣннымъ близкое торжество того святаго дѣла, за которое умирали на поляхъ Кубани лучшіе русскіе люди, первые Добровольцы, во имя котораго поднялось за ними казачество, вдохновившее и Востокъ, и Западъ, и Сѣверъ Россіи на борьбу.
Рѣшить споръ «соглашеніемъ» съ насильниками — невозможно. Они возводятъ въ принципъ неподчиненіе большинству.
Они не признаютъ никакихъ обязательствъ. Никакихъ правъ. Противъ разбойниковъ одно только средство дѣйствительно — оружіе.
Насильники — должны быть побѣждены. Это первое необходимое условіе спасенія русскаго народа.
Но мечомъ воскресить страну невозможно. Мечомъ можно разорвать ту петлю, которая его задушила. А вдохнуть жизнь должна другая внутренняя сила.
Если витязи Земли Русской подняли мечъ, то вожди духовные должны поднять Животворящій Крестъ!
Если необходимо одержать окончательную побѣду на фронтахъ, то такъ же необходимо одержать нравственную побѣду надъ духовнымъ разложеніемъ народа.
На фронтѣ побѣждаетъ Армія. Духовная побѣда является задачей другой исторической силы. Имя ея: Православная Церковь!
ГРАФ ОРЛОВ

ХРИСТИАНИН-РЫЦАРЬ. Памяти генерала В.О. Каппеля

Епископ РПЦЗ Дионисий Новгородско-Тверской
В январе состоялось перенесение останков генерала Каппеля из Харбина в Москву и торжественное захоронение их в Донском монастыре. Мероприятие это было устроено влас- тями РФ в рамках программы "Бело-красного примирения", чтобы продемонстрировать эволюцию правящего Режима в сторону национальных интересов. Высказывались и сомнения в подлинности самих останков. Политические игры нынешних правителей вокруг Белых героев оставляют неприятное ощуще- ние. Но наряду с этим наблюдается и другое: возвращение Бе- лых героев в народное сознание, особенно среди молодежи, причем в качестве образцов для подражания, идеалов подлин- ного Русского патриотизма. И попытки властей примазаться к этому процессу, взять его под контроль и возглавить, также кос- венно свидетельствуют, что пробуждение национального созна- ния, хотя и медленно, но начинается. И, конечно, не по инициа- тиве властей, а помимо них.
Это в частности было видно на примере перезахоронения остан ков ген. Каппеля в Донском монастыре. Присутствовало около двух тысяч представителей самых разных общественных орга- низаций, военно-исторических клубов и возрождающихся Кадетских корпусов. Можно даже сказать, что многие из присут- ствовавших в другой раз никогда бы не сошлись вместе. Всех собрал светлый образ ген. Каппеля, подобно тому, как и при жизни он собирал вокруг себя самых разных людей. Долгие десятилетия злобной советской пропаганды против каппелев- цев (вспомним хотя бы их карикатурное изображение в фильме "Чапаев") оказались безсильны вытравить из памяти народной или очернить светлую личность подлинного народного героя ген. Каппеля.

Генерал В.О. Каппель
В последние годы ему был посвящен ряд публикаций в России. Прежде всего, стоит отметить добротное научно-историческое издание "Каппель и каппелевцы", вышедшее в издательстве "Посев" под редакцией В. Ж. Цветкова, которое содержит обширный документальный материал, часть которого извлечена из спецхранов и публикуется впервые. Возможно, специалисты могут отметить в нем какие-то недостатки, но для массового российского читателя этот сборник дает главное Ц позволяет увидеть целостную правдивую картину гражданской войны в Сибири и реальные портреты главных героев белого движения. Ценно, что Цветков и его сотрудники не навязывают свои симпатии к белым, а подают исторический материал в его многообразии, оставляя сделать вывод самому читателю. От этого книга только выигрывает в своей убедительности.
Вопреки марксизму, историю делают не массы, а личности. И роль выдающейся личности в истории отнюдь не исчерпывается ее земной жизнью, но остается в памяти современников и потомков, вдохновляя на новые свершения. Это вполне относится к личности В.О. Каппеля, который привлекает к себе и как национальный герой, и как христианский страстотерпец.
Привлекательность подлинного героя, видимо, чувствовали и советские пропагандисты, например, создатели фильма "Чапаев", пытавшиеся противопоставить белому герою Каппелю красного командира Чапаева именно в качестве народного героя. "Народный герой Чапай" (хотя образ его далек от исторического прототипа) нарочито показан человеком из низов, со всеми недостатками, свойственными простонародью, вынырнувший из мутных волн революции. Красный "батька" или Стенька Разин ХХ века, бывший ничем и ставший всем, Чапаев был признан символизировать исконную тягу народа к классовой борьбе за свободу и равенство. А каппелевцы показаны, напротив, как чуждые народу буржуазные элементы, как они прямо и обзываются в фильме, в качестве ругательства: интеллигенты. Отметим, что большевицкая героизация "простонародного" Чапаева привела только к созданию огромного количества анекдотов про Василия Ивановича, причем самых похабных.
Подлинный национальный герой, каким был ген. Каппель, совсем не обязательно бывает выходцем из простонародья. Он является носителем и выразителем лучших народных идеалов, часто недоступных большинству простых людей или сознаваемых ими смутно и слабо. В нравственном отношении народный герой тоже возвышается над народом, он никоим образом не "свой в доску", но чище и благороднее среднего человека. Но будучи духовно, идейно и нравственно выше толпы, герой не отделяет себя от своего народа, не противопос- тавляется ему, не гнушается язвами народной жизни, а посиль- но и ненавязчиво берется за их врачевание. Он разделяет со своим народом его трудности и скорби, не подражая порочным нравам толпы и не разделяя ее заблуждений. Вместо благодар- ности он чаще всего встречает тупое безчувствие, зависть или злобу. Непонятый в своих лучших чувствах, отвергнутый больши нством и оклеветанный, - таковым нередко оказывается удел подлинного народного героя, если он приходит в эпоху упадка народного сознания и жизни. В таком снисхождении к соотечес твенникам, в страдании с ними и за них, в кротко принимаемой неблагодарности видится отблеск великого истощания (кенозиса) Самого Христа Спасителя, Сына Божия, снисшедшего к людям и пострадавшего от них. Этой христоподражатель- ностью и ценен подвиг народного героя не только для земной жизни, но и для Вечности.
И по воспоминаниям друзей, и по служебным характеристикам видно, что в нравственном отношении Каппель стоял много вы- ше окружающей его среды, в том числе и офицерской, не имея многих греховных страстей. Будучи исключительно добросовес- тным, аккуратным и трудолюбивым, Владимир Оскарович был чужд всякого карьеризма и искательства. Все отмечают его исключительную среди офицеров скромность, притом в соеди- нении с личной доблестью и храбростью. Очень многих Каппель притягивал к себе простотой в обращении, естественностью, искренностью, чуждой всякого наигрыша и актерства. Много пострадав от закулисных интриг и наговоров со стороны завист ников, он никогда не отвечал им тем же. Самого адмирала Колчака он расположил к себе тем, что никого не осуждал, ни на кого не жаловался.
По своим убеждениям Каппель всегда был монархистом. Он тя- жело переживал падение Монархии в 1917 г. Но когда в мае 1918 г. чехи освободили Самару от большевиков, и образова- лось местное социалистическое правительство (Комуч), Кап- пель вступил в Народную армию Комуча, открыто заявив эсерам о своих монархических взглядах. Он принял командо- вание отрядом самарских Добровольцев из местной учащейся молодежи, когда никто из старших офицеров не хотел брать на себя такой ответственности, не веря в успех восстания. Каппель пошел туда, где было труднее всего, пошел с такими же, как он энтузиастами и идеалистами. Скептики называли его бойцов святыми безумцами, тем прозвищем, которое закрепилось за крестоносцами из отряда Петра Амьенского, с фанатичной верою шедшими во главе Первого Крестового похода, которые почти все погибли в начале пути. Отряд Каппеля отличался высокими морально-боевыми качествами, жертвенным настро- ем, безкорыстным служением Родине. Замечательный эпизод произошел в Казани, где Добровольцы Каппеля освободили золотой запас Российской Империи. Разгружая целый день золотые слитки и монеты из разбитых ящиков, никто не взял себе ничего "на память" или "за труды". Именно благодаря такой высокой настроенности отряд Каппеля привлекал в свои ряды все новых Добровольцев и одерживал летом 1918 г. все новые победы.
Некоторые правые политики и военные, завидуя успехам и попу лярности Каппеля, оговаривали его перед Верховным Прави- телем адм. Колчаком, как "левого", "социалиста" и "розового". Но это была клевета. Никаким партийным демократом и социалис- том Каппель не был. Не был он и дешевым популистом и демаго гом, заискивающим перед низменным инстинктом толпы (таким был как раз Чапаев). В силу своей скромности и честно- сти, Владимир Оскарович органически не мог изображать из себя того, кем он не являлся, но кого желали бы видеть в нем зрители. Но то правда, что в силу обаяния своей личности, своей простоты, доступности, доброжелательности ко всем, Каппель привлекал к себе многих из простого народа. Известно, что его отряд, первоначально состоявший из гимназистов и студентов, полнялся потом рабочей молодежью из волжских городов. В Казань к нему прибыли делегаты от Сормовских рабочих, обеща вших ему поддержку при наступлении на Нижний Новгород. Приезжали также ходоки от Ижевских рабочих, восставших в августе 1918 г. под влиянием успехов Каппеля.
Характерный лучай произошел зимой 1918 г., когда отряд Каппеля отступал через Урал. Узнав, что местные шахтеры собрались в шахте обсуждать план убийства его лично и нападе ния на его отряд, Каппель один, без охраны, спустился в шахту поговорить с рабочими. После часового разговора шахтеры с восторгом вынесли его на руках и оказали его отряду всяческую помощь. Этой способностью находить доступ к душе простого человека, пробуждать в нем лучшие добрые чувства, не пытаясь при этом играть в "своего мужика", обладали весьма немногие, даже лично достойные, Белые вожди. Каппель был именно народным героем, обладавшим влиянием на широкие массы, и это вынуждены были признать большевики.
Каппель остро переживал трагизм Гражданской войны. Имея благородную цель борьбы с богоборческим Интернационалом, захватившим Россию, в повседневной реальности она станови- лась войной со своими братьями, которых большевики мобили- зовали в Красную Армию и прикрывались ими, как живым щитом. И здесь Владимир Оскарович проявлял максимально возможное великодушие, предлагая пленным: "кто хочет, оста- вайся с нами, остальные идите, куда хотите". Такой гуманностью Каппеля возмущался даже эсер Савинков. В условиях великого ожесточения сторон в Гражданской войне это была довольно редкая практика. Тем более, что Красные захваченных ими каппелевцев предавали мучительной смерти. И тем не менее Каппель поступал так, как подсказывала ему Христианская совесть и был прав. Его великодушие к побежденному против- нику было одной из причин его славы народного героя.
Любовь к родине Каппель доказал своим великим страданием за нее. Всегда, кто больше любит, тот и больше страдает и боль- шим жертвует. Владимиру Оскаровичу пришлось пожертвовать и самим собою и своими ближними. Летом 1918 года в залож- никах у большевиков оказалась его горячо любимая жена с двумя малыми детьми. Красные требовали у Каппеля прекраще ния боевых действий, угрожая расправой с семьей. Он отказа- лся. Зимой 1918-19 г Белыми частями семья была освобождена, но затем при отступлении опять попала в плен к Красным. Многих такие страшные испытания сломили, поставили на коле ни, заставили служить палачам своих родных. Других предель- но ожесточили, заставили жить одним чувством мести. Каппель был одним из очень немногих, кто не сломался и не ожесто чился, а остался кем был - Христианским рыцарем, воином без страха и упрека.
Завершением подвига Каппеля стало его страдание во время великого и страшного Сибирского Ледяного похода зимой 1919-20 гг. Внутренняя сущность человека наиболее ярко прояв- ляется при внешних неудачах и поражениях. Поражение Белого движения в Сибири выявило подлинную цену многим деятелям из окружения адм. Колчака. На этом фоне ярко выделялась личность Каппеля, который, трезво понимая трагизм положе- ния, думал не о прекращении борьбы или личном спасении, а о спасении вверенных ему войск и гражданских беженцев и напрягал для этого все силы, заражая своей энергией окружа- ющих. Среди отступления, развала и измены принял Каппель командование над остатками войск и принял для того, чтобы разделить их участь. В той ситуации никакие человеческие усилия уже не могли помочь. Оставалось только одно: страдать рядом со своими бойцами по любви к ним. Но эта состражду- щая любовь оказалась той единственной силой, которая спло- тила оставшиеся войска вокруг их вождя и позволила им выйти из страшного плена ледяной смерти. Именно потому, что носила на себе отблеск состраждущей, жертвенной любви Христовой.
С отмороженными и уже ампутированными ногами, едва живой ген. Каппель еще десять дней верхом на коне продолжал путь среди своих отступающих колонн на лютом Сибирском морозе. Отклонив предложение чехов перейти в их теплый санитарный эшелон, он сказал, что хочет умереть среди своих войск. Невольно приходит на память страдание Севастийских мучени- ков, которых палачи замораживали в ледяном озере и искуша- ли теплой баней на берегу. Замечательно, что смерть Каппеля не ввергла в отчаяние его бойцов, но вдохновила их на подобный же подвиг. Подходя к Иркутску, они узнали, что адм. Колчак в результате измены союзников захвачен большевиками, и обмороженные полуживые люди, забыв свои собственные стра- дания пошли на выручку своего вождя, которого напуганные большевики поспешили расстрелять. Только узнав о смерти Колчака, каппелевцы прекратили штурм Иркутска. Они ушли через Байкал, выведя из окружения свои семьи и увозя гроб с телом своего командира. И позднее именно каппелевцы были самыми доблестными, последними защитниками Забайкалья и Приморья в 1920-22 гг.
Большевикам белый герой генерал Каппель был настолько ненавистен, что после занятия ими в 1945 г Харбина они дважды разбивали на его могиле крест и сравнивали ее с землей. Но вот настоящее чудо: несмотря на все многочислен- ные попытки уничтожить память о нем, ген. Каппель возвра- щается сейчас, 87 лет спустя после своей кончины в Россию со славой героя. И находит своих новых почитателей среди внуков и правнуков уже не своих каппелевцев, а скорее среди потомков красноармейцев, с которыми он воевал, среди поколений, воспитанных на фильме "Чапаев" и прочей советской пропаганде. Это свидетельство торжества Божией правды над ложью, жертвенной христоподражательной любви над злобой. Для возрождающегося Русского Национального Движения ген. Каппель навсегда останется образцом национа- льного вождя: Рыцарем Белого дела, подлинно народным героем и Христианским страстотерпцем.
* * *
ГРАФ ОРЛОВ

БЕЛЫЙ ПОЛКОВНИК П.Т. КАЗАМОРОВ «РОССИЮ ЗАЩИЩАЮТ ДЕТИ».

– Как русские девочки вместе с мальчиками встали в ряды Добрармии против Красных

Командовал я, тогда капитан, 4-м взводом Инженерной роты отряда полковника Лесевицкого. 26-го февраля 1918 года мы отступили к станице Васютинской, которая находилась в 22-х верстах от Екатеринодара. Вечером я поехал в Екатеринодар в штаб, взять новые телефоны, а старые были возвращены.
В штабе я был 28-го и там сделал все, что было нужно. После этого я спокойно прошел в баню. Было около 5 часов вечера. Я выкупался и пошел домой прилечь поспать, так как уже темнело. Я решил ехать обратно в свой отряд утром 1-го марта и прихватить трех кадет, которые приехали со мной в Екатеринодар, чтобы побывать у своих родителей, в своей семье. Но вместо того, чтобы идти прямо домой, я направился к дому одной знакомой мне гимназистки, Лидии Аксеновой, которая мне тогда нравилась и за которой я немного ухаживал. Она вышла ко мне на крыльцо, закутавшись в шаль, так как на дворе было довольно прохладно. На этом крыльце мы с Лидией довольно долго болтали, и я почувствовал, что начинаю замерзать после бани. Я заметил, что и моей гимназистке становилось постепенно холодно. Я подумал, что мне уже надо уходить, и начал прощаться, но вдруг увидел, что по улице, идущей от вокзала, происходит большое движение. Присмотревшись, я заменил, что идет обоз моей роты.

Должен сказать, что я был поражен. Ведь еще вчера моя часть находилась в 22-х верстах от Екатеринодара, и тогда еще ничего не предвещало отступление, а сейчас я вижу уже отходящий обоз. Я остановил несколько подвод и узнал от них, что некоторые взводы уже перешли Бобровский мост и находятся в данное время за Кубанью. Эта весть меня очень поразила. Хорош бы я был, - подумал я, - если бы пошел прямо спать домой: на утро я оказался бы в руках большевиков. Я быстро попрощался с Лидой и сказал ей, что мы покидаем город. Ее это тоже очень удивило. Она в свои свободные часы работала и в отряде и в лазарете, как и многие другие гимназистки. Я пошел на вокзал и убедился, что это правда, что наш отряд действительно отошел за Бобровский мост, за Кубань.

Тут я вспомнил о своих кадетах, которые приехали со мной из взвода и которые тоже ничего не знали об отходе наших частей. Когда встретился с первым из них, я ему сказал, чтобы он оставался дома, обратился к его отцу, объяснив ему, что войска уходят из Екатеринодара и что его сыну лучше оставаться дома.

- Нет, он не останется, - ответил отец. - Он ведь кадет. Пусть лучше умрет на поле боя, чем на моих глазах.
Я обнял есаула и сказал ему, что постараюсь поберечь его сына. Другого кадета я застал дома и сказал ему, чтобы он оставался дома, если не пожелает идти вместе с нами.

- Я кадет, и мое место в отряде, - твердо на это ответил кадет.
Третий кадет был самым младшим из них, ему было всего около 15.
Я объяснил его родителям, что мальчику надо оставаться дома, но чтобы он на первое время скрылся из дома. Но маленький кадетик не хотел слушать уговоров родителей и все твердо уверял:

- Ни за что не останусь!

В это время подошла сестра кадета Игоря Люся, гимназистка 8-го класса, и к ужасу матери вдруг заявила:

- Я тоже пойду в отряд, и Игорю тоже нужно идти!

Игорь запальчиво заметил:

- Я сам знаю, что мне делать, и в советах девчонки не нуждаюсь.

Я прервал эту перебранку брата и сестры и сказал, что наше командование не разрешает брать в поход детей.

Оттуда я пошел к брату Николаю - штабс-капитану. Тут на меня накинулась его жена, моя невестка, и сказала, что Николай от жены и ребенка не уйдет.
- А ты иди, куда хочешь, - проговорила она. - Матери девиц будут довольны, что ты перестанешь морочить голову их дочкам. До сих пор бобылем ходишь. Младший женат, а ты все еще остался бобылем
- Смотри, Николай, будь осторожен, - сказал я брату и направился домой, чтобы проститься с отцом и матерью.
Был уже десятый час ночи. Там я взял свой мешок, положил в него запасные сапоги и забрал свою винтовку. Мать и отец проводили меня до калитки, перекрестили и поцеловали, и я пошел на вокзал и прошел мимо дома Лидии Аксеновой. Я позвонил. Оказывается, что Лида меня ждала. Я ей сказал, что иду на вокзал, и вдруг она мне заявила

- И я иду с тобой!
-- Нет, - возразил я ей, - ты должна в этом году окончить гимназию. Не дело барышни месить грязь и подвергаться тяжелым лишениям. Ведь никто не знает, что ожидает нас в будущем, может быть, мы погибнем.
Когда я проводил Лиду обратно к дому, от которого мы незаметно удалились, то я заметил, что ее отец и брат вышли на улицу в поисках ее. Здесь мы с Лидой простились, и она поцеловала и перекрестила меня при отце и брате.
Я прошел на вокзал. Там была полная суматоха. Никто не знал, какие поезда уходят за Кубань. Я продрог от холода и стал искать какой-нибудь вагон, чтобы в нем немного согреться. На путях было темно. Вдруг я слышу в одном из товарных вагонов женский смех. Я подошел к этому вагону и влез в него. Смотрю - стоит походная кухня, греется чай. Там я нашел двух знакомых мне девиц, дочек нотариуса Душко. Я попросил у них разрешения остаться. Девицы ответили согласием.

В вагоне было тепло. Я выпил предложенный мне чай. Сахара у них было много, так что я мог брать его, сколько хотел. Когда выпил горячего чаю, я согрелся и, прислонившись к стене, вскоре заснул.
Когда я проснулся, я заметил, что поездной состав стоит, кругом никого нет. Я перепугался. Подумал, что этот состав вообще не ушел из Екатеринодара. Но почему ушли девицы, не предупредили! Значит, подумал я, из-за своего легкомыслия теперь попаду большевикам.
Снаружи начало светать. Я осторожно приоткрыл наружную дверь вагона и вижу, что кругом расстилается поле, что поезд стоит на железнодорожной насыпи. Следовательно, мы уже находимся за Кубанью. Я приоткрыл дверь шире. Стало всходить солнце, и передо мною открылось просторное поле. Я заметил, что по полотну железной дороги стоят несколько составов, что из вагонов высыпали люди, которые как муравьи, направлялись к черкесскому аулу.
Я посмотрел кругом, никаких войск я не видел. По полю шли девушки и мальчики, так сказать весь молодой Екатеринодар: кадеты, реалисты, гимназисты и многие из детишек в легких ботинках. За ними шли старики. Молодежь выехала, будто на пикник. Мне пришла мысль, что это настоящий детский сад, что же мы будем делать с ними? Старики шли в генеральских погонах и с ними были многие штатские. В них я узнаю чиновников государственного банка и из Окружного суда. Вижу адвокатов, судей и прокуроров.
Многих из них я знал по Екатеринодару. Вижу, что все направляются к черкесскому аулу. Тогда я выпрыгнул из вагона и решил идти по направлению к аулу, тем более, что местность мне была знакомая. В ауле я нашел штаб своей роты, а также и свой взвод. Все оказались на месте, там же я встретил моих троих кадет и с ними Люсю. Я стал браниться и требовать, чтобы Люся возвратилась домой. А она мне твердо ответила, что не может бросить брата. Игорь на это обиделся.

- Девчонка, а еще думает меня оберегать! - сказал он.

А Люся ему ответила:

– Не пойду домой, а тебе, Игорь, дам подзатыльник! Тогда будешь помнить!

Все кругом стоявшие кадеты расхохотались.

- Вишь, какой вояка, даже сестра его собирается бить!

– Я девчонок презираю и не хочу с ними связываться! - вышел из положения Игорь.

Люся начала плакать и просила меня, чтобы я ее не отсылал обратно. Я ей заявил, что завтра решит начальство, как мне быть с нею и Игорем.

На следующее утро я произвел смотр моей команде. В ней находилось много кадет, реалистов, гимназистов, институток - на вид это был просто детский сад. Тут и Люся увидела, что ей можно оставаться.
Подошел командир инженерной роты генерал Хабалов и обратился к молодежи со следующими словами:
-- Дети мои, мы идем неизвестно куда. Если казаки нас не поддержат, мы обречены на смерть. Мы, офицеры, - это одно, а вы другое, и в случае неудачи вас ждет страшная смерть. Сегодня мы еще можем направить вас в безопасное место, откуда вы возвратитесь домой. Подумайте об этом, а вечером я приду за ответом.
Я стал приводить взвод в порядок, заставил молодежь и всех моих подчиненных чистить винтовки и пулеметы. Кадеты откуда-то достали пулеметы и никому их не отдают, даже прячут. После чистки кадеты гимназисты попросили у меня разрешения отправиться в поиски за едой. Я их спросил, где они могут в такой обстановке достать еду и есть ли у них деньги на покупку таковой. Они ответили, чтобы я не беспокоился. В общем, человек 8 молодежи исчезли и начали свои поиски. Оказывается, что кадеты умели добывать еду, они умели уговаривать казачек и хозяек-хуторянок и всегда что-то получали. Поэтому я прозвал их "дипломатами".
Девицы остриглись, надели на себя штаны и сапоги, сшили себе вещевые мешки и санитарные сумки и добыли даже санитарный материал. Вечером пришел в наше расположение генерал Хабалов. Я построил свою команду. Никто из молодежи не пожелал уйти. На это генерал им сказал:
-- Россию защищают дети. А где же отцы? А вам, взводному командиру, я хочу сказать, чтобы не бросали зря в боевую кашу мальчиков и девочек. Храни вас Господь, дети!
Из всего отряда в мой взвод направлялись все молодые люди, и взвод имел специальное назначение; на него была возложена обязанность вести разведку и поддерживать техническую связь с другими частями. Вo взводе у меня было 20 молодых офицеров, 60 подростков и молодых девиц. Инженерная рота состояла из 4-х взводов. Каждый взвод имел свое назначение и действовал самостоятельно. Первым взводом командовал военный инженер полковник Сергей Васильевич Попов – он же заместитель командира роты; во главе второго взвода находился полковник-сапер Петр К.Алексеев. Третьим взводом командовал саперный капитан В.Бершов, а четвертым я, капитан Петр Т.Казамаров. Рота обслуживала технически весь отряд и считалась также боевым резервом отряда.
Через день все отдельные отряды были собраны в один Кубанский стрелковый полк. Командиром полка был назначен В.М.Тунеберг, который из штабс-капитанов был произведен в полковники. Кроме того, был сформирован отдельный батальон, командиром которого был назначен полковник Улагай. Также был образован Черкесский Конный полк. Конные полки были собраны в Гвардейский Конный дивизион, которым командой полковник Кузнецов. Кроме того, было образовано еще несколько сотен конников-казаков под командой полковника Косинова. В общем, состав Кубанского отряда доходил до 4000 человек. Помимо этого, были еще разные охранные отряды, как, например, отряд Государственного Банка и отряд Кубанской Краевой Рады. К этому надо прибавить неорганизованное гражданское население, обоз раненых. Многие интеллигентные покинули Екатеринодар. К этому надо прибавить еще образованные батареи - первая под командой полковника Крамарева и вторая есаула Корсуна. Всем Кубанским отрядом командовал полковник Покровский, произведенный в чин генерала, а над всей конницей был поставлен генерал Эрдели.
После приведения всех в порядок отряд выступил по направлению к станице Пензенской, где были получены сведения, что армия генерала Корнилова покинула Ростов и идет к Екатеринодару.
В станице Пензенской отряд разделился. Ночью ушла в горы гвардейская казачья конница под командой полковника Кузнецова и вся батарея есаула Корсуна. Это было большим ударом для отряда. Отряд был поколеблен тем, что оторвалась от нас лучшая часть нашей Армии, но к 12 часам порядок в отряде был восстановлен, и принято общее решение идти навстречу генералу Корнилову... Хотели переправиться через Кубань у станицы Пашковской, чтобы потом идти обратно в Екатеринодар, но переправа отряду не удалась. Тогда было решено уходить в горы. При нашем возвращении закипел бой у станицы Калужской, где большевики скопили большие силы. Я получил приказ охранять наш крайний левый фланг, и мы стали на позицию левее отряда полковника Улагая.
Две из наших девиц взяли винтовки, а другие стали санитарка- ми, за пулеметами находились кадеты под наблюдением офице ров. Бой был очень упорный. Когда полковник Филимонов, наш Кубанский атаман, увидел, что противник постепенно усиливает ся, он решил проехать по тылам. Он поднял всех стариков, кото- рые влились к нам и образовали также несколько цепей, причем некоторые были безоружными. Когда большевики заметили, что к нам подошло большое подкрепление, они стали постепенно отходить. Конная атака Красных на наш левый фланг нашими пулеметчиками отбита. Некоторые из Красных всадников подскакали к нам на 30 шагов, но были пулеметным огнем остановлены.
В это время, когда наша победа уже была обозначена, вдруг в направлении к станице Калужской появилось несколько всад- ников, у них были белые повязки на шапках и папахах. Их сопро- вождали некоторые черкесы. Все, которые их заметили, начали кричать, что это Корниловцы. Сначала никто этому не верил, думали, что это подозрительный трюк, но черкесы, которые стали прибывать к нам, сказали, что Корнилов действительно находится уже близко от нас. Можно сказать, что весь наш тыл поднялся, все стали кричать, что Корнилов пришел.
Фронт, как один человек, поднялся, все ринулись вперед, и станица Калужская была быстро взята нами. В это время стал накрапывать дождь, и наших раненых мы начали спешно отправлять в станицу, рота заночевала на хуторах.
Генерал Хабалов потом благодарил наших юных бойцов и позд- равлял с первым боевым крещением. В ответ на это юноши и девицы вместе прокричали "Рады стараться" и закончили громовым «ура».
В этом бою особенно отличился капитан Николай Иванович Симоненко, который построил через речку и таким образом дал нашим батареям возможность переправиться на ту сторону и черкесской коннице зайти в тыл красных. Бой был для нас тяжелым, и надо отдать справедливость Корниловцам, что они нас спасли. Это мало кто знал.
На следующий день наша рота была двинута на станицу Калуж скую. Начались более сильные дожди, холодные, смешанные со снегом. Наш взвод сидел в теплых хатах. Девицы беззаботно смеялись и даже не предчувствовали, что мы находимся на краю гибели, так как Красные не оставляли нас в покое. Отряд полковника Кузнецова, оторвавшись от нас и обессилив наш отряд на 400 человек лучшей конницы, пропал горах и попал в руки к большевикам. Полковник Кузнецов был убит, есаул Корсун был посажен в Майкопскую тюрьму, откуда был потом спасен.
Полк. П.Т.Казамаров.
Журнал "Первопоходник" № 5, февраль 1972 г.

ГРАФ ОРЛОВ

ШЕНКУРСКОЕ ВОССТАНИЕ

В начале июля 1918 года исполкомы волостных Советов Архангельской губернии получили срочную телеграмму губернского военного комиссариата. Она извещала местные органы власти о том, что на основании декрета Совнаркома от 12 июня и постановления 2-го губернского съезда Советов объявляется мобилизация в Красную Армию. Призыву подлежа- ли рабочие и крестьяне пяти возрастов, т.е. мужчины, родив- шиеся в 1893-1897 гг.
Шенкурский уезд должен был поставить в армию Пролетариата 1330 человек, 125 обозных лошадей с упряжью и 50 повозок. “Порядок реквизиции лошадей и повозок, - гласил текст депеши, - размер платы за них должен быть указан местным исполко- мом. О числе принятых на службу ежедневно доносить телеграфом губернскому военкомату. Первым днем мобилиза- ции считать 4 июля сего года”.
Уездный военкомат выслал во все волости расписание явки мобилизованных в течение пяти дней, а также сведения о числе лошадей и повозок от каждой волости.
...Книга протоколов заседаний исполкома Шенкурского уезд- ного совета зафиксировала данные о наиболее важных мерах, предпринятых этим органом власти по проведению в жизнь декрета о мобилизации. Своим решением от 3 июля исполком поручил военному отделу разработать план призыва, издать специальное обращение к населению. С 4 июля город Шенкурск и уезд перешли на военное положение. Именно в этот день в уездном центре появилась первая партия новобранцев.
Поведение бывших солдат, собравшихся вместе, сразу же выз- вало тревогу у членов исполкома. Во всяком случае, 5 июля они дважды проводили заседания. Первое заседание, происходив- шее, очевидно, утром, поручило немедленно выступить перед мобилизованными Ивану и Василию Боговым. Контакт предсе- дателя уездисполкома и военкома уезда с прибывшими в город крестьянами не дал желаемых результатов.
Мобилизованные потребовали ответа на вопросы: на какой срок их призывают в армию? Какова цель мобилизации? Куда и против кого их будут направлять после призыва в армию? Как будут жить их и без того обнищавшие за военные годы семьи?
Не получив вразумительного ответа на эти вопросы, крестьяне вынесли протест против постановления губисполкома о моби- лизации.
Решение второго заседания отразило суть разыгравшихся на митинге событий. Иван и Василий Боговые столкнулись с едино- душным противодействием крестьян, заявивших о своем нежелании идти в Красную Армию.
В Шенкурский уезд направились чрезвычайный комиссар М.С. Новов и его помощники П. Олунин и А. Вялов.
Между тем, сообщения с мест день ото дня становились все более тревожными. Через короткое время у губисполкома уже не осталось никаких иллюзий относительно хода начавшейся мобилизации. Телеграммы из уездов свидетельствовали о пол- ном ее провале. Военкомы из Пинеги, Онеги , Холмогор и Шен- курска докладывали о массовых протестах крестьян против мобилизации, откровенном нежелании идти в Красную Армию.
Особенно тревожные вести поступали об обстановке в Шенкур- ском уезде. Губисполком систематически информировал руко- водителей Советской России В. Ленина и Л. Троцкого о ситуа- ции, сложившейся на Севере.
Уже 7 июля губернские власти докладывали в Москву: “В Шен- курском уезде настроение масс к мобилизации отрицательное. Мобилизованные требуют разъяснения, на какой срок они призываются, а также какова цель призыва...”.
А через несколько дней ситуация существенно изменилась. “Положение Архангельской губернии в связи с объявлением мобилизации тяжелое, - говорилось в пространной телеграмме, направленной в центральные органы власти. - В Шенкурске идет бой между отрядами Красной Армии и мобилизованными, во главе которых стоят левые эсеры. Четыре комиссара по мобилизации, члены губисполкома, захвачены...В Пинежском уезде мобилизованные отказались ехать в Архангельск и тре- буют оружия. В Онежском уезде набрали отряд рабочих 120-150 человек, крестьяне же отказываются от мобилизации... Настроение населения враждебное мобилизации...Применить террор нет сил. Архангельск висит на волоске...”.
В этой острой ситуации исполком губернского совета принял решение срочно направить в Шенкурск нового комиссара, Андрея Петровича Попова, с целью "улаживания конфликта на почве мобилизации между населением некоторых волостей и советской властью”. Бывший председатель губисполкома, руководитель губернской организации левых эсеров, возведен- ный в ранг чрезвычайного комиссара, получил самые широкие полномочия. Ему вменялось в обязанность “всеми мирными средствами, а если не удастся, то всеми мерами, какие он най- дет необходимыми, в крайнем случае вплоть до отмены мобили зации включительно, уладить конфликт”.
25 июля на закрытом заседании президиума губисполкома Зенькович подробно изложил свои соображения об этих переговорах. Будучи профессиональным телеграфистом, он отметил, что в Шенкурске на телеграфном аппарате во время очередного сеанса связи работал не военный руководитель уезда Богданов, почерк которого Зенькович хорошо знал, а другое лицо. И этот человек не смог ответить ни на один из зара нее оговоренных между ними вопросов. Говоривший от имени военкома представитель и Андрей Попов требовали лишь одного не направлять в Шенкурск вооруженных сил. В тоне беседы, в которой, по признанию А. Зеньковича, безспорно, участвовал А. Попов, “чувствовалось отчаяние”. Губернский военный комиссар закончил свое выступление выводом о том, что “в Шенкурске дело Советской власти висит на волоске и необходимы срочные меры для немедленной ликвидации контрреволюционного выступления, подавления его безпощадными мерами”.
Президиум губисполкома, на закрытом заседании которого присутствовали пять человек (С. Попов, П. Виноградов, М. Яунзолинь, А. Зенькович и А. Геккер), постановил: “Отправить тов. П. Виноградова в Шенкурский уезд для ликвидации "бело- гвардейского выступления" с самыми широкими полномочи- ями. Разрешить тов. Виноградову формирование необходимого для этой цели отряда и набора технических средств по его собст венному усмотрению. Уполномочиваем тов. П. Виноградова подчинить себе все военные силы Шенкурского уезда и пере- дать ему, если будет нужно, власть над уездным исполкомом и всеми комиссарами, посланными в уезд до него.
Разрешить т. П. Виноградову даже в случае угрозы "белогвардей цев" расстрелять заложников (Новова, Попова, Вялова и других), двигаться вперед, овладеть властью и смести все, что окажет сопротивление, а также устроить полевой суд на месте”.
Нетрудно заметить существенное различие между полномо- чиями, которые получили комиссары А. Попов и П. Виноградов. Если на первом этапе выступления шенкурских крестьян губисполком пытался мирным путем решить вопрос, искал разумного компромисса с мобилизованными, то Виноградов, по сути дела, наделялся правами военного диктатора, имевшего цель силой оружия расправиться с восставшими, которых уже откровенно именовали "белогвардейцами" и контрреволюционе рами.
Через трое суток новый, уже пятый по счету комиссар с неболь- шим отрядом направился в Шенкурск. А следом за ним по распоряжению командующего сухопутными и морскими вооруженными силами архангельского района Н.Д. Потапова “против контрреволюционеров в Шенкурском уезде отправился отряд численностью в 50 человек при четырех пулеметах”.
Очень важное свидетельство об участии в подготовке Шенкурс- кого восстания оставил в своих мемуарах, написанных в эмигра ции, Георгий Чаплин  организатор антисоветского выступления в Архангельске 2 августа 1918 года, первый Командующий Белогвардейскими вооруженными силами Северной области.
Узнав о недовольстве крестьян, он направил в Шенкурск две- надцать лучших офицеров, которые были в его распоряжении. “И вскоре,  вспоминал Чаплин,  во всем уезде вспыхнуло восста- ние, которое продолжалось свыше двух недель, вплоть до заня- тия нами Архангельска”.
Первую попытку публично объяснить причины Шенкурского восстания его руководители предприняли в специальной листовке “Воззвание населению Шенкурского уезда”. Это воззвание, вероятно, вышло в свет 22 июля, т.е. на следующий день после захвата восставшими города.
В нем говорилось: “Власть, назвавшая себя рабочей и крестьян- ской, НАГЛО обманула народ. Вместо хлеба, мира и воли она дала измученному народу голод, братоубийственную бойню и вконец растоптала все свободы. В довершение всех насилий эта власть объявила новую мобилизацию и послала карательные отряды для борьбы с непокорными им волостями и уездами...
Один из таких карательных отрядов явился в наш Шенкурский уезд. Угрозами, насилием и арестами главари этого отряда Новов, Олунин и Вялов стремились выслужиться перед начальством и заставить уезд мобилизоваться неведомо во имя чего и для борьбы с каким врагом.... .... ..... .....
Мы, мобилизованные ближайших к Шенкурску волостей, не вынесли произвола губернских сатрапов и подняли против них ВОССТАНИЕ. Насильники арестованы и находятся в надежном месте. Арестован и их руководитель и тиран уезда Георгий Иванов”.
За короткий срок восставшие заняли телеграф, казначейство, здание милиции, помещение воинского начальника, располо- женное возле последнего укрытия советских работников и красноармейцев, казармы, пытались подчинить своему влия- нию уездные органы власти..
Между тем, обстановка в городе и уезде становилась все более тревожной. 23 июля вечером стало известно о том, что в Двинс ком Березнике высадился отряд красноармейцев, направляв- шийся для подавления восстания.
Комендант города в специальном обращении к населению извещал:
“Враги народа, его свободы не дремлют. Они организуются для насилия над вами и посылают отряды для подавления восста- ния...Товарищи! Помните, что насильники народа в случае нашей неудачи обещают залить кровью наш родной уезд и погонят нас на войну, как стадо баранов”.
Руководители восстания призывали крестьян организовывать немедленно вооруженные отряды, чтобы быть готовыми в каж- дую минуту явиться в Шенкурск на помощь восставшим. В первые дни телеграммы на места носили общий характер. “Немедленно собирайте оружие, даже ночью. Срочно отправляйте в Шенкурск”, - говорилось в одной из телеграмм руководителей восстания. “Немедленно выступайте со всем оружием”, - звучал призыв в другой депеше.
Чуть позже требования стали более конкретными. 25 июля военный комитет обязал волостные органы власти 9 волостей и 10 обществ “тот час же” прислать на пополнение отряда 65 человек и с ними 90 винтовок и патроны.
“Медлить нельзя,  требовал комитет мобилизованных.  Красноармейцы приближаются к Шенкурску. Нужно принять бой во всеоружии...". "По возможности захватите с собой крупы и сухарей,  добавлялось в конце телеграммы.  Скорее спешите на помощь, дабы не было недостатка в вооруженной силе “.
Более сорока человек, в том числе 34 красноармейца, 8 членов исполкома, работники военкомата находились в казарме с вечера 21 до 25 июля, т.е. четверо суток. Положение осажден- ных день ото дня становилось все труднее. Иссякли продукты питания, не было возможности пополнить запасы воды.
Сдача красноармейцев и членов исполкома явились наиболее весомым достижением восставших крестьян. В специальной листовке, изданной по поводу этого события, комитет мобили- зованных извещал население города и уезда: “Мы, мобили- зованные большинства волостей Шенкурского уезда, одержали новую решительную победу. Шенкурская казарма, бывшая в течение четырех дней опорой латышей и красноармейцев, сдана насильниками власти в руки восставшего народа.
Насильники разоружены и заключены в тюрьму при условии их личной безопасности. Арестованы члены уездисполкома, стре­лявшие в родной город, и член губисполкома Р. Пластинина”.
После захвата казармы восставшие получили в распоряжение два пулемета, 73 винтовки и берданки, 84 револьвера, более 30 шашек, много патронов. Казалось, что теперь положение моби- лизованных упрочилось, т. к. был ликвидирован основной очаг сопротивления сторонников Советской власти.
В тот же день руководителям восстания стало известно о высад ке в Двинском Березнике нового отряда красноармейцев, направлявшегося в Шенкурск. В упомянутой выше листовке комитет мобилизованных призывал:
“Неослабно следить за всеми пароходами, идущими вверх по Ваге, обезоруживать насильников, стремящихся подавить народ ное движение.
Нужно быть всем едиными в минуту опасности!
Поддерживайте, товарищи, связь между собой, организуйте дружины для охраны края от Красного натиска. Зовите другие уезды на помощь себе“.
Общее собрание крестьян Среднепаденьгской волости в своей резолюции от 30 июля в ответ на просьбу восставших о помощи постановило: “Выставить на помощь все население в возрасте от 16 до 55 лет. Выступить сегодня, захватив с собой все вооружение, у кого какое есть: винтовки, револьверы, дробо- вики, патроны”.
Жители Остахинского общества полностью солидаризирова- лись с восставшими, назвав восстание справедливым актом. В ответ на листовки и приказы властей, в частности П. Виногра- дова с бранью в адрес руководителей восстания, они заявили: “Главарей в ходе восстания не было... Все они (восставшие - Е.О.) исполняли волю мобилизованных...” Собрание отметило также, что членов губисполкома - заложников пока не следует освобождать.
Не сдвинулось ни на шаг дело мобилизации в Красную Армию и в Паденьгской волости. Получив решения 7-го съезда Советов и приказы П. Виноградова, 183 крестьянина этой волости на своем собрании 10 августа единогласно заявили: “Проводить мобилизацию насильственным образом не желаем.. А вступа- ющих добровольцев в Красную Армию в нашей волости не оказалось”.
Подобные оценки и заявления содержались в резолюциях собраний крестьян не только верхних, но и нижних волостей, расположенных вдоль Ваги и на берегах Двины.
112 крестьян Шилингско-Прилуцкого общества, обсудив просьбу восставших о помощи, решили: “Мы вооружиться не можем, так как нечем. Если вы нас вооружите, то мы выступим на защиту своих прав и вам на помощь в районе Усть-Ваги и Березника для того, чтобы задержать отряд”.(Имелся в виду отряд красно- армейцев, шедший из Архангельска - Е.О.).
Шенкурск явился одним из первых пунктов губернии, где антисоветские настроения выплеснулись наружу.
Подводя итог этому разделу своего повествования, хочу отме- тить, что наибольшую активность перед началом восстания проявили мобилизованные 11 верхних волостей. В их число входили Благовещенская, Верхосуландская, Верхопаденьгская, Остахинская, Среднепаденьгская, Паденьгская, Устьпадень- гская, Шахановская, Шереньгская, Афаносовская и Великонико- лаевская волости. Представители этих территорий присутство- вали на митинге в Спасском, где были, очевидно, сформированы руководящие органы восстания. Иван Боговой в своей книге “Шенкурское восстание” заметил, что к этим волос- тям “сразу же примкнули бывшее офицерство, часть учительс- тва, чиновничества и городские торговцы”.
Безспорным является тот факт, что жители вышеупомянутых волостей поддерживали мобилизованных морально и матери- ально и в ходе восстания.
2 августа антисоветские силы захватили Архангельск.
ГРАФ ОРЛОВ

«С НАМИ БОГ И ЦАРЬ МИХАИЛ-II»

B 1920-21 годах, вся Россия была охвачена крестьянской войной против Советской власти. Доведённое произволом Красных оккупантов до отчаянья, крестьянство, ранее занимавшее по отношению к ленинцам нейтралитет (ибо даже представить себе не могли, чем на деле обернётся прятавшаяся под столь привлекательными лозунгами власть большевиков), поголовно поднялось на борьбу с засевшими в Кремле коммунистами. Современные леваки любят выдавать Повстанческое Движе- ние 20-х годов за некое проявление "русского бунтарского духа", якобы подтвеждающее их безумные теории классовой розни и склонность русского крестьянства к социализму, но на деле мы видим, что события 20-х годов, это припозднившееся присоеди- нение всей массы крестьянства к общенациональному сопро- тивлению Русского общества коммунистической оккупации, то есть к Белой борьбе (однако, начиная с 1917 года во всех Белых армиях всегда сражалась значительная доля крестьян). Как мы видим, в Повстанческих формированиях представлены все классы Русского общества, сплочённые одной целью - сбросить иго ленинской банды. Более того, зачастую крестьянские Повстанцы провозглашали откровенно монархические лозунги, на что в истории Белой борьбы решались только генералы Дитерихс и Унгерн. Да, большинство крестьянских восстаний проходило под лозунгом "за советскую власть без жидов и коммунистов", но это говорит лишь о политической безграмот- ности российского крестьянства и совершенном непонимании того, кто такие коммунисты и что такое "Советская власть". Опять же, даже такие восстания были лишены риторики социа- льной розни и не имели своей целью ни "уничтожения буржуев", ни "Мировой революции", а были лишь адекватным ответом крестьян на большевистский Террор. Плечом к плечу с восста- вшими крестьянами сражались против большевиков и русские офицеры, зачастую выходцы из дворянства, и интеллигенция, и казаки - весь Русский народ. К теме крестьянских восстаний, проходивших под лозунгом восстановления Монархии мы уже обращались, сегодня вспомним ещё несколько примеров.

Вьюнско-Колыванский мятеж (июль-август 1920 г.)
Не позднее 7 июля 1920. Воззвание И.Е.Александрова к крестьянам Новониколаевского уезда: 'Товарищи крестьяне! Нами и соседними с нами волостями, городом Колываном и почти всеми волостями, начиная от г. Томска, грабители-коммунисты от власти сброшены. Просим организоваться, формировать партизанские отряды, выступать против них всем, кто с чем только может. Товарищи, помогите и убедитесь, что только мы все организованно можем подавить коммунис- тов. Формируйте отряды поскорее и бросайтесь на коммуни- стов, и занимайте соседние селения, двигаясь вперед. Ждем, товарищи крестьяне,
P.S. Командирам полков: для передачи соседним волостям, чтобы они поскорее организовались и встали все на защиту себя'
Доклад отдела управления Новониколаевского уездного Исполкома Советов в отдел Управления Сибревкома

г. Ново-Николаевск. 11 августа 1920 г.

…Колыванское восстание, начавшееся 6 июля с.г., в короткий срок (2 дня) охватило до 10 волостей Ново-Николаевского уезда несколько соседних волостей Томского уезда. Восстание подго- товлялось конспиративными группами офицерства и местного контрреволюционного элемента, забравшегося в глухие таеж- ные утлы (пасеки, заимки, острова с рыбацкими хижинами и т.п.)…
…Будучи по своему составу чисто Монархической, офицерская организация до восстания определенных лозунгов не бросала, ведя общую растравляющую работу, используя каждый промах местных органов власти, базируясь на собственническом инсти нкте крестьянина, особенно в продовольственном вопросе и вопросе трудовой повинности. В начале восстания были броше- ны лозунги: «Бей коммунистов, жидов». Были выброшены белые флаги. В среде интеллигенции (на захваченном ими пароходе «Урицкий») и кулацкой части деревни еще 6 июля велась агитация под лозунг «За Царя Михаила, за Единую, неделимую Россию во главе с Монархом». Впоследствии (8 июля), учитывая настроение восставших крестьянских масс, вылившееся в явную враждебность как к белому флагу, так равно и к разгово- рам о Михаиле, Повстанческое ядро, образовав повстанческий окружной временный исполком, широко бросило лозунг «За Советскую власть без коммунистов». Характерны попытки, кстати неудачные, и в кулацких группах и в массе популяризи- ровать лозунг «За Учредительное собрание, за буфер от моря до Урала»…

Заведующий отделом управления уезда Голиков Секретарь [подпись неразборчива]
РГВА Ф. 7. Оп. 5. Д. 144. Лл. 1, 2. Машинописный подлинник. Цитируется по: Сибирская Вандея. Документы. В 2-хт. / Под ред. акад. А.Н. Яковлева; сост. В.И. Шишкин. Том 1 (1919-1920). — М., 2000. С. .342-343.

Оперативная сводка действий Северо-западной группы Советских войск.

г. Ново-Николаевск. 1 августа 1920 г.

Ровно в 24 часа 10 июля с. Тырышкино было окружено 2 и 4-м отрядами и занято 2-м отрядом под командой товарища Емельяненко. По занятии села немедленно были освобождены все арестованные коммунисты, восстановлена власть Советов. Разверстка, служившая одной из причин восстания, исполнена крестьянами в минимальный срок. Хлеб большими обозами потянулся в гор. Колывань на ссыпные пункты. Никаких недора зумений в связи с разверсткой не возникало. Крестьяне обратились к мирному труду.
Большая часть бандитов была захвачена в самом селе и вылов- лена в ближайших окрестностях его, меньшая же часть пани- чески бежала в с. Вахрушево, Подгорное и Чаус. Вместе с много- численными трофеями, взятыми в с. Тырышкино, захвачен главный штаб с белым знаменем с надписью «Партизанский отряд» и со всеми делами отрядов бандитов, с приказом о мобилизации с 18 до 45 лет и главарями банд начальником штаба Александровым и его заместителем Мальцевым…

Командующий сводной северо-западной группой Советских войск, командир и военком 2-го запасного стрелкового полка Гиршович.

Начальник штаба [подпись неразборчива]
ГАТО. Ф.р. 521. Оп. 1.Д50.Л. 1 а. Машинописный подлинник. Цитируется по: Сибирская Вандея. Документы. В 2-хт. / Под ред. акад. А.Н. Яковлева; сост. В.И. Шишкин. Том 1 (1919-1920). — М., 2000. С 309.

ИШИМСКОЕ ВОССТАНИЕ. 1921 год.
Доклад военного комиссара советской группы войск района Омск – Тюмень Корнякова начальнику политуправления войск Сибири «О работе на повстанческом фронте Омск –Тюмень».

Б.м. 9 марта 1921 г.

В политическом отношении повстанцы опирались главным образом на недовольство крестьянства продовольственной советской работой, старались выказать себя защитниками от коммунистов. Определить конечную их цель невозможно. И, как видно, ясно выраженной, строго определенной, однообразной даже для руководителей [цели] не имелось. В большинстве [случаев] оставался принцип Советской власти, но сразу же волостям предоставлялось право переизбрать Советы и про- вести туда такой элемент, который активно бы поддерживал Повстанцев. Большинство воззваний базируется на Советы, но без коммунистов, называя себя действительными представи- телями народа. Иногда попадались воззвания с эсеровскими лозунгами, но ярко выраженной их программы не видно. В массе распространялось одно слепое недовольство без указа- ния какого-либо конечного исхода. Очень часто лозунги доходили до Монархических, и даже появляются трехцветные знамена.

РГВА Ф. 16. Оп. 2. Д. 88. Л . 29. Машинописный подлинник. РГВА Ф. 28149. Оп. 1. Д. 1. Л . 26. Машинописный отпуск. Цитируется по: Сибирская Вандея. Документы. В 2-хт. / Под ред. акад. А.Н. Яковлева; сост. В.И. Шишкин. Том 2 (1920-1921). — М., 2001. С. .373.

Политический отчет Тюменского губкома РКП(б) за февраль – март 1921 года.
г. Тюмень. Апрель 1921 г.

Политическая окраска восстаний сначала была довольно-таки пестра, но затем, с занятием Белыми Тобольска, значительно выровнялась по линии эсеровщины. Вот наиболее характерные лозунги:

1. «Долой коммунистов, да здравствует Советская власть»,

2. «Свободная торговля»,

3. «Да здравствует Временное правительство, долой коммунистов и хлебные разверстки»,

4. «Смерть коммунистам, да здравствует Советская власть»,

5 «Да здравствует Учредительное Собрание»,

6. «Долой коммунистов, не нужно товарищей»,

7. Наконец, наиболее колоритное: черное знамя с надписями белыми буквами «С нами Бог и Царь Михаил-II».

Гораздо выдержаннее и прямолинейнее лозунги в Тобольском районе (царство эсеров и отчасти кадетов):

1. «Долой коммунистов, да здравствуют хлеборобы»,

2. Власть должна принадлежать всему народу, а не одной какой-нибудь группе или партии»,

3. «Да здравствует свободный труд в свободном государстве»,

4. «Только та власть прочна, которая защищает власть трудящихся»,

5. «Да здравствует свободная Сибирь, да здравствует свободная Россия».

Но наиболее характерным и общим является лозунг: «Долой коммунистов, да здравствует Советская власть» или «Да здрав- ствует общенародная власть, но без коммунистов». Другие черносотенные лозунги наблюдались в отдельных местах, когда оголтелое кулачество не выдерживало тона и ускользало из-под руководства своих более толковых вожаков. Этот практический лозунг находил себе практическое применение (помимо вполне понятного поголовного уничтожения коммунистов) в строитель стве Повстанцами новой своей власти.

Секретарь Тюменского губ. к[омите]та РКП Сергей Аггеев
ЦЦООСО.Ф. 1494. Оп. 1 .Д. 41. Лл. 16-23. Машинописный подлинник. Цитируется по: Сибирская Вандея. Документы. В 2-хт. / Под ред. акад. А.Н. Яковлева; сост. В.И. Шишкин. Том 2 (1920-1921). — М., 2001. С. 688.
ГРАФ ОРЛОВ

ТРАГЕДИЯ ТРЕХРЕЧЬЯ

Трёхречье (Захинганье) - это территории за Большим Хинганом (горной системой на северо-востоке Китая и востоке Монголии). "Область трех рек" размером около 11500 кв.км образована притоками Амура - реками Сунгари, Уссури и Аргунь. Земли эти издавна посещалась забайкальцами, перегонявшими сюда стада и табуны на пастьбу, заготовлявшими здесь сено, охотившимися, а иногда и распахивавшими целинные земли. Отдельные русские хутора в Трёхречье появились довольно давно - до сих пор находят здесь избы поселенцев 1895-1900 гг. В описываемое время там жило не менее 18 000 чел. - выходцев из России.
+++ +++ +++
Массовый уход казаков в Китай начался как только большевики начали расправу с казачеством. Первыми ушли хозяева заим- ков по восточным притокам Аргуни - Хаулу, Дербулу, Гану, Мергелу. На Русской территории у них оставались лишь дома, немного коров и лошадей для домашнего обихода, а все остальное было уже в Китае.
Территория приаргунских станиц простиралась в 20-х годах от восточного берега Аргуни до западных склонов Большого Хингана, а с юга на север от КВЖД до верховьев Гана и Дебула. Места эти китайцами не обживались: зимы здесь суровы, лето засушливо. Поселились тут забайкальцы, как они думали, вре- менно, уверенные в скором возвращение на родную землю. Пока же вели довольно скромное хозяйство... Многие, спасаясь от принудительной коллективизации, селились не только в Трёхречье, но и в других местах Барги, достигая Хайлара и даже Харбина.

"В ночь на 1 октября на рассвете хутор Танехэ (35 вёрст от Якеши) был окружён Советским отрядом. Глава этого отряда потребовал от старшины посёлка именной список жителей Танехэ и собрал всё мужское население и 4-х учеников по 13-14 лет. Повели в сторону от посёлка, отведя версту, приказали собраться в кучу и сесть. И, наведя два пулемёта, расстреляли.
Жилища, имевшие запасы, сена, и два маслоделательных завода - Воронцова и Проскурякова - были сожжены... Убито и похоронено 64 человека. Напавший отряд численностью в 50 человек, из посёлка Танехэ отправился на посёлок Чанкир; в 20 верстах от посёлка Ты<...>ыр (неразборчиво), где также всё мужское население расстреляно. Убито и похоронено 26 чело- век...
По словам раненых они опознали советских партизан Забай- калья и Нового Цурухайтуя и Цагайтуя. Один из напавших, Топорков, убил своего зятя Кулакова, Сестра его просила на коленях не убивать её мужа.
Есть слухи, но ещё не проверенные, что посёлки Найжин и Кущи подверглись той же участи. Имеются сведения о том, что 4 октября в 5 часов утра отрядом красной конницы был сделан вторичный налёт на посёлок Танехэ в Трёхречье. Забрав по выбору женщин и 50 лучших лошадей с телегами, а также некоторое имущество, отряд к 11 часам ушёл по направлению к границе СССР...
Согласно сведениям за время с 1 октября Советскими отрядами расстреляно свыше 100 человек и разграблено до шести хуторов. За один вчерашний день большевики расстреляли ещё 50 человек сверх этих чисел. Мужчин расстреливали в ряд и рас стреливали из пулемётов на глазах жён, матерей и детей. Женщин заставляли приготовлять для убийц пищу, после чего над ними надругивались и затем расстреливали. Расстреливали также и детей до 10 летнего возраста. Даже моложе 5 лет бросали в колодцы на глазах у обезумевших матерей.
Советские информаторы сообщают, что было расстреляно 140 человек".
+++ +++ +++
"Гун-Бао" (№ 843, 8 октября 1929 г.) газета Русских эмигрантов в Китае
"Мы далеко не все представляем собой осколки отступившей в Китай частей Белой Армии, которые известны в СССР под названием "белобандитской шайки"... Заселяли Трёхречье главным образом Забайкальские и отчасти Амурские казаки, эмигрировавшие из СССР, в силу тяжелых экономических усло- вий. Никакой борьбы с Советской властью они ни на территории СССР, ни вне её никогда не вели. Придя в Трёхречье со своим скотом и частью с сельскохозяйственным инвентарём, они сразу же сели на землю и занялись хлебопашеством, сельским хозяйством, охотой и рыбной ловлей. Вначале эти переселенцы проходили, хотя и нелегально, но при попустительстве Советс- кой власти, которая смотрела на это сквозь пальцы, и только с конца прошлого года власти стали ставить препятствия пере- селенцам и, даже, бывали случаи, вооруженных стычек с погра- ничной стражей, но всё же эмигрировать удавалось.
В конце сентября в Трёхречье проникли незначительные красно армейцы, которые никаких агрессивных мер не проводили. Казаки тоже со своей стороны никакой вражды не проявляли. На другой день после этого явилась новая группа, которая уже от имени Советского командования предложила казакам вер- нуться или же хотя бы вернуть скот.
Через два дня налёт повторился. Проходя через разграбленный посёлок, красноармейцы объявили женщинам, что их мужья казнены по приказанию Советского Правительства и что они должны подвергнуться той же участи со своими детьми. Расстреляв оставшихся женщин и детей, красноармейцы направились в следующие посёлки, где повторили своё кровавое дело..."
"Гун-Бао" (№ 844, 9 октября 1929 г.)
+++ +++ +++
"Организован набег Советских частей, сделанным одновре- менно в нескольких пунктах этого района. Переправа через реку Аргунъ была совершена в один день, т. е. 28 сентября.
Отряд, разгромивший посёлки Цанкыр и Танехэ, прошёл предва рительно от реки Аргунъ около 150 вёрст и потому только 1 октя бря явился в населённый пункт и учинил свою расправу. Что же касается другого отряда, вышедшего сразу в населённый район на берегу Аргуни в 300 вёрстах от Хайлара, то там расправа, о которой только теперь стало известно, имела место ещё 28 сентября.
В этот день отряд Красных, состоящий из набранных в районе Нерчинских заводов молодых коммунистов и местных бывших каторжан, но производимый военным командованием Красной Армии, переправился на правый берег Аргуни. Переправа была проведена под прикрытием моторного катера, вооружённого пулемётами.
Отряд ок. 200 человек встретил на китайском берегу мужест- венное сопротивление небольшого китайского кордона (10 чел.) у посёлка Дамысо-бо. В результате этого сопротивления началь ник кордона Лю Си-фу и 6 человек китайских солдат были убиты.
Посёлок Комары подвергся немедленному же разграблению, почти все жители, не успели бежать и, не ожидавшие над собой расправы, были уничтожены, а имущество их разграблено и дома сожжены.
Здесь отряд перешёл в соседний посёлок Дамысово, насчиты- вающий несколько десятков домов и являющийся в этом рай- оне самым крупным и богатым. Зверству Красных в этом посёлке не было пределов. Расстреливались и убивались на месте не только мужчины, и женщины, но и малолетние дети. Были случаи, когда детей хватали и с высокого берега бросали в волны Аргуни, посылая "спасать родителей". Когда же обезумев- шая мать, бросившись за ребёнком, выплывала с ним, то тут же на берегу приканчивали и мать и дитя. Ворвавшись в дом мест- ного хуторянина Зырянова, Красные звери не остановились перед убийством его маленького сына трёх месяцев...
Ограбив и уничтожив поголовно таким образом целый ряд приб- режных по Аргуни беженских посёлков, Красные переправились обратно на свой берег, увезя с собой всё награбленное. Все дома были сожжены и посёлки почти сравнены с землёй. Трупы расстрелянных остались валяться на улице, где их застала смерть.
Недалеко от этого места в пути была настигнута Красными под- вода с маслом, следовавшая в Хайлар. Эту подводу сопровож- дали шесть человек. Большевики убили их всех и затем поло- жив их на подводу подожгли масло. Трупы в продолжении нескольких часов жарились и кипели в горящем масле".

ГРАФ ОРЛОВ

НЕ МОЖЕТ БЫТЬ НИКАКОГО ПЕРЕМИРИЯ С БОЛЬШЕВИКАМИ

«В последнее время большевиками и другими противогосу- дарственными элементами распространяются слухи, что якобы между ними и нами установится перемирие и все дела будут решены по обоюдному согласию.
Объявляю всем воинам, что указанные слухи изменники распро страняют с провокационной целью, чтобы ослабить дух и храб- рость наших Белых войск, чтобы ослабить наши силы.
Не может быть никакого перемирия между нашими войсками, защищающими жизнь, благополучие и верование всего Русского Народа, и красноармейскими шайками изменников, погубившими свою родную страну, ограбившими все народное имущество, надругавшимися над Верой и Святыней, не может быть соглашения между нашим Правительством, отстаиваю- щим право, справедливость и счастье народа, и засевшими в Святом Московском Кремле комиссарами, которые задались только одной целью - уничтожить нашу Родину - Россию и истребить наш народ.
Можно вступить в переговоры со всеми народностями России, у которых временно образовались особые Правительства, и верить, что с ними можно прийти к братскому и боголюбивому соглашению, которого мы искренне желаем, но с безчестными и преступными большевиками, с их представителями-убийцами и с мошенниками, для которых ни закон, ни договор не писаны, разговаривать не приходится…»

А.В. Колчак (из Приказа № 93 от 17 января 1919 г.)
ГРАФ ОРЛОВ

У НАС ОДНА ОРИЕНТАЦИЯ, ОДНО НАПРАВЛЕНИЕ - РУССКОЕ МЕЖДУ ТРЕХ СОСЕН (1943)

Петр Краснов
Газета «Парижский вестник» Париж №30 от 9 января 1943 года, с.1.

Зима… 1943 год. жестокая, ледяная вьюга воет кругом, метется безчисленными снежинками, залепляет глаза, глушит частые удары пушек зенитных батарей и грохот разрывов падающих самолетных бомб.
Который год жестокая военная вьюга?! Четвертый! – Четвертый год бредем по пояс в снегу, с залепленными снегом глазами, с обмерзшим зачугунелым лицом.

- «Хоть убей, следа не видно,
Сбились мы, что делать нам?
В поле бес нас водит видно,
Да кружит по сторонам»…
(А.С. Пушкин)

Заблудились между трех сосен.
Куда ни пойдем – все оне – да оне-же!... Не та, так другая…Где же выход? Где же дорога? Где же верный путь?
Наткнемся на одну…

Не самостоятельность… Искание ориентаций, «фильства»… - Ах, не продешевить бы нам Россию? Говорят: - Черчиль предлагает Сталину всю Финляндию, всю Польшу, Бессарабию… Границы 1914-го года… Да и больше того! Может быть, это он, Сталин, прав? Он подлинный патриот… Не делаем ли мы ошибки, что не ищем в стане врагов Европы, у масонов, у жидов, у англичан, у американцев?... Не идем теперь же к Сталину? Пока еще не позд но… Покаяться, и идти, ведь там такие перемены!!!
Гудит вокруг сосны вьюга. Нет ответа… Пуще сыплет снегом, запорашивает глаза.
Куда идти?... Кто укажет, где же дорога… в Россию? По колено в снегу бредем дальше… Опять – сосна…
Старики оставили в памяти незабвенное воспоминание о чем то светлом, райском, сытом, богатом, прекрасном, любящем и горя чо, безумно любимом… Они передали это представление молоде жи, никогда не знавшей родины… сторонушке своей.
Все уменьшительными, милыми именами и словечками…
Подумайте, как забьется сердце, когда – вот она – граница? Тот же лес, те же березы… Ах, нет! Совсем не те… Это наш лесок, наши милые русские березки… Все здесь другое и милое, милое Слышите… Никак, колокол звонит? Да вон она – церковь с купо- лами луковками… Мужики идут… Они ведь рады нас увидеть? Они примут нас. Смотрите, крестьяночки… девчоночки, несут яички, маслица… Они приветствуют нас… Дедушка, позволь, поможем тебе кошелочку донести»…
Гудит, воет, вьюга… Боже мой! Что сделали большевики?... До тла разрушен Севастополь. Царскосельский дворец в дырах бомбардировки… Петергофский чудо-дворец – сколько в нем исторических преданий – сметен с лица земли… Взорвана Киево-Печерская Лавра… Боже!.. Боже!.. Что они делают с Рос- сией?! Где же ея благость? Ея великая мудрость? Дальше. Дальше…
Кажется – вот и просвет. По иному шумит ветер…
Сосна… Нет дальше пути…
Ног все-таки? Это Россия?.. Милая наша Россия… Примем ее та- кою, как она нам представится. Нужно только… Понять и простить..
Ну… Пусть их!.. Да… Искалечили… Изуродовали, душу вынули… Лечить нужно, спасать… Ах, нет… Будем лобызать ее раны, при- мем все… Они не виноваты. Пусть Ленинград останется Ленин- градом, Екатеринослав – Днепропетровском, пусть Сталин- град… Ну их… Не все ли равно, в самом деле, что подлые имена гнуснейших палачей сменили имена творцов великой России?..
Вот и они… Тамошние… Военнопленные… Бойцы… Что же? Примем и «бойцов»… У нас на протяжении более двухсот лет непрерывной славы и побед – были солдаты… Помните: - «солдат есть имя знаменитое – первейший генерал и последний рядовой носят имя солдата»… Никак – во всем мире. А раньше у нас были воины. – «Воины благочестивые, славою и честью венчанные»… В гражданской, братоубийственной, жестокой кровавой войне появились «бойцы». Бойцы палачей Русского Народа – Ленина, Троцкого и Сталина… Там свои герои – оста- вим их… Кажется это в петушиных боях есть петухи бойцы… Ну, что вам? Не все ли равно?.. Примем бойцов…Примем и каркаю- щее идиотское «Здр-ра» в ответ на приветствие… Не нужно и молитвы. Они же не знают и не хотят Бога… Зачем насиловать совесть?.. Может быть без Бога даже и удобнее… И учебу их примем. Помните, у нас было, у стариков русских, - «ученье свет – не ученье тьма»… Пожалуй, вместо милого, дружественного, ласкового «до свиданья», скажем холодное, безличное, корот- кое – «пока!..»
Вы называете это иностранным словом «оппортунизм»…
Не нужно обижать их… они не виноваты. У них свой образовался Советский патриотизм. Зачем трогать его?.. Они так много страдали. И они не виноваты…
Все равно… Опять сосна… Нет нам пути на Родину… Не зовет нас: Чего то от нас иного хочет…
Куда идти?.. Чего она хочет?..
- Хоть убей, следа не видно,
Сбились мы, что делать нам?..
Просвет!.. Просвет! Затихает вьюга. Небо голубеет длинными полосами. Ветер как будто мягче. Весною пахнуло…
1943-й год… Во-оо-н она – Россия! Да не видите, что ли? Мы уже прикоснулись к ней… Не все, конечно… Ее услышали голоса. Ну, что же?.. Какая она?.. Да говорите скорее… не томите нас!
Хочет быть Русской… Неужели?.. Господи!.. А как же большевис- тские то достижения? Ведь большевики понастроили… созда- ли… все грамотные там… какие заводы, какая культура… как же это?..
Как хорошо об этом написал Николай Февр в своей статье «На развалинах большевизма»: …«Но что сделали большевики за двадцать пять лет своего владычества для того, что бы оста- лось ликвидировать? Ничего»… («Днепропетровск». «Новое Слово» №103). Сказал и доказал…
Ничего путного большевики не создали. Ничего большевицкого в России не хотят. Ни подлых кличек городам и весям, ни памя тников «отцу народов», ни политграмоты, ни большевистской орфографии. – Дайте хорошие книжки, по старому напечатан- ные. Дайте Тургенева, Гоголя, Пушкина»… Там хотят забыть про большевизм, как выздоравливающий тифозный хочет забыть душившие его кошмары.
Разрушены города, Храмы, древние Монастыри, дворцы, помес- тья, памятники… Значит – пропала Россия.
Не бывало так раньше? Помните Киев при Батые. Смоленск и Москва при Наполеоне… Хуже бывало, а отстраивались лучше и лучше.
Идем в Россию, но не со слезами умиления, не с уменьшитель- ными словечками, а с мужественным лицом, с твердым жела- нием работать, выкорчевать большевистскую ядовитую поро- сль и насадить прекрасный сад новой России, тесно связанной с ее великим прошлым.
Идем на тяжкий подвиг – не на праздник!
Мы Русские!.. Разве не в этом счастье, не в этом сила?.. У нас одна ориентация, одно направление – Русское… Злейшие враги России, уничтожившие ее и продолжающие ее добивать – еврейство и большевизм. Наш путь с теми, кто смело и открыто, мужественно, победоносно и с великой славой борется, не счи- тая жертв, с еврейством и большевизмом – наш путь с Герма- нией до конца…
Это не германофильство, но спасение России…
Наши враги - ее враги еврейский злобный, хищный, лживый мир, масонство и англо-американский капитал.

«Все мое», - сказало злато;
«Все мое», - сказал булат.
«Все куплю», - сказало злато;
«Все возьму», - сказал булат.

Его право… Булата… Право крови, жертвы и победы.

Честно приобщимся к этой крови, к этой победе – тогда получим право отнять у злата жидовского капитала и Россию…
Зима… 1943-й год… Метет, крутит вьюга…
Ужели и дальше:
- В поле бес нас водит видно,
Да кружит по сторонам…
Уже ли опять побредем тыкаться между трех сосен и не увидим России которая…
Вот она! Перед нами!

Атаман Петр Краснов.

ГРАФ ОРЛОВ

РУССКОЕ ОСВОБОДИТЕЛЬНОЕ АНТИБОЛЬШЕВИЦКОЕ ДВИЖЕНИЕ В КРЫМУ (1920 -- 1925 г.г.)

События, произошедшие на территории крымского полуострова после того, как от его берегов отчалил последний корабль Белого флота, в крымской истории являются, без сомнения, одними из наиболее страшных страниц.
С приходом большевиков полуостров захлестнул разнузданный Красный Террор, в результате которого Крым получил название «Всероссийского кладбища».
Тысячи людей были расстреляны; столько же было утоплено, повешено, либо погребено в земле заживо.
Покрывшийся густой сетью «человеческих боен», Крым превра- тился в подобие кромешного Ада.
До сих пор неизвестно точное число убиенных, однако даже по самым скромным подсчетам оно исчисляется десятками тысяч.
Однако развязанный большевиками безпрецедентный террор был отнюдь не единственным бедствием, пришедшим на крымскую землю.
После эвакуации войск генерала П.Н.Врангеля экономика полуострова пребывала в состоянии глубочайшего кризиса. В ноябре 1920 года объемы валовой промышленной продукции в сравнении с 1913 годом сократились в 4,6 раза. Многие промыш ленные предприятия были выведены из строя, некоторые из них были разрушены полностью.
Стояли Керченский металлургический завод, аэропланный завод Анатра в Симферополе, едва вытягивал треть своей мощности Севастопольский морской завод. Количество рабо- чих, особенно в горной и консервной промышленности, сократи лось в 7 раз.
Грузооборот железных дорог сократился в 10 раз, морских портов – более чем в 16 раз.
Вследствие полного расстройства финансовой системы произо- шло обесценивание денежных знаков.
Не лучше обстояли дела и в сельском хозяйстве. К началу 1921 года посевная площадь сократилась с 655,2 тыс. до 548,7 тыс. десятин, количество голов рабочего скота уменьшилось с 164 тыс. до 122 тыс.
Табачные плантации уменьшились в 9 раз, значительная часть садов и виноградников оказалась заброшенной.
Летом 1921 года в результате засухи в Крыму погибло 42% посе вов, 2/3 крупного рогатого скота, а уцелевшие посевы давали лишь несколько пудов с десятины. Вследствие этого уже в авгус те на полуострове начался голод, продолжавшийся до лета 1923 года и унесший приблизительно 100 тысяч жизней, что составля ло примерно 15% населения Крыма на 1921 год.
По причине этого бедствия 60,1% крестьянских хозяйств оста лись без скота, приблизительно столько же без сельхозинвен- таря, 28,8% без посева и 29,2% смогли засеять в 1922 году только по одной десятине.
Создавшееся на полуострове тяжелое положение усугубила безграмотная политика, игнорирующая местные условия, наце- ленная на «преодоление» кризиса путем грозных распоряжений, расстрелов и конфискаций.
Продразверстка, отмененная Х съездом РКП(б) в марте 1921 года, держалась в Крыму до июня.
При этом изъятие у населения продовольствия осуществлялось по фантастическим цифрам: постановлением Крымского рево- люционного комитета были утверждены следующие объемы продразверстки на 1921 год: 2 млн. пудов продовольственного хлеба, 2,4 млн. пудов кормовых культур, 80 тыс. голов крупного и мелкого скота, 400 тыс. пудов фуража.
Устанавливая такие высокие цифры задания, крымские власти руководствовались отнюдь не незнанием ситуации. Напротив, они прекрасно были осведомлены о том катастрофическом положении, которое сложилось в сельском хозяйстве. Мотивы принятия такого решения были следующими: во-первых, в дека- бре 1920 года Крым получил наряды на отправку хлеба в Советс кую Россию; во-вторых, за годы гражданской войны население городов полуострова выросло на одну треть, и в условиях офици ального запрета торговли такое огромное количество горожан во избежание голодного бунта властям нужно было как-то кор- мить; в-третьих, в 1920–1921 г.г. в Крыму находилось много частей Красной Армии (до 100 тыс.человек), стянутых сюда из разных районов – вплоть до Сибири, которые снабжались исключительно за счет местных ресурсов.
Продразверстка окончательно подорвала состояние крымского села, которое и без того было чрезвычайно плачевным. Весной 1921 года в качестве излишков изымали даже посевной фонд, так что властям в скором времени пришлось принимать меры к обеспечению крестьянских хозяйств посевным материалом.
Все вышеизложенное рождало в сознании жителей полуострова враждебное отношение к власти и создавало благодатную почву для развития повстанческого движения и других форм борьбы.
Вооруженное противодействие большевизму на территории Крыма началось в конце 1920 года, и продолжалось до 1925 года.
Главными очагами Повстанчества стали горные районы Крыма – так же, как и по прошествии двадцати с лишним лет они ста- нут базой партизанского движения в годы Второй мировой войны.
Социальную базу Повстанчества составили уцелевшие офице- ры и солдаты Русской армии Врангеля, махновцы, а также недовольные политикой власти крестьяне и жители городов.
Поодиночке и группами они уходили в горы и образовывали там небольшие отряды, насчитывающие от 40–30 до 300 человек. В отчетах ЧК эти формирования будут неизменно фигурировать как «банды бело-зеленых».
Возглавлялись эти отряды главным образом служившими у Врангеля офицерами, что позволяет (пусть даже отчасти и со множеством оговорок) считать антибольшевистское повстан- ческое движение на территории Крыма продолжением Белой борьбы против Красной Чумы.
Общая численность отрядов «бело-зеленых» в 1921–1922 г.г. составляла приблизительно 8–10 тыс. человек.
Поддерживаемые местным населением, повстанцы нападали на Советские учреждения, уничтожали советских работников, вели антибольшевистскую агитацию, по мере сил срывали планы продразверстки, налаживали связь с антибольшевис- тским подпольем как на территории Крыма, так и за его преде- лами.
Командиры таких повстанческих групп старались поддержи- вать среди своих подчиненных некоторое подобие воинской дисциплины, что, разумеется, не всегда удавалось в связи с преобладанием в повстанческих рядах не редко уголовного, развращенного революцией элемента.
Помимо вооруженных отрядов белогвардейской или анархи- ческой ориентации, в 20-е годы на территории Крыма действовали и чисто бандитские группы, не выдвигающие никаких политических лозунгов, а занимающиеся исключитель но грабежом и разбоями.
В качестве наглядной иллюстрации действий «зеленых» можно привести отрывок из книги Ивана Шмелева «Солнце мертвых»: «Продовольственный комиссар наш, на машине ехал... хотел с деньгами на родину тикать. Сичас из лесу выходют с ружьями... отчанные, не боятся! Ну, конечно, зеленые. Рангелевцы, не признают которые... Стой! Ершов фамилия? Все им известно! Долой слазь! Жену с детьми не тронули, отойти велели. А того сейчас цепями к машине прикрутили, горючкой полили и зажг- ли. Сго-рел! Мы, говорят, за народное право, у нас, говорят, до всего досмотр!..»
Действительно, «бело-зеленые» расправлялись с большевиками крайне жестоко. Так, командир одного из «зеленых» отрядов, бывший врангелевский капитан Спаи лично сжег на костре двух осведомителей ЧК.
Командир другого повстанческого отряда, атаман Захарченко, сделал налет на родную деревню Саблы, где в целях устраше- ния расстрелял председателя, секретаря и трех членов сельрев- кома, а само здание сельревкома подорвал с помощью двух ручных бомб.
В 1920–1921 г.г. «зелеными» были убиты председатель Алуштин ского ревкома Шилов, член Евпаторийского ревкома Лабренцис и ряд других представителей Советской власти.
Основной пик активности «бело-зеленых» пришелся на 1920–1922 годы. Умело применяя партизанскую тактику, повс- танцы совершали дерзкие диверсионные вылазки, после чего вновь уходили в горы. Возглавляющему Центральное управле- ние курортов Крыма (ЦУКК), члену Крымского областного комитета РКП (б), младшему брату В.И. Ленина, Д.Н. Ульянову, приходилось выезжать по служебным делам «в сопровождении двух чекистов, вооруженных пулеметом «максим».
В мае – июне 1921 года всплеск антибольшевистского вооружен ного движения достиг таких размеров, что почти полностью прекратилось автомобильное и гужевое сообщение между уездами.
В ответ на это большевики брали в заложники родственников повстанцев и членов их семей. К июлю 1921 г. по тюрьмам Крыма за связь с «зелеными» сидело свыше 500 заложников.
Многие из них впоследствии были расстреляны.
В ультимативной форме обратившись к населению сразу нес- кольких деревень (Демерджи, Шумы, Корбек, Саблы и др.), большевики потребовали немедленной выдачи всех ушедших в горы, в противном случае угрожая предать данные населенные пункты огню. В ответ на это зеленые пообещали, что в случае исполнения угрозы они вырежут всех коммунистов и их семьи не только в деревнях, но и в таких городах как Алушта, Симеиз и Судак.
В итоге предъявленный Красными ультиматум не был приведен в исполнение.
В Феодосии по подозрению в связи с «зелеными» были расстре- ляны 3 гимназиста и 4 гимназистки в возрасте 15 – 16 лет.
Выступая 2 марта 1922 года с докладом на второй сессии Крымского ЦИК, председатель Крым ЦИК Ю.П. Гавен отмечал, что «осенью 1921 года в Крыму усилился бандитизм, в котором участвовали Белые офицеры и крестьяне-татары. Но его тогда не удалось ликвидировать».
Несмотря на внешний размах Повстанческого Движения, внутри оно было чрезвычайно слабо. Прежде всего из-за отсутствия организованности, единого руководящего центра, а также единой политической и идейной платформы.
Справедливости ради нужно отметить, что попытки объедине- ния повстанческих групп все же предпринимались, в частности, подпольной организацией М.Дионисьева, объявившего себя Временным Правителем России и издавшего свою программу под названием «Наказ N 1».
В «Наказе» говорилось о необходимости отмены смертной казни для всех политических противников, кроме Ленина, Троцкого и ряда высокопоставленных советских чиновников.
Рядовых русских коммунистов, предполагалось не подвергать ни суду, ни каким-либо другим преследованиям. Коммунистов-евреев, согласно решению Дионисьева, следовало судить и высылать за пределы страны.
В программе также провозглашалась свобода выборов и в будущем – созыв Учредительного собрания.
В июле 1921 года, после того как рядом руководителей «бело-зеленых» отрядов были подписаны мирные соглашения с боль- шевиками, повстанческое движение на территории Крыма, казалось, начинает идти на убыль, однако меньше, чем месяц, принимает прежний размах.
«Зелеными» осуществлялись нападения на советские учреж- дения, взятие в плен либо убийства красноармейцев, чекистов и партийных работников. Нередкими были случаи нападений повстанцев на воинские подразделения, посты и заставы.
Так, 6 октября 1921 года взвод 5-й роты Комполка подвергся нападению вооруженной повстанческой группы численностью около 30 человек. 29 ноября 1921 года 3-я рота войск Особого Назначения была атакована в городе Старый Крым отрядом «зеленых» неизвестной численности. Захватив 2 пулемета, 10 пулеметных лент, 4 000 патронов, повстанцы скрылись в лесу.
К первой половине 1923 года в вооруженном противоборстве большевиков и сил контрреволюции наступает относительное затишье. Но уже в мае 1923 года отчетные материалы ЧОН вновь зафиксировали нападения повстанческих групп на участ ке второй роты 23-го пограничного батальона в районе Севас- тополя. В ночь на 15 мая по Севастополю были расклеены многочисленные экземпляры воззвания, призывающего народ подниматься на борьбу с коммунистами. Заканчивалось воззвание следующими словами: «Проснитесь, русские люди. Сбросьте с себя проклятое Ярмо».
9 июня 1923 года в Севастопольском районе, неподалеку от деревни Андреевка, трое неизвестных ранили пограничника во время патрулирования им своего участка. 23 июня в районе мыса Айя группа повстанцев с криком «Сдавайся нам!» – отк- рыла огонь по пограничному патрулю.
31 июня в районе заставы Отузы «бело-зелеными» был обстрелян автомобиль феодосийского окружного военного комиссара.
В июле 1923 года, неподалеку от деревни Тана-Гельды, располо- женной к востоку от Карасубазара, группа вооруженных людей общей численностью 5–6 человек, обстреляла автомобиль в районе Топловского монастыря.
Несколько слов о взаимодействии Повстанцев с белогвар- дейскими организациями за рубежом. Согласно данным опера- тивной месячной сводки третьей Отдельной Ялтинской роты ЧОН за сентябрь 1923 года, на территорию Крыма из Турции прибывали агенты «белогвардейских врангелевских органи- заций», занимавшихся антисоветской агитацией среди населения и осуществляющих формирование повстанческих групп.
25 сентября в районе деревни Гурзуф между чоновцами и учас- тниками одной из таких организаций произошел бой, в ходе которого обе стороны понесли большие потери.
Важно при этом отметить, что попытки засылки агентов и высадки вооруженных десантов на территорию полуострова предпринимались и ранее. Однако мероприятия эти, оканчива- лись в основном неудачей.
Так, один из десантов, в котором принял участие известный правый политический деятель В.В.Шульгин, высадился на крымское побережье, но был обнаружен и уничтожен. Вернуться обратно удалось только пятерым участникам операции.
В целом к 1923 году наблюдается заметное сокращение социа- льной базы Контрреволюции вследствие ее переориентации с Повстанчества на подпольную деятельность.
Наглядным проявлением этой тенденции служит деятельность возглавляемого врангелевским полковником Уренюком («атаманом Круком») «Крымского крестьянского объединения», созданного при поддержке Монархических эмигрантских кру- гов.
Согласно выработанному в заграничном монархическом центре плану предполагалось произвести в Крыму «высадку белого десанта, а Украину и Кубань использовать для дальнейшего использования антисоветского фронта. Для содействия десанту в Крыму на Украине и Кубани предполагалось сформировать «монархические крестьянские объединения», на базе которых планировалось создать Повстанческую армию и поднять широ- кое вооруженное восстание».
В рамках претворения данного плана участники «Крымского крестьянского объединения» организовали ряд террористичес ких актов против представителей партийных и советских орга- нов, однако летом 1924 года в результате успешно проведенной операции ГПУ эта организация была ликвидирована.
Весьма активно работало севастопольское антибольшевистс- кое подполье. Так, в 1925 году, группа, состоявшая из бывших Белых офицеров, вооруженным путем захватила пароход «Утриш» и увела его на территорию Болгарии, где передала судно сосредоточенному в этой стране Белому командованию и гражданским властям. Следом за этим другая севастопольская группа попыталась угнать пароход «Игнатий Сергеев», но эта попытка была пресечена ГПУ.
Наряду с организованной повстанческой деятельностью, имели место также стихийные народные выступления. Наглядным примером таких выступлений служит вооруженное восстание крестьян поселка Симеиз в ноябре 1921 года. Вступив в воору- женное противоборство с чекистами и отрядами ЧОН, восстав- шие вынуждены были отступить в горы.
Помимо попыток крестьянских восстаний, в 1921–1923 гг. в ряде городов Крыма были отмечены также забастовки рабочих, вызванные их неудовлетворительным материальным положе- нием и условиями жизни.
Судьба участников таких выступлений была незавидной: значительное число этих людей было расстреляно, некоторые из них были высланы за пределы Крыма как «неблагонадежные элементы», и только немногие были амнистированы с учетом «пролетарского происхождения» и «революционного прошло- го».
Отдельные случаи недовольства крестьян политикой власти наблюдались и после отмены продразверстки. Так, в 1922–1923 гг. в Крыму состоялся ряд показательных судебных процессов над сельскими тружениками, обвинявшимися в неуплате продо- вольственного налога. Один из таких процессов состоялся в селе Новоцарицинское Карасубазарского района, где на скамье подсудимых оказались главы 14 семей.
Подсудимым вменялось в вину, что, уплатив часть налога, они отказались от сдачи остальной его части, и призывали поступать точно так же других поселян.
В ходе судебного заседания обвинения в отношении 11 человек были доказаны. Приговором Революционного Трибунала один человек был присужден к высшей мере наказания, четверо – к тюремному заключению от одного до трех лет, остальным предложено в срок до двух недель внести оставшуюся часть налога.
Таким образом, установление Советской власти в Крыму в 20-е годы отнюдь не привело к восстановлению на полуострове гражданского мира. Напротив, рассматриваемый период стал временем крушения надежд большинства мирных тружеников на то, что большевики смогут обезпечить им нормальную жизнь.
В данном отношении наиболее разочарованными оказались крестьяне, поначалу смотревшие с надеждой на новую власть.
Вместо решения земельного вопроса «строители Нового Общества» принесли продразверстку и голод, вместо обещан- ной амнистии – разгул «чрезвычаек» и массовые расстрелы.
Все эти мероприятия власти вполне естественным образом способствовали росту социального недовольства, одним из проявлений которого стала организация повстанческих групп.
Не имеющие единого руководящего центра, будучи глубоко разобщенными, эти отряды, тем не менее, представляли собой серьезную опасность для власти, особенно на первоначальном этапе, когда ее положение было еще достаточно шатким.
Период наивысшей активности антибольшевистского повстанческого движения на территории Крыма пришелся на май, июнь и осень 1921 года, в дальнейшем в динамике вооруженных выступлений против режима наметился спад. Вместе с тем, обстановка на полуострове оставалась весьма нестабильной на протяжении последующих нескольких лет.
Важно при этом отметить, что решающую роль в ликвидации повстанчества сыграли отнюдь не репрессивные мероприятия, и даже не военные операции, а позитивные изменения в экономической и политической сферах, связанные с прекращением взимания продразверстки, а также отказом от массового террора, который применялся на полуострове в первые месяцы после установления Советской власти.
ГРАФ ОРЛОВ

БЕЙТАР? ЧТО ЭТО ТАКОЕ....

В Бейтаре каждый подпольщик, каждый - мститель, каждый - Сергей, но не Тюленин из «Молодой Гвардии»», заживо сбро шенный с другими в шурф шахты, каждая - Зоя , но не повешен- ная, как Космодемьянская. Их готовят защищать СИОНСТСКУЮ ИМПЕРИЮ в этих самых - еврейских школах. У этих еврейских школяхах, в частности, тех, которые по Москве, в Подмосковье генерала Громова, мужа Сары из Киева, (Громов не первый муж киевской Сары, от первого у Сары, если память не изменяет – дочка, сейчас ей – за двадцать) , имеются «молодежные лаге- ря». Однажды я случайно попал в Подмосковье на один такой «лагерь отдыха» одной из школ "Месивта-Любавич. Вначале я решил, что попал на какой-то военный полигон или на учебный центр ДОСААФ ( Добровольное Общество содействия Армии, Авиации и Флоту) – прекрасно оборудованное стрельбище, прекрасный зал для занятия как говориться – «контактными» видами спорта… - одним словом – закрытый объект.
Бывший сторож, объяснил, что раньше тут был дом отдыха профсоюзов, а теперь - «зона» отдыха еврейской молодежи , такого вот – очень активного отдыха, с упражнениями по стрель бе, умения преодолевать полосу препятствия, проникновение через окна в здания - и всё остальное, что должен уметь подпо- льщик, партизан, мститель... – бейтаровец.
В Москве одно время я жил возле еврейской школы, в бывшем детсадике. Каждую пятницу после обеда к этой еврейской школе подкатывали «Мерседесы» - автобусы, в них погружались старшеклассники этой еврейской школы, и увозили их до поне- дельника в «зону отдыха» под Москву. В этих еврейских школах никто даже на один день не отменял такой предмет – «военное дело».
Молодежной составляющей операции, которую провел Моссад в Октябре 1993 года на у Дома Правительства и в самом Доме Правительства на Красной Пресне, у телецентра Останкино, была целиком бейтаровская. В те дни я был и возле Дома, и в Доме, и лежал ночью под пальбой возле Останкинского телецен тра. Я видел бейтаровцев в деле. Здание на Цветном бульваре, в котором тогда находилась газета «День», а я был ее постоянным автором, бейтаровцы захватили и заблокировали, а я принес в то утро очередную статью, и в вестибюле столкнулся нос к носу с бейтаровцами. Я не знаю, чем бы всё это кончилось, потому что я начал качать права. Но вмешался охранник, всегда стояв- ший на входе, он меня хорошо знал, знал его и я. Когда я начал напирать, мол, кто вы такие, что не пускаете меня в редакцию, покажите документы, охранник, стоявший тут же, вмешался и сказал мне:
- Это – наши, наши, а в редакции газеты «День» никого нет, она закрыта, никто не пришел.
Я поверил охраннику и вышел на улицу. За мной захлопнулась массивная дверь и щелкнул запор. На улице стояли люди. Кто-то из мужиков подошел ко мне и тихо сказал, что здание зах ватили бейтаровцы. В этом многоэтажном здании размещалась редакция не только газеты «День», но и множество других редакций. А бейтаровцев я с десяток запомнил в лицах навсегда.
По моим данным, которые так никто и не опроверг, на Фрунзен- ской набережной, на стадионе и во дворах вокруг Белого Домав, в здании бывшего СЭВ, а потом – мэрии искареженной и сож- женной, с генералом Ачаловым, назначенными Министром Обороны, я облазил там все этажи, возле Останкинской башни, в общей сложности убито 6 000 гоев. В первом проезде, если смотреть на Белый Дом с Москва-реки, я видел штабеля трупов в гражданской одежде, про раненных и искалеченных и не гово- рю – московские больницы ими были переполнены...
На Калининском мосту, с которого четыре танка в линеечку били со ста метров по окнам Белого Дома, а я стоя под пушками этих танков, и говорил, что эти стреляющие танки можно подор- вать или поджечь или элементарно накрыть им прицелы, ко мне подскочил «атлёт», распахнул полу куртки, там был кусок арма- туры:
- Отойди в сторону. Отойди от танков. Иди отсюда, пока не проло мили тебе башку…
И я увидел, что их таких на мосту много - все, а под мостов, и по набережной Тараса Шеченко в сторону Киевского вокзала стоя- ли в ряд «мерседесы» и БМВ…
В бейтаровском исполнении были недавние события в Белгра- де, когда, неведомая белградцам молодежь, громила и жгла американское посольство в Белграде.
В Грузии бейтар вообще выдают за молодежь Грузии.
Вся молодежь, которая ходит по России за Каспаровым колон- нами – это бейтар.
Бейтар - профессиональная «Молодая Гвардия», но не писателя Фадеева, а каждая еврейская школа – осиное гнездо бейтаров ских банд.
И не протестовать надо патриотам против того, что в эти еврейс- кие школы принимают только евреев, в фотографировать. Фотографировать и фотографировать в прямом и переносном смысле этих самых школьников. Пригодится, когда начнут искать закаперщиков протестов, погромов и безпорядков, искать тех, кто в первых рядах штурмовал, бил и поджигал, кто убивал и калечил.
Это – очень не просто.
Все еврейские школы, как секретные военные объекты, находя- тся под бдительной охраной, снабжены самой современной охранной сигнализацией, подсматривающей и подслушиваю- щей, огромный штат гой-охранников по периметру и на расстоя- нии. Только остановитесь возле «еврейской школы», и к вам сразу подкатит амбал – в самом центре Москвы…
Они готовятся, они готовы в любую минуту выступить с оружи- ем в руках на защиту вечной «крепости Бейтар» - МИРОВОЙ СИОНИСТКОЙ ИМПЕРИИ. Как в августе 1991 года. Как в октябре 1993 года в Москве. А в промежутке таких открытых вооружен- ных «проектах», бейтары ходят по молодежным тусовкам, пуска- ют шептунов, обеспечивают гойские молодежные тусовки наркотой, бухаловкой, девочками и, конечно, вербуют в «непра- вительственные общественные организации», приглашают в закрытые клубы, создают атмосферу «пофигизма», рвачества, насаждают культ кайфа и денег любой ценой, кроме честного заработка.
Для начала, хорошо бы взять за зябры любавического хасида и хабадника Лазара. Но близок локоток, да не укусишь – ворота в Кремль он открывает пинком левой ноги, сидит за столом президиума по правую руку Патриарха всея Руси, от МИРОВОЙ СИОНИСТСКОЙ ИМПЕРИИ Ротшильда и его бешеных собак он - смотрящий за наркотрафиком из Афганистана через Россию.
Есть бейтарское кубло, которое иного полета. Задание у него «специфическое», скажем так – интеллигентное, интеллектуаль- ное, если, конечно, дела этого кубла можно называть таким словами."
Генерал в отставке В.Филатов
ГРАФ ОРЛОВ

Картинка


Жидорусским жителям Эрефии предлагается возносить молитвы
горскому Извергу, яко Святому.....Вот воистину, как говорят украинцы: ХВОРЫЙ НАРОД!
Только хворям его близится конец скорый.....РАСПЛАТА!
ГРАФ ОРЛОВ

ГЛАВНЫЕ ОТЛИЧИЯ чем Патриот отличается от националиста

Патриот отличается от националиста тем, что любит всякое своё государственное устройство, не заботясь об его улучшении – патриотизм всегда консервативен. Он боится перемен, не только революции, но и реформы. Поэтому-то коммунисты и допустили в СССР патриотизм, строжайше карая за национализм, объявленный ими «великодержавным шовинизмом». Патриотизм временами может даже служить интернационализму, когда власть в данном государстве захвачена интернациональными силами в псевдонациональном обличьи. Наоборот – националист требует, чтобы Государство было подлинным выражением и оплотом нации, ищет способов его непрестанных улучшений, всегда настроен реформаторски, а когда нужно – и революционно. Во имя сохранения жизней и преемства – он предпочитает путь эволюционного развития, когда это возможно, когда Государство ведёт Нация, а не Интернационал – и не колеблется встать на путь Революции, когда Государство, наоборот, ведёт Интернационал, а не Нация. Поэтому национализм чаще всего революционен и нужен больше всего тогда, когда нация подпадает под чужое господство, как это, например, случилось с нашей Нацией в октябре 1917 года и раньше".

К.В. Родзаевский
ГРАФ ОРЛОВ

Узники ГУЛАГА -Беломорско-Балтийский канал имени Сталина.

ЭЙ, Лара СИБЕРИАН И ПРОЧИЕ ОПРАВДЫВАТЕЛИ И ЧТИТЕЛИ ВЕЛИКОГО ЛЮДОЕДА ВЫ ПО-ПРЕЖНЕМУ БУДЕТЕ ТЕШИТЬ НАШ СЛУХ СЛАДКИМИ СКАЗКАМИ ПРО МНОГО ЧИТАЮЩЕГО ВЕЛИКОГО МЫСЛИТЕЛЯ ТОВ. СТАЛИНА....ПРО ЕГО ГЕНИАЛЬНОСТЬ ЧЕЛОВЕЧ - НОСТЬ И ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫЕ РУКОВОДЯЩИЕ СПОСОБНОСТИ.... ??? ОТКЛИКНИТЕСЬ, ВЫРОДКИ РОДА ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО....

ГРАФ ОРЛОВ

НЕОБЫКНОВЕННЫЙ ПОДВИГ корниловца-первопоходника прапорщика Л.И.Васильева.

В начале марта месяца 1919 года Корниловский Ударный Полк с боями занял Дебальцевский бассейн, удерживая за собой важные стратегические пункты для обороны, как, например, железнодорожную станцию, депо, разные постройки и другие укреп- ленные пункты.
Ввиду еще малочисленности состава полков сплошного фронта не было. Пополнение наших частей Добровольцами шло довольно медленно. С продвижением нашей Армии вперед и расширением занятых районов увеличивалось и поступление Добровольцев. Медленно, но верно наша Армия увеличивалась и крепла.
Мой старший брат, после довольно тяжелого ранения в 1-м Кубанском походе, находился в Новочеркасском госпитале и после полного выздоровления опять вступил в строй в свой Корниловский ударный полк. В Дебальцевском районе он находился в одной из рот полка, командной должности не занимал, а был рядовым бойцом. В то время я был назначен помощником начальника хозяйственной части Корниловского ударного полка, которая стояла в поселке Ханженково. Начальником хозяйственной части полка был полковник Врублевский, уже пожилой человек, лет около 65. Будучи сам 25 лет, я считал его стариком. Поэтому все поездки по всем интендантским и другим учреждениям я совершал, конечно, по его распоряжению. Часто, не менее двух-трех раз в месяц, я наезжал и в штаб полка по хозяйственным делам, когда присутствие самого начальника хозяйственной части не требовалось.
В каждый мой приезд в штаб полка, по выполнении всех дел, я просил у помощника командира полка разрешение на свидание с моим братом, на что тот охотно давал разрешение, сообщая мне место нахождения роты, где брат служил.
В одну из таких поездок в полк по хозяйственным делам я посетил моего брата. Его рота была на правом фланге полка и занимала железнодорожную станцию. Командир роты, к которому я обратился за разрешением повидать брата, поведал мне, что на днях мой брат совершил необыкновенно смелый до дерзости, геройский подвиг, о котором брат сам расскажет.
- Сейчас он в моей роте герой, - сказал командир роты, - и за этот подвиг командир полка представил его в следующий чин подпоручика. Сейчас я попрошу вызвать к вам вашего брата.
Вскоре явился мой брат, и мы, тепло поздоровавшись, уединились в укромное место. Вот что рассказал мне брат.
«Видишь ли, - сказал брат, - на днях я чуть было не погиб, но Господь Бог не дал мне погибнуть, а спас меня и сделал героем. Дело в том, что правее нашей роты, приблизительно в 8 верстах от нас по другой железнодорожной ветке, находится другая небольшая станция. Ее занимала рота, кажется, Марковского полка. Командиры рот установили между собою связь и условились в случае боя одной из рот против Красных немедленно после боя сообщить командиру другой роты, кто занимает эту станцию. Как полагается, мы всегда выставляем сторожевые посты во все стороны для предупреждения внезапного нападения Красных. Особенно мы бдительны ночью, ведь у нас нет сплошного фронта, а всюду прорывы.
На днях утром Красные превосходными силами повели наступление на станцию, занимаемую ротой Марковского полка. Разыгрался сильный бой. Наблюдать этот бой нам не представлялось возможным из-за большого расстояния. Судили мы лишь по интенсивности ружейного и пулеметного огня.
Вначале долгое время продолжался частый ружейный огонь, сопровождаемый все время пулеметными очередями. Потом огонь стал уменьшаться, но все же периодически раздавались пулеметные очереди, сменяемые частым ружейным огнем. Так продолжалось несколько часов. Затем огонь стал стихать, наконец прекратился, и все стихло.
Мы стали гадать, кто теперь занимает эту станцию. Прошло уже больше двух часов, но никто к нам не появлялся с сообщением о бое. Солнце уже стало заходить, командир роты да и все мы начинаем волноваться. На всякий случай командир роты усилил сторожевой пост в направлении к станции, занимаемой Марковской ротой. Вдруг командир роты обращается ко мне и говорит:
- Прапорщик Васильев, возьмите свою винтовку и пойдите на станцию узнать, кто там находится. Приближаясь к станции, будьте осторожны и начеку. Вы можете нарваться на красную заставу.
Взяв винтовку, я отправился на станцию. Стало уже темнеть, но все же еще хорошо было видно впереди меня. Иду и внимательно осматриваю дорогу впереди и по сторонам. Прошло уже больше часа, и наконец я увидел вдали станцию, примерно на расстоянии полуверсты от меня. Хотя уже сильно стемнело, но я все-таки различил там какие-то фигуры, которые входили и выходили из помещения вокзала. Думаю, ну, это наши удержали все-таки станцию. Стало уже совсем темно, и только на очень близком расстоянии можно было с трудом узнать, кто свой, а кто чужой, то есть красный. Предполагая, что командир роты может быть только внутри станции, я иду прямо к ней, не спрашивая никого, кто попадался мне на пути, и они тоже меня не останавливали. Подойдя к станционному помещению, я спокойно открываю дверь. Внутри хорошо освещено. И вдруг, к моему великому изумлению, я увидел, что все помещение полно Красными: одни лежат на полу, другие сидят на подоконниках окон, и все пьют чай, очевидно, после ужина. Еще больше меня были изумлены Красные, внезапно увидев перед собой корниловца в полной форме с эмблемами на рукавах и с винтовкой в руках. Они так обалдели и перепугались, что даже не сдвинулись с места, только сильно побледнели, и глаза их стали круглыми. Все взгляды устремились на меня. Своим внезапным появлением я их всех загипнотизировал, как удав свою жертву.
В голове у меня мысли мелькали страшно быстро. Что делать? Как выйти из такого безвыходного положения? Ведь Красных полно внутри и снаружи. Живым уйти невозможно. Единственный выход — начать бой и дорого продать свою жизнь. Удрать же просто невозможно, я окружен со всех сторон, и они меня быстро пристрелят. Все это длилось несколько секунд. Вдруг шестое чувство подсказало мне один план. Быстро приоткрываю дверь станции и громко кричу: «Корниловцы, сюда за мной! Бей Красных!» Как только они это услышали, поднялось вавилонское столпотворение. Все Красные сразу повскакивали со своих мест и бросились к окнам, повыбивали рамы и стали выбрасываться наружу с криком: «Корниловцы заняли станцию!» Чтобы еще больше навести панику, я два раза выстрелил в красных, а сам выбежал наружу через дверь. Принимая меня за своего, ко мне бросилось человек 15 Красных и спрашивают меня:

- Товарищ, что такое случилось на станции?

А я, продолжая бежать, кричу им, что корниловцы заняли станцию, «спасайтесь и бегите к поезду», что они и сделали. В это время к станции подходил Красный эшелон, вероятно с подкреплением. Все красные бросились к поезду с криком: «Корниловцы на станции!» — и на ходу вскакивали на площадки вагонов. Поезд внезапно обдался паром, забуксовал и дал задний ход, все ускоряя движение, и исчез в темноте. Запоздавшие группы Красных бросились вслед за поездом.
Итак, казавшееся мне безвыходным положение превратилось в победу. Я очистил от Красных станцию и прогнал подходящий к ней эшелон. Невероятно, но все это так.
Принимая во внимание, что, может быть, не все Красные удрали сразу, я, перезарядив винтовку, приготовился ко всем могущим случиться неожиданностям. Чтобы случайно не попасть им в руки, я удвоил внимание и осторожность. Быстро проскочив опасные места, я бегом направился к своей станции. Придя на станцию, еще сильно взволнованный, я немедленно разыскал своего командира роты и подробно доложил ему, что произошло со мной на станции. Выслушав мой доклад, командир роты сказал, что это просто фантастически невероятный боевой подвиг.
- Вы один очистили станцию от Красных, заставили также удрать и Красный эшелон, это просто невероятно. Сердечно поздравляю вас и очень рад, что вы остались невредимы, прапорщик Васильев. - И он крепко пожал мне руку. - Мы слышали здесь несколько выстрелов из винтовки и подумали, что вы натолкнулись на Красных и они вас пристрелили. Сейчас я по телефону доложу командиру полка о вашем подвиге и попрошу его связаться с Марковским полком предупредить командира их полка, что станция, взятая в бою Красными, сейчас уже свободна. Благодаря необыкновенному подвигу нашего корниловца Красные бежали в панике. Сейчас же немедленно надо занять станцию, пока Красные еще не пришли в себя. Одной роты будет недостаточно, так как к Красным прибыло подкрепление, вероятно, на рассвете Красные большими силами атакуют станцию, и нужно приготовиться их встретить как следует...»
Поговорив еще с братом о наших делах, я уехал в свою хозяйственную часть полка.
Через две недели я получил из штаба извещение от командира полка, в котором он сообщил мне, что мой брат доблестно погиб в бою с красными. Так Судьба играет человеком.

К.И.Васильев (первопоходник, штабс-капитан Корниловского Ударного Полка)
"Вестник первопоходника". №49 октябрь 1965 г.

ГРАФ ОРЛОВ

ПОЧЕМУ РУХНУЛ СОВЕЦКИЙ СОЮЗ? Фрагменты из дневника (1972–1984) Анатолия Черняева

сотрудника Международного отдела ЦК КПСС

Черняев А. С. Совместный исход. Дневник двух эпох. 1972–1991. М., 2008).

8 апреля 1972
Брежнев поставил вопрос, представленный Байбаковым и Патоличевым, – проект торгово-экономического соглашения с США. Подгорный первый взял слово: «Неприлично нам ввязы- ваться в эти сделки с газом, нефтепроводом. Будто мы Сибирь всю собираемся распродавать, да и технически выглядим беЗ- помощно. Что, мы сами, что ли, не можем все это сделать, без иностранного капитала?!»
Брежнев пригласил Байбакова [Председатель Госплана СССР – К. А.] объясниться. Тот спокойно подошел к микрофону, едва сдерживая ироническую улыбку. И стал говорить, оперируя на память десятками цифр, подсчетами, сравнения.
Нам нечем торговать за валюту, сказал он. Только лес и целлю- лоза. Этого недостаточно, к тому же продаем с большим убыт- ком для нас. Ехать на продаже золота тоже не можем. Да и опасно, бесперспективно в нынешней валютной ситуации.
Американцев, японцев да и других у нас интересует нефть, еще лучше – газ.

22 апреля 1972
К Брутенцу [консультант отдела – ред.] сходятся некоторые армянские и азербайджанские нити. И ему рассказывают, что нелюбовь и даже ненависть к русским растет на почве распро- странения убеждения (которое, кстати, широко внедряют сами местные партийный и государственный аппараты – как алиби для себя), что все идет плохо потому, что все сверху зажато, а там – вверху – сидят русские и руководят некомпетентно, негра- мотно, глупо.

22 июля 1972
СССР закупил в США на 750 млн. долларов кормового зерна («чтобы выполнить обещание кормить советских людей мясом") В нашей печати, конечно, об этом ничего нет, хотя сделка, кото- рую по величине приравнивают к ленд-лизу, беЗпрецедентна в истории СССР.

8 августа 1972

Опять день за днем по 35–36° <…> [В Астраханской области – К. А.] озимые посевы выгорели на 100 %, пересев стоил столько-то; яровые погибли на 100 %; весной от голода погибло столько-то голов скота; сейчас в день гибнет столько-то; луга и выпасы – все сгорели; осенью скот кормить будет нечем. Питьевой воды в Астрахани (по гигиеническим нормам) практически нет. Канализация разладилась. Холера разрастается. И т. п. <…>
Брежнев велел направить в сельское хозяйство 50 000 военных машин и еще 25 000 снять (невзирая ни на какие обстоятельст- ва) из Промышленности и также направить на уборку, чтобы там, где урожай получился, собрать все, что можно. (Кстати, в Москве исчезли поливальные машины – они отправлены туда же).
И в то же время для Брежнева в Крыму <…> – бассейн с раздви- гающимися стенками и с прозрачным куполом, который может прикрывать от ветра с моря или вообще превращаться в крышу. Неподалеку от этой «дачи № 1» недавно построены другие дачи, в частности, для больших Министров и отдельных завов и замов из ЦК – особняки четырехэтажные с японскими обоями, с барами и кондиционерами, с венгерской специальной мебелью и балконами, нависающими над морем.

9 октября 1972
Луи Арагона [писатель, член Компартии Франции – К. А.] награ- дили орденом Октябрьской революции. За сотую долю того, что он иногда говорит о нас по поводу Солженицына и Чехослова- кии, кое-кого из советских авторов повыгоняли из Партии и с работы.

9 декабря 1972
Сокольников [сов. гос. деятель, репрессирован в 1937 – К. А.] дружил со Сталиным. Рассказывал потом об одном эпизоде перед XIV съездом ВКП(б). Крупская на пленуме ЦК зачитывает «завещание» Ленина. Сталин бурчит сидящему рядом Сокольни- кову: «Не мог уж умереть как честный вождь». В другой раз он ему во время застолья сказал: «Самое большое удовольствие – иметь врага, медленно готовить ему западню, покончить с ним и потом выпить стакан хорошего вина». Присутствовал Соколь- ников и на пьянке на даче, когда Сталин, вспомнив лихие време- на экспроприаций, разыграл «сцену их Вильгельма Телля»: поставил сына Ваську к дереву и стрелял из нагана поверх голо- вы. Василий на всю жизнь остался заикой. <…>
В начале 20-х, знаю, Сталин побывал в литературном салоне, где выступал Есенин, который ему не понравился.

12 декабря 1972

Разослан проект доклада Брежнева на предстоящее 50-летии [СССР – К. А.]. В главном – национальной проблеме отмечено ее наличие в очень взвешенной форме. А между тем – открытый, наглый антисемитизм по всей Украине, да и в Москве тоже, анти руссизм в Литве. Что-то будет с нашей великой дружбой наро- дов лет через 20?

31 декабря 1972
Перед 50-летием был пленум ЦК. <…> Брежнев произнес боль- шую речь <…>
«Не выполняем пятилетнего плана практически по всем показа- телям, за исключением отдельных». <…>
«Как Вам не стыдно, товарищ Казанец [министр чёрной металлургии – ред.] хвалитесь, что выплавляете больше США… А качество металла? А то, что из каждой тонны только 40 % выходит в продукцию по сравнению с американским стандар- том, остальное – в шлак и в стружку?!» <…>
«Мы по-прежнему получаем 90 копеек [прибыли – К. А.] на один рубль вложений, а американцы – наоборот (на 90 центов – один доллар)».
Арбатов [академик, член Ревизионной комиссии – К. А.] говорит: «Мы ему (Брежневу) все время советуем поменьше фигурять перед телевизором. Да и не только ему пора воздерживаться. Ведь его дряхление всем заметно, бросается в глаза».

8 января 1973
Обобщали (по поручению ЦК) просьбы братских партий, высказанные во время празднования 50-летия СССР. В основ- ном это – деньги и деньги: на издание газет, устройство мелких фирм, пенсии ветеранам, но также, например, и для того, чтобы определить племянницу в Московскую консерваторию, содер- жать сына со стипендией в Киевском университете, «помочь» написать книгу (то есть написать за лидера партии, а он подпи- шет) и т. п. Словом, удручающая картина.

6 февраля 1973
Директор металлургического завода заявляет, что за первый квартал он, может быть, и выполнит план поставок труб пред- приятиям, но в январе он даст только 13 % заказа, в феврале – 27 %, а в марте – остальное. Что прикажете делать? Как должен работать завод – получатель труб, который имеет такого постав- щика? Чем он будет платить рабочим? Как выполнять свой план? Или: стройке нужен металл такого-то сорта, ему присы- лают совсем не то, и это «не то» валяется и пропадает, потому что из него строить данный объект нельзя. А по тоннажу постав- щик план выполнил и даже премию получил. И т. д.

8 февраля 1973

На днях был у меня Боря Панкин – главный редактор «Комсо- молки». Говорит: «Наша общая (и индивидуальная – таких, как ты, я, подобных) беда в том, что на ключевых исполнительных постах сидят подонки». <…> Сафронов [сов. писатель, главный редактор журнала «Огонёк» – К. А.] выпустил первый том своего Собрания и получил за него 75 000 рублей! Что делается!!

9 февраля 1973
Читаю «Судьбу» Проскурина [сов. писатель – К. А.]. О коллекти- визации. Новая реанимация Сталина. В библиотеке ЦК за ней – очередь.

4 марта 1973
Английская делегация [коммунистов – К. А.] вернулась в Москву (Ленинград, Киев, Вильнюс, Львов). Много пришлось с ними возиться, но в итоге – это интересно. Они начали (еще в Москве, на заводе малолитражек) интересоваться: «Какая средняя зарп- лата у вас на заводе? – 150. Ага… – быстро считает что-то на бумажке, – значит надо три года работать, не есть, не пить, в кино не ходить… чтобы приобрести автомобиль». После этого начинается скандальная перепалка с переменным успехом. <…> Наутро все извинялись.
<…> Капитонов [секретарь ЦК по кадрам – К. А.] <…> взахлеб рас- сказывал о том, как сегодня был подписан Леонидом Ильичём [партийный – К. А.] билет № 1 – Ленину. Англичане таращили глаза и еле сдерживали на лице ехидство. <…> Сначала мне было очень стыдно, потом стало страшно. Ведь этот человек ведает руководящими кадрами Союза ССР! И счастье, что по случаю, он не злой человек. Но его интеллектуальный потен- циал, его представления о достоинствах человека, о том, что нужно нашему народу, просто не поддаются определению, пото- му что это нечто глинообразное <…>
Билетом № 1 дело не кончилось. На другой день в «Правде» последовало сообщение о том, что билет № 2 был вручен Л. И. Брежневу!.. Мало ему, что до этого целую неделю вся Москва рассказывала друг другу о том, как «Брежнев обнимал Подгорно го по бумажке». <…> Ведь народ смеется. И смеются злобно, презрительно, отнюдь не добродушно.

19 марта 1973
ГДРовцы упорно отказываются принять нашу систему ГОСТ и пользуются западногерманской, общерынковской системой стандартов. Да что вы хотите! Возводить в теорию разделенность великой нации в конце ХХ столетия! Это ли не абсурд! Нам надо серьезно думать над «концепцией Германии». Иначе через пяток лет мы будем иметь в ГДР такое, что оккупационных войск может не хватить.

4 апреля 1973

Образовался вакуум в духовной жизни. Молодежь (лучшая из массовой ее части) прагматична, деловита, готовит из себя специалистов, рано женятся. Какой-то, сравнительно тонкий слой отпрысков «элиты» паразитирует за счет родителей. Остальные просто работают и живут, ни о чем не думая. Есть довольно многочисленная группа комсомольских горлопанов и карьеристов втихаря. <…> Срез молодежи отражает состояние нашего общества.

29 апреля 1973
О пленуме. <…> Андропов. Я обратил внимание: «Единый фронт империалистов-антикоммунистов, левых и правых ревизио- нистов, маоистов и сионистов» – против нас. Широкое использо вание туризма для шпионажа против нас, вернее, для «идеологи ческих диверсий». И еще: активность сионистов направлена не на то, чтобы обезпечить полную свободу эмиграции нашим евреям, а для того, чтобы создать у нас «еврейский вопрос». <…>
Брежнев в адрес Андропова <…> «КГБ – это, прежде всего, огром ная и опасная загранработа. И надо обладать способностями и характером… Не каждый может… не продать, не предать, устоять перед соблазнами. Это вам не так, чтобы… с чистенькими ручка- ми (и провел ладонью по ладони). Тут нужно большое мужество и большая преданность».
Все это было покрыто громом аплодисментов. <…>
Факты: 2/3 наших кредитов идет на Кубу, во Вьетнам, в Монголию; 25 % стоимости экспорта составляют оружие и обору дование в развивающиеся страны; 2/3 наших экономических связей приходится на соц. страны.

24 июня 1973
Профессор А. М. Ковалёв, заведующий кафедрой научного ком- мунизма МГУ сетовал: «Как же так получается? Конечно, мир – это хорошо. Ленин тоже был за мир. Но ведь вот мы заключаем экономические соглашения с капитализмом на 30–50 лет… Подводим материальную структуру под мирные отношения. А вместе с тем и повязываемся накрепко с капиталистами. И помогаем им выходить из кризисов и т. п. Значит, мы исходим из того, что 30–50 лет там никакой революции не будет? Как же нам теперь преподавать научный Коммунизм, говорить об умирающем капитализме?»

4 августа 1973
Живков [Генеральный секретарь ЦК Болгарской компартии – К. А.] оценивает положение весьма пессимистически и видит выход в превращении Болгарии в союзную республику СССР. В Польше и Венгрии – антисоветизм и национализм. Впрочем, везде «проблема» молодежи и интеллигенции, даже в Монголии, где цивилизованный (за наш счет) слой не хочет обратно интегрироваться в свое общество.

27 августа 1973

В Чили, видно, дело идет к концу.

11 сентября 1973
Военный мятеж в Чили <…> Революция Альенде занималась трепом, уговорами и громкими декламациями. Это, конечно, принципиальное поражение современной Революции вообще.

12 сентября 1973
Альенде покончил с собой. Вчера у меня было предчувствие, что этим кончится. Хунта уже приступила к делу <…> За два послед- них года беспомощность правительства, политическая, админи- стративная, и особенно экономическая, дискредитировала Рево люцию, и уже мало кто захотел, видимо, класть жизни за дохлое дело.

14 сентября 1973
Вчера послал наброски планов по подготовке конференции ком- партий Европы <…> (И англичане, и французы, и итальянцы) подчеркивают неприемлемость для них «Советской модели, русского образца» и рассматривают Октябрьскую Революцию и Советский Союз лишь как объективную реальность, которые оказали и оказывают воздействие на ход мировых событий, и с которыми надо считаться, но отнюдь не подражать, и не связывать свою политику с намерениями и желаниями КПСС.

17 декабря 1973
План не выполнен по энергетике, металлу, химии, легкой промы- шленности и т. д. На 74 г. намечен предельно напряженный план, иначе горит пятилетка: за три ее года прирост 44 млрд. рублей из 103 млрд. запланированных на всю пятилетку. <…> 60–70 млн. тонн металла у нас во время переработки идет в отходы. По тоннажу металлообрабатывающих станков мы производим столько же, сколько США, Япония и ФРГ вместе взятые, а по числу сделанных из этого металла станков и по их производительности далеко отстаем от каждой из них. Финляндия вывозит древесины в 10 раз меньше, чем мы, а выру чает валюты по этой статье экспорта в два раза больше. Это потому, что от нас она уходит в элементарно необработанном виде.
Договорились с ФРГ построить им на компенсационный основе газопровод, но вовремя не сделали, и нам предъявили иск в 55 тыс. долларов за каждый просроченный день.
На складах скопилось на 2 млрд. рублей неходовых товаров, то есть таких, от которых отвернулся покупатель. Это почти равно сумме капиталовложений во всю легкую промышленность на остаток пятилетки.
Проект на строительство КамАЗа был оценен в 1 млрд. 700 млн. рублей. Теперь выяснилось, что потребуется еще 2,5 млрд., а потом, может быть, и больше.
В 1955 задумали строить в городе Салавате завод полированного стекла. Проект был готов к 1962. Но в 1961 англичане предложили нам лицензию на завод с иной, огневой методологией. В 1965 мы купили у них лицензию, по которой уже работают три завода и дают великолепное стекло. Между тем салаватский завод продолжал строиться. В 1972 был закончен, но выяснилось, что установленное оборудование стек- ло не полирует, а ломает. Все оно было пущено на переплавку. А кто ответственный за все это, до сих пор установить не удалось.
Наши авиа- и автодвигатели обладают гораздо меньшим мото- ресурсом, чем их.
В Курске построили трикотажную фабрику на иностранном обо- рудовании для особо дефицитного трикотажа. Но она работает вполовину мощности: не хватает рабочей силы. Оказывается, при проектировании фабрики забыли о жилье.
Огромное количество (не успел зафиксировать цифру) собран- ного в этом году зерна оставили хранить в буртах под открытым небом. Сгнило.
В миллионах рублей исчисляются потери зерна, цемента, ово- щей, фруктов и др. из-за отсутствия тары и несвоевременной подачи транспорта.
Из-за плохого качества металла мы закладываем в конструк- ции из него гораздо больше тонн, чем можно было бы. И т. д. и т. п.

31 декабря 1973
Итог 1973 г. во внутриполитическом плане, пожалуй, лучше всего символизирует утреннее сообщение по радио…о поздра- влении «в 23. 45. Генерального секретаря ЦК КПСС товарища Леонида Ильича Брежнева Советскому народу по случаю Нового года»… Такого еще никогда не было. Ни от Президиума Верховного Совета, ни ЦК и Советского правительства, ни даже «от имени»… а лично.

8 октября 1974

21 год со смерти Ленина – это 1945. 21 год со смерти Сталина – это нынешний, 1974 г. К 1945 г. что осталось от Ленина? Только то, самое общее, что… если б не было его, история после 1917 г. пошла бы иначе. А что осталось от Сталина за тот же период? Всё! За исключением массовых репрессий всех, кого попало. Вот что значит «преемственность структуры». Вот что значит самовоспроизводство посредственности, раз она уже захватила власть!

16 декабря 1974
В 1968 г. заложили трубопрокатный цех в Свердловске, в 1970-м стройку заморозили, в этом же году заложили такой же цех в Челябинске, в 1972 заморозили. В 1974 г. выяснилось, что, несмотря на импорт, труб не хватает. Но вместо того, чтобы разморозить (впрочем, уже заржавевшие с тех пор стройки), заложили новый цех в другом городе.

24 сентября 1975
У них там, на Западе, кризис, инфляция и проч., между тем они дают нам кредиты и снабжают нас зерном – более 20 млн. тонн в год.

19 октября 1975
На днях бывшему первому заму Пономарёва [зав. Международного отдела ЦК КПСС – К. А.] Елизару Кускову определили пенсию: 270 рублей с сохранением до следующей осени дачи в Успенке, кормушки и Кремлёвской больницы. Сошел человек.

8 ноября 1975
Пошел и на прием в Кремлёвский Дворец съездов. <…> Патриарх всея Руси со своей свитой, уже, видно, в поддатом состоянии, направился в сторону президиума, Брежнев направился ему навстречу. Они обнялись и минут пять говорили на глазах, как говорится, у изумленной публики.

30 ноября 1975
Брежневу Ромеш Чандра [деятель индийского рабочего движения – К. А.] (стоивший советскому народу, говорят, не менее семи химических заводов) вручил еще одну медаль: имени Жолио-Кюри. <…> 160 млрд. рублей – потери в нацио- нальном доходе из-за двух неурожайных лет.

28 декабря 1975

8 декабря была партконференция аппарата ЦК <…> 95 % предприятий не выпускает никакой продукции высшего качес- тва, 2/3 министерств не выполнили план. Пришлось перевести в распродажу (из-за низкого качества и старомодности) на 2 млрд. продукции ширпотреба, но она все равно осталась на пол- ках. Секретарь партбюро из Комиссии партийного контроля навалом давал факты о коррупции на всех уровнях – от облисполкомов и республиканских Министерств до журнали- стов и хозяйственников. Оказывается, Насриддинову, длите- льные годы бывшую председателем Совета Национальностей Союза ССР, сняли, а потом и вывели из ЦК за невероятные аферы с дачами, домами, шубами и машинами. Свадьба ее дочери обошлась государству чуть ли не в миллион рублей.

2 января 1976
Брежнев <…> «У нас в соцстранах 16 000 танков».

3 января 1976
Андропов представил в Политбюро записку о положении в СССР с «диссидентами». <…> За последние 10 лет за антисоветскую деятельность арестовано около 1500 человек. <…> В 1976 г. насчитывалось около 850 политзаключенных, из них 261 – за антисоветскую пропаганду. Поразила меня цифра: в стране 68 000 «профилактированных», то есть тех, кого вызы- вали в КГБ и предупреждали «о недопустимости» их деятель- ности. Предупреждено вскрытых через «проникновение» свыше 1800 антисоветских групп и организаций. Вообще же, по мнению Андропова, в Советском Союзе – сотни тысяч людей, которые либо действуют, либо готовы (при подходящих обстоятельствах) действовать против Советской власти.

6 января 1976
На Новый год моя секретарша ездила в Кострому на свадьбу дочери своего мужа. Спрашиваю:
– Как там?
– Плохо.
– Что так?
– В магазинах ничего нет.
– Как нет?
– Так вот. Ржавая селёдка. Консервы – «борщ», «щи», знаете? У нас в Москве они годами на полках валяются. Там тоже их никто не берет. Никаких колбас, вообще ничего мясного. Когда мясо появляется – давка. Сыр – только костромской, но, говорят, не тот, что в Москве. У мужа там много родных и знакомых. За неделю мы обошли несколько домов и везде угощали солеными огурцами, квашенной капустой и грибами, то есть тем, что летом запасли на огородах и в лесу. Как они там живут!
Меня этот рассказ поразил. Ведь речь идет об областном центре с 600 000 населения, в 400 км от Москвы! О каком энтузиазме может идти речь, о каких идеях?
ГРАФ ОРЛОВ

(no subject)

СВТ. ИОАНН ЗЛАТОУСТ
Толкование на Святого Матфея Евангелиста
БЕСЕДА 23
НЕ СУДИТЕ, ДА НЕ СУДИМЫ БУДЕТЕ (7.1)

1. Что ж? Ужели не должно обвинять согрешающих? Да; и Павел то же самое говорит, или — лучше — Христос через Павла: “А ты что осуждаешь брата твоего?” Или: “И ты, что унижаешь брата твоего? Кто ты, осуждающий чужого раба?” (Рим. 14:10,4)? И опять: “Посему не судите никак прежде времени, пока не придет Господь” (1 Кор. 4:5). Каким же образом тот же апостол в другом месте говорит: “Обличай, запрещай, увещевай” (2 Тим. 4:2)? И еще: “Согрешающих обличай перед всеми” (1 Тим. 5:20)? Равным образом, и Христос говорит Петру: “Пойди и обличи его между тобою и им одним. Если же не послушает, возьми с со- бою” другого, если же и при этом не уступает, “скажи Церкви” (Мф. 18:15-17). И для чего Он поставил столь многих обличите- лей, и не только обличителей, но и карателей, так что кто не послушается никого из этих последних, того велел почитать за язычника и мытаря? С какою также целью вверил им и ключи? Если, ведь, они не будут судить, то не будут иметь никакой важ- ности и, следовательно, всуе получили власть вязать и решить. С другой стороны, если бы это было так, то все пришло бы в рас- стройство и в Церкви, и в гражданских обществах и в семьях. Если господин не будет судить своего слугу, а госпожа служанку, отец сына, и друг своего друга, то ЗЛО будет распространяться все более и более. И что я говорю: друг друга? Даже если врагов не будем судить, то никогда не будем в состоянии разрушить вражду, но все придет в совершенный безпорядок. Что же зна- чит указанное изречение? Рассмотрим теперь внимательнее, чтобы врачевство спасения и законы мира не почел кто-нибудь законами ниспровержения и смятения. Для имеющих здравый ум Спаситель хорошо изъяснил уже силу данного Закона в следующих дальнейших словах: “И что ты смотришь на сучок в глазе брата твоего, а бревна в твоем глазе не чувствуешь” (Мф. 7:3)? Если же для многих, не так сообразительных, изречение Христово кажется все еще недовольно ясным, то я снова пос- тараюсь изъяснить его. Именно — здесь, как мне кажется, Спаси тель не все вообще грехи повелевает не судить и не всем без исключения запрещает это делать, но тем только, которые, сами будучи исполнены безчисленных грехов, порицают других за маловажные какие-нибудь поступки. Мне думается также, что Христос указывает здесь и на Иудеев, которые, будучи злыми обвинителями своих ближних в каких-нибудь маловажных и ничтожных поступках, сами безсовестно творили великие грехи. За это Господь порицал их и под конец (Своего служения), говоря: связуете “бремена тяжелые и … а сами не хотят и перс- том двинуть их”. И еще: “Даете десятину с мяты, аниса и тмина, и оставили важнейшее в законе: суд, милость и веру” (Мф. 23:4,23). Итак, можно думать, что Христос указывал и на них, желая предварительно упрекнуть их в том, в чем они, впосле- дствии времени, порицали учеников. Хотя последние ни в чем подобном не согрешили, но иудеям казалось грехом, например, что они не соблюдали субботы, ели неумытыми руками, возле- жали с мытарями, о чем Спаситель и в другом месте говорит: “Оцеживающие комара, а верблюда поглощающие” (Мф. 23:24). Впрочем, Христос полагает здесь и общий закон о неосуждении. И Павел в послании к коринфянам запретил не вообще судить, но судить только высших, в виду неизвестности дела; равным образом, не вообще запрещает исправлять согрешающих. Он упрекал и тогда не всех без различия, а укорял, во-первых, учени ков, которые так поступали в рассуждении своих учителей, и во-вторых, тех людей, которые, сами будучи виновны в безчис- ленных согрешениях, клеветали на неповинных. То же самое дает разуметь и Христос в данном месте, и не просто дает разу- меть, но еще внушает великий страх, и угрожает неизбежным наказанием: “Ибо каким судом судите, — говорит Он, — [таким] будете судимы” (Мф. 7:2). Ты осуждаешь, говорит Он, не ближ- него, но себя самого, и себя самого подвергаешь страшному суду и строгому истязанию. Подобно тому, следовательно, как в отпущении грехов начало зависит от нас самих, так и в этом суде мы же полагаем известную меру нашего осуждения. Итак, должно не порицать, не поносить, но вразумлять; не обвинять, но советовать; не с гордостью нападать, но с любовью исправ- лять, — потому что не ближнего, но СЕБЯ САМОГО предашь ты жесточайшему наказанию, когда не пощадишь его, произнося твой приговор о его прегрешениях.
2. Видишь ли, как эти две Заповеди и легки, и доставляют вели- кие блага покорным, и наоборот, причиняют великое зло непос- лушным? Тот, кто оставляет ближнему своему его прегрешения, освобождает от обвинения не столько его, сколько себя самого, и притом без всякого труда; и тот, кто с пощадою и снисходи- тельно разбирает преступления в других, таковым судом своим полагает большой залог прощения ДЛЯ СЕБЯ самого. Что же, — скажешь ты, — если кто прелюбодействует, неужели я не дол- жен сказать, что прелюбодеяние есть зло, и неужели не должен исправить распутника? Исправь, но не как неприятель, не как враг, подвергая его наказанию, но как врач, прилагающий лекар ство. Спаситель не сказал: не останавливай согрешающего, но: не суди, т. е., не будь жестоким судиею; притом же это сказано не о важных и явно запрещенных грехах, как уже мною было и прежде замечено, но о таких, которые и не почитаются грехами. Потому Он и сказал: “Что ты смотришь на сучок в глазе брата твоего” (ст. 3)? Многие и ныне так поступают: видя монаха, имеющего излишнюю одежду, обыкновенно представляют ему закон Господень, хотя сами постоянно только и занимаются хищениями и лихоимством; или видя, что он употребляет нескуд ную пищу, делаются жестокими обвинителями, хотя сами каж- дый день пьянствуют и упиваются, не зная того, что чрез это, при своих грехах, готовят для себя больший огонь, и лишают себя всякого оправдания. И в твоих, ведь, поступках должно потребовать строгого отчета, раз ты сам первый положил такой закон, строго осудив поступки ближнего. Итак, не считай для себя тягостью, когда и сам ты будешь подвергнут такому истя- занию. “Лицемер! вынь прежде бревно из твоего глаза” (ст. 5). Здесь Спаситель хочет показать великий Свой гнев к тем, кото- рые осуждают ближних. Действительно, всякий раз, когда Он хочет показать тяжесть какого-либо греха, великость наказания за него и Свой гнев, Он обыкновенно начинает укором. Так, например, и требовавшему (от своего товарища) сто динариев Христос с негодованием говорит: “Злой раб! весь долг тот Я простил тебе” (Мф. 18:32); так точно и здесь употребил слово: “лицемер”. Строгий суд о ближнем показывает не доброжела- тельство, а ненависть к человеку; и хотя осуждающий носит ли- чину человеколюбия, но на самом деле исполнен крайней зло- бы, поскольку подвергает ближнего напрасному поношению и обвинению, и восхищает место учителя, сам не будучи достоин быть даже учеником. Потому Христос и назвал его лицемером. Если ты так строг в отношении к другим, что видишь и малые проступки, то почему так невнимателен к себе, что не замеча- ешь и великих грехов? “Вынь прежде бревно из твоего глаза”. Видишь ли, что Спаситель не запрещает судить, но прежде велит изъять бревно из собственного глаза, и тогда уже исправ- лять согрешения других? Всякий ведь свое знает лучше, нежели чужое, и лучше видит большее, нежели меньшее, и наконец, более себя самого любит, чем ближнего. Следовательно, если ты судишь других, желая им добра, то прежде пожелай его себе, имеющему грех и очевиднее, и более; если же нерадишь о самом себе, то ясно, что и брата своего судишь не из доброже- лательства к нему, но из ненависти и желания опозорить его. Если же и должно быть ему судимым, то пусть его судит тот, кто ни в чем подобном не согрешил, а не ты. Так как Спаситель пред ложил великие и высокие правила жизни, то чтобы кто-нибудь не сказал, что легко так любомудрствовать на словах, Он и изрек эту притчу в доказательство всей свободы, с какою мог сказать о Себе, что Он не погрешил ни против одного из предло- женных Им правил, но все исполнил. Хотя впоследствии вре- мени Ему самому надлежало судить и говорить: “Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры” (Мф. 23:23), однако же, сам Он нимало не был виновен в том, в чем обвинял других. Ни сучка не изымал, ни бревна не имел в глазах Своих; Он был свободен от того и другого, и исправлял, таким образом, согрешения всех. Не должен, говорит Он, судить других тот, кто сам в том же вино- вен. И ты удивляешься, что Он положил этот закон, когда и разбойник на Кресте признал его, и выразил мысль Христа в словах своих, обращенных к другому разбойнику: “Или ты не боишься Бога, когда и сам осужден на то же” (Лк. 23:40)? А ты не только не изымаешь у себя бревна, но и не видишь; напротив того, сучок у другого не только видишь, но и осуждаешь, и стара- ешься изъять, — подобно как одержимый тяжкою водяною или другою какою-либо неизлечимою болезнью нерадит об ней, а между тем в другом обвиняет нерадение о малом недуге. Если уж худо не обращать внимания на свои грехи, то вдвое или втрое хуже судить других, имея в собственных своих глазах бревно, и не чувствуя от того никакой боли; ведь грех тягостнее и бревна.
3. Итак, сказанная Спасителем заповедь имеет такой смысл: кто сам подвержен многим порокам, тот не должен быть строгим судиею погрешностей других людей, и особенно когда они маловажны; следовательно, Он не запрещает обличать или исправлять, но возбраняет нерадеть о собственных грехах, и восставать против чужих. И это потому, что осуждение других много содействовало бы к увеличению ЗЛА, усугубляя порочность. В самом деле, кто привык нерадеть о своих великих преступлениях и строго судить о малых и незначительных погрешностях других, тот терпит двоякий вред, — как потому, что нерадит о своих грехах, так и потому, что питает ко всем вражду и ненависть, и каждый день возбужда- ется к крайней жестокости и немилосердию.
ГРАФ ОРЛОВ

УСПЕХ КОЛЛЕКТИВИЗАЦИИ ЗНАЧИТЕЛЬНЕЙ ПОБЕДЫ В ВОЙНЕ ВЯЧЕСЛАВ МОЛОТОВ В ЦИТАТАХ. (ПЕРВАЯ ЧАСТЬ)

О царской ссылке:
«В ссылке, в Вологде я получал 11 рублей, но это привилегированно, как имеющий среднее образование, среднюю школу. А всем — 8 рублей. На Севере получал 12 рублей — с надбавкой северной… Золотом. А иначе я не брал» (1975).

О Петре Аркадьевиче Столыпине:
«Столыпин сильный был, да. Целеустремленный. Крестьянскую реформу провел по-своему. Насаждение кулачества. Чтобы дере вню прибрать к рукам — и против помещиков кто-то мог быть» (1975).

Об Охранном отделении:
«Сколько было провокаторов! Умные, умелые, подготовленные. Царская охранка работала здорово. Дураков не держали. Поэтому я паспорт в своей партийной организации старался не получать — обязательно будет провал» (1978).

О генерале Лавре Георгиевиче Корнилове:
«С Корниловым спорил. — С Лавром? — Обязательно. Спорили о печати, поддерживающей революцию в феврале 1917 года. Он закричал: “А свобода печати должна быть идеально сформирована обо всех точках зрения!”. Публиковали» (1976).

О ленинских «апрельских тезисах» 1917 года:
В Петрограде, я сидел в президиуме партийной конференции, а Ленин выступал и говорил: теперь опасность у нас в этих старых большевиках, которые не понимают того, что у нас новый этап. Они думают, что у нас демократическая революция. А мы долж- ны идти к социалистической Революции. И вот все мучили головы: как это — к социалистической Революции? Я никогда не был против Ленина, но ни я, никто из тех, кто был всегда с Лениным, сразу толком его не поняли. Все большевики говори ли о демократической революции, а тут — социалистическая! И вот ведь Каменев — большевик, Рыков — большевик, они так и не поняли, они так и твердили, что у нас еще, мол, демократичес кая революция. Они были очень видные большевики. В своих выступлениях они утверждали — демократическая, а Ленин — социалистическая. А когда они говорили: социалистическая Революция — это дело будущего, Ленин отвечал: нет, теперь уже надо готовиться к социалистической, а тот, кто говорит “демо- кратическая” — это старые большевики, которые мешают. Это главная опасность внутри партии. Не потому что они плохие люди, а вот не сразу поворачиваются мозги. Прочувствовал, готов был свою жизнь отдать за определенные цели, а цели изменились, так что ж, теперь надо снова подумать, а это не так просто. Ленин открыл нам глаза на это» (1970, 1972, 1981).

О немецкой помощи большевикам в 1917 году:
«Вопрос: На Западе вышла книга Н. Рутыча “КПСС у власти”. Он пишет, как Ленин получал германские деньги для большевиков, как вернулся в Россию в апреле 1917 года…
— Это чисто провокационное. У Ленина все чисто. Он громил германский Империализм, открыто, без передышки. Никакой пощады.
Вопрос: А может, в этот период им выгодно было Ленина под- держать?
— Может, до Ленина копейки из тех денег не дошло, а может быть, какая-то часть и попала… Но в том-то и сила Ленина, что он умел все использовать»... (1972).
«Ленина провезли через Швецию и Финляндию в запломбиро- ванном вагоне. Была договоренность, что никаких разговоров и контактов с немецкими властями и немцами. Зиновьев вместе с Лениным в этом вагоне ехал.
Вопрос: Но Кайзер все-таки планы на Ленина возлагал…
— Конечно, выгоду видел» (1975).

О светлом будущем после Октябрьского переворота 1917 года:
«Вопрос: А как вы представляли себе новую жизнь, Социализм, в первые дни Октября?
— Представляли отрывочно. Такой цельной картины не было. Многое получилось не так, как думали. Ленин, например, считал, что в первую очередь у нас будут уничтожены три основных врага: гнет денег, гнет капитала и гнет эксплуатации. Серьезно говорили о том, чтобы уже в 20-х годах с деньгами покончить» (1983).

О вождях Коммунистической партии:
«Вопрос: Кто был более суровым, Ленин или Сталин?
— Конечно, Ленин. Строгий был. В некоторых вещах строже Ста- лина. Почитайте его записки Дзержинскому. Он нередко прибе- гал к самым крайним мерам, когда это было необходимо. Тамбовское восстание приказал подавить, сжигать ВСЕ. Я как раз был на обсуждении. Он никакую оппозицию терпеть не стал бы, если б была такая возможность. Помню, как он упрекал Сталина в мягкотелости и либерализме. ”Какая у нас Диктатура? У нас же кисельная власть, а не Диктатура!”» (1980–1983, 1985).
«Ленин матом не ругался. Ворошилов — матершинник. И Сталин — не прочь был. Да, мог. Были такие случаи. Жданов мог иногда так, под веселую руку. От души. Душу отвести умеют люди имен- но таким образом. Но это так, незло» (1976).
«Сила-то Ленина в том, что до него даже Марксом не было вск- рыто. Он сумел ухватиться за крестьянина. Мы победили в крес- тьянской стране. А если бы, если бы рабочий класс не ухватился за крестьянина, все бы провалились. А вот так ухватиться за крестьянина, чтобы бить кулака, бить мелкого собственника…» (1975).
«Сталин говорил, что, когда он был в сибирской ссылке, тамош- ние крестьяне его называли в деревне Оська Корявый» (1971–1972).
«Вопрос: Сталин снится?
— Не часто, но иногда снится. И какие-то совершенно необыч- ные условия. В каком-то разрушенном городе… Никак не могу выйти… Потом встречаюсь с ним. Одним словом, какие-то стран ные сны, очень запутанные» (1975–1976).

Об ответственности за убийство Царской Семьи в 1918 году:
«Вопрос: Говорят, что Ленин не имел отношения к расстрелу Царской Семьи в 1918 году, что на это решилась местная власть при наступлении Колчака… А некоторые говорят — за брата.
— Тогда Ленина изображают чудаком. Это мелкотравчатые обы- ватели. А тут даже думать не надо. Это настолько ясно, что ина- че и быть не может. Не будьте наивным. Думаю, что без Ленина никто на себя не взял бы такое решение. Когда дело касалось Революции, Советской власти, коммунизма, Ленин был неприми рим. Да и если бы мы выносили по каждому вопросу демокра- тические решения, это бы нанесло ущерб государству и партии, потому что вопрос тогда бы затянулся надолго и ничего хороше- го из такого формального демократизма не вышло бы. Острые вопросы Ленин нередко решал сам, своей властью» (1971–1972).

О фиктивности Советской власти:
«Вопрос: Ленин говорил: вся власть Советам, а не партии. Не кажется ли вам, что у нас значительно принижена роль Сове- тов?
— Она была фактически уже принижена при Ленине — власть должна быть сосредоточена в одних руках» (1971).

Об исторической роли Русского Народа:
«Все-таки СССР ведет дело, а не просто РСФСР. С РСФСР нача- лось, но мало начать, надо это сделать широким, всемирным. А что, на РСФСР все это будет держаться? Без Всемирной Револю- ции не победить. А она запоздала. Величайшая гордость русского народа в том, что он стал не только во главе СССР, а мирового развития. Нельзя свою роль принижать, надо, наобо- рот, показать, что мы боремся за самые великие, всемирные цели, Коммунизм без этого невозможен. Над этим надо серьез- но думать. Русский коммунист не может быть в стороне от миро вой революции. Он должен смотреть шире, бороться за Всемирную Революцию. Это надо разъяснять, не прятаться от этого. Это не принижает, а расширяет значение русского Социализма» (1982).

О ядах:
«В феврале 1923 года Ленину стало совсем плохо, и он попросил Сталина принести ему яд. Сталин обещал, но не принес. Потом он говорил, что, наверное, Ленин обиделся на него за это. “Как хотите, я не могу это сделать”, — сказал Сталин. На Политбюро обсуждался этот вопрос» (1972).

О масонах:
«Прочитал статью о масонах, их роли и характере. Я до сих пор недостаточно обращал внимания. Они существуют, да и не толь- ко существуют, а очень опасное явление — масоны… Не обраща- ем внимания, а они укрепляются, они против Коммунизма решительно, они за Капитализм, они за религию, и они в интел- лигентских кругах под разными вывесками существуют давно. Проникают довольно глубоко в мещанскую массу, в мелкобур- жуазную и тянут в свою сторону… Довольно гибко действуют, и очень злостные, антикоммунистические. Но не выпячивают своих, это для них опасно. У них много загадочного» (1972).

О кутеповских боевиках в конце 1920-х годов:
«Первые годы охраны, по-моему, не было. Тогда все ходили пеш- ком. И Сталин. А вот когда начались новые покушения в 1928 году… На границе были пойманы с бомбами. Эсеровского типа люди. Они, террористы, смелые… А тогда достаточно было убить Сталина, еще двух-трех, и все могло рухнуть» (1976–1977).

О коллективизации:
«Наше положение, особенно когда уже Ленина не было, стало очень опасным» (1972).
«Коллективизацию мы неплохо провели. Я считаю успех коллек- тивизации значительней победы в Великой Отечественной вой- не» (1970).
«Вопрос: — В писательской среде говорят о том, что голод 1933 года был специально организован Сталиным и всем вашим руко водством.
— Это говорят враги Коммунизма! Это враги Коммунизма. Не вполне сознательные люди. Не вполне сознательные… Нет, тут уж руки не должны, поджилки не должны дрожать, а у кого задрожат — берегись! Зашибем! Вот дело в чем. Вот в этом дело» (1972).
«Говорят, Ленин коллективизацию не с такими бы жертвами провел. А как её иначе провести? Я ни от чего не отказываюсь: проводили довольно жестко, но проводили абсолютно прави- льно» (1978).
«Я понимал крестьянских писателей: им жаль мужика. Но что поделаешь? Без жертв тут было не обойтись. Говорят, что Ленин бы не стал так поступать. Ленин в таких делах был посуровее Сталина. Многие говорят, что Ленин бы сам пересмотрел свои положения о Диктатуре пролетариата, что он не был догмати- ком и т. п. Это им очень так хотелось бы, чтоб он пересмотрел!» (1978)
*
О взрыве Храма Христа Спасителя в Москве:
«Я не помню, то ли я был председателем, то ли членом этой ко- миссии, членом-то наверняка был. Приняли решение Храм Хрис- та Спасителя заменить Дворцом Советов. За это я проголосо- вал, но, когда проект показал архитектор Иофан — он не знаме- нитый архитектор, но как-то оказался наверху и дал проект такого колоссального здания, — тут я высказался против. Я ска- зал: “Я не подпишу”. Начали уговаривать. Сталин сказал: “Надо подписать”. Я знал, что сама эта мысль чепуховая. Познакомился с некоторыми замечаниями. Были разговоры, и мне стало ясно, что если поставить Дворец Советов на месте храма, а вверху еще колоссальный памятник Ленину, тогда ноги-то будут видны, а голову не видно. Это абсурд какой-то! Памятник Ленину, а голова и вся фигура вообще не видны. Вся- кие туманности бывают, и это было бы частым явлением. Просто глупость архитектора, берется за такое дело. Я сказал: “Я не подпишу”. Тогда настояли Сталин, Ворошилов, они входили в комиссию — и я подписал…
Это сознательно было уничтожено. Сам Храм. Против него были возражения. Лично я не возражал… Сохранять Храм в центре для чего? Это не какая-то древняя редкость. Это мы придумали. Не подходит он для Советской власти — в самом центре какой-то храм… Неожиданно появился бассейн вместо памятни- ка. Это тоже абсурд какой-то… Церковное нам совсем ни к чему. Церковное совсем нехорошо — в самом центре Москвы» (1982).
ГРАФ ОРЛОВ

Архиепископ Аверкий (Таушев). МИР И НЕПРИМИРИМОСТЬ В СВЕТЕ СВЯТЫХ ОТЦОВ ЦЕРКВИ

Сорокалетие страшной кровавой богоборной большевицкой Революции 25 октября 1917 года было ознаменовано Русской эмиграцией во всех пяти частях света устройством так называемых «дней непримиримости». Обычай устраивать такие «дни непримиримости» давно уже вошел в жизнь Русских людей, оставивших свое Отечество, превращенное безбожными большевиками в некое преддверие Ада. Эти «дни» устраивались повсюду, а особенно в больших центрах скопления Русских людей, НЕПРМИРИМЫХ к большевизму, ежегодно. Зло, причиненное большевицкой Революцией 1917 года Русскому Народу, столь велико, что устройство таких «дней», с чисто-человеческой точки зрения, вполне понятно и оправдано.
Но время от времени приходится нам слышать от некиих и некоторые возражения. Говорят, например, так: «христианское ли это чувство - непримиримость? разве может быть Христианин НЕПРИМИРИМ к кому бы то ни было? Разве не заповедано нам всегда прощать друг друга? Разве не учил Христос любить даже врагов своих?»

Исходя из таких (еретических – прим. Ред.) соображений, лица, подобным образом настроенные, считают устройство «дней Непримиримости» несовместимым с христианским достоинством, а участие в них, особенно для Пастырей Церкви, предосудительным и недопустимым. Многие из этих лиц (в числе их встречаются и лица духовного звания), в силу тех же соображений, весьма п р и м и р и т е л ь н о относятся к богоборческой Советской (анти)власти и оправдывают поведение и образ действий иерархов «советской церькви». Некоторые из них готовы считать советскую власть «властью от Бога», как бы закрывая глаза на то, что эта власть главной целью своего существования поставляет «борьбу с Богом» и искоренение религии. Другие, менее решительные, говорят только, что «большевизм есть карающий меч Господень», а потому быть непримиримым к нему и призывать к борьбе с ним нельзя, так как это значит идти против воли Божией.

Так ли все это?

Каково же истинное учение Слова Божия по интересующему нас вопросу?
Христианство есть несомненно религия мира, а не вражды и ненависти - непримиримости.

Сам Христос, по определению Слова Божия, есть «Начальник мира» (Ис. 9, 6). Он, как учит св. Апостол Павел, есть «мир наш», разрушивший преграду вражды между Богом и человеком, воздвигнутую грехопадением первых людей. Он пришел на землю для того, чтобы «благовествовать мир» - примирить падших людей с Богом и призвать их к миру друг с другом (Ефес. 2, 14-17; 1 Кор. 7, 15).
«Мир Мой оставляю вам, мир Мой даю вам» - такое торжественное завещание сделал Сам Господь Иисус Христос на Тайной Вечери Своим ученикам, а в лице их и всем Своим истинным последователям. Еще в самом начале Своего общественного служения человеческому роду, посылая Апостолов на проповедь, Он заповедал им, входя в дом, приветствовать его словами: «мир дому сему!» (Матф. 10, 12). «Мир имейте между собой» - учил Он Своих последователей, постоянно окружавших Его (Марк. 9, 50).

Следуя Завету Своего Божественного Учителя, св. Апостолы «благовествовали людям мир чрез Иисуса Христа» (Деян. 10, 36) и учили «искать мира и стремиться к нему» (1 Петр. 3, 11). Каждое почти Послание свое христианам св. Апостолы начинают и заканчивают пожеланием мира: «Благодать вам и мир от Бога Отца нашего и Господа Иисуса Христа» (1 Коринф. 1, 3 и др.). А Св. Ап. Павел в своем послании к Римлянам особенно настойчиво увещевает: «Аще возможно, еже от вас, со всеми человеки мир имейте» (Рим. 12,18), и советует «искать того, что служит к миру» (Рим. 14, 19) стараясь «блюсти единение духа в союзе мира» (Ефес. 4, 3). «Будьте в мире между собою», убеждает он же Солунян (5, 13), а своего любимого ученика Тимофея, поставленного им Епископом во Ефесе, наставляет: «держись правды, веры, любви, мира со всеми призывающими Господа от чистого сердца» (2 Тим. 2, 22). И своим соотечественникам Евреям Св. Павел пишет: «Старайтесь иметь мир со всеми» (12, 14).

Самого Бога Св. Апостолы неоднократно именуют в своих посланиях «Богом мира» (Рим. 15, 33; 16, 20; 1 Коринф. 14, 33 и мн. др. места).

И святые угодники Божии - Святые Отцы Церкви, великие подвижники и наставники подлинно-христианской, духовной жизни и словом и примером учили и до сих пор продолжают учить нас чрез свои вдохновенные Писания той же великой истине, то есть, что мир есть главное неотъемлемое свойство и качество души истинного христианина. Особенно образно, как бы подводя итоги всему сказанному прежде, говорить о значении мира для христианина наш величайший христианский подвижник последнего времени преподобный Серафим Саровский: «Стяжи дух мирен, и тысячи около тебя спасутся»; «ничего нет лучше во Христе мира, которым разрушается всякая брань воздушных и земных духов»; «Кто в мирном устроении неуклонно ходит, тот как бы лжицею черпает духовные дары».

Таково учение нашей Христианской Церкви о мире и о его значении для Христианина.

Помимо учения о мире мы также находим и в Слов Божием и у Святых Отцев Церкви ярко выраженное учение и о Непримиримости.

«Не думайте, что Я пришел принести мир на землю» - так учил Сам Христос-Спаситель: «Не мир пришел Я принести, но меч; ибо Я пришел разделить человека со отцом его, и дочь с матерью ея, и невестку со свекровью ея. И враги человеку - домашние его». А дальше объясняется, в каком смысле это надо понимать: «Кто любит отца или матерь более, нежели Меня, не достоин Меня; и кто любит сына или дочь более, нежели Меня, не достоин Меня; и кто не берет Креста своего и следует за Мною, тот не достоин Меня» (Мтф. 10, 34-38). В еще боле решительных тонах выражено это же учение Господа Иисуса Христа у Евангелиста Луки: «Если кто приходит ко Мне и не возненавидит отца своего и матери, и жены, и детей, и братьев, и сестер, а притом и самой жизни своей, тот не может быть Моим учеником» (Лук. 14, 26).
Высшая заповедь, которую, в первую очередь, должен исполнять Христианин, это заповедь о любви к Богу. А потому совершенно естественно и понятно, что ВСЕ, идущее ВРАЗРЕЗ с этой первой и наибольшей Заповедью (Мтф. 22, 36-38), мешающее Христианину исполнять ее, должно быть ему ненавистно: ко всему этому христианин должен быть абсолютно непримирим.

Так, НЕПРИМИРИМ должен быть Христианин к врагу Божию и врагу человеческого спасения Диаволу и ко всем его пособникам, сосудам, сторонникам и служителям.

Непримирим должен быть христианин к «мiру сему, во зле лежащему», то есть ко всякому злу, происходящему от диавола, и проявляющемуся во всевозможных греховных страстях и пороках, воюющих в мiре, о чем так ясно и просто говорит св. Апостол Иаков, брат Господень: «Прелюбодеи и прелюбодейцы! не знаете ли, что дружба с мiром есть вражда против Бога? Итак, кто хочет быть другом мiру, тот становится врагом Богу» (Иак. 4, 4).

Непримирим должен быть Христианин к своей собственной греховной воле, поскольку она мешает ему исполнять волю Божию, почему и заповедано каждому желающему быть последователем Христовым «отвергнуться себя и взять крест свой» то есть быть готовым на какие угодно лишения, скорби и страдания за Христа вплоть до мученической смерти за Него (Марк. 8, 34-37).
Непримирим должен быть Христианин и к злой, греховной, разрушительной воле других людей, стремящихся отклонить его от служения Богу и последования за Христом.
Непримирим он должен быть, как это видно из вышеприведенных слов Христовых, даже к своим ближайшим сродникам по плоти - отцу и матери, сыну и дочери и другим, - вплоть до «спасительной», по выражение Святых Отцев, «ненависти к ним», если они отвлекают его от любви ко Христу.

Тем боле должен быть непримирим истинный христианин ко всем явным богоборцам, богохульникам, гонителям веры и Церкви, отступникам, еретикам и раскольникам.

Что это так, об этом ясно свидетельствует Слово Божие.

«Аще (кто) Церковь преслушает, буди тебе, якоже язычник и мытарь» - сказал Сам Господь Иисус Христос (Матф. 18, 17).
«Какое согласие между Христом и велиаром? или какое соучастие вернаго с неверным?» - говорит в своем послании к Коринфянам Св. Апостол Павел: «... и потому выйдите из среды их и отделитесь, говорит Господь, и нечистоте не прикасайтесь»... (2 Кор. 6, 15, 17).

«Кто приходит к вам и не приносит сего Учения (истинного Учения Христова), того не принимайте в дом и не приветствуйте его; ибо приветствующий его участвует в злых делах его» (2 Иоан. 1, 10-11) - учит никто иной, как именуемый «Апостолом любви» возлюбленный ученик Христов Св. Апостол и Евангелист Иоанн Богослов.

«Кто не любит Господа Иисуса Христа, да будет отлучен до пришествия Господня» («Анафема, маранафа»), то есть с тем не должно иметь христианам никакого общения - наставляет Св. Апостол Павел.

«Еретика, после перваго и втораго вразумления, отвращайся» - наставляет он же своего ученика Тита, поставленного им во епископа на острове Крите (3, 10).
Итак, христианство вовсе не проповедует безразборчивого мира в отношении ко всем, а наоборот - внушает непримиримость ко злу и нечестию и предостерегает от д р у ж е- -с т в е н н о г о общения с носителями этого зла и нечестия.

Что это так, об этом особенно живо и вразумительно говорит в своем 6-м «Слове о мире» великий благословенный Отец Церкви и вселенский Учитель св. Григорий Богослов, сам давший высокий пример миролюбия своим отказом от кафедры Архиепископа Константинопольского:

«Да не подумают, однако же, будто бы я утверждаю, что всяким миром надобно дорожить. Ибо знаю, что есть прекрасное разделение, и самое пагубное единомыслие; но должно любить добрый мир, имеющий добрую цель и соединяющий с Богом ... Но когда идет дело о явном нечестии, тогда должно скорее идти на огонь и меч, не смотреть на требования времени и властителей и вообще на все, нежели приобщаться лукаваго кваса и прилагаться к зараженным. Всего страшнее - бояться чего-либо более, нежели Бога, и по сей боязни служителю истины стать предателем учения веры и истины» (Часть I, стр. 192).

А вот другое, замечательное свидетельство также великого Отца Церкви преп. Исидора Пелусиота, которое решительно отвергает всякую мысль о том, что Советскую (анти)власть можно признавать «властью от Бога». Указав наперед богоустановленный повсюду в жизни словесных и безсловесных существ порядок подчинения одних другим, он заключает:

«Поэтому в праве мы сказать, что самое дело, разумею, власть, то есть начальство и власть Царская установлены Богом. Но если какой-нибудь злодей-беззаконник восхитить сию власть, то не утверждаем, что поставлен он Богом, но говорим, что попущено ему изблевать сие лукавство, как фараону, и в таком случае понести крайнее наказание, или уцеломудрить тех, для кого нужна жестокость, как царь вавилонский уцеломудрил Иудеев» (Творения, ч. 2, письмо 6-е).

Советская власть, по самому существу своему, есть власть (анти-власть) богоборческая и антихристианская, а потому не может быть и речи о том, чтобы признавать ее богоустановленной.

«Живи в мире с врагами, но со своими врагами, а не с врагами Божиими» - поучает нас другой великий столп Вселенской Церкви св. Иоанн Златоуст.

Третий из этой достохвальной троицы великих Вселенских Учителей св. Василий Великий собственным примером учит нас, каково должно быть наше отношение к этим «врагам Божиим», врагам Церкви Христовой. Когда лютый враг Церкви император Иулиан Отступник отправился в поход против персов, грозясь, что, в случае успешности похода, он по возвращении окончательно уничтожит христианство, св. Василий Великий горячо молился перед иконой Пресвятой Богородицы и св. великомученика Меркурия о том, чтобы он не возвратился с поля битвы живым. И молитва Святителя была услышана.

Из всего вышесказанного с очевидностью явствует, что мы должны быть абсолютно непримиримы к богоборческому учению (апостасийной) современности, которое решилось во всеуслышание провозгласить, что «религия есть опиум для народа», и к его безумным фанатичным последователям, хулящим Бога, оскверняющим и разрушающим Храмы Божии, злословящим и преследующим верующих во Христа и стремящихся к полному искоренению веры и уничтожению Церкви. С ними не может быть у нас никакого общения, не говоря уже о каких бы то ни было дружественных отношениях, сотрудничестве или соглашательстве.

Необходимо, однако, всем полностью и до конца понять и осознать, что истинная и разумная непримиримость к большевизму отнюдь не есть только политическая непримиримость - точно так же, как и борьба с большевизмом не есть лишь обыкновенная политическая борьба. Ибо коренная сущность большевизма (сатанизма) именно в его богоборчестве, в его враждебном отношении к вере и Церкви. А потому - вникнем в это поглубже! - всякий противник веры в Бога, всякий богохульник, враг веры и Церкви, уже по тому самому, является попутчиком богоборцев-большевиков, хотя бы он и считал и провозглашал сам себя борцом с большевизмом.

Да сознают это все устроители и участники «дней непримиримости» и да поймут, что истинно-благословенная непримиримость к большевизму есть ни что иное, как непримиримость к Диаволу во Имя Божие, непримиримость к антихристу во Имя Христово!
А потому будем твердо помнить замечательное изречение Св. Иоанна Златоуста, что лишь «тогда, когда мы враждуем с диаволом, - мы находимся в мире с Богом». Только такая, истинно-христианская непримиримость может привести нас к истинному миру.

Джорданвиль. 1957 г.
ГРАФ ОРЛОВ

В ЗАВОЕВАННОЙ СТРАНЕ

Россия завоёвана большевиками!
В. И. Ленин, март 1918 года

Это не татары-монголы.
Не карательные зондеркоманды.
Не враги во время войны.
И вообще – не оккупанты, вторгшиеся на Святую Русь из-за границы.
Это «свои» в мирное время ....
(на страницах подлинного машинописного документа из Архива Президента Российской Федерации (фонд 3, опись 30, дело 193, листы 129–131).
+++ +++ +++
Докладная записка начальника Секретно-Оперативного Управления ОГПУ Ефима Георгиевича Евдокимова
(не позднее 7 марта 1930 года)

Тов. Сталину
Материалы, поступающие с мест, приводят многочисленные факты извращений, перегибов со стороны части низового сов- аппарата и местных бригад при проведении практических меро- приятий посевкампаний, [по] коллективизации, раскулачива- нию.
Почти везде отмечаются факты подведения середняков и даже бедняков, в отдельных случаях быв[ших] Красных партизан, под категорию раскулачиваемых; фиксируются местами факты иск- лючительно грубого обращения с населением со стороны работ- ников низового аппарата; регистрируются много фактов маро- дёрства и делёжки имущества раскулачиваемых, а также арес- ты середняков за невнос сем[енного] зерна; угрозы арестом и выселения за невступление в колхоз и проч[ее].
Сведения о злоупотреблениях, несмотря на принимаемые меры облпарторганизациями продолжают поступать и до настоящего времени из большинства районов и местами увеличиваются. Наиболее грубые формы перегибов отмечаются в Зиновьевс- ком, Херсонском, Полтавском и Уманском округах Украины.

В некоторых округах специально организованные районные тройки давали уполномоченным, командируемым на места (в сёла), неверную установку по раскулачиванию. Раскулачивание проводилось вне связи с вопросом коллективизации без доста- точного участия советской общественности и вовлечения дере- венского бедняцко-середняцкого Актива.

ХЕРСОНСКИЙ ОКРУГ. В п[осёлке] Березниговатском раскулачивание производилось без составления описи. Часть изъятого имущества расхищена. Бригада, руководимая секрета- рём местной ячейки КП(б)У Бутенко, раздела дочь одного кула- ка и начала душить отца. У двух середняков имущество также забиралось без описи, одного из них раздели, его же 12-летнюю дочь оставили в одной рубашке. У 17-летней дочери кулака бри- гадники под руководством пред[седателя] К[омитета] Н[езаможных] С[елян] сняли панталоны. Одного кулака босым выгнали на улицу без шапки и в нижнем белье. Одну середнячку вместе с ребёнком раздели и выбросили на улицу. Просьбу мате ри отдать ребёнку рядно член бригады и член партии отклонили.

ПРИМЕЧАНИЕ: Секретарь Березниговатского райкома КП(б)У и пред[седатель] Р[ай]И[спол]К[ом]а были своевременно информированы о происходившем в районе, но лишь после неоднократных предупреждений райком ограничился объявле- нием выговора некоторым работникам. Некоторые участники безобразий, допущенных при раскулачивании, скрылись из Бере зниговатского р-на в другие округа.

ЗИНОВЬЕВСКИЙ ОКРУГ. Пред[седатель] Мало-Помошнянского штаба при сельсовете Кононенко Григорий вызвал середняка и середнячку для сдачи посев[ного] материала. После отказа пос- ледних он отвел их в отдельную комнату, где пытался вынудить середняка всунуть свой половой орган в рот середнячки.

Член штаба бригады по сбору посев[ного] материала [в] д[ерев- не] Тимоновка Омельчук Илья в связи с отказом середнячки 40 лет вывезти пшеницу направил её в другой штаб с препрово- дительной [запиской] следующего содержания: «Поведите ее в тёмный угол и там изнасилуйте». Мало-Помошнянский штаб выз вал 28-летнего середняка, предложив ему немедленно дать подписку о выполнении плана посев[ной] кампании. Когда сере дняк отказался дать подписку, его заставили плясать под звуки струнного оркестра до обморочного состояния, после чего поса- дили в холодную комнату, продержав там 1,5 часа. Этой же бригадой изнасилованы две кулачки, избит 65-летний старик, которого заставляли петь, плясать, обливали водой, давали в зубы зажжённую папиросу [и] т. п.

В Перчуновском штабе вся работа обставлена так, чтобы иметь возможность избивать крестьян без огласки. Когда население узнало об избиении одного бедняка, беднота прямо заявляла, что расправится с такими представителями власти.

В с[еле] Ново-Алексеевке бригада приказала 65-летнему ста- рику, отказавшемуся от сдачи посев[ного] материала, разде- ться и снять сапоги, затем заставили маршировать по комнате минут 30 и стали бросать из стороны в сторону, пока старик не упал от изнеможения. Вслед за этим на старика положили ящик и всей бригадой сели на него, затем заставляли плясать и пред- ложили выпить 40 рюмок вина. К 3-й рюмке подлили скипидару, затем накинули ему ремень на шею и один из бригадников начала подвешивать его. Старик лишился сознания, а на следу- ющий день бригада приказала молчать ему, а то хуже будет.

В с[еле] Ново-Александровке секретарь ячейки ЛКСМУ Ерохин заставил середняка тащить конец петли, натянутой ему на шею. Середняк задыхался, а секретарь издевался: «На воду, пей».

ПРИМЕЧАНИЕ: Виновники хулиганско-провокационных действий привлечены к ответственности.

УМАНСКИЙ ОКРУГ. В ряде сёл раскулачиванию подвергнуты середняки. Отдельные работники сельсоветов «не имели указаний, можно ли проводить раскулачивание середняка». Наиболее неблагополучно в Бугском и Оратовском районах.

В с[еле] Янковке Бугского р-на раскулачиванию подверглись 45 хозяев, в том числе 35 середняцких. Раскулачивание проводили зав[едующий] агитпропом РК РКП(б) Лысенко и уполномочен- ный и член Р[ай]И[спол]К[ом]а Левандовский. При раскулачи- вании активисты избили одну женщину прикладом винтовки. Часть вещей присваивалась. Часть середняков, будучи высе- ленными, оказались на улице. В с[еле] Сологубовке Оратовского р-на было вынесено постановление о выселении 25 хозяйств, в том числе и середняцких. Середняк Назарчук, попавший в спи- сок выселяемых, повесился. Работа в селе по раскулачиванию проводилась с санкции уполномоченного Р[ай]И[спол]К[ом]а. Подведение середняка под раскулачивание имело место в Тальновском, Звенигородском и других районах.

ПОЛТАВСКИЙ ОКРУГ. В Шешакском районе раскулачено 500 хозяйств, в то время как в районе всего числится 340 эксперт- ных хозяйств и сам он не является районом сплошной коллекти- визации.

В Зеньковском у раскулаченных отбиралось всё имущество. В одном случае раскулаченный был раздет догола.

В Зачепиловском районе сплошной коллективизации раску- лачено 370 хозяйств. При раскулачивании разбиралось всё иму- щество. В Чернышанском, Ново-Сеньковском и друг[их] сельсо- ветах часть носильных вещей, изъятых у кулачества, раздава- лась беднякам. В Белоцерковском районе описано имущества бедняка, двух середняков, раскулаченных за нежелание вступить в [колхоз?]. В Сахновском р-не при раскулачивании в с[еле] Коломийцево с кулаков снималась вся тёплая одежда. В одном случае насильно раздели несколько женщин.

Аресты и выселения середняков отмечены в ряде сёл Рублёвс- кого района.

ПО ЦЕНТРАЛЬНО-ЧЕРНОЗЁМНОЙ ОБЛАСТИ приводим неско- лько характерных фактов искривлений. Причём количество их по области значительно.

В селе Курлак Щучьинского р-на Борисоглебского округа на квартиру селькора газеты «Новая деревня», активиста-середня- ка, явились пред[седатель], уполномоченный Р[ай]И[спол]К[ом]а и 3 члена сельсовета и заявили, что имущество подлежит описи и изъятию как «кулацкое». В отсутствии селькора выгнали жену и раздетых малолетних детей на улицу, описали и сложили вещи, заперли их в сундук, взяв с собой ключи.

В с[еле] Стежки Сосновского р-на Козловского округа в конце января по селу происходило изъятие имущества за наложенный штраф. Отбирался весь поголовно скот и всё недвижимое иму- щество. Утром, когда начали кормить скот, оказалось много замёрзших ягнят. Скот остался без присмотра. При изъятии имущества отбирались одеяла, мануфактура, которые впоследствии куда-то исчезли.

В с[еле] Калмык Борисоглебского округа отчуждение кулацкого имущества производил милиционер при помощи 2-х хулиганов-лишенцев, отбывающих при сельсовете принудительные рабо- ты. У кулаков и середняков отбирались вещи дома и на улице, взымались взятки за оставление имущества и т. п.

ПРИМЕЧАНИЕ: Вместе с тем надо отметить для ЦЧО весьма значительно наличие массовых выступлений. По неполным данным за 25 дней февраля их было 22. По учтённым 15 массовым выступлениям участников насчитывается до 13 тыс. человек. Из 22 выступлений в 7 случаях выступавшие применяли физическое насилие против ПартСовАктива. По количеству участвующих в выступлениях область на сегодня занимает первое место.

Вместе с тем надо отметить факты искривления линии Партии в сторону защиты кулачества. Отдельные работники низового совпартаппарата, связанные с кулачеством, протестуют против репрессий, укрывают кулака и кулацкое имущество.

При общем положительном отношении бедняцко-середняцких масс к мероприятиям Соввласти на селе и активном участии в их проведении на почве искривлений в отдельных районах отмечается нарастание недовольства середняцко-бедняцких слоёв, которое местами выливается в антиколхозные, антипо- севные и пр[очие] массовые выступления, провоцируемые кулацко-контрреволюционными элементами. Успеху этих провокационных вылазок кулака и «контрика» способствует в значительной мере недостаточность массовой разъяснитель- ной работы, что устанавливается из ряда ликвидированных массовых выступлений по ряду областей.
ГРАФ ОРЛОВ

ПОЧЕМУ РУХНУЛ СОВЭЦЬКИЙ СОЮЗ (продолжение)

Фрагменты из дневника (1972–1984) Анатолия Черняева,
сотрудника Международного отдела ЦК КПСС
(Черняев А. С. Совместный исход. Дневник двух эпох. 1972–1991. М., 2008).

25 апреля 1976
Вчера утром пошел в молочную и булочную. Народу!.. Ворчание-симфония случайной толпы: мол, вот, нет порядка, не могут организовать дело, две бабы на столько народа и не торгуют, а ящики перетаскивают да коробки вскрывают… Выходной день, а тут стой в очереди…и продуктов никаких нет…о твороге уж забыли, как он пахнет, и т. д., и т. п. И вдруг над всеми грубый голос мужика лет 40.
– А что вы хотите! У нас система такая. Эти бабы (продавщицы) не виноваты. Виноваты те, кто за зеленым забором икру жрут. У них там и творог есть. А у нас в стране хозяина нет. Хозяин только и делает, что о светлом будущем коммунизма выступает, а с каждым годом все хуже и хуже. <…>
Никто не удивился, не возмутился. Это, видимо, привычное дело – такие речи в магазинах. Толпа в основном поддакивала и бла- гожелательно комментировала, в том числе молодой милицио- нер, стоявший в очереди за молоком. <…> В булочной бабы пере- дрались из-за куличей.

20 мая 1976
Брежнев позавчера выступал на совещании партработников областей, республик, районов и проч. <…>
«Чего говорить – не знаю. Вроде мы с вами встречались два года назад (Черненко вскакивает: ”Два года и 31 день, Леонид Ильич!”). Ну, вот… Память-то, видите, у меня какая! Да… Мы вам тогда слово дали? Дали. И сдержали. Тогда вы были зав. секто- рами, а теперь зав. отделами. И зарплата другая, и положение другое. Правду говорю?! (Бурные аплодисменты). Ну, вы знаете, съезд мы провели недавно. Большое событие. Будем теперь выполнять. Что вам сказать? <…> На днях, вы знаете, большое событие было. Поставили мне бюст. А Политбюро вынесло пос- тановление присвоить мне как Генеральному секретарю и пред- седателю Совета Обороны звание маршала Советского Союза. Это важно <…> Костя меня уговаривал прийти сюда в маршаль- ском мундире…» (Черненко: “Да-да, Леонид Ильич, все очень хотели видеть Вас в мундире. Но раз уж Вы… Мы тут…” И подни- мает из-за стола Президиума портрет Брежнева при полных регалиях. Держит обеими руками перед собой. Овация).
Черненко ставит на стол портрет, выглядывает из-за него и кри- чит в зал: «Леонид Митрофанович, давай…» Из второго ряда под- нимается Замятин (директор ТАСС) и несет в Президиум еще один портрет, тоже в маршальском одеянии, но в красках (пер- вый был – увеличенная фотография)… Два высоко поднятых портрета… Овация!
«Ну, что вам еще сказать, – продолжает Брежнев – Событий много. Пусть шумят, кому мы не нравимся. А мы пойдем своим путем!» (и опять ленинский жест).

18 сентября 1976
Пожалуй, теперь уже сотни талантливейших и образованных людей уехали на Запад и там рассказывают подноготную нашу во всеоружии знаний и мастерства.

16 октября 1976
Привожу выдержки из речи Кириленко [член Политбюро – К. А.] по случаю вручения Брежневу второй Звезды Героя в связи с 70-леотием:
«Дорогой Леонид Ильич! За это время ты, как никто, так высоко поднял величие нашей Родины, ее народов, так мудро изменил развитие мира в сторону разрядки и утверждения прочного мира на Земле, за что ты, Леонид Ильич, законно снискал любовь миллионов людей нашей планеты… Партия и народ лю- бят тебя, Леонид Ильич… Весь твой жизненный путь, мудрость и талант дали тебе возможность собрать и впитать такие драго- ценные качества партийного и государственного деятеля, которые присущи только великому человеку нашего времени, вождю нашей партии и всех народов нашей Отчизны».
Кажется, мы выходим на последний рубеж. Помнится, в отноше- нии Никиты [Хрущёва – К. А.] мы до такого не доходили.

7 ноября 1976
Пошел на прием в Кремль. Самое сильное там впечатление – роскошные жены высокопоставленных чинов: меха, брил- лианты, барская манера держаться – словом, соль Земли.

1 января 1977
Как можно! На фоне продолжавшегося около месяца фестиваля награждений 70-летнего Генерального не было, думаю, человека – от простого работяги до рафинированного интеллигента и даже аппаратчика, – который бы, глядя на это каждый день по телевизору, не удивлялся, не возмущался, не издевался бы над собой и властями, не смеялся бы.
Немыслимый треп всех mass media об успехах, победах, роте уровня и превосходствах…треп политически глупый настолько, что, если б неясно было его бюрократически шкурное проис- хождение, он мог бы показаться просто провокационным.

12 июня 1977

Брутенц <…>: «Толя! Идет распад! Всеобщий распад! Который – во всем, и в большом, и в малом! Наступает маразм, как серое беспросветное облако».

21 июля 1977
Обсуждение деятельности Московского областного комитета КПСС по развитию текстильной промышленности (она, оказы- вается, дает 40 % общесоюзной продукции). <…> 30 % прядильного и 50 % ткацкого оборудования с дореволюцион- ным стажем, красок современных нет, 8 000 рабочих не хватает, новые станки в пять раз дороже, а покупать их приходится из тех же средств, что дали по ценам на старые. Фонды на бытовое обслуживание урезаются...

19 ноября 1977
17-го – shopping. Oxford Street. Великолепные магазины, от кото- рых кружится голова, а неподготовленную москвичку может просто хватить инфаркт. Народу в магазинах много, и покупают, покупают… Кунаев как-то за столом мечтательно сказал: кризис, кризис, а всем завалены, и денег, видно, много у всех!

14 декабря 1977
О самом пленуме. Доклад Байбакова (председатель Госплана). Такой тревоги и жесткости в оценке экономического положения я не помню даже в его всегда несколько «пессимистических» выступлениях. Положение скверное. Хуже, чем можно было предположить, и чем прежде.

1 апреля 1978
Кажется, уже все Геркулесовы столпы политической пошлости давно пройдены, но каждый новый номер газеты убеждает в наличии неисчерпаемых резервов по этой части.

9 июля 1978
Был пленум ЦК по сельскому хозяйству <…> Приводились ошеломляющие цифры, когда колхоз, совхоз, район, целая отрасль сельского хозяйства в области, давая продукции вдвое, втрое больше и перевыполняя план на 30–40 %, с каждым годом становилась все убыточнее, заканчивали свои годовые балансы с огромным дефицитом и попадали во всё большие долги государству. Потому что новый трактор, например, произ- водительнее, допустим, на 15–20 %, а стоит он вдвое дороже. Такое же положение с централизованным автотранспортом, удо брениями и проч. «услугами», которые оказывает селу промыш- ленность, или, проще, механизированные подразделения, не принадлежащие колхозам непосредственно.

8 октября 1978

Расул Гамзатов [сов. поэт – ред.] в качестве главы делегации в Канаду. Безпробудно пьянствовал. Полный шок у хозяев, когда он на приеме в Монреале придвинулся к жене зам. председа- теля Компартии Канады Уолша: «Царица, королева, мол, выходи за меня замуж, брось его… я некрасивый, но богатый. Будет хоро шо тебе». Упал на колени и пополз целовать ей ноги.
То же он проделал со старушкой – женой корреспондента «Прав ды» Брагина на приеме в Оттаве.

13 ноября 1978.
По мясу. Ростов-на-Дону: после вычета на ясли, детсады, на рес тораны и т. п. в розничную продажу поступает из расчета 1,5 кг на человека в год! Есть лучше районы, но больше 7 кг на душу в год нигде нет.
Скармливаем около 100 млн. тонн пшеницы скоту. Но так как даем без соответственных кормовых добавок, 40 % пропадает впустую. А ввозим из США опять же много пшеницы.
120 млрд. рублей на сберкнижках плюс около 40 млрд. рублей в кубышках. Товарной массой покрывается все это на 40 %, да и то, как считают эту массу? По стоимости продукции! Но ведь значительная ее часть остается на полках. <…> Если в преды- дущей пятилетке в общем итоге цены были снижены на 840 млн. рублей, то за два года этой пятилетки цены повышены на 1 400 млн. рублей. И это уже все почувствовали.
Если первое увеличение добычи нефти на 120 млн. тонн потре- бовало 17 млрд. рублей вложений, то дальнейшее увеличение еще на 120 млн. тонн потребовало уже 28 млрд. рублей вложе- ний, а предстоящее увеличение добычи лишь на 40 млн. тонн потребует уже 48 млрд. рублей вложений.
В 1982 году пополнение рабочей силы за счет прироста насе- ления составит лишь 300 тыс. человек – и то главным образом за счет Средней Азии.
А мы, <…> «вые…ся» по поводу того, сколько ракет помещать на один самолет, будто иначе завтра США на нас пойдут войной.

18 ноября 1978
Вчера у нас была отчетно-выборная партконференция всего аппарата ЦК <…> В прениях были любопытные данные. <…> Производим 795 млн. тонн угля, 575 млн. тонн нефти. Западная Сибирь дает 90 % энергетических ресурсов страны. А там из 250 млрд. рублей, отпущенных на жилищное строительство и социальные нужды, освоено всего 34 млн. рублей. Бочков (зав. отделом легкой промышленности): 11,2 млрд. рублей потеряно государством на уценке товаров. Симонов: 1/5 времени каждый вагон едет, 4/5 – стоит. За 20 лет железные дороги удлинились на 15 %, а грузооборот увеличился в четыре раза. Незавершенка на железных дорогах – 90 млрд. рублей.

3 декабря 1978

27 ноября был пленум ЦК <…> Горбачёв Михаил Сергеевич – ставропольский первый Секретарь сделан секретарем ЦК по сельскому хозяйству (вместо Кулакова)… Это хорошая канди- датура. Я с ним ездил несколько лет назад в Бельгию. Сошлись. Умный, смелый, неординарный, все видит. Озабоченный и пре- данный делу. Не чиновник. Умеет говорить – от души.

5 января 1979
В Москве целые районы оказались без электричества и в холо- де. <…> Во многих домах температура не поднималась выше 12°. Два дня в булочных не было хлеба. Не было молока.

27 марта 1979
Принимал посла Ямайки <…> Передал письмо к Брежневу, долго объяснял мне международную обстановку и полное согласие с нами, а также – о социалистическом интернационализме, так как надо было, чтобы я поддержал их просьбу – построить гли- ноземный завод, дать нефть, дать кредит под сырье и промыш- ленные товары в 50 млн. долларов. «Это и будет по-ленински практический Интернационализм».

23 июня 1979
Куда же все-таки идет Советская Россия?
Скоро еще повысят цены на предметы роскоши: машины, ме- бель, меха, золото… По закону уличной политэкономии это сразу скажется на тех, кто покупает на рынке лук, репу, укроп, огурцы, картошку, а потом, по закону инфляции, и на ценах ширпотреба. <…> Растут коррупция, цинизм, хищничество. Например, если раньше за мебельный гарнитур в магазине брали в лапу 10 % стоимости, то теперь уже 100 %. <…> «С мест» идет поток писем, все более требовательный и угрожающий. Например: «Не думайте, что у русского народа терпение беспредельно»… Все чаще всерьез (не анонимно) требуют введения карточек на мясо, молоко, крупы.
Судя по всему, урожай в этом году будет очень плохой. И – ждать беды. <…> Никто уже всерьез не верит, что на нас хотят напасть, что нас хотят «захватить», подчинить, разгромить и т. п. Для чего же тогда эта военная сила, которая стала ужасающим тормозом всего нашего развития, и в жертву которой прино- сятся интересы народа?! Но в конце ХХ в. смешновата такая слава. И не случайно нынешней молодежи (в отличие от наших поколений) плевать на эту славу, а то и на саму «Родину».

8 июля 1979

Со 2 по 6 июля был в Берлине <…> Второй эшелон (эксперты и советники) жил в партгостинице, ночи проводили в баре: джаз, танцы и откровенности под вино и пиво....

20 ноября 1979
С 5 по 12 ноября был в Западной Германии <…> Главное ощу- щение, которое гнетет до сих пор: отстали мы, невероятно отста ли от капитализма. И уже ничто (в Америке хоть «негров лин- чуют») уже не оправдывает этого нашего отставания, и ни в чем нельзя увидеть наших экономических и социальных преиму- ществ. Ведь Германия тоже была стерта с лица земли. А у них зарплата 2500–3500 марок (это даже по курсу больше 1000 рублей), у них отпуск у рабочего – шесть недель, у них «желез- ные батальоны пролетариата» <…> утром садятся в собственные машины, едут на работу, а вечером – домой: на каждых трех немцев – машина. У них дороги такие, что если чашку, наполнен- ную до краев, поставить на сиденье, то на скорости в 160 км не прольется ни капли. У них нет разделения: центр – провинция, так же как нет «проселков» и второстепенных дорог, нет и раз- ницы между деревней и городом ни в смысле благосостояния, ни в смысле комфорта.
Безумно обидно и пока непонятно.

30 декабря 1979
Наши войска вошли в Афганистан <…> Накопленный нами капитал по разрядке после берлинской речи Брежнева полетел к еб… м… У всех тех «демократических» и «миролюбивых» сил, которые выстроились было, чтобы поддержать нашу миролю- бивую политику, опустились руки. <…> Советскому народу это ни с какой стороны не нужно. Ему бы мяса, да других товаров, да порядка побольше!

1 января 1980
Встречали Новый уныло. В магазинах пусто, и даже на почте в последние дни исчезли марки и конверты: сам наблюдал скан- дал на Центральном телеграфе по этому поводу.

28 января 1980

Весь мир осудил нас и проклял: в ООН – 104 делегации прого- лосовали против нас и только 17 – с нами. <…> Ужас ситуации состоит в том, что окончательное – единоличное решение прина длежало полному маразматику. (Хотя подготовлено, сварено оно было другими). Его тут неделю назад показывали по телеви- дению: вручение мандата на избрание в Верховный Совет РСФСР – первый кандидат народа. Зрелище ужасное. <…>
Картер лишил нас 17 млн. тонн зерна (в Москве сразу же исчез- ла мука и макароны), запретил всякий прочий экспорт, закрыл всякие переговоры и визиты, потребовал отмены Олимпиады <…> Тэтчер проделала с нами то же самое. Португалия запрети- ла нам ловлю рыбы в ее 200-мильной зоне, как и США – у себя <…> Это же проделали Канада и Австралия. Почти все страны Запада (за исключением Франции) сократили уровень и объём всяких обменов и визитов. Запрещены всякие планировавши- еся выставки и гастроли («Эрмитажа» в США, Большого – в Норвегии и проч.). Австралия закрыла заход нашим антаркти- ческим судам в ее порты. Вчера нас осудили Исламская конфе- ренция <…> Европарламент, социал-демократические партии, профсоюзные центры <…>
Банки закрыли нам кредиты <…> Не только американские, но и другие банки либо начисто отказываются давать взаймы на оплату прежних долгов (благодаря чему мы уже много лет выхо- дили из положения), либо почти на 1/3 взвинчивают проценты. <…> Положение такое, что придется отказаться платить по преж- ним кредитам. А это объявление о банкротстве, со всеми выте- кающими…
Экономическое положение, видимо, аховое. <…> За два года число краж [на транспорте – К. А.] выросло в два раза; стои- мость украденного – в четыре раза.
40 % воров – сами железнодорожники;
60 % воров – сами работники водного транспорта.
9–11 000 машин скапливаются в Бресте, потому что их невозмо жно передать в таком «разобранном» виде иностранцам;
25 % тракторов и сельхозмашин приходят разукомплектован- ными;
30 % автомобилей «Жигули» вернули на ВАЗ, так как к потреби- телю они пришли наполовину разобранными;
на 14 млрд. рублей грузов ежедневно находится без охраны;
воруют на много миллиардов рублей в год;
мяса крадут в семь раз больше, чем два года назад, рыбы в пять раз больше.
Заместитель министра внутренних дел доложил, что в 1970 г. поймали 4000 воров на железной дороге, в 1979 г. – 11000. Это только тех, кого поймали. А кого не поймали – сколько их? <…>
Всюду – полный разврат.
5 февраля 1980

Афганистан как язва разъедает общественное сознание и меж- дународную жизнь. Ползут слухи, что в Ташкенте госпитали забиты нашими ранеными ребятами, что каждый день прибы- вают самолеты с упакованными гробами, что в разных наших ведомствах, посылающих туда специалистов, портреты в траур- ных рамках. То есть народ реально почувствовал на себе следы политики. За что? Для чего? Кому? Б. Н. [Пономарёв – К. А.] как-то проговорился Карэну: мы, мол, не можем допустить вто- рого Садата у себя под боком. Ну и что? Из-за этого пусть гибнут наши ребята, пусть позор на нашу голову во всем мире, пусть ненависть антисоветизма губит остатки социалистического идеала, пусть рушится даже видимость уважения к народным интересам?! <…>
А между тем льется предвыборный елей и пошлейшее прослав- ление главного маразматика...

9 февраля 1980
Маразм всей структуры, механизма верхотуры власти, в связи с маразмом самой ее верхушки и почти 75-летним средним возрастом всех остальных элементов верхотуры – становится опасным уже для существования государства, а не только для его престижа. А выхода нет никакого.

12 февраля 1980
Был сегодня на Секретариате ЦК. <…> Из обсуждения выясни- лось, что в СССР сейчас всего 6500 попов, 900 католических и 300 мулл (плюс 2000 нелегальных). Но зато: каждого второго покойника хоронят в церкви и каждый пятый новорожденный крестится.

29 февраля 1980
Какая трагедия для страны, для всех нас?! До чего мы дойдем! Черт знает что!

1 марта 1980
Афганистан им [на Западе – К. А.], конечно, совсем ни к чему. Как, впрочем, и советским людям. В народе поносят эту никому не понятную интернационалистическую акцию на фоне, фигу- рально выражаясь, того, что «жрать нечего»… Даже из таких городов, как Горький, «десантники» на экскурсионных автобусах продолжают осаждать Москву. В субботу к продовольственным магазинам не подступиться. Тащат огромными сумками что попало – от масла до апельсинов. И грех даже плохо подумать об этом. Чем они хуже нас, эти люди из Торжка или Калуги?! Скорее, даже лучше, так как они, наверное, все-таки что-то созда ют, а не бумагу переводят. <…> Бывая на Секретариате умиля- ешься все больше: 80 % времени и 90 % вопросов, которые там «обсуждаются» – это приветствия Брежнева разным коллекти- вам за перевыполнение и награждения орденами и званиями.
3 марта 1980

В газетах список с избранными депутатами Верховного Совета РСФСР. Леонид Ильич своего сынка тоже депутатом сделал и, чтобы недалеко ездить, – в каком-то Ленинградском округе. Сначала его первым замом минвнешторга определил, потом орден ему сам вручил. А теперь вот – депутат… Я содрогнулся. <…> В подпитии этот зам. министра [финансов – К. А.] рассказал много любопытных вещей по своему ведомству. Например, недавно оно получило распоряжение (вопреки всем правилам – советоваться с минфином – откуда можно взять деньги) выделить еще 23 млрд. рублей на содержание вооруженных сил. <…> Госплан определил добычу нефти к 1984 г. до 650 млн. тонн. Но нефтяники считают, что сумеют поднять только до 625,5 млн. тонн, значит, валютный экспорт практически придет- ся прекратить. Потому что кроме нефти у нас есть драгоценные металлы, но их за последние десять лет «вычерпали». <…> На 1981 г. Ростову-на-Дону планируется мяса на душу населения… 2 кг в год.
Положение хуже, чем во время войны, так как тогда приходи- лось снабжать только города, а теперь – и деревню. Отовсюду идут требования и просьбы ввести карточки, но этого невозмо- жно сделать не только по соображениям политическим, но и потому, что на это не хватит продуктов: ведь придется давать ограниченно, но всем, а не выборочно – Москве. <…> Доверия к деньгам – никакого.

19 сентября 1980
Дела у нас с продовольствием очень плохи. Особенно бросается в глаза после олимпийского периода. Очереди увеличились. Но нет ни картошки, ни капусты, ни лука, ни моркови, ни сыра. Колбасу, как только появляется, расхватывают иногородние, которые вновь наводнили столицу. <…> План выполнили едва на 50 %.

18 октября 1980
Польша может стать камнем преткновения всего послевоен- ного Социализма.

1 ноября 1980
В 1979 имели место 300 «учтенных отказов от работы», в кото- рых участвовали более девяти тысяч человек. За последние недели число таких отказов растет [Черняев называет 15 пред- приятий по СССР – К. А.]. <…> Реальных средств покончить с забастовками у нас нет, ибо нет ни мяса, ни порядка, ни справедливости.

19 декабря 1980

Сегодня день рождения Брежнева. Всенародный праздник. Вчера включил программу «Время» и обмер… Пока мазохистски смотрел передачу, меня била истерика, я исчерпал весь запас мата. При полном сборе всего «верха» Суслов вручал ему орден Октябрьской революции и говорил всякие слова о Ленине, Вели- ком Октябре, заботе о благе народа, о всенародной любви, о мощном развитии страны и великих достижениях в строительс- тве коммунизма.
И все это на фоне Польши, в обстановке, когда в Харькове, Рос- тове и т. д. и т. п. надо в 6 утра встать в очередь, чтобы достался литр молока, когда в Челябинске вообще шаром покати.

13 марта 1982
Неверно, что мы строим больше всех жилья. В США строят в два раза больше (235 млн. кв. м. против наших 110–105). И даже японцы нас давно обогнали – 136 млн. кв. м.

2 апреля 1982
68 % колхозов и совхозов – убыточны, на дотации. <…> Сейчас государственные дотации на мясо, молоко, масло – 30 млрд. рублей. В два раза дороже обходится их производство, чем продажа. <…> Потери при транспортировке, хранении – 8–10 млрд. рублей. Это только учтенные. <…> Западная печать сооб- щила, что мы закупили на этот год 42 млн. тонн зерна. Одновременно печать полна сообщений, что наши валютно-фи- нансовые резервы аховые. Мы потеряли огромные суммы из-за падения цен на нефть (наш главный экспорт), на золото, алма- зы…

29 сентября 1982
Брежнев был в Баку: вручал орден республике за прошлую пяти- летку. Алиев, который превзошел все рекорды жополижества и холуйства, назвал эти дни «историческими». <…> Наш лидер находится в плачевной фазе своего мерцающего сознания. Видно, сам не понимает и не слышит, что говорит, и вся энергия на то, чтобы прочитать каждое следующее слово (что не всегда удается). После каждой фразы – аплодисменты, бурные аплоди- сменты. Проходит минут десять. Он уже вместо «Азербайджан» говорит «Афганистан» и вдруг совсем замолкает… Какое-то шур- шание, потом шум, и бурные аплодисменты. И вдруг из преём- ника его слова: «Это не моя вина»… Молчание несколько секунд и еще: «Придется читать сначала». Аплодисменты.

11 ноября 1982
Вчера умер Брежнев.

13 марта 1983

Пока Андропов был полтора месяца болен, повысились цены на многие вещи, в том числе на газ в три раза, на телефон раз в 10, за электричество, на металлические изделия, на кое-какую еду, на мебель еще в два раза, на бензин и т. д. <…> Восторги первых дней после Брежнева испарились.

6 сентября 1983
1 сентября сбили южно-корейский самолет «Боинг-747» с 269 пассажирами на борту над Сахалином. Во имя принципа неру- шимости границ. <…> Ясно, что американцы подстроили нам провокацию. Трагедия же в том, что мы ей поддались.

10 февраля 1984
В половине третьего сообщили, что вчера в 16. 50. умер Ю. В. Андропов. Бедная наша Россия. Но кончилась ли андроповская эра?

15 июля 1984
9 июля собрание всего аппарата в присутствии Горбачёва и других секретарей. Доклад Е. К. Лигачёва «О положении в Узбекской республиканской организации». Ужас, полное разло- жение <…> взятки брали десятками тысяч. <…> Освобождено сейчас от работы несколько тысяч партработников всех рангов, около 1500 из них отдано под суд.

12 августа 1984
80 % территории [Афганистана – ред.] в руках бандитов. Даже в Кабуле полного порядка нет.

16 августа 1984
– Слышал про Молотова?
– Слухи, ничего точного…
– Так вот: восстановили в Партии, билет уже вручили. А ведь у него руки в крови даже не по локоть, а по шею, если не с голо- вой. Списки к расстрелу первый подписывал не Сталин. По госу дарственному аппарату и промышленности, по партийным кадрам – Молотов. По транспорту – Каганович. По военным – Ворошилов. Сталин везде ставил свою подпись потом.

22 августа 1984
На Секретариате: как-то «о контрпропаганде» на Украине – какая бездна неуправляемой и массовой стихии, в общем, враж- дебной и строю, и власти, и образу жизни. Одних религиозных организаций на Украине – 5 000.

16 октября 1984
[В Туркменской ССР – К. А.] тысячи подпольных мулл. Люди на глазах у общественности живут вроде по советским нормам, а дома, в ауле – по законам шариата. Мальчиков обрезают, 100 % похорон – по правилам Корана и т. п. 40–50 самосожжений в год. Ф. Д. Бобков (КГБ) доложил, что обнаружены даже мюрид- ские группировки. Настроения антисоветские и антирусские очень широко распространены. 270 тыс. работоспособных не работают. 85 % работоспособных женщин сидят дома. <…> Калым процветает – суммы достигают 10 000 рублей.

11 марта 1985
Черненко умер вчера вечером.

ГРАФ ОРЛОВ

К ВЫХОДУ В СВЕТ КНИГИ ВЯЧЕСЛАВА ДЁМИНА «ХАЗАРОССИЯ»

«Хазароссия. Сто лет оккупации» - так озаглавлен сборник яростной, боевой антисовецкой публицистики Вячеслава Дё- мина, вобравший в себя работы (статьи, интервью, обращения и критические очерки) за минувшее пятилетие (2011-15 гг.). Высоко оценивая сей Сборник, мы не станем здесь «переска- зывать» все затронутые в нём темы, сосредоточим внимание на одной лишь (впрочем, центральной для сборника): теме проти- вопоставления «Руского» и «совецкого»… Подобно тому, как «СССР не есть Россия», так нет и не может быть никакой «совец- кой рускости», настаивает Автор. Или-или: либо ты Руский, либо Совецкий. Tertiumnondatur.Самым страшным результатом иудо-коммунистического изуверского «эксперимента» над Русью, по мнению В.Дёмина, оказалась не инородческая оккупация, «и даже не геноцид нашего народа, а фактическая утрата его национальности. К середине ХХ столетия такая историческая общность, как руский народ перестал существовать. В результате экспериментов по советизации (ожидовлению) произошло духовно-расовое разложение основной массы населения, <котораяпревратилась > в новую совецкую нацию. Оставаясь рускоязычным интернациональным сбродом, эта неонация стала глубоко враждебной рускому народу, который в свою очередь продолжал сопротивляться оккупантам до окончания руско-совецкой войны 1917-1945 гг. Именно этому противостоянию русизма и советчины и посвящены авторские строки, пропитанные болью за свой почти уничтоженный народ»… Весьма характерны в сей связи заглавия ряда статей, составивших Сборник. Вот лишь некоторые из них: «Русь и Совдеп – две нации в арийско-июдейской войне»; «Совок – июдейский проект»; «Тест на советизм»; «Союз Неруси и Нехристи…»; «Руская порода и совецкаябезпородность» и т.п.
Подобное безкомпромиссное разделение «Руского» и «Совецкого» имеет за себя не только (и не столько) политическое, историческое, или же этно- и расово-политическое обоснование, но прежде всего – основание Религиозное. Совецкая «Нерусь» отнюдь не произвольно и случайно отождествляется автором с «Нехристью». Ибо разделение «на Руских» и «на Совецких» носит прежде всего религиозный, даже религиозно-эсхатологический характер: оно сродни последнему разделению – за Христа, или же за Антихриста… Все прочие основания для сего разделения (от расовых до этно-политических) имеют характер производный, се лишь «следствия» означенной Первопричины. Подобная эсхатологическая острота понимания «руско-совецкой проблемы», увы, не всегда была свойственна даже и весьма даровитым и достойным представителям Руской Мысли (не станем здесь перечислять имена, отметим лишь то, что «сменовеховский» и «национал-большевицкий» соблазны прельстили многих). Благодарение Всевышнему, автор данной книги избавлен от прельщения означенных соблазнов… Тем выше ценность сего Сборника для РускихИстинно-Православных Христиан: он способен приободрить их и вдохнуть новые силы для шествия их Исповедническим путём в Царстве Красного Антихриста, в Совецкой Империи Зла, коя со временем всё больше и больше старается «стилизовать» себя «под Русь», убийцей и мародёром коей она, на деле, и является…
Безкомпромиссное отрицание Рускими Христианами хоть какой-либо «доли рускости» за Совком, обосновано не только лишь выразительно анти-руским (или псевдо-руским, как сегодня) и анти-христианским (или псевдо-христианским, как сегодня) характером сего «государства», но и тем фактом, что при самом своём «зарождении» богоборческий и русоборческийСовдеп подпал под Церковное Проклятие! Анафема на Совок была наложена персонально патриархом Тихоном и подтверждена Поместным Собором 1917-18 гг. Впоследствии сии Анафемы были подтверждены соответствующими Соборами Руской Зарубежной Церкви и тайными Соборами Катакомбной Церкви в подъярёмной Руси… У Церковных Анафем есть одно примечательное свойство: Церковная власть (Патриарх ли, Собор ли) имеет право их «наложить» (т.е. по сути констатировать богопротивный характер того лица, или группы лиц, на кого Анафема налагается), но никакая Церковная власть не может «по своему хотению» оные Анафемы «снять»(ежели со стороны анафематствованного не выказано «покаяния»!).Т.о. Патр. Тихон мог (и должен был!) проклясть и анафематствовать Совок (что он и сделал в 1918 году), но впоследствии (будучи сломлен в застенках ЧК-ГПУ), и заявив: «я Совецкой власти – не враг», он не мог и не имел права свои же предшествующие Анафемы дезавуировать (что он, заметим в скобках, и не сделал, несмотря на всё публичное «разоружение» пред Соввластью!)… Посему, сии Анафемы до сих пор «в силе»… До сих пор всё Совецкое (и все «совецкие») находятся под Божественным проклятием!
Замечательным коррелативом Сборнику Вячеслава Дёмина может послужить Послание Освящённого Собора Катакомбной Церкви ИПХ от 11 июня 2006 года «Русскому Народу», нарочито посвящённое вопросу о «проклятии» и «освобождению от проклятия»… Сие Послание прошло почти «незамеченным», а жаль – ибо им «предоставлялся шанс» тем, кто предопределён к тому, чтобы «выдавить из себя Совка», стать на спасительные стези пакиобретённойРускости… Впрочем, доколе неизреченною милостию Божией, мiр сей ещё стоит, «ничего не потеряно», «врата ещё отверсты»… Воспроизведём здесь сие Послание, быть может, те, кто ещё «имут очи и ушеса», увидят и услышат:
«Никто, взявшийся за плуг и озирающийся назад, не благонадежен для Царства Божия»(Лк.9:62)
Русская Катакомбная Церковь Истинных Православных Христиан есть единственный этноообразующий субъект Русского Народа. Посему, как аутентичная этно-конфессиональная общность, Русская Катакомбная Церковь ИПХ сохраняет, порождает и возрождает все прежние органические институции всех ветвей Русской Нации.
Смерть духовная ведет к смерти телесной. Духовная мертвечина – причина всех бед Русского Народа сегодня. Безсмысленная бездуховная жизнь настолько отвратительна, что большинству людей не хочется жить. Именно посему так быстро сокращается русское население. Всеобщее пьянство и наркомания – не причина национального самоубийства, а лишь средства. Женщины не хотят рожать и убивают своих чад. Мужчины не желают нести никакой ответственности и склоняются к извращениям. Крестьяне перестают заниматься сельским хозяйством, предпочитая покупать пищу на рынке. Рабочие отказываются трудиться и становятся люмпенами. Торговцы продают скверну, совершенно забывая, что портят сами себе. Интеллигенция измышляет безумные идеи и, пребывая в тяжёлых грёзах, проповедует их. Чиновники перестают исполнять простейшие обязанности, реагируя лишь на взятки, но, даже получив их, ничего не делают. Военные, утратив боевой настрой, увлечены распродажей имущества и вооружения, и истязают друг друга. Тюрьмы переполнены невинными. А все ветви власти посвятили себя исключительно паразитарному существованию на теле русской нации.
Всё это – неслучайно: жало смерти (1 Кор.15:56) торчит в русской душе, омертвляя её. Самые гнусные черты русского человека ныне проявлены в гипертрофированном виде. Произошло даже внешнее искажение облика, появились вырожденческие черты. Вместо благородной красоты – курносый брахицефал с оттопыренными ушами. И такой уродец призван пугать христианские народы всего мiра. Откуда же появилось сие?
Смерть – следствие греха, безбожия. Вся территория страны усеяна мерзкими идолами и ремфанами, а в центре столицы лежит мумия, которой по-прежнему воздают божеские почести! Пока мавзолей Ленина будет существовать, до тех пор сатанинская сила будет умертвлять русских людей. Неоднократно начинали говорить о необходимости убрать страшныйтерафим. Но – не могут, а, быть может, не хотят. Ибо все запечатаны проклятием. Мы живём на территории, занятой враждебной властью. На территории бывшей Российской Империи продолжает действовать оккупационный режим – с 7 ноября 1917 г. Большевицкий режим повинен в массовом геноциде Русского Народа, что признано Советом Европы всем году. Современная власть РФ преемствует и продолжает советскую власть, оттого подает всем не воскресение, а смерть.
Ветхое здание пост-советского государства близко к падению. И правители хотят под его обломками погрести, как можно большее количество русских людей. Они боятся подлинных русских людей. Они решили продать все богатства, украсть все ресурсы, изъять даже жильё и, в конце концов, уморив русских людей, заселить опустошённую страну азиатскими варварами, по возможности перемешав с остатками русской нации.
Они написали для Вас, русские люди, множество законов, чтобы угнетать. Но для того, у кого в сердце начертан Закон Бога, сии измышления тщетны.
У дьявола есть конкретные слуги и исполнители его указаний. Кто виноват в нашей беде? – Нет, не жиды, не чурки, не американские империалисты, не масоны, не тому подобные, а те русские люди, кто долгое время апостатствовал и, тем самым, нахлобучивал на шею народа инородцев и сатанистов. Что делать в таком положении? – Во-первых, должно быть реальное покаяние, т.е. отречение от сатаны: «Отрицаюся сатаны, и всех дел его, и всех аггел его, и всея гордыни его. Сочетаваюся Христу. И верую Ему, яко Царю и Богу». Оно должно выражаться, как в личном, так и в коллективном отказе от советского прошлого. Во-вторых, необходимо прервать связь с адом, т.е. в виде массовых волнений разрушать культовые сатанинские места, и отречься от грешных предков. Нас интересуют не грешные, а праведные предки. Кто оправдывает своих безбожных родственников, тот лишь омертвляет себя, ибо отрицается рая! Пусть 3-4 поколения безбожников имелось в роду, но не надо забывать, что, вероятно, у очень многих существуют блаженные предки, предстоящие у Бога и молящиеся о Вашем спасении. Не отвергая безбожных отцов и дедов, Вы предаете Ваших святых пращуров. Тогда Вы – не русские люди, а совки – безродное быдло большевицкого Коминтерна. Тогда Божье проклятие обязательно коснётся и Вас, и Ваших детей, ибо такие живности скверны пред Его очами. Тогда Вы противитесь Божественной любви и получите еще горшее наказание. «Сознаем, Господи, нечестие наше, беззаконие отцов наших; ибо согрешили мы пред Тобою» (Иер.14:20).
Не ленитесь, не трусьте, не обманывайте себя: Бог поругаем не бывает. Русь обладала мессианскими обязательствами пред всем мiром. Русь не вполне исполнила предназначенное, хотя именовалась «Новым Исраилем». ВетхийИсраиль неоднократно отступал от Бога, впадая в полное ничтожество,- так же и Русь. Возрождение – чрез покаяние, чрез отвержение от нечистых предков, чрез сокрушение мерзостей демонских, чрез отречение от дьявола.
Покаявшийся русский человек не связан никакими пост-советскими условиями, ибо ответственен пред Христом. Русская Катакомбная Церковь Истинных Православных Христиан благословляет русских людей на любые действия, направленные на возрождение Русской нации и Отечества, на очищение от скверны крови и почвы, на возвращение власти в сей стране. Сугубо в политической сфере Освященный Собор через свой Постоянно-действующий Совет укажет взыскующим Истины на тех, кто облечен Божественными полномочиями.
Молимся и надеемся, что в трудном и изощрённом деле освобождения Земли Русской от безбожного ига Всемогущий Господь Бог сотворит нас победителями, возродит Русский Народ, возстановит Правоверную Русь и призовет нам на помощь всех, кого предъизбрал на это служение. Аминь!
…Вполне в духе вышеозначенного свидетельства Истинной Церкви находится основной messageновой книги Вяч. Дёмина (впрочем, надо ль «удивляться» сему: ведь бр.Вячеслав является верным чадом Истинной Церкви и питается от духовно-неповреждённых источников истинного Правоверия). Его книга – се поистине «Меч разделяющий Русь и Нерусь»… «Купи Меч» (Лк. 22, 36)! – повелевает Христос… Во исполнение сих слов Спасовых, каждому РускомуНедобитку, мы полагаем, совершенно необходимо прикупить к своему «арсеналу» и тот Меч,что откован был Вячеславом Дёминым…
о.Р.Б.
ГРАФ ОРЛОВ

ИЗ ПРИВЕТСТВЕННОГО АДРЕСА Вождю народов СССР

ПОДНЕСЕННОГО И.В. Сталину к его 70-летию ОТ ЛИЦА ДУХОВЕНСТВА И МИРЯН Русской Православной Церкви «Патриархом» Алексием и правящим епископатом.....

...близки Вам и нужды верующих русских людей, составляющих Русскую Православную Церковь... особенно дорога НИЧЕМ НЕ СТЕСНЯЕМАЯ СВОБОДА и возможность исповедывать свою (обновленную в совецкой версии - ред.)православную веру, как и полное гражданское равноправие нашего православного духовенства (истинное духовенство было истреблено - ред.)
Обязанные Вашей государственной мудрости полнотой и свободой своей церковной жизнедеятельности, русские православные люди ЕЩЕ ТВЕРЖЕ стали на страже интересов своей великой Родины СССР и тем самым заслужили еще большее внимание с Вашей стороны к нуждам Православной Церкви. Когда для нее созрел вопрос о каноническом возглавле нии Патриаршей властью, Вы, несмотря на безчисленные забо- ты и тревоги военного времени, лично приняли в сентябре 1943 года трех высших иерархов нашей Церкви и благосклонно отнес лись к их планам благоустроения церковной жизни.
Благожелательным содействием встретили Вы и их намерение созвать собор епископов в 1943 году, на котором состоялось избрание Митрополита Сергия Патриархом Московским и всея Руси (в 4 дня по приказу Вождя - ред.)
Дальнейшие шаги нашей Церкви, направляемые к укреплению своего внутреннего строя, встречают с Вашей стороны такое же неизменное сочувствие. После кончины Патриарха Сергия, так верно (по шкурнически - ред.) определившего направление церковной жизни, Ваше внимание к нуждам Русской Православ- ной Церкви сказалось в широком содействии созыву Помест- ного Собора 1945 года, на который были приглашены восточные патриархи и представители других православных церквей. Как известно, этот Собор, избравший на место почившего Патриарха Сергия нового Патриарха, принял «Положение об управлении Русской Православной Церкви» и положил начало целому ряду мероприятий по укреплению ее правового положения.
С чувством глубокой признательности должны мы вспомнить и о Вашем содействии историческому путешествию представи- телей русского православного духовенства во главе с Патриар- хом в Святую Землю, как и поездкам многих патриарших деле- гаций заграницу с целью укрепления связей Русской Церкви с православным миром зарубежных стран. Благодаря этим путе шествиям и связям, наша Церковь не только укрепила общение с другими церквами, но и собрала под свое крыло многих чад своих, разсеянных по всему миру... (цинизм чудовищный! многие чада были репрессированы - ред.)
В 1948 году Русская Православная Церковь вновь ощутила Ваше содействие в деле проведения церковных торжеств по случаю 500-летия ее автокефалии и приуроченного к ним Сове- щания глав и представителей (отступнических - ред.) Автоке- фальных Православных Церквей. Это событие, ставшее достоянием мирового общественного мнения, показало всему миру, какие отношения возможны между Церковью и Государс- твом, когда они построены на началах взаимного уважения и свободы.
И теперь, ощущая на каждом шагу своей церковной и гражданс- кой жизни благие результаты Вашего мудрого государственного руководства, мы не можем таить своих чувств и от лица Русской Православной Церкви приносим Вам, дорогой Иосиф Виссари- онович (если папа был Бесо, то Бесович - ред.), в день Вашего семидесятилетия глубокую признательность и, горячо приветст- вуя Вас с этим знаменательным для всех нас, любящих Вас, днем молимся об укреплении Ваших сил и шлем Вам молитвен- ное пожелание многих лет жизни на радость и счастье нашей великой родины, благословляя Ваш подвиг служения и сами вдохновляясь этим подвигом Вашим.

Журнал Московской Патриархии. 1949, №12.
ГРАФ ОРЛОВ

МИХАИЛ КАРАТЕЕВ БЕЛОГВАРДЕЙЦЫ НА БАЛКАНАХ РИСОВОЕ ИЗВЕРЖЕНИЕ

Первая неделя работы на гипсовом карьере прошла без каких-либо происшествий, если не считать того, что однажды нас захватил сильнейший ливень с грозой, и, так как иного укры тия не было, пришлось перевернуть вверх колесами вагонетки и, забравшись по три человека под каждую, провести часа полто ра в положении свернувшихся ежей.
В работу мы быстро втянулись. Надзиратель бай Койчо был му- жик неплохой, он никого не заставлял лезть из кожи и покрики- вал больше в целях самосохранения: в те далеко не синдикаль- ные времена так надзирателю полагалось, и, если бы он на рабо чих не кричал, его самого очень скоро выгнали бы вон.
Солнышко припекало уже изрядно, а потому мы, русские, снима- ли с себя рубахи и работали по пояс голыми, что вначале сильно возмущало “братушек”. В Южной Болгарии в ту пору еще весьма заметны были следы турецкого влияния. Так, например, в селах ели не за столами, а на полу, усаживаясь в кружок, со скрещен- ными ногами, причем женщины только прислуживали мужчи- нам, а насыщались потом отдельно; ничего похожего на какие-нибудь ухаживания, посиделки или совместное времяпровожде- ние парней и девушек не допускалось, — даже при случайных встречах на улице они не могли обменяться несколькими слова ми и старались не глядеть друг на друга.
В разговорную речь вплетали много турецких слов, и одевались мужчины тоже по-турецки, только вместо фесок носили черные барашковые шапки. Их костюм, сделанный из очень толстой шерстяной материи темно-коричневого цвета, состоял из сужив- ающихся книзу штанов с широченной мотней, жилета и куртки, — все это надевалось на толстое шерстяное белье, сверх того на брюхо наматывался черный шерстяной шарф в несколько мет- ров длиной, а на ноги, до колен, белые суконные онучи. Так бол- гары одевались зимой и летом, в таком же облачении и работа- ли, в жару позволяя себе сбросить лишь куртку. Наиболее пере- довые снимали иной раз и жилет, но снять рубаху считалось уже вопиющим неприличием. Справедливость требует отметить, что это не была только лишь внешняя, показная целомудренность: как нравы, так и общий моральный облик простого болгарина были несомненно чище, чем у других Славян. Здесь, например, совершенно немыслимо было услышать ту мерзкую ругань, ко- торая буквально не сходит с языка югославов, даже в присутст- вии собственных жен и дочерей. Поэтому не удивительно, что на ши облегченные туалеты шокировали болгар, и первое время они нас считали явными развратниками (“развалена хора”). Потом попривыкли и только не переставали удивляться: как у нас на солнцепеке не облазят спины? Буквально ни один болга- рин не мог пройти мимо, не задав осточертевшего нам вопроса:
— Братушка, неужели у тебя не обгорает спина?
Если спрошенному этот вопрос еще не набил оскомину и он отве чал благодушно, болгарин, в порядке продолжения беседы, зада вал ему второй, столь же непременный вопрос, примерно такого рода:
— Братушка, а есть ли у вас в России лопаты? — Вместо лопаты тут могли фигурировать кирка, вагонетка, бутылка, сигарета, кир пич, даже дерево или пробегавшая мимо курица, вообще любой предмет, который в этот момент попадался на глаза спрашива- ющему.
И наконец, следовал третий традиционный вопрос:
— Братушка, а почему ты не возвращаешься к себе, в Россию?
Когда к кому-нибудь из нас на работе приближался незнакомый болгарин, человек уже знал, что ему не миновать этих сакрамен- тальных вопросов, от которых он — в зависимости от темпера- мента и настроения — или отшучивался, или отругивался. Впрочем, эти приставания носили добродушный характер, о чем свидетельствовало само обращение — “братушка”. Значительно реже применялось к нам и другое — “Русский”. Оно сразу позво- ляло понять, что вы имеете дело или с коммунистом, или с чело- веком немецкой ориентации. Такие состоянием наших спин не интересовались и о наличии в России лопат и кирпичей не спра- шивали, но зато третий вопрос задавали особенно прочувст- венно.
Рабочих-болгар изумляла также наша расточительность. Перед выходом на карьер мы утром пили чай с хлебом и салом или брынзой, а на обед и ужин готовили какое-нибудь густое варево, обильно приправленное жирами, причем ели вволю и после еще запивали сладким чаем. Такое довольствие обходилось в день по 14—15 левов на едока, то есть пятую часть того, что он зара- батывал, и мы считали, что это совсем недорого.
Болгарские крестьяне, хотя и были расчетливы, в еде себе тоже не отказывали. Но у приехавших сюда на заработки “северна- ков” дело было поставлено иначе: в основном они питались размоченными в горячей воде сухарями, а иной раз баловали себя довольно хитроумными бутербродами: на большой ломоть хлеба клался крошечный кусочек брынзы или одна маслина, причем, по мере поглощения хлеба, эта декорация отпихивалась носом все дальше и съедалась только с последним глотком. При такой системе питания у наших коллег-болгар заработок почти целиком шел в кубышку, и, глядя на наши “пиршества”, они говорили:
— Работаете вы на свое брюхо и до смерти останетесь бедняка- ми. Луда хора (сумасшедшие люди).
Кстати, с довольствием у нас дело наладилось не сразу. На пер- вых порах кашеваром был единогласно провозглашен один из кубанцев, войсковой старшина Дьяченко, прославившийся изго- товлением замечательных закусок на всех наших казарменных празднествах. В первый же день работы он угостил нас супом, который не посрамил бы и первоклассного ресторана, но с точ- ки зрения людей, нагулявших волчий аппетит на тяжелой рабо- те, в нем было непростительно мало гущи, и перед этим блекли все его достоинства. Однако мы безропотно выхлебали этот суп, отчасти из уважения к штаб-офицерскому чину “готвача”, а еще более потому, что молодой и веселый Дьяченко — гитарист и чудесный исполнитель цыганских романсов — был всеобщим любимцем. Несколько дней мы ели его изысканную стряпню, и чем тоньше делались наша талии, тем толще становились наме- ки на неуместность всяких жюльенов и рататуев при таком тяже лом физическом труде. Кончилось тем, что под давлением обще ственного мнения Дьяченко подал в отставку народ собрался для выборов нового кашевара.
На вопрос, кто возьмется готовить еду в соответствии с общими пожеланиями, то есть погуще и пожирней, последовало единоду шное молчание. Затем было названо несколько кандидатов, но все они отклонили предложенную им честь, ссылаясь на скудно сть своих кулинарных познаний. И наконец кто-то выкрикнул мою фамилию, припомнив, что в период прошлогодних странст- вований я однажды сварил из подручных материалов очень недурной кулеш.
Застигнутый врасплох этим выдвижением, я начал было отказы ваться, но потом подумал: а почему бы нет? Не боги же варят ка- шу! Кроме кулеша, я вполне способен приготовить вареный картофель с луковым соусом и с салом, сумею сварить фасоль, не спасую, пожалуй, и перед макаронами. На этом уже можно продержаться два дня, до ближайшего воскресенья, а там смо- таюсь в Сеймен и наберусь у знакомых дам еще какой-нибудь кухонной премудрости. Работать же кашеваром куда лучше, чем махать целый день киркой или лопатой, — никто на тебя не кри- чит, и, пока варится пища, можно заняться каким-нибудь своим делом, например написать письмо, постирать бельишко, а то и просто вздремнуть где-нибудь в холодке. Быстро прикинув все это в уме, я еще немного покочевряжился для приличия, а потом дал свое согласие.
Следующая неделя вполне оправдала мой оптимизм. Дама, за которой я ухаживал, была не очень сильна в области артельно-рабочей гастрономии, но все же она обогатила мой кулинарный репертуар рецептами изготовления бараньего рагу, галушек и мясного супа с овощами. С этим я уже почувствовал под собою твердую почву и был уверен, что в грязь лицом не ударю.
Чтобы сразу покорить свою прожорливую клиентуру, я начал с галушек. Строго придерживаясь полученной формулы, замесил тесто, раскатал его, порезал на кусочки и всыпал их в котел с ки- пящей водой. Они как камни пошли на дно, но это меня не обез- куражило, так как я знал, что галушки сами должны всплыть на поверхность, когда будут готовы. Однако этого, по-видимому, не знали многие галушки: изрядная их часть, обратившись в моно- лит, настолько прочно прилипла к дну котла, что после мне при- шлось отбивать их зубилом. Но по счастью, я наготовил столько теста, что и тех, которые благополучно всплыли, вполне хватило, чтобы насытить артель, и моя маленькая неудача прошла неза- меченной. Зато суп и рагу удались на славу и окончательно укре- пили мою поварскую репутацию.
Больше недели публика ела мою стряпню и похваливала, но однажды какой-то недорезанный гурман во всеуслышание зая- вил:
— Готовишь ты, Миша, знатно, но вот о существовании риса, видимо, позабыл, а это штука неплохая. Расстарайся-ка на какое-нибудь рисовое шамало!
— Да, было бы недурно поразнообразить наше меню рисовой кашей или пловом, — поддержали другие.
Риса я с детства терпеть не мог и потому совершенно забыл пои нтересоваться способами его приготовления. До воскресенья, когда можно было бы восполнить этот пробел, оставалось еще четыре дня, которые я попытался выгадать, но публика все настойчивее требовала риса, и наконец я решил: была не была, попробую сварить рисовую кашу без всяких шпаргалок. Задача эта в общем представлялась мне нетрудной, и не знал я только одного: засыпать ли рис в холодную воду или в кипяток? Порас- кинув умом, решил, что надо сыпать в холодную, и принялся дей ствовать.
Продукты я с вечера заказывал в лавочке соседнего села, до которой было от нас не более километра, и утром мне их доста- вляли на ишаке. По аналогии с картошкой и макаронами, я рас- судил, что риса надо купить по полкилограмма на едока, для ровного счета двадцать пять кило на сорок восемь человек. Потом меня взяло сомнение — а вдруг не хватит? — и я на всякий случай прикинул еще десять кило, благо рис стоил очень дешево.
Кухня наша представляла собой стоявшую на полянке кирпич- ную плиту, в которую были вмазаны два железных котла, один большой, ведер на десять, для приготовления пищи, и другой поменьше, для чаю. Сверху, чуть выше человеческого роста, эта плита была прикрыта легеньким жестяным навесом, а отапли- валась она дровами. Я налил в большой котел воды, высыпал туда полученный мешок риса, развел в топке огонь и, по опыту зная, что варево закипит только часа через полтора, прилег под ближайшим кустом и почти сразу заснул.
Привиделся мне сон чрезвычайно приятный: будто подходит ко мне сам генерал Врангель в белой черкеске и отечески ласково говорит: “Дорогой поручик, ну ваше ли дело варить тут этот пар шивый рис? Пусть этим занимаются китайцы, а вас я давно ищу, чтобы произвести в следующий чин и назначить старшим офицером конно-артиллерийской батареи. Как раз есть свобод- ная вакансия в третьей гвардейской!”
В восторге от такой блестящей перемены в моей судьбе я прос- нулся, открыл глаза и был потрясен зрелищем, которое мне представилось: там, где еще недавно стояла кухонная плита, теперь возвышался громадный белый конус, своей вершиной почти достигавший крыши. Через равные промежутки времени оттуда, как из жерла вулкана, вырывались клубы пара, извергая новые потоки рисовой лавы, которые по склонам конуса медле- нно сползали на землю, вокруг плиты.
Совершенно не понимая причины этого катаклизма, я заметал- ся вокруг рисовой горы, как хорек в курятнике. Ненароком взгля нул на часы, до обеденного перерыва оставалось около полуто- ра часов, — хватит ли этого времени, чтобы скрыть следы моего позора?
Схватив лопату, я наполнил рисом стоявший поблизости дере- вянный ящик и отволок его в гущу кустов. Возвращаясь обрат- но, с ужасом заметил, что ландшафт кухонной местности после этого почти не изменился. В моем распоряжении имелось еще три ведра и два пустых мешка из-под картошки, — тоже набил их рисом и запрятал в кустах. Теперь на свет божий, как египет- ский сфинкс из-под песка, выглянула плита, но, чтобы полно- стью ее откопать и овладеть положением, пришлось нагрузить рисом еще и большое корыто, которое служило нам для стирки белья. После этого, действуя метлой и тряпкой, я окончательно очистил местность, закопал рисовую грязь в землю и вздохнул с облегчением.
У меня еще хватило времени доварить оставшийся в котле рис и заправить его маслом. Подошедшая с работы братия с удово- льствием уплетала рисовую кашу, не подозревая о разыграв- шейся здесь трагедии.
На ужин я продублировал ту же кашу, использовав для этого рис, покоившийся в корыте, так как оно в любой момент могло кому-нибудь понадобиться и его принялись бы искать. Кое-кто удивился: опять рисовая каша?
— Не рассчитал и сварил на обед слишком много, — ответил я. — Не выбрасывать же ее собакам, там одного сливочного масла больше килограмма.
— Правильно, — раздались голоса. — Какие там собаки! Сами съедим, каша вкусная.
На следующий день я приготовил к обеду наваристый мясной суп и заправил его ведром риса из моих резервов, а на ужин соорудил грандиозный плов с бараниной. Ели его с обычным аппетитом, но все же кто-то заметил:
— Что-то наш готвач чересчур увлекся рисовыми блюдами.
— А не сами ли вы приставали ко мне целую неделю с этим ри- сом? — огрызнулся я. — Вот теперь и жрите его, покуда вам не обрыднет!
Все же использовать до конца этот “вулканический” рис мне не удалось — остатки его пришлось тайно предать погребению. С той поры не только сам этот злак, но и все, что с ним ассоци- ируется, — до китайского народа включительно, — пробуждает во мне подозрительность и крайнее недоверие.
Работа наша на Калутерово продолжалась недолго и, в духе того времени и балканских нравов, закончилась внезапно и не впол- не благополучно. Платить нам должны были каждые две неде- ли, но, когда настал день первой получки, администратор заво- да с извинениями со- общил, что произошла задержка с высыл- кой денег из главного управления, которое находится в Софии, и потому с нами полностью рассчитаются в конце месяца, а пока могут дать лишь небольшой аванс. Это нам очень не понрави- лось — тут почувствовалась какая-то каверза, — но получки все-таки нужно было дождаться.
Наконец этот день наступил, и бай Койчо, выкликая нас по номерам, начал раздавать конверты с деньгами, присланные с завода. Сразу со всех сторон послышались недоуменные вопро- сы и проклятия: почти всем заплатили меньше, чем полагалось по условию. Мне было посчитано всего пять дней работы, неско льких дней не хватало и у Дьяченко. Мы заявили об этом надзи- рателю.
— За те дни, когда вы работали на кухне, дирекция не заплатила, — пояснил бай Койчо. — Готвачей должны оплачивать сами рабо чие.
— Вот проклятые ворюги! — возмутились мы. — Да ведь по условию должен платить завод!
— Я об этом ничего не знаю. Что мне дали, то и раздаю, а если вы недовольны, идите и разговаривайте с тем, кто заключал с вами это условие.
После долгой ругани и недолгих дебатов все Русские решили немедленно бросить работу. Собрав свои манатки, мы отправи- лись прямиком на цементный завод и заявили, что хотим гово- рить с директором. Вышедший к нам чиновник сказал, что он в отъезде, а без него никто не вправе вступать с нами в перего- воры и что-либо менять в условиях. На это мы ответили, что, если так, расположимся тут лагерем и будем ждать возвраще- ния директора, а до тех пор никого из завода не выпустим и туда никого не впустим.
Через полчаса директор нашелся. Сам он выйти к нам побоялся, но уполномочил на переговоры кассира. В результате Дьяченко и мне тут же было уплачено все, что нам причиталось, а осталь- ным еще раз торжественно обещали, что в случае возвращения на работу с этого дня всем будут платить максимальную “надницу”, то есть 75 левов. Поверили этому и остались человек пятнадцать, а остальные отправились прямо домой, в казарму.
ГРАФ ОРЛОВ

ТАЙНЫ ЦАРСКОЙ КРОВИ КРОВЬ И МЛЕКО

Сергей ФОМИН
11 марта 1917 г. в газете Петроградский листок в заметке «Какая в них кровь» рассказывалось о наглядном ответе знаменитого историка С.М. Соловьева на вопрос о проценте крови Династии Романовых в современных Всероссийских Самодержцах. Дело было за чаем, и Сергей Михайлович якобы, взяв пустой чайный стакан, налил его до половины красным вином и, рассказывая о брачных связях Русских Государей, стал подливать воду. Жидкость становилась все светлее и светлее, пока, совершенно потеряв старую окраску, сохранила лишь её слабый оттенок. Читатель подводился к мысли о том, что эту жидкость сомнительного оттенка не жалко и выплеснуть...
Но так ли было всё на самом деле?
+ + + +
Даже с чистокровной немкой Императрицей Екатериной Великой дело обстояло не столь просто. Я вспоминаю, - писал флигель-адъютант Императора Николая II полковник А.А. Мордвинов, - один разговор с Государем после прочитанных Его Величеством «Собственноручных записок Екатерины II», где она, рассказывая о перенесенном ею во время болезни кровопускании, радовалась, что, «хотя она и совершенно обезкровлена, но зато у неё не осталось больше ни одной капли немецкой крови и она стала совершенно русскою». На Государя эти слова произвели большое впечатление. --Какая изумительная женщина она была, - говорил мне Государь, - даже судя по этим её шутливым словам. Я так понимаю её радость при всяких обстоятельствах не только быть, но и сознавать Себя русскою... Но было и ещё нечто... Не говоря уже о едином - через века - Царском Роде, существовала не привлекавшая ещё до сих пор внимание исследователей проблема сочетания Царской крови и мате ринского молока, которым Их вскармливали: «Ты будешь насыщаться молоком народов...» (Ис. 60, 16).
Мних ли, бражник ли - все от млека,
Все от белого... Оно миром властвует. Всем - одно -
Всем оно одно миром целым!
Приоткрыв завесу в неведомое, об этом рассказал, уже будучи в эмиграции, русский офицер, воспитывавшийся какое-то время вместе с Царскими Детьми, в числе которых был будущий Император Николай II.
А вот и сам рассказ: Большую радость и удовольствие доставлял нам приезд во Дворец четырех нянек-кормилиц, пестовавших и Самого Отца [Императора Александра III], и Его Детей [Императора Николая II и Его Братьев]. Я теперь отдаю себе отчет, что при НЕВЕРОЯТНОЙ СМЕСИ КРОВЕЙ в Царской Семье эти мамки были, так сказать, ДРАГОЦЕННЫМ РЕЗЕРВУАРОМ русской крови, которая В ВИДЕ МОЛОКА вливалась в жилы Романовского Дома, и без которой сидеть на Русском Престоле было бы очень трудно. Все Романовы, у которых были РУССКИЕ МАМКИ, говорили по-русски с налетом простонародным. Так говорил и Александр Третий. Если Он не следил за Собой, то в Его интонациях, как я понял впоследствии, было что-то от варламовской раскатистости. И я сам не раз слышал Его: «чивой-то».
Выбирались мамки-кормилицы из истовых крестьянских семей, и по окончании своей миссии отправлялись обратно в свои деревни, но имели право приезда во Дворец, во-первых, в «день Ангела» своего Питомца, а, во-вторых, к празднику Пасхи и на ёлку, в день Рождества...
Во Дворце хранились для них парчёвые сарафаны и нарядные кокошники, и было в этом что-то от русских опер, от «Снегурочки». Сначала их вели к Родителям, а потом к нам, детям. И тут начинались восклицания, поцелуи, слезы, критика: «Как Ты вырос, а носище-то, ногти плохо чистишь» и т. д.
Александр Третий твёрдо знал, что Его мамка любит мамуровую пастилу, и специально заказывал её на фабрике Блигкена и Родинсона. На Рождестве мамки обязаны были разыскивать свои подарки. И так как мамка Александра была старенькая и дряхленькая, то под дерево лез сам Александр с сигарой и раз чуть не устроил пожара.
Эта нянька всегда старалась говорить на «вы», но скоро съезжала на «ты». У неё с Ним были свои «секреты», и для них они усаживались на красный диван, разговаривали шопотом и иногда явно переругивались. Подслушиватели уверяли, что она Его упрекала за усердие к вину, а Он парировал: «Не твоё дело». А она спрашивала: «А чьё же?» В конце концов, старуха, сжав губы, решительно и властно вставала, уходила в дальние комнаты и возвращалась оттуда со стаканом воды в руках. На дне стакана лежал уголек. Александр начинал махать руками и кричать лакею:
Скорей давай мохнатое полотенце, а то она Мне новый сюртук испортит.
- Новый сошьешь, - сердито отвечала мамка и, набрав в рот воды, брызгала Ему в лицо и, пробормотав какую-то таинственную молитву, говорила:
- Теперь Тебя ничто не возьмет: ни пуля, ни кинжал, ни злой глаз.
А в другой раз, перецеловав Его лицо, руки, плечи, обняв Его по-матерински за шею, она вдруг залилась горючими слезами.
- Что с тобой, мамонька? - встревожился Александр, - чивой-то ты? Кто-нибудь тебя обидел? ...
Старуха отрицательно покачала головой.
- В чём же дело?
- Вспомнила, родненький, вспомнила. Одну глупость вспомнила.
- Да что вспомнила-то? - озабоченно спрашивал Александр.
- Уж и силен же Ты был, Батюшка, ох и силен!
- Да что я дрался что-ль с тобой?
- И дрался, что греха таить. А самое главное - кусался. И зубёнков ещё не было, а так, деснушками, как ахнешь бывало за сосок, аж в глаза ночь набежит. Александр ахнул от смеха и расцеловал свою старуху, гордую и счастливую.
- За то уж и выкормила, уж и выходила, богатырёк Ты мой любимый, болезный...
Эта мамка пользовалась во Дворце всеобщим уважением и не было ничего такого, чего не сделал бы для неё Александр 111. Говорили, что в Ливадии, на смертном одре, вспомнил Он о ней и сказал:
- Эх, если бы жива была старая! Вспрыснула бы с уголька и всё, как рукой бы сняло. А то, профессора, аптека...
...Всех этих нянек поставляла ко Двору деревня около Ропши. Каждой кормилице полагалось: постройка избы в деревне, отличное жалование и единовременное пособие по окончании службы. Работа была обременительная, и за всё время пребывания во Дворце мамка не имела права ни ездить домой, ни выходить в город.
Традиции эти восходили к седой древности, однако документальных свидетельств осталось очень мало. О положении дел в Царствование Государя Алексея Михайловича рассказал в своей известной книге Г.К. Котошихин: «А на воспитание (кормление. - С.Ф.) Царевича или Царевны выбирают всяких чинов из жен, - жену добрую и чистую, и млеком сладостну, и здорову...».

ЦЕСАРЕВИЧ АЛЕКСЕЙ С КОРМИЛИЦЕЙ
При выборе кормилицы, - комментировал приведенный нами текст историк И.Е. Забелин, - наблюдалась величайшая осторожность: строго требовали всех качеств, исчисленных выше Котошихиным, и потому в выбор или прибор назначалось иногда более десяти кормилиц, жен во всех качествах добрых, имена которых и записывались в особую роспись. В этой росписи означали мужа избираемой, её лета, детей её, время, когда разрешилась от бремени последним ребёнком, потом имя и местожительство её духовника, который «по священству» обязан был засвидетельствовать особою сказкою письменно и О НРАВСТВЕННОЙ ЧИСТОТЕ избираемой. По особой крестоприводной записи кормилицы целовали крест служити и прямити Царю, Царице и Ребёнку, на воскормление которого поступали.
'...И живёт та жена, - читаем далее, - у Царицы в Верху на воспи- тание год; а как год отойдёт, или ежели та жена дворянска роду, мужа её пожалует Царь на воеводство в город или вотчину даст; а подьяческая или иного служивого чину, прибавят чести и дадут жалованья немало; а посадского человека, и таким потомуж дано будет жалованье немалое, а тягла и податей на Царя с мужа её не емлют по их живот...
«Из кормилиц, - пишет И.Е. Забелин, - потом поступали, с умень- шением чина и значения, в постельницы или в комнатные бабки, а с возвышением - даже в верховные боярыни. Впрочем, Государева кормилица оставалась в своём чину до смерти и получала, в виде пенсии, все свои оклады. На таком положении оставались кормилицы Царя Алексея [Михайловича], старица Анисья Ивановна, и Царя Феодора Ал[ексеевича], Анна Ивановна и пр. По окладу жалованья [...] кормилицы равнялись казначеям, т.е. второй, после верховных боярынь, степени женских Царицыных чинов...
Будущего Императора Александра II выкормила крестьянка подмосковного села Большие Мытищи Авдотья Гавриловна Карцева (1794-1845). Государь Николай Павлович, к Которому привели её, потрепав по щеке, сказал: «Как Расея наша! Корми Сашу Моего, чтобы здоровый был». Прошло много лет... Уж не только Авдотьи в живых не было, но и Того, кого она выкормила, а мытищинские крестьяне всё вспоминали: «Сама мне сказывала. Как херувинчик был, весь-то в кружевках. И корм ей шёл отборный, и питьё самое сладкое. И при ней служанки - на всё. Вот и выкормила нам Лександру Миколаича, Он всех крестьян-то и ослободил. Молочко-то... своё сказало!»
Кроме кровного - молочный
Голос - млеку покоримся! -
Есть: второе материнство.
Два над жизнью человека
Рока: крови голос, млека
Голос.
Одной из кормилиц Царя-Мученика Николая Александровича была крестьянка Мария Смолина. По семейным памятям, сохранившимся в её семье, рассказывают, что как раз в то время, когда Императрица Мария Феодоровна разрешилась Первенцем-Цесаревичем, Мария родила пятого ребенка. Однако во Дворце Смолина прожила недолго - всего полтора месяца: пропало молоко. Эти факты стали известны благодаря внучке кормилицы, которая умерла всего несколько лет назад.
Традиция русских нянь в Императорской Фамилии в начале ХХ века начала сходить на нет (предпочитали нянь английских), но только не в Царской Семье. Великая Княгиня Мария Павловна младшая, бывая в Александровском Дворце в Царском Селе, чтобы поиграть с Великими Княгинями Ольгой и Татьяной Николаевнами, вспоминала: ...Две из Их русских нянь были крестьянками и носили великолепную русскую народную одежду.
Это, еще раз повторим, лишь слегка приоткрывшаяся завеса над одной из Царских тайн. Возьмём хотя бы проблему кровных детей этих кормилиц, которые приходились Русским Царям молочными братьями. Что мы знаем об их жизни, о тех деревнях и сёлах, о том, кто и по каким признакам отбирал этих мамок-кормилиц...
Эту нерасторжимую связь Царя с крестьянином, Отца с детьми, прекрасно понимал и Старец Г.Е. Распутин: «...Сам Самодержец крестьянином живёт, питается от его рук трудящихся, и все птицы крестьянином пользуются, даже мышь и та им питается».
Кровь, говорят, не водица. Материнское молоко — тоже...(та же кровь).
Своё родство с русскими крестьянами хорошо осознавали и Сами Государи. Вот рассказ «Царёва молочного брата», подмосковного крестьянина из Мытищ Соломяткина в изложении писателя И.С. Шмелёва: «Я в шишнадцатом родился, а у матушки от горячки молоко сгорело... Дуняша и стала меня кормить со своим, в молоке была. Я её так и звал - мама Дуня'. Дуняша - мытищинская крестьянка Авдотья Гавриловна Карцева, кормилица будущего Императора Александра II, Освободителя. Но далее: 'Царевич как к Троице поедет - к ней заезжал. Раз и захотись пить Ему, жарко было. Она Ему - миг! - Я Тебя, Батюшка, кваском попотчую, у моей подружки больно хорош. А матушка моя квас творила... - всем квасам квас! И послала к матушке. Погнала меня матушка, побег я с кувшином через улицу, а один генерал, с бачками, у меня и выхвати кувшин-то. А Царевич и увидь в окошко - и велел ему допустить меня с квасом. Она-то уж Ему сказала, что я тоже её выкормыш. А уж я парень был повыше Его. Дошел к Нему с квасом, Он меня по плечу: «Богатырь ты!» И смеётся: «Братец Мне выходишь?» Я заробел, молчу. Велел выдать мне рубль серебра, крестовик.
Ко времени рождения Цесаревича Алексия в многодетной Царской Семье было несколько кормилиц. 'Великую Княжну Ольгу Николаевну выкормила Ольга Воронцова. Ей была установлена пожизненная пенсия....
'Весь день Она, - показывала в 1917 г. на допросе в ЧСК няня Царских Детей М.И. Вишнякова о Государыне, - проводила в кругу Своих Детей, не позволяя без Себя ни кормить их, ни купать. До 3-4 месяцев сама кормила детей грудью, хотя и совместно с кормилицей, у Царицы не хватало молока...
«Аликс начала Сама кормить, - читаем запись в дневнике Вел. Кн. Ксении Александровны 5 ноября 1895 г. - Во время обеда её отсасывал сын кормилицы, мы все ходили по очереди смотреть на это зрелище! Кормилица стояла рядом, очень довольная!»...
Императрица Сама начала кормить Своего Сына, но основная нагрузка легла на отобранных кормилиц. Ими последовательно были: Александра Негодова-Крот (30 июля - 19 октября 1904 г.); Наталья Зиновьева (19 октября - 20 ноября 1904 г.); Мария Кошелькова (28 ноября - 3 января 1905 г.); Дарья Иванова (с 8 января 1905 г.).
Не менее интересными были судьбы некоторых кормилиц.
'Характерным примером традиционной связи Царской Семьи с первыми кормилицами, - пишет автор специального исследования, - была судьба Александры Негодовой-Крот. Поскольку крестьянка Каменец-Подольской губернии Винницкого уезда Александра Негодова-Крот кормила Наследника только около трех месяцев, то ей была определена неполная пенсия в 100 руб. в год. Кроме этого каждой из кормилиц по традиции собиралось весьма солидное «приданое». Негодовой-Крот были приобретены вещи более чем на тысячу рублей: кровать, две подушки, сорок аршин полотна, серебряные часы, полотенца и совершенно необходимый в деревне зонтик. Всего на одежду и 'приклад' для гардероба пяти кормилиц и их детей было потрачено только по одному из счетов почти две тысячи рублей.
Все последующие годы она регулярно обращалась к Императрице с различными просьбами. Например, в 1905 г. она просит устроить своего мужа в Дворцовую полицию. В 1908 г., по ее ходатайству, Филиппу Негодову-Крот было предоставлено место сидельца в казенной винной лавке первого разряда в Петербурге в связи с болезнью ног. Для решения этого вопроса Императрица через Своего секретаря обращается к министру финансов. Просьба кормилицы была удовлетворена. Позже, учитывая Высочайшее покровительство этой семье, Министерство финансов закрывает глаза на крупную недостачу в 700 руб. в винной лавке в 1911 г. В 1913 г. дочь Негодовой-Крот поместили в женскую гимназию, и плату за её обучение, 100 руб. в год, Императрица принимает на Себя.
В октябре 1913 г. министр финансов направил Императрице сообщение, в котором информировал Её, что муж кормилицы пропал без вести, похитив из кассы лавки 1213 руб. казённых денег. Он добавляет в конце документа, что не имеет в виду 'возбуждать против Негодовой-Крот уголовного преследования'. Несмотря на этот скандал, уже в ноябре 1913 г. Императрица удовлетворяет очередное прошение кормилицы Цесаревича об определении её детей, Марии 11 лет и Олега 9 лет [именно его кормила Государыня. - С.Ф.], в приют Принца Ольденбургского на полное содержание. Кроме этого, в нарушение всех правил и инструкций, помогает в назначении неграмотной кормилицы на место продавца в винной лавке и вносит за неё залог в 900 руб.
В феврале 1914 г. беглый муж возвращается к жене и тут же пишет письмо секретарю Императрицы графу Ростовцеву, в котором просит прощение 'за сделанный мною поступок [...] расстроенный и убитый горем совести', просит 'занять должность помощника моей жены в казённой винной лавке'. Как это ни странно, но его просьба была удовлетворена'.
Как говорили в народе: Год кормила, а век кормилицей слывёт...
+ + +
А 'вообще, - подчеркивал хорошо знавший жизнь Дворца уже цитировавшийся нами мемуарист, - комплект прислуги был удивительный, служивший «у Царей» из рода в род. Старики были ворчуны, в роде чеховского Фирса, которые, не стесняясь, говорили «Царям» домашние истины прямо в глаза...
Мужская часть Царской прислуги была непременно из прежних солдат, как правило, крестьянского происхождения. Кроме исполнения номинальных своих функций, они были ещё и своего рода воспитателями Царских Детей. «Лучшими учителями детей, - утверждал Император Александр II, - были всегда Папины [Императора Николая I] солдаты, да-с! Не мудрствовали, ни какой такой специальной педагогики, учили по букварю, а как учили!
Воспитывавшийся вместе с будущим Государем Николаем Александровичем полковник В.К. Олленгрен так на склоне лет оценивал заложенное в юном Великом Князе Царское водительство:
'Потом уже, в зрелые годы, я осознал свою аничковскую жизнь и понял, что тайна Династий заключается в том, что они несут в себе особенную, я сказал бы, - как бы «козлиную» кровь. Пример: если вы возьмете самого лучшего, самого великолепного барана и поставите его во главе бараньего же стада, то рано или поздно он заведет стадо в пропасть... «Козлишко» же, самый плохонький, самый шелудивенький, приведет и выведет баранов на правильную дорогу.
На земле много ученых, но никому в голову не приходило изучить загадку Династий, «козлиного водительства», ибо таковая загадка несомненно существует. И еще другое ибо: стада человеческие, увы, имеют много общего со стадами бараньими. Я имею право сказать это, ибо едал хлеб из семидесяти печей....
И когда Ники, этот козленок, поправляя меня в пении, повелевал мне не ошибаться, Он смотрел на меня такими глазами, которых я нигде не видал, и я чувствовал некоторую робость, совершенно тогда необъяснимую, как будто огонёк прикасался к моей крови.
И ещё об этом Богоданном врожденном мистическом Царском чувстве. Один из приближенных к Государю в последние годы лиц так писал о Нём: 'Он, огражденный «китайскою стеною» ото всех, видимо, прекрасно знал достоинства и недостатки этих всех. Он знал также, к чему может привести владычество канцелярий и бумаги, несдержанное самоуправление земств и городов и слепое удобное придерживание закона, в котором, как Его предок учил: 'лишь порядки писаны, а времян и случаев нет!' Знал и постоянную, ревнивую борьбу между различными Министерствами. Откуда знал Он всё это, так мало соприкасавшийся с действительною жизнью, как об Нём любили говорить? 'Ключ к этим тайнам, - читаем в неопубликованных воспоминаниях того же лица, - как известно, даёт не наука, даже не философия, а только Религия, и именно она и преобладала постоянно в Его задушевном внутреннем мире...
ГРАФ ОРЛОВ

АНТИСЕМИТИЩЕ

Какой гадкий, прегадкий антисемит поет. Да что там антисемит?
АНТИСЕМИТИЩЕ в квадрате. Да еще поет голосом родного и близкого всем Володьки Высоцкого!!!!! Ну как они только живут эти гады на свете? Не пойму.