September 23rd, 2016

ГРАФ ОРЛОВ

(no subject)

Н. Н. СМОЛЕНЦЕВ -- СОБОЛЬ (ЧАСТЬ 7)
РУССКИЙ ШТЫК ИЛИ ПОСЛЕДНИЙ БЕЛОГВАРДЕЕЦ
«У меня отец был морским офицером. И дед – морским офице ром. Мы вообще свой род ведем от адмирала Ушакова, - расска- зывал подполковнику Галкину худенький паренек, перебежчик из-под Луги. – Но мама запрещала об этом упоминать. Отца заби рали в 25-ом, потом в 29-ом. Дали пять лет поражения в правах. В Питер нам было запрещено возвращаться. Папа устроился механиком по дизельным моторам в Острове, это в пятидесяти верстах от Пскова. Там мы жили. В казенной квартире. Оттуда меня мобилизовали в июле. Винтовок нам не выдали. Дали топо ры, лопаты, ломы и пилы...»
«Счастливчик ты, Сашка. Своим тебе в спину пальнуть ничего не стоило. Немцы тоже могли под сурдинку прикончить»...
-- «От своих я прятался в стожках да сараях. А для немцев... заранее учил, господин подполковник, немецкий язык. Мама свободно говорила по-немецки, она из прибалтийских, бароне- сса».
Сашку Ушакова взял под свою опеку подполковник Галкин. Дер- жал ординарцем, поселил в смежной комнате, в офицерском домике. Чем-то напоминал он ему собственного сына Игорька.
На Рождество повез его домой, в Берлин. Представил семье. Любовь Макаровна угощала Сашку печеным гусем, да крабовым салатом, да ветчиной, да собственного посола огурчиками. Собрались тогда все старые русские воины, кто не оказался по делам службы далеко от германской столицы. Пили крепкий кальвадос, яблочный шнапс, расспрашивали Сашку о жизни в Эссесэрии, а Георгия Васильевича – что он думает о нынешних красноармейцах, о командном составе, об их моральном и бое- вом духе, о техническом оснащении советских. Под Москвой немцы остановились...
Стоят, барахтаются, как слепые кутята. Что там произошло? Или хвалилась синица море зажечь?
Через своих людей в высшем эшелоне Вермахта узнал Георгий Васильевич, что потери под Москвой огромны. Блиц-криг лоп- нул... Из-за морозов. Армия оказалась не готова к холодам... Тысячи замерзших, полковые госпиталя заняты одним – режут и режут ноги и руки. Лазаретные поезда забиты обмороженными, с ампутированными конечностями. По Берлину стали шастать солдаты без ушей. Им бы не летние пилотки, а настоящие ушан- ки, не шинелишки на рыбьем меху, а овчинные полушубки. Да где столько взять столько ума их хваленому Хитлеру?
-- Не любите вы Гитлера, Георгий Васильевич?
-- Хитлер...? Мы его звали Додо. Не помню, кто придумал. Но прилипло. Иной раз зайдет ко мне сослуживец: айда, Додо пос- лушаем! Ну, ладно, пойдем к его радио, сядем, послушаем. Потом обсудим. Что он, что Сталин, два сапога пара... Оба ненормаль- ные. Сволочь, а не людишки. Своих не жалели, о других подавно думать не думали. Кто видел ту войну так, как я, тот все подтвер- дит. Были у Додо в начале войны талантливые генералы, тот же фон Браухич, фон Бок, Кессельринг, Гальдер, Райхенау, Гудериан, Готт... И что же? Мешал их, как карты. Того в отставку, этого в резерв, третьего в отпуск, позову, когда сочту нужным. Себя одного видел гением. Подлюку Розенберга приблизил, а я вам, скажу, что был Розенберг последней гадиной...
-- Доводилось встречаться?
Не раз. Наиподлейший человечишко был. Хуже подлюки из ГПУ! Мы так и пришли к мнению, что нечисто с этим Розенбергом. Так ненавидеть русских мог только гад, для которого Христос – враг до семижды седьмого колена...
-Для армейского кадра такие, как Розенберг и подобные, были пустым местом. У армейцев свои порядки.
А вот, генерал Шенкендорф Белым русским благоволил. Оказалось, что Сережка Пален ему какой-то троюродный племя нник. Ну, а где родство-кумовство не в почете? При Царе-батюш ке такое водилось, чего греха таить? И у кайзера в старой доброй Германии чудеса творились: из юнкеров в полковники, из капита нов - в генералы.
Сам дядюшка Макс, как они стали Шенкендорфа называть, любил к ним наведаться, поприсутствовать на русских посидел ках. Водки попить – как не уважить? Поесть блинов с икоркой – за ушами трещало. У него штаб-квартира в Смоленске размеща- лась. Он Сережку назначил комендантом Шклова, заштатного городка. Стали они в Шклов тот самый ездить: на автомобиль и айда!
Автомобиль у них был всем известный, довоенный американс- кий Виллис. В его четыре дверцы броневые листы вставили, болтами прикрутили, мотор броневой обшивкой затянули. Не нап расно старались – пять раз партизаны обстреливали. Да один раз сами немцы, со страху-перепугу. Ну, так драная ворона и куста боится.
--- Партизаны докучали?
Георгий Васильевич неспеша допивает свою четвертую чашку, вытирает полотенцем взмокший лоб.
-- Партизан – это первая сволочь. Не с немцами они воевали. Они страх на людей старались нагнать. Вот расскажу случай... Две девчушки-подружки, лет по двенадцать, пошли нарвать в лесу опят. Да на их бандитскую стоянку наткнулись. Одна сразу сообразила, как дунет через кусты. Другая остановилась... Через день крестьяне нашли ее, на березке висела... Отец ее – бердан- ку в руки, в лес ушел. Убил двух. Партизаны в деревню вороти- лись, сожгли двадцать домов... Взрослого населения понаказ- нили – человек тридцать. Мы тогда в тот район выдвинулись. Как раз я с моей ротой... Отец убитой девочки из леса вышел, стал в роту проситься.
-- Взяли?
-- Добрый оказался боец, хотя и бывший красноармеец... Командиром взвода разведки в Красной армии был. Сам проси- лся и еще пять бойцов привел. Сидел у меня в избе и плакал: дочку-то за что? Ну, кому бы она что рассказала? Ему? Так он сам член ВКП(б)...
-- А бандитов?
-- Мы эту банду «Кречета» по лесам и болотам гоняли, пока всех не перебили. Последних в болоте кончали. Пулю в башку – и буль-буль, молодчик!.. Потом уже, в Дорогобуже, нам один с их стороны, перебежчик, подсказал: настоящее имя «Кречета» было Асмус Зиновий Борухович. Был он полковым Комиссаром, засла ным через фронт. Вот те и лапти-армяки, свинская собака!.. Чекистом был Зиновий Борухович, а по-русски сказать, каратель и бандит.
*
ГРАФ ОРЛОВ

ИМПЕРАТОР НИКОЛАЙ II И ЕГО ЦАРСТВОВАНИЕ И.П. Якобий (1938 г.) 1 ГЛАВА (с сокращ.)



Однажды, во время всеподданнейшого доклада председателя Совета министров П. А. Столыпина, Государь, казавшийся печальным и озабоченным, заметил с горечью:

«Мне не удается ничего, что бы я ни предпринял; у меня нет удачи. Впрочем, воля человека так безсильна».
Столыпин, сам полный воли и энергии, стал возражать. Тогда Государь задал ему вопрос:
— Читали ли вы жития святых?
— Да, но частью только, так как сочинение это составляет, если я не ошибаюсь, не менее двадцати томов.
— А знаете ли вы, когда день моего рождения?
— Как я мог бы не знать этого, Ваше Величество? Ваше рождение празднуется 6 мая.
— А какого Святого поминают в этот день?
— Извините, Ваше Величество, не помню.
— Я вам скажу: святого праведного Иова многострадального.
Столыпин, однако, нашелся:

«Слава Богу, — сказал он, — значит, царствование Вашего Величества закончится в славе, так как св. Иов, претерпев смиренно самые тяжкие испытания, был вознагражден счастьем и Божиим благословением».
После минутного раздумья Государь сказал с глубокой грустью: «Нет, поверьте мне, Петр Аркадьевич, у меня более чем предчувствие, что я обречен на страшные испытания и что я не буду за них вознагражден на этом свете. Сколько раз я применял к себе слова св. Иова: «Ибо ужасное, чего я ужасался, то и постигло меня; и чего я боялся, то и нашло на меня».

А в другой раз Государь промолвил следующие загадочные слова: «Быть может, для спасения России нужна искупительная жертва. Я буду этой Жертвой. Да будет воля Божия!»
Пророческие слова, отражающие всю трагическую судьбу Царя, одаренного самыми высокими качествами, одушевленного благороднейшими побуждениями, и который, свершив для блага Своего народа больше, может быть, чем какой-либо другой Монарх, получил в награду лишь унижения, страдания и мученическую смерть.
Каким печальным было детство этого мальчика с задумчивыми глазами! Бомбы и револьверы террористов преследуют деда Его, Царя-Освободителя Александра II; в воздухе чувствуется тяжелое ожидание несчастья, катастрофы, смерти. Государь (дед) спасен от пуль Березовского и Каракозова, но Он падет, истерзанный бомбой Желябова. Этот день страха и смерти, когда во Дворец принесли окровавленное тело, в котором теплилась еще последняя искра жизни и страдания, этот день 1 марта 1881 года оставил в памяти маленького Николая Александровича неизгладимое впечатление ужаса, которое в течение всей последующей жизни наложило на Его чувства как бы траурный налет.

Ребенок рос тихий и задумчивый. С ранних лет уже сказываются в нем основные черты Его характера, и — прежде всего — самообладание.
«Бывало, во время крупной ссоры с братьями или товарищами детских игр, — рассказывает Его воспитатель К. И. Хис (Неа1Ь), — Николай Александрович, чтобы удержаться от резкого слова или движения, молча уходил в другую комнату, брался за книгу и, только успокоившись, возвращался к обидчикам и снова принимался за игру, как будто ничего не было».
И еще другая черта: чувство долга. Мальчик учит уроки с прилежанием; читает Он много, в особенности то, что касается народной жизни. Любовь Своего народа... Вот, о чем Он всегда мечтает. Однажды Он читает со Своим воспитателем Хисом один из эпизодов истории Англии, в котором описывается въезд короля Джона, любившего простонародье, и которого толпа приветствовала восторженными криками: «Да здравствует король народа!» Глаза у мальчика заблистали, Он весь покраснел от волнения и воскликнул: «Ах, вот Я хотел бы быть таким!».
Уметь сдержаться... промолчать … молча отойти... исполнить свой долг... любить простых людей... В этих чертах мальчика сказывается и весь будущий Император Николай Второй.

Но по характеру Своему мальчик, а потом юноша и молодой человек далек от сумрачной грусти; в Нем горит даже огонек наивного и безпечного веселья, которое, впоследствии, под давлением тяжкого бремени власти, забот и горя, поблекнет и изредка лишь проявит себя в тихом юморе, в улыбке, в добродушной шутке.
В двадцать два года Наследник Русского Престола еще веселится, как молоденький офицер, почти как юнкер. Он ходит в театр и на танцевальные вечера. «Очень смеялись и забавлялись», «танцевали с увлечением у Воронцовых»..., «уехал в 111/2 ч. очень веселый», «весело ужинали своей компанией в Николаевском зале», «на катке было очень весело», «от души веселился», «веселились и бегали, как угорелые», — таковы записи, которыми пестрит дневник Цесаревича за 1890 год. Но не следует, однако, думать, что в этих забавах сказывалась вся полнота таившихся в Нем возможностей.

Император Александр III, Сам не предназначавшийся сперва к занятию Царского Престола, не подготовлял также и Своего Наследника к управлению Империей. Молодой Цесаревич Николай Александрович мало приобщался Державным Отцом Своим к Государственным делам, разве лишь для чисто формального и весьма редкого присутствия на заседаниях Государственного совета и Совета министров. Вместе с тем и Сам Цесаревич, обожавший Своего Отца, не мог помыслить о том, чтобы нарушить Его желание более близким вмешательством в интересующие Его дела государственного управления. Таким образом, волею судьбы, Он оказался вынужденным, вплоть до смерти Александра III, вести жизнь обыкновенного светского молодого офицера, со всей беззаботностью, которою эта жизнь отличается.
Искренняя, единственная любовь Его жизни, мечта о семейном счастье, резко изменили все поведение Наследника, а с восшествием на Престол от беззаботного молодого офицера не осталось и следа.
Государь остается таким, каким был в детстве, немного застенчивым и задумчивым, но, вместе с тем, Он становится более сдержанным и осторожным. Не всем эти свойства Государя были понятны, отсюда родилась легенда, подхваченная желтой прессой, о слабом Монархе, с характером нерешительным, с кругозором ограниченным.

«Это глубокая ошибка, — отвечает на это президент Французской республики Лубэ, человек умный и проницательный. — Он предан Своим идеям, Он защищает их с терпением и упорством; у Него задолго продуманные планы, которые Он постепенно и осуществляет... Под видимостью робости, немного женственной, Царь обладает сильной душой и мужественным, непоколебимо верным сердцем. Он знает, куда идет и чего хочет»**.
Эту же черту — высокое понимание долга — отмечает у Государя французский посол Палеолог.
Не далеки от этого мнения генерал Куропаткин и даже гр. Витте, оба не любившие Государя и оба считавшие себя «обиженными». «Государь хитрит с нами (министрами), — пишет Куропаткин о молодом Царе, — но Он быстро крепнет опытом и разумом и, по моему мнению, несмотря на врожденную недоверчивость в характере, скоро сбросит с себя подпорки и будет прямо и твердо ставить нам Свое мнение и Свою волю. Витте сказал мне, что он вполне присоединяется к моему диагнозу».

И, действительно, в дни великой катастрофы, среди хаоса, трусости, смятения, безволия, только один Царь сохранит спокойствие и решимость.
Английский государственный деятель Уинстон Черчилль, противник Самодержавного строя и, как всякий англичанин, противник России и, конечно, не поклонник ее Монархов, дает, однако, следующую оценку Государя. «На Нем лежала функция стрелки компаса. Война или нет? Наступление или отступление? Вправо или влево? Демократизировать или отстаивать свое? Таковы были поля сражения Николая II.

И почему же не признать за Ним этой славы? Самоотверженное наступление Русских Армий, которое спасло Париж в 1914 г.; преодоление бедствия отхода без снарядов; постепенное восстановление сил; победы Брусилова; вступление России в кампанию 1917 года непобежденной, более сильной, чем когда-либо — разве Он не имел в этом всем Своей доли участия? Несмотря на большие, страшные ошибки, тот строй, который был в Нем воплощен, над которым Он господствовал, которому Его личный характер давал жизненную искру, строй этот, к этому моменту, выиграл войну для России. Вот Он будет свергнут. Темная рука безумно меняет Его судьбу. Царь уходит. Его и всех, кого Он любил, отдают на муки и на смерть. Пусть Его усилия преуменьшают; пусть на Его действия набрасывают тень; пусть оскорбляют Его память; но пусть тогда нам скажут, КТО ЖЕ ДРУГОЙ оказался пригодным? Кто или что могло управлять Российским Государством? В людях талантливых и смелых, в людях честолюбивых и властных, в умах дерзающих и повелительных — во всем этом недостатка не было, но никто не оказался способным ответить на те несколько простых вопросов, от которых зависела жизнь и слава России. На пороге победы она рухнула на землю, заживо пожираемая червями, как в древности Ирод».

Английский военный атташе при Ставке, генерал сэр Джон Хэнбари Вильямс, часто видевший Государя, также отзывается с презрением и негодованием о тех ложных и недоброжелательных россказнях, которые распространялись о Государе в обществе и в некоторой печати: «Один из таких критиков, проведя в России 24 часа, — рассказывает генерал Вильямс, — дал мне о Нем такой отзыв, что я подумал, что он эти часы провел в помойных ямах Петрограда, ибо иначе он нигде не мог собрать сведений более лживых, несправедливых и столь же ошибочных, как и злостных». Честный генерал ошибался в одном: сплетни, которые его справедливо возмущали, создавались и повторялись не в помойных ямах, а в столичных салонах и либеральных кругах. Недаром Императрица Александра Феодоровна говорит в Своих письмах к Государю о «ненависти со стороны прогнившего высшего общества»

Между тем, Император Николай II, по Своему характеру, по жизни Своей, казался человеком, менее всего способным вызвать к Себе чувство недоброжелательства. Ни один Монарх не мог быть столь простым и приветливым в обращении, как Государь; Он всегда умел сказать то именно слово, которое подбодряет застенчивых, залечивает уязвленное честолюбие, вознаграждает за услугу. «Государь настоящий скагтеиг (обаятельный человек)», — говорили те, кто имели случай с Ним говорить, даже Его враги.
Но, когда это было необходимо, Государь умел показать Себя Монархом, поставить на место самых заносчивых. Скромный в Своих вкусах, в личной Своей жизни, даже в одеянии, донашивая иногда платье до штопки, Он, вместе с тем, становится самым широко гостеприимным хозяином, когда Он у Себя принимает гостей. Он тратит без счета, из Своих личных средств, нередко с щедростью, остающейся неведомой, чтобы помочь в несчастиях или даже просто нуждающемуся офицеру.

Таков Глава Государства, Монарх. Но в Государе есть еще просто человек, муж, отец Семейства. В человеке чувствуется глубокая и мистическая вера: та спокойная, лучистая, чудесная Вера, которая создает миссионеров, проповедников, отшельников. Муж — человек одной любви, одной привязанности, для которого не существует на свете другой женщины, кроме той, с которой Он венчан пред аналоем. В то время как другие монархи в выборе супруги руководствуются соображениями политики, Государь Николай Второй находит счастье в той, которую Он полюбил сразу и будет любить до самой смерти.


Юношеское увлечение, чувства и слова, о которых вспоминают потом с улыбкой... да, у других так наполняется молодость проходящими, нетерпеливыми переживаниями. Но сердца Цесаревича и принцессы Алике исключительные сердца, которые отдают себя только однажды и на всю жизнь. Неисчислимые препятствия их разделяют: Алике, по воспитанию, англичанка, но все же по крови немка, а Император Александр III не любит немцев и желает для Своего Сына брака с принцессой Орлеанской. Затем, вопрос о вере: будущая Императрица Всероссийская должна быть православной, но Алике отказывается отречься от лютеранства.

Три года проходят таким образом. Принцесса Алике теперь настоящая красавица, к которой сватаются немало претендентов, но Она всем отказывает; так же, как и Цесаревич отвечает спокойным, но твердым отказом на все попытки Своих Родителей устроить иначе Его семейную жизнь.

Наконец, в апреле 1894 г., Наследник Цесаревич Николай Александрович едет в Кобург на бракосочетание брата Алике, с твердым намерением просить Ее руки. «Около 10 часов утра пришли к тете Элла в комнаты Эрни и Алике, — отмечает Он в Своем дневнике, — нас оставили вдвоем, и тогда начался между нами тот разговор, которого я давно сильно желал и вместе очень боялся. Говорили до 12 часов, но безуспешно; она все противится перемене Религии. Она, бедная, много плакала». Но, под датой 8 апреля, мы читаем слова восторженной радости; «Чудный, незабвенный день в моей жизни — мы объяснились между собою. Я целый день ходил, как в дурмане, не вполне сознавая, что со мной приключилось»
Любовь победила религиозные сомнения: принцесса Алике перейдет в Православие и станет Императрицей Александрой Феодоровной.
Наступили светлые, легкие, радостные дни, сперва в Кобурге, потом в Виндзоре, в гостях у королевы Виктории, прогулки вдвоем на лодке по Темзе, долгие беседы по вечерам, чтение вслух; иногда юная невеста открывает дневник Своего жениха и записывает несколько нежных слов, отрывок стихотворения или песенки. Эти дни, эти слова, эти строки Она никогда не забудет; во время войны Она их вспоминает в Своих письмах к Государю.



20 октября 1894 года траурный звон возвестил о кончине Императора Александра 111. В этот же день возшел на Престол Император Николай Второй, а 14 ноября состоялось бракосочетание Его с Великой Княжной Александрой Феодоровной.


История царствования Императора Николая II привлечет внимание не одного будущего историка.

Когда страсти, возбужденные стихийной катастрофой, поразившей Россию, уступят место тому чувству безпристрастного внимания, для которого необходима некоторая отдаленность изучаемых событий, — тогда только потомство отдаст справедливость эпохе, которая была великим Царствованием, и Царю, который был великим Монархом.
Конечно, если расценивать царствования по окончательным их результатам, если возлагать на монархов всю полноту ответственности за все неудачи и бедствия, хотя бы стихийные, которые поражают государство, — то пришлось бы произвести историческую переоценку всех правителей и развенчать даже таких, как Александр Македонский, Карл Великий, Людовик XIV или Наполеон, ибо созданные ими великия государственные творения рассыпались после, а иногда даже и при них, и все они, после блестящего царствования, оставили своим преемникам тяжкое наследство.

Но если отдавать каждому Монарху славу по его заслугам, по результатам, достигнутым его личным творчеством, вне зависимости от последующих разрушительных эффектов Антигосударственных Сил — то нужно, по справедливости, признать, что история Европы насчитывает немного Государей, которые осуществили столько благодетельных реформ, дали своей стране такое громадное развитие, как это сделал Император Николай II.

Можно спорить о мнениях, об оценках, но не о фактах и о цифрах. А те и другие нам показывают, что за двадцать два года царствования Государя Николая Александровича была начата и отчасти осуществлена величайшая Аграрная Реформа, которую когда-либо знала История, стабилизована национальная монета установлением золотой валюты, свершено громадное государственное преобразование — установление Народного Представительства, а в области международной — взята инициатива учреждения Международного Гаагского суда, действующего и поныне. Если к этим достижениям прибавить, что за двадцать два года царствования Императора Николая II экономическое развитие России до войны шло таким быстрым темпом, который уступал лишь Соединенным Штатам, то нас не может не охватить чувство гордости за столь близкое и столь славное прошлое нашей Родины.

Так, урожай хлебов поднялся на 116% (пшеница), добыча угля увеличилась на 400%, нефти — на 65%, золота на 43%, меди — на 375%, марганца — на 364%, производство сахара — на 245%, хлопка (сбор волокна) ~ на 388%, чугуна — на 250%, железа и стали — на 224%, золотой запас Государственного Банка увеличился с 648 миллионов рублей до 2 257,8 м. р. Вся необъятная страна покрылась сетью железных дорог, несущих оживление и культуру в отдаленнейшие пределы Империи; сама Сибирь была прорезана до берегов океана колеею в восемь тысяч верст длины — самая большая железнодорожная линия в мире.

Эти цифры особенно интересно сопоставить с яростными нападками оппозиции на Царское Правительство, с обвинениями в неумелом хозяйничании и в разорительной Финансовой политике; нужно также помнить, что эти блестящие результаты достигнуты, несмотря на неудачную японскую войну, обошедшуюся в 2'/3 миллиарда рублей, на Смуту 1905 года, на аграрные безпорядки, на разрушительный саботаж Государственной Думы. Государство, представляемое, как самое отсталое в Европе, с нищенским населением, подавленным непосильной тяжестью налогов, согласно цифровым данным, не только было ПЕРВЫМ по быстрому экономическому росту, но и самым устойчивым в финансовом отношении и, вместе с тем, самым счастливым именно по НАЛОГОВОМУ бремени.

Государственные доходы увеличивались темпом, не ведомым ни одному другому европейскому государству: в 1867 г. они составляют 415 миллионов рублей, в 1897 г. — 1 410 милл. руб, в 1908 г. — 2 418 милл. рублей, и в 1913 г. — 3417 милл. рублей. Эти доходы не только покрывали целиком обыкновенные и чрезвычайные расходы, но оставляли значительные излишки, которые, ко времени войны, достигали 512,2 милл. рублей. Что же, это благосостояние было ли осуществлено ценою непосильных налогов? И на этот вопрос статистика дает назидательный ответ. Цифра налогов, на одну душу, составляла в 1912 г. (в рублях):

Прямые налоги: Россия — 3,11, Австрия —10,19, Франция — 12,35, Германия — 12,97, Англия — 26,75.

Косвенные налоги: Россия — 5,98, Германия — 9,64, Австрия— 11,28, Англия — 13,86, Франция — 16. Иначе говоря, в некультурной России, при активном государственном бюджете, при громадном золотом запасе, «угнетенный» обыватель платил в 8 1\2 раз меньше прямых налогов, чем свободный житель либеральной Великобритании, и в три с лишним раза меньше, чем культурный француз в республиканской Франции.

Но, скажут бывшие враги Царского режима, — не хлебом одним жив человек; Россия могла преуспевать экономически, но отставать культурно; образование у нас преследовалось, стремление к знанию подавлялось, народ погрязал в невежестве.

Обратимся еще раз к цифрам.

За время царствования Императора Николая 11 смета Министерства Народного Просвещения возросла с 25,2 миллионов до 161,2 милл., т. е. на 628%; общие правительственные расходы на народное образование по всем ведомствам, вместо 40 милл. Руб., достигли 270 милл., увеличившись, таким образом, на 570%. Одновременно земские и городские самоуправления увеличили свои расходы на эту потребность на 329%.

В связи с заботами Правительства увеличилось и число учащихся в Учебных заведениях: в начальных — на 159%, в средних — на 264%, в высших — на 433%. Выработанный в 1908 году план всеобщего начального обучения начал осуществляться быстрым темпом, школы открывались, в среднем, в количестве 10 000 в год; к началу войны их было уже 130 000. По советской статистике 1920 г., к этому времени 86% детей в возрасте от 12 до 16 лет, оказались грамотными; где эти дети научились читать и писать? В начальных школах «отсталого» Царского режима.

Прибавим, что нигде в мире женское образование не стояло так высоко, как в Императорской России; за двадцать лет число учащихся в средних женских учебных заведениях увеличилось на 420%; что же касается высшего женского образования, то можно сказать без преувеличения, что оно получило начало и самое широкое развитие именно в России.

Нужно ли говорить о достижениях Русской Науки, о мировых Именах, выдвинутых Россией во всех областях знания и духа? Наконец, нужно ли прибавить, что и все передовые, либеральные, культурные творцы «русской революции» пили из той же чаши знания, которую подносило им Царское Правительство, что всем, что они знают, что приобрели, чем гордятся, — они всецело обязаны заботам Монархов о Народном Образовании, об их же образовании?

Революция восторжествовала над Императорским режимом, и мы видим, во ЧТО она обратила Русскую свободную мысль, Русскую Науку, Русское Художественное Творчество.

Клеветники из левого лагеря обычно обвиняли Императора Николая II в жестокости; «Николай кровавый» — вот ходкое прозвище, которое господа (бомбисты и террористы) эсэры и кадеты давали Государю, когда они подготавливали суд и расправу над Ним и старались впоследствии отвлечь от себя справедливое народное негодование. Но, когда февральская «революционная заря» сменилась суровой большевицкой действительностью, когда людям, совершившим, способствовавшим или допустившим великую измену Царю, пришлось расплачиваться за нее СОБСТВЕННОЮ ШКУРОЮ, — тогда обвинения в жестокости внезапно сменились обвинениями Государя в чрезмерной мягкости, в безволии. — «Ах, почему Он отрекся! Почему не повелел перевешать бунтовщиков! Если бы на месте Николая II был в это время такой Государь, как Николай I, никогда у нас не произошло бы Революции». Так ропщут, так жалуются, так стонут бывшие генералы, помещики, профессора, земцы, адвокаты, либералы, депутаты, сановники, обобранные большевиками и прозябающие в эмиграции. Справедлив ли этот упрек?

14 декабря 1825 года, с раннего утра, на Сенатскую площадь в С.-Петербурге, начали стекаться бунтовавшие гвардейские части. Наблюдавший из Зимнего дворца за прохождением войск Император Николай I, как Он признает в Своем дневнике, прекрасно понимал ту опасность, которой грозил Семье Его и России этот безсмысленный, слепой и кровавый Бунт. Он знал, что заговорщиками решено не только истребить в корне весь Царствующий Дом, но и опрокинуть вековые устои государства, т. е. открыть двери новой пугачевщине и анархии.

У Николая I имеются, однако, верные войска, имеется артиллерия, которая ждет только сигнала, чтобы открыть огонь по бунтовщикам. Государя окружают преданные, энергичные военачальники, которые умоляют Его дать разрешение подавить грозное движение. Но Он колеблется, Он не решается, Его мучат сомнения — и часы, драгоценные часы, проходят в бездействии. Вместо картечи, бунтовщикам посылают генерал-адъютанта графа Милорадовича, которого они с гиком убивают; короткий зимний день уже близится к вечеру, когда, наконец, удается уговорить Царя. Два выстрела из орудий — и Сенатская площадь пуста, все разлетелись, как стая воробьев (1100 убитых).

Так поступил смелый, решительный и строгий Император Николай I.

25 февраля 1917 года петроградский главноначальствующий генерал Хабалов посылает Государю Николаю И в Ставку шифрованную депешу о начавшихся безпорядках. Тотчас же Государь отвечает следующей депешей: «Повелеваю завтра же прекратить в столице безпорядки, недопустимые в тяжелое время войны с Германией и Австрией». Приказание это военными и административными властями не исполняется; в самой Ставке окружающие Государя генералы убеждают Его уступить революции. Что же делает Государь? Он неколебимо посылает в Петроград отряд войск для водворения порядка и Сам едет туда. Но предательство ждет Его по дороге; Он попадает в Псковскую ловушку, все главнокомандующие фронтами Ему изменяют, у Него не остается ни генералов, ни Правительства, ни солдат.

И в Своем дневнике 2 марта записывает Он: «Кругом измена и трусость и обман».

Так поступил «слабовольный» и мягкий Император Николай II.

Что сделал бы другой монарх на Его месте? Вероятно то, что сделали столько отрекшихся или покинувших свою страну государей: и Людовик XVI, и Карл X, и Людовик-Филипп, и Наполеон, и Мануэль Португальский, и Фердинанд Болгарский, и Вильгельм II, и Альфонс XIII.

И туг, может быть, место для более справедливого и, скажу более, глубокого суждения об Императоре Николае II. Если верить в известную логичность, закономерность исторических событий, то нужно признать, что в истории народов бывают такие моменты, когда воля отдельного, хотя бы и гениального, лица становится безсильной против натиска разрушительных сил, как самый талантливый и образованный врач безсилен остановить развитие болезни, отравившей уже организм.

В России революционные движения никогда не захватывали народных масс; пугачевщина, холерные и аграрные безпорядки были просто бунтами, не более, НИКОГДА не направленными ни против Монарха, ни против Царского режима. Деятели «Земли и Воли» прекрасно понимали эту народную психологию и пытались поднимать мужиков против помещиков именем Царя.

Политическая же революция родилась в верхах общества; высшее дворянство издавна лелеяло мысль об ограничении, в свою пользу, власти самодержавного Монарха. Еще в XVII веке князья Голицын, Репнин и Куракин стремились возвести на Престол малолетнего Петра Алексеевича, обусловив для аристократии особые права. После смерти Петра II мысль эта получила определенное выражение при обсуждениях в Верховном Тайном Совете вопроса о преемнике Царя. Долгорукие, Голицын и Головкин высказывались за ограничение Царской власти. «Воля ваша, — заявил Голицын, — кого изволите, только надобно нам себе полегчить». — «Как полегчить?» — спросил канцлер Головкин. — «Так полегчить, чтобы воли себе прибавить». Пока заседал Верховный Совет, в зале ожидали высшие чины государства и тоже шли разговоры. «Теперь время, чтобы Самодержавию не быть», — говорил Ягужинский Долгорукому.

Не буквально ли то же самое повторяли, почти двести лет спустя, князья Трубецкие и Львовы, Родзянки и прочие представители знати?

Феофан Прокопович говорил, что «Русский Народ таков от природы своей, что только Самодержавным владетельством храним быть может», а при обсуждении дворянами проекта новой формы правления, слышались возгласы офицеров: «Смерть крамольникам! Да здравствует Самодержавная Государыня!»

В 1916 и 1917 гадах Русские Офицеры, к сожалению, уже не кричали ни «смерть крамольникам», ни «да здравствует Самодержавный Царь» и жестоко за такое молчание поплатились.
К этой политической борьбе в XVIII веке прибавилось поистине ужасное и развращающее явление: цареубийство и дворцовые перевороты.
За эго столетие страшно подешевела Царская кровь; крамола и цареубийство стали не только безопасными, но и выгодными занятиями. Толстой, заманивший Царевича Алексея на верную смерть; Преображенцы, свергшие законного Государя Иоанна Антоновича; граф Орлов, зверски забивший Императора Петра III, НЕ ТОЛЬКО НЕ ПОНЕСЛИ НИКАКОГО НАКАЗАНИЯ, но были осыпаны Царицыными милостями.

Бунтарство и злословие в отношении Монарха охватывает высший класс (через масонерию) каждый раз, когда курс государственного корабля направляется не по его указке, или даже когда он считает свои интересы задетыми.
Даже Александр Благословенный, освободитель Отечества от нашествия двунадесяти языков и избавитель Европы от тяжелого ига Наполеона, даже Александр I, самый мягкий, самый обаятельный, самый «либеральный» из русских Царей, подвергался в петербургских салонах злостным и открытым нападкам, которые изумляли своей дерзостью иностранных дипломатов:

«Ничто не может сравниться с непочтительностью, с которой русская дворянская молодежь осмеливается отзываться о своем Монархе, — пишет французский посол Савари. — Я испытывал большую тревогу насчет тех последствий, которые подобные выходки могли иметь в стране, где дворцовые перевороты сделались слишком обычным явлением». И об этих тревогах он сообщает Государю.

Разложение высших классов не может остаться без влияния на другие слои общества. От дворянства революционное брожение перешло к новому классу — интеллигенции, появился организованный террор. Русских Царей убийцы преследовали по пятам. Император Александр II погиб от бомб народовольцев, Его преемник был спасен чудом, а Внук, Император Николай II, нашел, со всем Своим Семейством, мученическую смерть от руки прямых наследников декабристов — большевиков.

Кровавая цепь преступлений тянется в течение почти двухсот лет; в нее постепенно втягиваются все слои правящего класса, от Аристократии до Купечества. Одни убивают, а другие, более робкие, им помогают или просто сочувствуют. Верных Царских слуг начинают систематически истреблять. Под выстрелами и бомбами революционеров падают: Великий Князь Сергей Александрович; министры Плеве, Сипягин, Боголепов, Столыпин, генерал-губернаторы и губернаторы граф Игнатьев, Старынке-вич, Хвостов, Александровский, Слепцов, петербургский градоначальник фон-дер-Лауниц, главный военный прокурор Павлов, генералы и адмиралы Чухнин, Сахаров, Мин, Карангозов, Алиханов и сотни других. Но не только сановников Империи поражают революционеры, они охотятся, с револьвером в руках, и за «мелкой сошкой». Изданная в 1907 году «Книга Русской Скорби», в ЧЕТЫРНАДЦАТИ ТОМАХ, содержит Синодик этих жертв Красного Террора. В нем мы находим и священников, и урядников, и городовых, и артельщиков, и преподавателей. Эти убийства, совершенные, главным образом, эсэрами, партией Керенского, поражают своей жестокостью. 8 мая 1906 г. революционеры убивают пристава Орлова, в ы р ы в а ю т из тела сердце и печень, режут на куски и бросают в реку; в Курске, на вокзале, они запирают офицера в вагон и сжигают его живым. За шесть недель только, (от 1 июля до 15 августа 1906 г.), террористы совершают 613 покушений и убивают 244 человека.

Что это, борьба за свободу? Нет, разрушение Российского государства путем систематического Террора, которым дирижирует центральный комитет эсэров, почти сплошь состоящий из евреев или еврейских наймитов: Азеф, Гоц, Швейцер, Лейба Сикорский, Дора Бриллиант, Борис Савинков, Каляев и пр.

Что же делает дворянство, интеллигенция, купечество? Когда, во время собрания «профессорской» партии кадет, кто-то с эстрады сообщает полученное только что известие об убийстве адмирала Чухнина, зал разражается громом рукоплесканий. Сам лидер кадет, профессор Милюков, едет в Лондон уговаривать Ленина продолжать политические убийства, которые будущий диктатор считает уже безполезными, а именитый купец и миллионер Савва Морозов посылает большевикам деньги и страхует свою жизнь в их пользу. В этой же Пляске Смерти перед гибелью России мелькают и известные дворянские имена: князья Львов, Долгоруковы, Трубецкие, Шаховской; Родзянко, Самарин, генералы, члены Государственного совета, депутаты, — цвет русского общества, о котором французский журналист Густав Эрвэ высказал следующее строгое, но справедливое суждение: «Мы всем сердцем жалеем русскую аристократию и буржуазию, которые перенесли с 1917 года известные всем страшные испытания; но приходится признать, что, подобно и нашей Аристократии старого режима, они проявили в критический час легкомыслие, безразсудность и отсутствие политической устойчивости поистине изумительные. Просто невероятно, что, зная историю бывших Революций, часть Русской Элиты своим разлагающим и мелко фрондирующим настроением, своим сочувствием самым разрушительным идеям, своими интригами во время войны — могла подготовить ужасную катастрофу».

Да, невероятно... и в том вся Трагедия России. В России НЕ БЫЛО ПОЧВЫ для Революции, Русский Народ не бунтовал, а работал и сражался на фронте, но Государство разлагалось благодаря разложению правящего класса. Императору Николаю II пришлось нести бремя правления в годы, когда верхние слои населения из творческих обратились в разрушительные элементы. Перед Революцией Россия представляла трагическую картину: Царь и Народ — здоровые начала государства, разъединенные прогнившей общественной прослойкой — правящим классом.

Позволено, однако, задаться вопросом о том, являлась ли деятельность русских либералов и революционеров свободной от постороннего влияния? Не было ли у русского государства врага, неизмеримо более опасного, чем разношерстный отечественный революционный сброд?

Еще очень недавно говорить о масонстве считалось как-то неприлично, признаком крайней политической отсталости; обвинения в «масонстве» у людей культурных вызывали такую же улыбку, какую вызывало бы обвинение в колдовстве.

Теперь многое в этом взгляде изменилось. И наша «интеллигенция», среда всегда слишком чутко прислушивающаяся к европейскому общественному мнению, убедилась, что именно в Европе началась усиленная кампания разоблачения разрушительной деятельности Масонства, что в самых демократических государствах появились весьма серьезные Лиги, Объединения, журналы, сборники, посвященные борьбе с масонством.

Таким образом Русские анти-масоны неожиданно оказались идущими в самых передовых отрядах европейской «правой» общественности. К их рядам примкнули и такие лица, которых, по их политической фигуре, никак нельзя было считать «черносотенцами», как, например, С. Мельгунов, посвятивший вопросу о роли масонства в «Русской Революции», целую главу своей интересной книги «На путях к дворцовому перевороту».

Еврейство — вторая и безмерно более могущественная международная организация, способствовавшая разрушению России.
Надлежит, прежде всего, вспомнить, что на гибельную, разрушительную деятельность еврейства указывалось многими сведущими и проницательными людьми задолго до революции; еще Достоевский писал, что евреи погубят Россию. И, действительно, Россия оставалась еще ЕДИНСТВЕННОЙ страной в Мире, где Правительство пыталось защищать народ от еврейского засилья; отсюда — ненависть Международного Еврейства к Царскому режиму и та систематическая подрывная работа, которую оно производило для разрушения Российской государственности.

Среди видных «общественных деятелей», находящихся на побегушках и на содержании у евреев, нельзя, прежде всего, не указать на профессора Милюкова, редактора «Речи» — в С.-Петербурге, и «Последних новостей» — в Париже, газет, битком набитых еврейскими журналистами и всегда преследующих еврейские интересы.
Как ни ясна была роль Милюкова и в прежние годы, она еще ярче выявилась в дни еврейского триумфа, после Февральской Революции.

Действительно, едва только образовалось революционное Временное правительство, как глава антирусского еврейства, все тот же Яков Шиф, посылает, в качестве «непримиримого врага тиранического самодержавия, безжалостно преследовавшего наших сородичей», — 6/19 марта поздравительную телеграмму Милюкову, который отвечает ему крайне почтительной благодарственной депешей, начинающейся со следующих знаменательных слов: «Мы объединены с вами в нашей общей ненависти к старому режиму, ныне свергнутому»... И этот обмен телеграммами между господином и слугой приведен в газете «Нью-Йорк Таймс».

В дальнейшем Милюков продолжает верою и правдою служить евреям против России; так, по его настоянию, Англия вынуждена пропустить в Россию Бронштейна-Троцкого, и, при его содействии, Временное правительство устраивает приезд в Россию Ленина и его банды. Тот же Милюков, по соглашению с своим сообщником Бьюкененом, скрывает от Государя телеграмму Английского короля, срывает всеми мерами переезд Царской Семьи в Англию и подготовляет, таким образом, осуществление кровавой расправы евреев с Екатеринбургскими жертвами.

Что мог сделать Государь один против натиска Международных сил, без поддержки в разложившемся, развращенном, потерявшем чувство долга, чести и патриотизма правящем классе? Будем справедливы — при таких условиях, как это и отмечает умный и проницательный Черчилль, всякий Монарх, даже самый гениальный, оказался бы безсильным.

И, действительно, не Жертве ли нашего Царя Россия обязана спасением хотя бы своей Чести, не эта ли добровольная Жертва возвысила на небывалую доселе высоту Славу Царского Имени, не она ли вызвала в Русском Народе трогательные Легенды о чудесном спасении Царя, Легенды, в которых отражается смутное, но глубокое народное чаяние: снова увидеть в Освобожденной России Венценосного Помазанника?
Близоруки те, кто в истории видят только факты; в ней, как и во всем Мире, над материей царит дух.

И жизнь Государя Императора Николая Александровича есть пример торжества духа.
ГРАФ ОРЛОВ

(no subject)

16 лет правления Лучезарного Вована за №2 не прошло безследно для страны.... Подпол КГБ не здря заканчивал свое Высшее Учеб ное заведение.... Мне, припоминается, он учился на одни пятерки на факультете: экономико-разрушительном.... На курсе: Как обру- шить вражескую экономику в руины....У них там, зав. Кафедрой был Джугашвили, а его замом Горбачев, ну тот, самый, племянник Керенского....
ГРАФ ОРЛОВ

(no subject)

И. Л, СОЛОНЕВИЧ
Въ мірѣ иллюзій.
..................................
Человѣку свойственно ошибаться. - Это бы еще не такъ плохо . НО человѣку ТАКЖЕ свойственно злоупотреблять своимъ пра- вомъ на ошибки...
Насъ всѣхъ со всѣхъ сторонъ пытаются втянуть во всякаго рода иллюзіи и миѳы. Позвольте вамъ напомнить: сколько иллюзій, миѳовъ и легендъ строилось о нашей Революціи, сколько иллю зій, легендъ и миѳовъ было положено въ основаніе націоналъ-соцiализма Хитлера? А. Розенбергъ такъ и озаглавилъ свою книгу - «Миѳъ XX вѣка». Идеологъ французскихъ соцiалистовъ профессоръ Сорель такъ и писалъ: «Намъ нуженъ миѳъ, мобили- зующій массу, - причемъ совершенно не нужно, Автор: этотъ миѳъ соотвѣтствовалъ какой бы то ни было реальности » . Рускіе миѳы кончились на Л у б я н к е, нѣмецкіе - въ Берлинѣ, француз- скіе кончатся то ли де Голлемъ, то ли Торезомъ. Мы все мчимся на предѣльныхъ скоростяхъ современной техники по самому современному шоссе, утыканному фальшивыми сигнальными знаками. Миѳъ великой и безкровной, миѳъ «пролетаріевъ всѣхъ странъ», миѳъ высшей расы, и миѳъ нѣмецкой непобѣдимости, и миѳъ сталинской арміи, миѳъ одночасового рабочего дня (Каутскій и Лабріолла), миѳъ о «бездарности стараго режима» и миѳъ о веселой и зажиточной жизни въ СССР. Миѳъ о «реакціи» США и миѳъ о «прогрессѣ» въ СССР, миѳъ объ азiатскомъ ком- мунизмѣ и о европейской Германіи, исконно стоящей «на стра- жѣ» (вахтъ анъ деръ Одеръ) европейскихъ демократій противъ рускаго тоталитаризма. Этотъ послѣдній миѳъ всякіе доктора Шумахеры особенно старательно вдалбливаютъ въ черепа и нѣмцевъ, и иностранцевъ, . Такъ, какъ, если бы доктора Шума херы начисто забыли тотъ фактъ, что они сами только что сидѣ- ли въ Концентраціонныхъ Лагеряхъ нѣмецкаго, а НЕ русскаго тоталитарнаго РЕЖИМА Что первое Научное изложеніе принци- повъ Этого РЕЖИМА было сдѣлано итальянцемъ Макiавелли и англичаниномъ Гоббсомъ, что эллинъ Платонъ и нѣмецъ Фихте ., французъ Фурье и еврей Марксъ - каждый по-своему философ- ски обосновывали коллективистическій режимъ Для ВСЕГО человѣчества. ЧТО Робеспьеръ, Муссолини и Гитлеръ никакими рускими не были и что вообще съ миѳотворчествомъ пора бы и кончать: . сотнями милліоновъ жизней оплатились наши вчера- шніе миѳы Во что обойдутся наши сегодняшніе? Правда съ боль- шой буквы намъ не дана. Но нельзя ли обойтись безъ сознатель- наго вранья - съ маленькой? Вотъ мчимся мы со стремительны- ми скоростями на призывные огни легенды . и въѣзжаемъ въ ямы ...братскихъ могилъ Нельзя ли Установить какіе-то правила политическаго «уличнаго движенія »?
То, что писали наши соцiаялисты о насъ, старыхъ русскихъ эми грантахъ въ Германіи, было болѣе или менѣе сознательной непра вдой. То, въ чемъ насъ упрекаетъ новая эмиграція, объясняется просто полнымъ незнаніемъ внутригерманской обстановки въ годы войны и передъ ней. Основной вопросъ заключается вовсе не въ томъ, хотѣлъ ли Иванъ Ивановичъ помогать Германіи или не хотѣлъ, а въ томъ, что Никакая мыслящая помощь Германію Спасти НЕ Могла . Что нѣмецкое міровоззрѣніе - нѣмецкое вооб- ще, а не только гитлеровское - было построено на СПЛОШНОЙ миѳологіи, и что, какъ завершительный штрихъ этой миѳологіи, была создана легенда о всесокрушающей мощи арміи Третьяго Рейха . Армія Третьяго Рейха Арміи Вильгельма II и въ подметки не годилась, такъ же какъ армія Сталина. - Арміи Николая II Или дипломатія Молотова - дипломатіи Сазонова. Или политика Черчилля . Политикѣ того же «послѣдняго Романова»
Германія Гитлера была безмѣрно слабѣе Германіи Вильгельма. Но и аппетиты Гитлера были безмѣрно больше аппетитовъ Вильгельма. Гитлеръ «вздернулъ на дыбы» противъ себя вѣсь міръ : и западные демократіи, и восточное славянство, и католи цизмъ, и еврейство, и «международный капиталъ», и интернаці- ональныхъ соцiалистовъ, и своихъ собственныхъ генераловъ, и свою тоже собственную протестантскую церковь? - какіе шансы были у Гитлера выиграть бой противъ ВСЕГО міра? Германія Гитлера шла на самоубійство ! Было бы Разумно въ немъ участ- вовать Только для Того, чтобы на фундаментѣ новыхъ труповъ строить новую легенду - и идти все къ новымъ и новымъ братскимъ могиламъ? Германія Гитлера шла на самоубійство. И мы ей сказали: ну что же, скатертью дорога И каковы бы ни Были наши отдѣльные ошибки - въ этомъ отношеніи мы оказа- лись правы. Хотя бы только въ этомъ.
ГРАФ ОРЛОВ

(no subject)

СКОРО, СКОРО, СКОРО... ЮБИЛЕЙ. РОВНО 100 лет самого грандиозного РАЗВОДА/ЛОХОТРОНА в мире.... СЛАВА ГОССИИ
ГРАФ ОРЛОВ

(no subject)

Нынешний страшный упадок веры и нравов весьма много зависит от холодности к своим паствам многих иерархов и вообще священнического чина..Несомненно, архиереи и священники делают делают свое святое дело, но так ли, как Златоусты, Григории,Василии, Николаи, Митрофании, Тихоны и др.?

Да подумайте же вы, Русский Народ, трезво, здраво -- к чему вы стремитесь? К низвержению всякого общественного строя и уклада житейского, к хаосу общественному? Познайте вы, ведь это дьявольские, а не Божеские дела. Вы забыли Бога и оставили его, и Он вас оставил своим Отеческим Промыслом и отдал вас в руки собственного необузданного, дикого произвола. Вы губите и себя, и Россию (1908г)

Если в России так пойдут дела, и безбожники и анархисты - безумцы не будут подвержены праведной каре закона, и если Россия не очистится от множества плевел, то она опустеет, как древние царства и города, стертые правосудием Божиим с лица земли за свое безбожие и за свои беззакония (Вавилонское, Ассирийское, Египетское, Греческо-Македонское).
Фотография
ГРАФ ОРЛОВ

(no subject)

Всероссийский Поместный Собор 1917-18 г.г. СОБОРНЕ утвердил Анафему и Заклятие патр. Тихона Духом Святым провозглашенную на большевиков-коммунистов:
.... опомнитесь, безумцы, прекратите ваши кровавые расправы. Ведь то, что творите вы, не только жестокое дело, но ПОИСТИНЕ ДЕЛО САТАНИНСКОЕ, за которое подлежите вы огню геенскому в жизни будущей -- загробной, и страшному проклятию потомства в жизни настоящей -- земной. Властью, данной нам от Бога, запрещаем приступать вам к Тайнам Христовым. АНАФЕМАТСТВУЕМ ВАС, если только вы носите еще имена христианские и хотя по рождению своему принадлежите Церкви Православной. ЗАКЛИНАЕМ и всех вас, ВЕРНЫХ ЧАД православной Церкви, НЕ ВСТУПАТЬ С ТАКОВЫМИ ИЗВЕРГАМИ РОДА ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО в какое-либо ОБЩЕНИЕ....(01.02.1918г)
ГРАФ ОРЛОВ

(no subject)

После Победы Сатанизма на Святой Руси началось поедание человека друг другом. ЧТО ЭТО ЕСЛИ НЕ ДЬЯВОЛЬЩИНА? КАК это можно назвать по другому....Целые Лагеря женщин, осужденных за людоедство..
ГРАФ ОРЛОВ

(no subject)

При наступлении "счастливого будущего" у "освобожденного" народа высвободилось много свободного времени для самосо- вершенствования и саморазвития....и все поперли в библиотеки запасаться полезными знаниями....
ГРАФ ОРЛОВ

(no subject)

Лучезарный делает свой доклад, солнеч- ным хабадникам... У нас появилась опять надежда ДОГНАТЬ и ПЕРЕГНАТЬ Америку..
ГРАФ ОРЛОВ

(no subject)

СВЯТ. ИГНАТИЙ БРЯНЧАНИНОВ
СУДЬБЫ БОЖИИ
Нет слепого случая! Нету случайностей! Бог управляет миром, и все, совершающееся на небе и в поднебесной, совершается по суду премудрого и Всемогущего Бога, непостижимого в премуд- рости и Всемогуществе Своем, непостижимого в управлении Своем.
Бог управляет миром: разумные твари Его да покоряются Ему, и слуги Его да созерцают благоговейно, да славословят в удивле- нии и недоумении превышающее разум их величественное упра- вление Его!
Бог управляет миром. Слепотствующие духом грешники не ви- дят этого управления. Они сочинили чуждый разума случай: отсутствие правильности во взгляде своем, тупости своего взгля да, взгляда омраченного грехми, взгляда извращенного они не сознают; они приписывают управлению Божию отсутствие пра- вильности и СМЫСЛА; они хулят управление Божие и действие ПРЕМУДРОЕ признают и называют действием БЕЗУМНЫМ.
Господь Бог наш: по всей земли Судьбы Его (Пс.104:7) — про- поведует Царственный пророк. Судьбы Господни истинны, оправ даны вкупе (Пс.18:10). В них нет ничего несправедливого! В них нет ничего неразумного! Оправдываются они последствиями своими, своими духовными плодами; оправдываются они совер- шенством всесовершенного Источника своего.
Похвали, Иерусалиме, Господа! Способна восхвалить Бога похва- лою богоугодною одна Православная Церковь -- Тело Его; одни истинные сыны ее, верные недру ее — ее догматическому и нрав ственному преданию, — способны наследовать БЛАГОСЛОВЕ- НИЕ . Бог, возвещаяй слово Свое Иакову, оправдания и судьбы Своя Израилеви, открывает Учение спасения всем членам право славной Церкви; но таинство евангельской правды и таинство судеб Своих открывает, насколько оно может быть постигнуто, одним избранникам, сподобившимся увидеть чистым умом Бога в промысле и управлении Его. Не сотвори Бог тако всякому язы- ку, и судьбы Своя не яви им (Пс.147:9).
Видение судеб Божиих — видение духовное. Возводится Божест- венною благодатию, в свое время, к этому видению ум Христиа- нина, подвизающегося правильно (Святой Исаак Сирский. Слово 56). Духовному видению ума сочувствует сердце духовным, свя- тым ощущением, которым оно напаявается, как бы напитком сладостным и благовонным, изливающим в него и питание, и мужество, и веселие. Вглядываюсь в судьбы Твои, Господь мой: судьбы твоя — бездна многа (Пс.35:7). Глубину их не возможет исследовать ни ум человеческий, ни ум ангельский, подобно тому, как чувственное око наше не может усмотреть сводов неба, скрывающихся за прозрачною, безпредельною синевою его.
Правильное и точное исполнение воли Божией невозможно без познавания судеб Божиих. Что — заповеди Божии? Это — воля Божия, объявленная Богом человекам для руководства в дейст- виях, зависящих от произвола их. Что — судьбы Божии? Это — действия или попущения воли Божией, на которые произвол человека не имеет никакого влияния. Очевидно, что для всеце- лого исполнения воли Божией человеком необходимо человеку встать В ПРАВИЛЬНОЕ ОТНОШЕНИЕ и к заповедям Божиим и к судьбам Божиим. Сохраних пути Господни, говорит истинный служитель Божий, яко вся судьбы Его предо мною, и оправдания Его не отступиша от мене (Пс.17:22,23). Судьбам Твоим, Господь мой, научи мя! (Пс.118:108) Исповемся Тебе в правости сердца, внегда научитимися судьбам правды Твоея (Пс.118:7).
Раздражи Господа грешный — произвольный служитель демо- нов: несть Бога пред ним, оскверняются пути его на всяко время, отъемлются судьбы Твоя, Господь наш, от лица его (Пс.9:25,26). Пренебрежение заповедями Божиими по необходимости присо- единяется к отвержению управления Божия миром и Промысла Божия о мире: пренебрежение заповедями Божиими вытекает из этого отвержения, как естественное последствие. Правителем Вселенной, начальною причиною всего, совершаю- щегося в обществе человеческом и с каждым человеком в част- ности, произвольный, намеренный грешник признает или чело- веческий разум или слепой, безсмысленный случай. Становится таковой грешник, по самому образу мыслей, по настроению ду- ши, в отношение, враждебное Господу, враждебное Святому Евангелию Его; попирает безстрашно этот грешник все заповеди Божии, удовлетворяет безстрашно всем порочным пожеланиям своим...
Для кого нет Бога в Промысле Божием, для того нет Бога и в За- поведях Божиих. Кто увидел Бога в управлении Его миром, кто возблагоговел пред этим управлением, кто возблагоговел пред судьбами Божиими: тот только может пригвоздить плоти своя к страху Божию (Пс.118:120): распять свои волю и мудрование гре ховные и веществолюбивые на кресте евангельских заповедей. Чтобы увидеть Бога в Промысле Его, нужна чистота ума, сердца и тела. Для стяжания чистоты нужна жизнь по заповедям Еван- гелия. Из видения судеб Божиих рождается в сугубом обилии матерь этого видения — жизнь благочестивая...
Управляет Бог Вселенною; управляет Он и жизнью каждого чело века во всей подробности ее. Такое управление, входящее в са- мые мелочные, ничтожнейшие, по-видимому, условия существо- вания тварей, соответствует безконечному совершенству свой- ств Божиих. Закон такого управления прочитывается в природе, прочитывается в общественной и частной жизни человеков, про читывается в Священном Писании. Не две ли птицы, сказал Спаситель, ценятся единым ассарием, и ни едина от них падает на землю без Отца вашего. Вам же, присные и верные служители Божии, и власи главнии вси изочтены суть (Мф.10:29,30). Верю всесвятым словам! Не могу не верить им: они изображают с точ- ностью совершенство Бога моего. От лица Твоего, Господь мой, судьба моя изыдет! (Пс.16:2) Весь принадлежу Тебе! Жизнь моя и смерть находятся ежечасно в руках Твоих! Во всех делах моих, во всех обстоятельствах моих Ты участвуешь: вспомоществуешь мне в благоугождении Тебе; долготерпишь мне при действиях моих своевольных, греховных, безумных. Постоянно направляет меня на путь Твой десница Твоя! Без содействия этой десницы давно-давно заблудился бы я безвыходно, погиб бы безвозвра- тно. Ты, единый способный судить человека, судишь меня и решаешь участь мою навеки по праведному суду Твоему, по неизреченной милости Твоей. Я — Твой и прежде бытия моего, и в бытии моем, и за пределом земного бытия или странствова- ния моего!
Судьбы Божии — все, совершающееся во вселенной. Все совер- шающееся совершается вследствие суда и определения Божиих. Тайно от Бога и в независимости от Него не совершается и не может совершиться ничто. Одно совершается по воле Божией; другое совершается по попущению Божию; все совершающееся совершается по суду и определению Божиим. По этой причине судьбы Божии часто называются в Писании судом Божиим. Суд Божий всегда праведен: праведен еси, Господи, говорит пророк, и прави суды Твои (Пс.118:137).
Действием воли Божией сотворены миры видимый и невиди- мый, сотворен и искуплен человек, совершены и совершаются все события, общественные и частные, из которых светит, как солнце с неба, Божия благость, Божие Всемогущество, Божия премудрость. По попущению Божию, по произволу тварей яви- лось зло со всеми последствиями его: по попущению Божию, по собственному произволению пали ангелы, пал человек, не приня ли Бога и отступили от Бога человеки, искупленные вочеловечив шимся Богом; по попущению Божию, по злому произволению ангелов отверженных и падших человеков растлилась земля преступлениями и нечестием этих ангелов и этих человеков. По попущению и суду Божию карают и будут карать Вселенную раз- личные скорби и бедствия, общественные и частные; по попуще- нию и суду Божию постигнет отступников от Бога, врагов Божиих Вечная мука в огненной, мрачной бездне Адской, для которой они приготовили себя произвольно.
ГРАФ ОРЛОВ

(no subject)

ВЛАДИМИР СОЛОУХИН
ЧИТАЯ ЛЕНИНА
Может быть, и можно потом восстановить Храмы и Дворцы, вырастить леса, очистить реки, можно не пожалеть даже об опу стошенных выеденных недрах, но невозможно возстановить уничтоженный генетический Фонд Народа, который только еще приходил в движение, только еще начинал раскрывать свои ре- зервы, только еще расцветал. Никто и никогда не вернет народу его уничтоженного Генетического Фонда, ушедшего в хлюпаю- щие грязью, поспешно вырытые рвы, куда положили десятки миллионов лучших, по выбору, по генетическому именно отбору россиян. Чем больше будет проходить времени, тем больше будет сказываться на отечественной Культуре зияющая брешь, эти перерубленные национальные Корни, тем сильнее будет зарастать и захламляться отечественная нива чуждыми расте- ниями, мелкотравчатой шушерой вместо поднебесных гигантов, о возможном росте и характере которых мы теперь не можем и гадать, потому что они не прорастут и не вырастут никогда, они погублены даже и не в зародышах, а В ПОКОЛЕНИЯХ, которые бы еще только предшествовали им. Но вот не будут предшест- вовать, ибо убитУБИТЫ, расстреляны, уморены голодом, ЗАКО-
ПАНЫ В ЗЕМЛЮ
"Читая Ленина". Владимир Солоухин .
Фотография
ГРАФ ОРЛОВ

(no subject)

ДЕНИС ОРЕХОВ, НИКОЛАЙ ТВЕРСКОЙ
НАЦИОНАЛИЗМ В РОССИИ
При Государе Николае II Русский Национализм, в лице национа- льных Организаций (но не трусоватого Правительства) был са- мой мощной силой в легальной политике, строго отстаивая рус- ские интересы везде, где мы соприкасались с инородцами. Дворник Хуррамов сломал русскому школьнику челюсть, узбекс- кая диаспора выплатила за него штраф в 50 000 рублей. Вы сло- мали узбекскому школьнику челюсть, кто за вас выплатит штраф в современной РФ? Никто. Где тот телефон, по которому современный русский может позвонить и сказать "Русского человека обижают, по - мо- ги - те, люди Русские!"? Нигде. Ни правительство в Кремле, ни полиция, ни ФСБ, никакая организа- ция вам не поможет! 120 миллионов человек, а заступиться некому. Сто лет назад таких телефонов был десяток, от Союза Русского Народа и Всероссийского Национального Союза до местных Организаций, широкой сетью покрывавших всю страну. Поэтому либеральное Временное Правительство первым делом начало с разгрома самобытных национальных Организаций, вплоть до массового уголовного преследования. "Ушел" Царь - пришла 282 статья. Сражу же... Русских стали вымаривать...
При Русском Заступнике -- Царе вы бы были защищены трехслой ной броней, и не вы боялись "инородцев", а "инородцы" были вынуждены волей-неволей считаться с вами. Имелись защит- ные механизмы местных Сообществ, включая религиозные ("церковный приход" был реально работавшей Общиной, в кото- рой состояло все местное Общество. "Батюшка, вы не могли бы передать его Превосходительству, что у меня во дворе абреки поселились. Из ружей стреляют, лезгинку танцуют, "Кавказ сила" кричат! Премного благодарен, батюшка!"). Имелись Общеимпер- ские политические Организации. Имелась работавшая правоох- ранительная и Судебная система с независимым судом с присяж ными (правда она была подорвана либеральными взглядами лет за 15-17 до Революции - прим.). С "делом Бейлиса" скандал на всю Империю был, а уж с "делом Мирзаева" там просто бы реально до организации карательной экспедиции дошло, потому что двухмиллионный возмущенный Союз Русского Народа со своими вооруженными дружинами - это реально не те люди, мне ние которых можно игнорировать...
В Российской Империи вы были бы в правовом государстве (там законы про массовые Манифестации были куда мягче, чем сей- час. Вдумайтесь только, с НОРМАЛЬНЫМИ, работающими госуда рственными механизмами. В Империи за вами стояла вся сила и мощь Русского Народа, мобилизуемая как через формальные, так и неформальные Организации. В Империи вы были Русским не просто этнически (по происхождению), но и национально (ваша русскость была субъектом, имевшим совершенно конкрет ное политическое, социальное и экономическое выражение). 90% нынешних проблем ("Помогите-спасите, кавказцы ножами режут-убивают, потом в Дагестан убегают, и ищи-свищи!") там в принципе не могло возникнуть. Аслана Черкесова сами горцы не могут найти? Ну значит пошлем им в помощь дивизию с полным парком горной артиллерии, в чем проблема?
Защищенность и воплощенность (политических и национальных прав) -- вот что у вас было бы в Империи...
На этом фоне рассуждения о том, был ли Государь Николай II хорошим или плохим Монархом вообще не приемлемы. Царь, Отец, там, наверху, блюдет за нами, власти им поставленные за-
щищают и охраняют нас, а мы здесь, в середине - где у нас партии, Объединения и клубы, через которые мы выражаем нашу волю, в том числе элитному классу. Любой человек мог лично дойти до Царя и лично пожаловаться ему на свои пробле- мы. И можно было быть уверенным, что нас не оставят без помощи. Тому было множество великое примеров. Тогда мы это могли сделать, сейчас мы можем сидеть в интернете и злиться, периодически выходя на демонстрации протеста. Вот главная разница демократической Эрефии с православной Империей, да и не только в этом вопросе, таковых уйма... Вот и почему мы не приемлем тиранический, геноцидный Советский период (где во- лю выражала лишь Партия, а вы могли лишь повиноваться), вот что мы хотим вернуть в Россию.
У нас была национальная политика. У нас была рыночная эконо- мика. Был стабильный рубль. У нас было работающее гражданс- кое общество. Выборы. Партии. Мелкий и средний бизнес. Множество самых разных Обществ, от обществ взаимного креди та до обществ гимнастических и обществ Призрения. Это все у нас было, сто лет назад. Нам надо просто делать так, как делали наши достойные предки. Наша исконная традиция не советская, и не социалистическая, а дореволюционная (владельцев бизне- са в СССР вообще не было, а советский профессионал - это полу- дурок, получающий меньше рабочего, перевернутая социальная пирамида). "Государство кухарок, рабочих и крестьян" (вы что ли крестьянин? Или рабочий? А даже если рабочий крестьянин, вы разве не хотите скопить денег и открыть свое прибыльное дело, перестав быть рабочим крестьянином? То-то и оно), а надо чи- тать хорошие, честные дореволюционные книжки (не нигилис- тов, западников-врагов или разлагателей Империи) и УЧИТЬСЯ, как себя вели приличные, богопослушные Русские люди, акку- ратно списывая слова у тех, кого не мучили 70 лет ГУЛАГами, ВОХРОЙ и трехчасовыми очередями за водкой и пельменями из минтая...
Смотрите на суть. Какие Клубы и Салоны были в России? Чем в них занимались? Что такое Земство? Что такое Дворянское Соб- рание? Как было устроено Русское чиновничество? Что такое "гражданская честь"? Каков образ жизни Русского аристократа? Дворянина? Чиновника? Военного? Буржуа? Студента? Лица духовного сословия? Какие были основные партии? Их програм- мы? Ключевые лица?
Вот что вам надо знать, вот что превратит вас из аморфного пост-советского "хомо советикус" в человека национально Рус- ского, который не вчера с дерева свалился, а имеет под собой Тысячелетнюю Культуру и выраженный стиль жизни для каждо- го сословия и каждой социальной роли. Забудьте про "угнетен- ных" жестокими царями-эксплуататорами крестьян и рабочих... Каких-то сомнительных БЛАГОДЕТЕЛЕЙ -- безумных фанатичных евреев террористов-социалистов. Смотрите как жили, что дела- ли и как себя вели подобные вам Русские 100 и более лет назад.
ГРАФ ОРЛОВ

(no subject)

ВОЗЗВАНИЕ ЕСАУЛА Соловьева Ивана Николаевича (1890 - 1924), Командира Белого партизанского отряда Хакасии, к крестьянам:

"Мы всегда были уверены в том, что эта власть кроме обмана и жестокости, кроме крови ничего не в силах дать населению, но все-таки полагали, что правительство состояло из людей норма льных, что власть принадлежит хотя и жестоким, но умственно здоровым.
Теперь этого сказать нельзя, разве на самом деле допустимо, чтобы люди умственно здоровые стали делать то, что делает теперешняя власть. Разве вообще допустимо, чтобы психически нормальному человеку пришла в голову мысль требовать ответа за действия взрослых - человека малолетнего. Конечно нет. Власть арестовывает партизанских родственников от семи летнего возраста. Да разве придет когда-нибудь мысль норма- льному человеку наказывать семилетнего ребенка за действия сорокалетнего дяди, конечно же нет. Но власть не только нака- зывает, власть убивает, уничтожает и не того человека, который делает по ее мнению зло, а другого, который этому злу не прича- стен. Может ли быть более дикое распоряжение чем то, которое делается Советской властью.
Граждане, вы теперь видите, что нами управляют идиоты и сума сшедшие, что ваша жизнь находится в руках бешеных людей, что над каждым из вас висит опасность быть уничтоженными в любой момент, ибо, если наша очередь пришла сегодня, то ваша может прийти завтра. Чтобы спастись вам от неминуемой гибе- ли, необходимо браться за винтовки и примыкать к нам. Братья, так как только в этом случае уйдете от преследования Совет- ских деятелей, которые обрушатся тогда на невинных ваших соседей. Мы, Белые партизаны, относимся к пролитию крови отрицательно, несмотря на соблазн отомстить Советской вла- сти, не считаем себя вправе идти по ее пути. За сумасбродство и кровожадность родителей мы не можем поднимать оружие про- тив детей коммунистов, мы же будем направлять нашу борьбу против самих коммунистов, не только расстреливать их как сво- их политических врагов, но как врагов России, как врагов сво- его Народа.

Есаул Соловьев, 1922 год".

Ачинский филиал ГАКК Ф. 1697, оп. 3, д. 18, л. 196
ГРАФ ОРЛОВ

(no subject)

И.Л.СОЛОНЕВИЧ:
«Мы не верим в эволюцию Советской власти, ибо все, что ОТТУДА произойдет, – произойдет из принципиально ЗАРАЖЕННОГО ИСТО- ЧНИКА. И те люди, которые родятся для политической жизни из "Советской эволюции", будут неизбежно носить на челе своем каиново пятно марксизма, хотя бы и прикрытое эволюцией, Нацио- нализацией и Великодержавностью. Нам нужна Великодержав- ность духовной свободы, а не великодержавность универсального рабства».
ГРАФ ОРЛОВ

Страшная находка в центре Архангельска.

“Им тоже было страшно, всем от мала до велика, всем, кто был погребен. Но как бы ни было жутко, страшно, больно-мы обязаны помнить о них”.. В 1920-21 годах в Архангельске было то же самое, что и в Крыму-геноцид.

История, типичная для городов Севера России. Осенью 1989 года в самом центре Архангельска на перекрестке улиц Гайдара и Приорова была обнаружена страшная находка. Раскопками занимались следопыты областного поискового отряда “Именем павших”.

Кто были эти люди, с которыми так жестоко расправились? На фотографиях хорошо видны на черепах пулевые отверстия. Расстреливали часто в затылок и после этого противоположная часть черепа зияла страшным разорванным отверстием. Многие жители города, особенно молодежь уже не знают, что на территории Архангельска были массовые расстрелы и захоронения. Информации об этом практически нигде нет, или она в ограниченном доступе.

В 1920-21 годах после занятия Архангельска частями Красной армии проводились массовые расстрелы участников Белого движения и заподозренных в сочувствии ему. Возраст от 14 до 70 лет.








Страшно, жутко смотреть им в глаза? Скорее не страшно, а стыдно. Стыдно за нас.

Сколько еще непогребенных загубленных режимом лежат там, где мы каждый день проходим и не знаем о них. Мерзко от того, что даже спустя десятки лет многие не знают судьбы своих родственников. Больно, что ничему нас не учит история.

Им тоже было страшно, всем от мала до велика, всем, кто был погребен в центре Архангельска, всем, кому было от 14 до 70 лет. Но как бы ни было жутко, страшно, больно, мерзко — мы обязаны помнить о них.

И мы обязаны напоминать о них тем, кто хочет забыть.