April 1st, 2016

ГРАФ ОРЛОВ

ПРАВОСЛАВИЯ РЕВНИТЕЛЮ И РАСКОЛА ИСКОРЕНИТЕЛЮ. СВТ. ДИМИТРИЙ РОСТОВСКИЙ И СТАРООБРЯДЧЕСКИЙ РАСКОЛ.

ДИМИТРИЙ РОСТОВСКИЙ И СТАРООБРЯДЧЕСКИЙ РАСКОЛ.</a>
Православия ревнителю и раскола искоренителю,
Российский целебниче и новый к Богу молитвенниче, списаньми твоими буих уцеломудрил еси,цевнице духовная, Димитрие блаженне, моли Христа Бога спастися душам нашим.
(Тропарь свт. Димитрию Ростовскому)

Православия ревнителю и раскола искоренителю – эти слова тропаря мы слышим сегодня на Божественной Литургии. Радуйся, душепагубных расколов искоренителю – сугубо припеваем мы в воскресный вечер на акафисте святому митрополиту Ростовскому Димитрию. Dimitriy Rostovski --16ikona XXЗа что же  прославляет Церковь святителя как искоренителя раскола? После Соловецкого и стрелецкого бунтов и бесчинства в Грановитой палате правительство указало принимать против раскольников суровые меры. Надежды последних на восстановление “древнего благочестия” рушились. Но вожди раскола призывают бороться за старую веру до конца. “Мне сие гораздо любо, - пишет протопоп Аввакум, - русская земля освятилася кровию мученическою”. В другом месте – еще более “привлекательно”: “Теперь само Царство Небесное валится в рот”. Неудивительно, что многие ревнители старины не дожидались применения к ним строгих указов, но сами лишали себя жизни. “О, братия и сестры! радейте, не слабейте… тецыте, тецыте, да вси огнем сгорите; приближися семо, старче, с седыми власы своими, приникни, о, невеста, с девическою красотою” и т.д. Но не все откликались на эту безумную погибельную проповедь. Более “благоразумные” предпочитали скрываться в лесах и других безлюдных местах. Так образовывались раскольничьи скиты, общей для которых была ненависть к Православной Церкви.

Довольно быстро свилось гнездо непослушных в Ростовской земле. В то время, когда число раскольников здесь достигало нескольких тысяч, на митрополичью кафедру в Ростов прибыл св. Димитрий. Он сразу оценил бедствие, нарушившее церковный мир: “Оле окаянных, последних времен наших! Яко ныне св. Церковь зело утеснена, умалена… И уже толь от раскола умали Церковь, яко едва где истиннаго сына Церкви найти: едва бо не во всяком граде иная некая особая изобретается вера, и уже о вере простые мужики и бабы, весьма пути истиннаго не знающие, догматизуют и учат, презревше и отвергше истинных учителей церковных”. Ревнитель Православия начинает вести борьбу с ревнителями буквы. Для ее успеха он просит присылать ему раскольническую литературы, в которой знакомится с духом и характером деятельности “оных душепагубных волков”.

Святитель Димитрий ведет полемику и устно, и письменно. Он произносит поучения с церковного амвона, беседует и в домашнем кругу как с православными, так и с самими раскольниками. Простым ярким языком он раскрывает пагубную сущность и частные заблуждения отделяющих себя от единства церковного. Вот что говорит святитель о почитании Креста. Для раскольников важен вопрос, какому же кресту покланяться: восьмиконечному или четырехконечному. Приведя свидетельства древних Отцов Церкви о поклонении 4-конечному кресту, св. Димитрий обращает внимание несогласных на то, какой крест они полагают на себе. Чтобы быть последовательными, они должны умудриться креститься на восемь концов. Раскольники учили: “Не прелагай предел вечных… до нас положено и лежи оно так во веки веков” и еще: “подобает христианом умирати за един аз… Велика бо зело сила в сем азе сокровенна”. Для Ростовского архипастыря выше самого обряда – его дух, внутренняя сущность, идейное содержание.  Говоря о поклонении иконам, св. Димитрий указывает, что почитаем мы “не дску или вапы, но изображение первообразного”. Раскольники же, почитая только старые и “закоптелые” иконы, а новые только после соответствующего “закопчения” дымом, безумствуют: “Таковые не изображение первообразного почитают, но дым и черноту, грязь и закоптелость”. При этом на такой иконе трудно разобрать само изображение: “Аще вид изображения неявствен – кому кланяться; таковою бо вещию, аще бы кто и диавола изобразил и закоптил, то бы и диавола иный не знаючи почитал и кланялся ему”.

  Речь святителя проста, ясна, убедительна; аргументы сильны; аналогии удачны. Так Звезда Российская (по кондаку) горячо ревнует о благе Церкви и пасомых. Его миссионерское дело продолжается в Ярославле, потом в Москве. Но оно осложняется историческими обстоятельствами, породившими новые вопросы. Это – реформы Петра I. В его стремлении перестроить старую Русь на западный манер раскольники увидели последнее отпадение от веры и благочестия, зловещие признаки приближения антихристова царства, а сам антихрист опознан в лице Петра. Естественно и последний еще более ужесточил меры, применяемые к ревнителям обрядовой древности. Они же готовы были за “благочестие” стоять до смерти, не соглашаясь ни на какие нововведения. К таким новшествам относятся приказы царя о перемене покроя платья и особенно о брадобритии. На Руси был распространен религиозный взгляд на бороду. В ней видели образ Божий, ее наличие считалось признаком неповрежденности Православия. Кому хочется потерять образ Божий? Нет, претерпи любые гонения, но бороду отдать можешь только вместе с головой. Святитель Димитрий, узнав о такой ревности, вооружается Словом Божиим и здравым рассуждением. Он спрашивает вопрошавших о брадобритии: “Что отрастет: голова отсеченная или брада обритая? Лучше вам пожертвовать бородой, которая хотя бы десять раз будет снята, отрастет, чем потерять голову, которая раз будет снята, не отрастет никогда, разве буде в воскресение мертвых”. Архипастырь пишет особое “Рассуждение об образе Божии и подобии в человеце”  Мысль этого сочинения следующая. Предупреждая читателя, чтобы тот не считал его врагом бороды, святой аргументированно доказывает, почему в брадобритии нет греха. Основания раскольников – в ветхозаветном запрете, но ведь это внешний закон (подобно обрезанию), иго же обрядового закона снято с христиан из язычников (каковыми были русские до Крещения) еще на апостольском соборе. Далее св. Димитрий указывает, что “образ Божий и подобие не в теле человеческом образуется, но в душе, ибо Бог не имеет тела. Бог есть Дух, бесплотен и душу созда разумну, бесплотну, вечности общницу”. А что есть брада? “Она есть влас нечувствен, излишие человеческаго тела, вещество видимое, осязательное, жизни человеческой ненужное”. Сопоставляя эти два понятия – души и бороды, святитель задает вопрос: “Кого же ради прииде Христос на землю: брады ли ради человеческия, еже соблюсти ю целу, небриему, или души ради человеческия, еже спасти ю от вечныя смерти… Аще души ради, то кое препятствие преставшейся душе от обриенныя брады?” Заблуждаются неистовые лжеревнители, думая, что спасение зависит от бороды. “Аще бы в брадах небриемых и растимых состоялося спасение, то тии токмо спаслися бы, иже имут великия брады. И елико кто имать большую браду, того было бы большее спасение; скодобрадным же человеком было бы и спасение скудное. А иже весьма брадных власов не имеют, тем никая же была бы на спасение надежда. Что бы рещи о младенцах умирающих? Что о женстем полу? Весьма бы тем быти чуждым спасения, яко без брад сущим”. Борода сама по себе не спасет: “Грехи смертныя, души погубляющия, в ничтоже имеют, самым же небрадобритием чают спасени быти. Душу потеряти беззаконием – ничтоже есть, браду же потеряти – грех великий есть, тако стала у них брада вышши души”. Так просто и убедительно решает святитель острый полемический вопрос того времени (подчас актуальный и в наши дни) о значении бороды – “этого честного и благолепного украшения человеческого тела”.

Слово “близ только слышится”, книга же “в концы вселенныя проходит”. Восполнить устную проповедь святителя Димитрия призван его обширный “Розыск о брынской вере, о учении их и о делах” (брынские леса – один из очагов раскола). В первой части ставится вопрос, права ли вера раскольников. Понятие веры автор определяет так: “того ради и нарицается верою вера, яко верует в то, чесого не видит”, затем указывает объекты веры: Бог, троичность, Воплощение Сына Божия, два естества во Христе, пресуществление Св. Даров в Евхаристии и т.д. У старообрядцев же предметы веры: старая икона, восьмиконечный крест, семь просфор, старые книги, т.е. все видимое и осязаемое, поэтому веру их нельзя назвать правой. Напрасно они исповедуют в Символе веру в Единого Бога, им следовало бы читать: “верую во многих богов”. Далее святитель раскрывает православный смысл почитания креста, икон, говорит о просфорах, старых и новых книгах и т.д. О книгах Ростовский митрополит рассуждает так. И старые, и новые книги учат вере в Единого Бога, исповедуют одни догматы, поучают одним тем же добрым делам. Если в новых книгах и было сделано “пременение некоторых речей, то оно, во-первых, несть пременение вере”, во-вторых, есть не искажение, а необходимое исправление испорченного текста книг. Источник порчи святой находит в переводчиках и переписчиках их. Он приводит такой простой, но в то время спорный пример. В службе на Покров Пресвятой Богородицы находилось тогда в разных книгах отличие: “Твой пречистый омофор паче електора просвещается”, в других: “паче алектора”. Прп. Максим Грек в свое время исправил это место: “паче илектра”, чем возбудил негодование ревнителей буквы. Посмотрите, - говорит святитель, - кто прав. Електор значит выборщик, алектор – петух, илектр – блеск чистого золота. Скажите, чему приличней уподобить омофор Богородицы: выборщику, петуху или блеску золота?”

Мысль об изменяемости богослужебного текста святитель Димитрий доказывает и историческими примерами. Так, ап. Иаков составил чин Божественной Литургии. Спустя три века свт. Василий Великий сократил и изменил его. Еще большему сокращению подверглась Литургия от руки свт. Иоанна Златоуста. Согрешили ли столпы Церкви? Вообще св. Димитрий находит много обычаев в Церкви, которые “овии временем забвена быша, инии же отнюдь престаша, другия же правила отсекоша”. Подтверждение тому – постановления о браке духовенства, о Евхаристии, о диакониссах и т.п. Святитель хочет уверить раскольников, что изменения в обрядовой стороне – явление обычное настолько, насколько и законное. Церковь всегда признавала их как необходимое изменение внешних форм своей жизни. Предполагая возражения со стороны старообрядцев, мудрый архиерей дает ответ и на них. Раскольники считают, что древние русские святые спасались по старым книгам. Но напрасно: многие из них и азбуки не знали, и книг не читали – спасает не буква и книга, а “богоугодное житие”. Далее святитель говорит, что вера “ревнителей благочестия” не стара, т.к. допустила изменение в догматах. Здесь он основывается, в основном, на письмах протопопа Аввакума, который допускал мысли, что Троица имеет три существа, что Христос сошел в утробу Божией Матери не естеством, а благодатью, а по Воскресении Господь сходил во ад вместе с телом и т.д. Например, по поводу последнего лжеучения св. Димитрий восклицает: “Слышите, правовернии, что учитель той безумный бредит; протопопом был, а часов на Светлое Воскресение не читал или, читая, не уразумел, идеже пишется: во гробе плотски, во аде же с душею, яко Бог”, - и дает православное изложение данного догмата.

Что общего между истинными и раскольническими учителями? – спрашивает святитель. "Последние благодати хиротонии не имеют, да и толкования Св. Писания не разумеют, т.к. они простые мужики. Более того, в качестве учителей иногда выступают у них бабы, а какое же учение может преподать баба?" По апостолу, женам учить не подобает. Напрасно, раскольники ссылаются на неученость апостолов, просветивших, несмотря на это, весь мир. До апостолов им далеко: “Не книжных собра, но книжных посла, простых и невежей к Себе призва, но умудренных богословцев в концы земные разсла, отверзши им ум разумети Писания”, апостолы благодать от огненных языков получили, а раскольники пока еще нет и т.д.

По поводу слов первомч. Стефана: Всевышний не в рукотворенных храмах живет (Деян.7.48), на которые ссылались раскольники для отрицания почитания храмов Божиих, автор розыска указывает, что апостол говорит не о христианских, а о “жидовских” храмах, ибо евреи превозносились своим храмом как единственным местом присутствия Иеговы, несмотря на то, что благодать Божия тогда уже оставила их храм. Далее св. Димитрий весьма остроумно рассуждает: напрасно раскольники говорят, что Бог не в бревнах, а в ребрах. Действительно, Дух Божий живет в телах христиан, но только не в раскольнических. Если бы последние были обителью Св. Духа, то Он привел бы их в храм, как сказано о Симеоне Богоприимце: и прииде Духом в церковь. Но раскольники храмы не почитают и на молитву туда не ходят, а, следовательно, и Духа Святого в своих ребрах не имеют. Разбирая основания старообрядцев от Св. Писания, святой удивляется, как одно и то же Божественное Откровение служит одним на пользу, другим во вред. Он делает сравнение: “раскольники от цветов словес Божиих, от них же правовернии и добродетельнии мужие, аки пчелы мед, собирают сладкую души пользу, они от тех Божиих словес, аки пауки, приемлют вред еретичества”. И следуют разъяснения святителя, что в Евангелии надо понимать в буквальном смысле и что в аллегорическом.

Наконец, борец с расколом переходит к разбору дел последователей его. Интересно суждение святителя о добрых делах вообще. Их три вида: дела, кажущиеся добрыми по человеческому разумению, но никто не может сказать, что они угодны Богу, “рассмотрит та Всеведец Бог”; мнимо-добрые дела, лицемерные, совершаемые напоказ, “якоже волк в одежди овчей несть овца, но только образ овчий, тако дело доброе, творимое притворно, та суть не добрая, но злая”; дела добрые, но бесплодные, т.к. они совершаются вне Православной Церкви: “как может член, от тела отсеченный, быть живым и действенным, как ветвь, отломленная от виноградной лозы или яблони, может давать плоды?” Подводя добрые дела раскольников под эти категории, Ростовский архиерей находит у них дела противоположные, злые, противные Церкви: самосожжение, чародейство, блуд, самочинная иерархия, ложное причастие и т.д. Об “огненном крещении”, к которому призывал идейный вдохновитель раскола, он пишет: “О, пребеззаконный Аввакум! подвизаеши человеки самих себе вдавати смерти и погибати телесы купно и душами. Зде бо телеса их сгорают, а тамо души их огнь геенский приемлют. Ты обоим смертем их суще виновен, кий ответ Праведному Судии даси за всех, твоим учением и советом погибших?В конце книги Свт. Димитрий приходит к выводу, что вера раскольников не права, учение их душевредно, и дела их небогоугодны. Еще одно средство святителя Димитрия в борьбе с расколом – поднятие уровня просвещения народа и особенно духовенства. К последнему он пишет пастырские послания, призывает его изучать Слово Божие, жить и служить по Евангелию, чтобы быть на высоте своего положения. В Ростове он устраивает школу, которая стала его любимым детищем, отрадой на трудном архипастырском пути. Такова вкратце изложенная противораскольническая деятельность святителя Димитрия. Многие из поднимаемых им спорных вопросов не потеряли актуальность и ныне, триста лет спустя. Главное же, нам так необходим тот дух, которым был движим святитель Димитрий, его ревность о славе Божией, о благостоянии Святой Церкви, ее единстве, о спасении душ, вверенных ей.

Научает ли чему-нибудь нас опыт истории? Если Церкви Православной будут вновь грозить разделения, найдется ли новый святитель Димитрий, который станет в защиту ее единства? Если нет, то придется молиться, чтобы это последнее время не стало действительно последним.

ГРАФ ОРЛОВ

СЛОВО О БЛАГОДАТИ

Оригинал взят у consensus в СЛОВО О БЛАГОДАТИ

Истинная соборность в истинной Церкви измеряется не количеством лиц, санов и соборов (вспомните формулу свт.Илария Пиктавийского). Измеряется она словами преп. Максима Исповедника о правой кафолической вере. Позиция Св Максима Исповедника отражает ненормальную церковную ситуацию. Ненормальную ситуацию в отвержении благодати- Истины, и в этом отвержении- самой Церкви Христовой.

Как писал об этом в 1925г. новосвящмуч.Марк (Новоселов):"Трудность настоящего времени для православного человека состоит, в том, что теперешняя жизнь Церкви требует от него высокодуховного отношения к себе. Нельзя полагаться на официальных пастырей (епископов и иереев), нельзя формально применять каноны к решению выдвигаемых церковной жизнью вопросов, вообще нельзя ограничиваться внешне-правовым отношением к делу, а необходимо иметь духовное чувство, которое указывало бы путь Христов среди множества троп, протоптанных дикими зверями в овечьей одежде. Жизнь поставила вопросы, которые правильно, церковно правильно, возможно разрешить, только перешагивая через обычай, форму, правило и руководствуясь чувствами, обученными в распознавании добра и зла . Иначе легко осквернить святыню души своей и начать сжигание совести (1Тим. 4, 2) через примирение — по правилам с ложью и нечистью, вносимыми в ограду Церкви самими епископами. На «законном» основании можно и антихриста принять... " (Письмо к другу).

27684Жизнь Церкви течет и по руслу канонов, и по руслу удовлетворенной совести Церкви и чистоты церковных чувств верующих. Это главное и существенное, ради чего и дана, внешне-юридически, церковная организация. Но если церковная организация начинает идти по пути сжигания совести, то зачем она нужна? Ведь в день Страшного Суда совесть наша осудит нас - в чем мы ее не удовлетворили. А Господь подтвердит суд совести. Об этом Сам Христос говорит в притче о сопернике. Соперник - это совесть (Лук.12:58).

Смысл цель и назначение церковной организации: помочь человеку удовлетворить этого соперника-совесть и приобрести чистоту чувств. И если церковная организация не может помочь в этом человеку, то зачем она нужна, по слову Христа, такая соль несоленая :"Соль - добрая вещь; но если соль потеряет силу, чем исправить ее? Ни в землю, ни в навоз не годится; вон выбрасывают ее" (Лук.14:34,35).

Современное искушение для всех: подмена Церкви - церковной организацией; подмена внутренней духовной жизни, жизни за удовлетворение совести и чистоты чувств, - душевными переживаниями, чувствами и ощущениями, которые удовлетворяются внешней обрядовостью, внешней стороной церковной жизни.

Ведь Господь наш Иисус Христос пошел против церковной организации, в лице первосвященников (иерархии, священства), фарисеев (обрядоверов, внешних праведников), законников (профессоров канонического права), книжников (ветхозаветных богословов). Христос, который учил смирению, кротости и послушанию, Сам первый не послушался их и не смирился на соучастие во зле и нечестии, на которое склонял Его сатана непосредственно через их страсти (удовлетворения которых они искали), а также и на горе искушений.

И тогда они собрали высшую, юридически-каноническую, церковную инстанцию — собор (синедрион); и соборно осудили Его, на основании Закона Божия (который был дан Богом через Моисея), обвинив Его в богохульстве. И за богохульство, ссылаясь на каноны и правила в Законе Моисеевом (Законе Божием), предали Его на распятие, на смерть, говоря, что «по закону нашему Он должен умереть» (Иоан.19:7).

На тот момент времени, это была истинная церковь на земле. И Христос своим примером, своею жизнью показал, что выше: удовлетворение совести и сохранение чистоты чувств или церковная организация, иерархия, буква закона (канонов). За то, что Он не послушался истинной церковной организации, — на тот момент времени, в лице иерархии, внешних праведников, канонистов и богословов, — за это Его распяли, предали смерти.

"Единство Церкви следует необходимо из единства Божьего, ибо Церковь не есть множество лиц в их личной отдельности, но единство Божией благодати, живущей во множестве разумных творений, покоряющихся благодати" (А.С.Хомяков).

Если верующий не исповедует именно этого учения о Церкви и Благодати, то тогда это говорит о том, что понятие у такого человека - сергианское=антихристианское. И тогда с такими понятиями, ради сохранения церковной организации, иерархии и т.п., можно идти на любые компромиссы в вероисповедных вопросах. А ведь Христос основал свою Церковь на правом исповедании веры.

Когда Христос ходил по земле и проповедовал, то некоторые говорили о Нем, что Он пророк; некоторые говорили, что Он подобен пророку; другие называли Его посланным от Бога и т. п. А Господь спрашивал у Апостолов, за кого они Его почитают. И ап. Петр восклицает: «Ты — Христос, Сын Бога Живого» (Мф. 16, 16). Что значило в то время назвать Христа Сыном Бога Живого? Это значит признать Христа за Мессию — Спасителя, которого ожидал весь еврейский народ, которого предвозвещали пророки, который должен был прийти и спасти весь род человеческий. Вот как исповедовал Христа ап.Петр, на тот момент времени. И тогда Христос сказал ему: «блажен ты, Симон, сын Ионин, потому что не плоть и кровь открыли тебе это, но Отец Мой, Сущий на небесах»(Мф.16:17).

И дальше Господь сказал: «И Я говорю тебе: ты — Петр, и на сем камне Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют Ее…»(Мф.16:18). - Видите, на чем основывается Церковь? — на камне! А под камнем разумеется правое исповедание веры. На тот момент времени нужно было правое исповедание веры. Ибо все веровали во Христа по-разному: одни говорили, что Он пророк и верили так; другие - что Он Илия; третьи — по-другому; и т. п.

Христос сказал, что Петр не просто имел правое исповедание, а это открыл ему Отец Небесный, по дару Благодати. На что Она сошла? — на камень, т. е. на ту решимость, на то самоотвержение, ревность, стремление к Истине, во что бы то ни стало, вплоть до смерти. Вот на эту решимость, самоотвержение, ревность по Богу и сошло Божественное откровение, поэтому ап. Петр и сказал: «Ты — Христос, Сын Бога Живого» (Мф. 16, 16). Вот на все на это и сошел дар Божественной благодати. Вот оно! — основание Церкви. И вот на этом основании! — по слову Христову — врата ада не одолеют Церковь до скончания века.

В каждый период истории существования Церкви на земле, нужно иметь правое исповедание веры. Ибо только на правом исповедании веры, которое является от Божественного откровения, Христос и основал Свою Церковь.

А Божественное откровение является там, где есть истинное самоотвержение, решимость и ревность по Богу до самозабвения и отвержения себя: своей гордыни, самомнения, душевного и телесного сладострастия и прочего. Вот, через это все, Божественная благодать открывала правую веру таковым человекам. Они содержали ее и наставляли других — тех, которые воспринимали это исповедание веры; вот на таких сходила Божественная благодать, и таким образом основывалась Церковь. И так будет до скончания века.

И получается, что: в церковной организации можно лишиться всего, можно лишиться даже самой церковной организации, но правого исповедания веры никак нельзя терять. И ради сохранения его можно жертвовать всем и даже своею жизнью, ибо главное в Церкви — правое исповедание веры — хранение его. И это всегда должно быть, так как от этого зависит вечная участь каждого из нас.

Святые Отцы говорят, что Таинства могут совершаться только в Церкви. Вне Церкви Таинств нет, а Она основывается — на правом исповедании веры.

Значит, Таинства могут совершаться только в Церкви; а Она есть только там — где есть правое исповедание веры, на текущий момент времени, по отношению ко всем отступлениям; ибо одни говорят о Христе — о Истине (ибо Христос сказал: «Я есть Истина» (Ин.14;6)) так, другие — по-другому, а третьи — иначе. А надо говорить точно: «Ты — Христос, Сын Бога Живого»(Мф.16,16). — То есть: надо правильно исповедовать Истину, в каждый момент времени жизни Церкви на земле, по отношению к тем искушениям — уклонениям от Истины — перед лицом которых оказывается Церковь. Это необходимо для того, чтобы не отпасть от Церкви, которая есть столп и утверждение Истины (1Тим.3,15).

Ибо и на тот момент времени, большинство уклоняясь от Истины, говорили о Христе по-разному, а нужно было сказать о Нем правильно — истинно. И исповедание Истины, на тот момент времени, состояло в правильном исповедании Христа — в признании Его: Мессией, Богочеловеком, т. е. Богом воплотившимся в человеческое естество, пришедшим для спасения рода человеческого. Апостол Петр исповедал Христа правильно — истинно: вот на этом основании и утвердилась Церковь — на правильном исповедании Истины.

На правом исповедании Истины, в тот или иной момент времени земной жизни, всегда и утверждалась истинная Церковь.

«Христос Господь назвал соборною Церковью ту, которая содержит истинное и спасительное исповедование веры. За это исповедование Он и Петра назвал блаженным и на нем обещал основать вселенскую Церковь»(преп.Максим Исповедник). - Вот на каком основании, по слову преп.Максима основана Церковь.

Как и с самого начала, так и во все времена существования Церкви на земле появлялись различные еретики. Поэтому одни говорили об Истине «так», другие «по-другому», третьи и четвертые — «иначе». А кто-то говорил об Истине — правильно. И в этом состояло правильное исповедание Христа, ибо Он сказал: «Я есть Истина»(Ин.14;6). И вот на это основание и сходил дар Божественной благодати, Божественное откровение. На этом основании и утверждалась истинная Церковь, которую основал Христос, и которую не одолеют врата адовы до скончания века.

И это потому, что таковые отвергались самомнения, гордыни, — имели истинное самоотвержение, истинную решимость, истинную ревность по Богу. На все на это и снисходила Благодать, открывала им, и они, исповедуя право Истину, говорили об Истине — правильно; в этом и состояло правильное исповедание Христа, на данный момент времени существования Церкви на земле, подобно ап.Петру. Вот на этом основании, по дару Благодати, и утверждалась Церковь; и все кто так веровал, те и составляли истинную Церковь, в свои времена.

И в том обществе, в той церковной организации, которая содержала исповедание, открываемое Благодатью святым того времени (а в то время они еще не назывались святыми, а уже впоследствии Церковь назвала их святыми), — Таинства и считались действительными, благодатными, спасительными, — там подавалась Божественная Искупительная, Спасительная Благодать.

А все те, которые хотя и не отрицали Христа, но не право исповедовали Истину и отступали от Нее: то все они, таким образом, отрекались от Христа, ибо Он сказал: «Я есть Истина». И в этих церковных организациях, которые не исповедовали, внешне, право Истину, не было основания для Церкви: не было основания, на которое могла бы сойти Благодать — не было правого исповедания веры, поэтому таинства там были недействительны и безблагодатны. Потому что Таинства могут совершаться только в Церкви, а Церковь может созидаться и стоять только на правильном основании — на правом исповедании веры.

Вот так и в наше время! — так будет и до скончания века! — и Церковь будет сохраняться. Там, где внешне, официально, будут хранить правое исповедание веры, — на текущий момент времени, по отношению к тому нечестию и злу, происходящему в мире, которое искажает Истину, а значит Христа(ибо Он сказал:«Я есть Истина»), — там и будет Церковь.

Для того, чтобы иметь правое исповедание веры, и чтобы Господь его открыл, нужны не одни книжные знания, а нужно, чтобы человек поимел вот такое душевное расположение, такое самоотвержение, решимость и устремление к Истине, чтобы Отец Небесный открыл правое исповедание веры.

И если кто искажает Истину, тот искажает Христа, — значит, верует неправильно.

Можно лишиться всего: священства, внешних таинств (т.е. возможности внешнего совершения Таинств), можно лишиться церковной организации, богослужений, но нельзя лишаться правого ис-поведания веры. Преподобный Ефрем Сирин пишет, что если тебя бьют, гонят, стараются разными путями увести от Истины, то можешь жертвовать всем, но только храни главу — правое исповеда-ние. Как змея: ее бьют, а она подставляет разные части тела, лишь бы сохранить голову. Так и христианин, когда его бьют и лишают всего, — может отдавать все, кроме головы, а голова есть — правое исповедание веры (Псалтирь преп.Ефрема Сирина, пс.57).

Поэтому и преп.Максим Исповедник лишился всего, ради сохранения правого исповедания веры. И готов был остаться в полном одиночестве, лишь бы только не отступить от Истины: «Если и вся вселенная начнет причащаться с патриархом, я не причащусь с ним». - И таким образом остался в Церкви, хотя умер не имея церковной организации, иерархии, Таинств. И многие последовали преп.Максиму Исповеднику и оставались без епископов, без Причастия, без храма, без церковной организации, но оставались в Церкви.

Да и великое множество новомучеников, включая простой народ, предпочитали остаться без организации, иерархии и Таинств, но лишь бы только не отступить от Истины, не омрачить своих чувств, не начать сжигание своей совести. Вот, что они говорили по этому поводу:

"Но я не сочту себя никогда раскольником, хотя бы и остался в единственном числе, как некогда один из святых исповедников. Дело вовсе не в количестве, не забудьте ни на минуту этого: Сын Божий «когда вновь придёт, найдёт ли вообще верных на земле?» И может быть последние «бунтовщики» против предателей Церкви и пособников Её разорения будут не только не епископы и не протоиереи, а самые простые смертные, как и у Креста Христова Его последний страдальческий вздох приняли немногие близкие Ему простые души" (новосвящмуч.Иосиф, митр.Петроградский).

"Враг вторично заманил и обольстил Вас мыслью об организации Церкви. Но если эта организация покупается такой ценой, ...то лучше бы нам не иметь никогда никакой организации" (новосвящмуч.Виктор Островидов).

"Но ведь каждому мало-мальски сведующему в делах веры христианину ясно, что Церковь Христова это ничто иное, как Царство Божие, а оно, по словам Спасителя, внутри нас. В современных церковно-исторических условиях истинной Христовой Церковью можно считать только ту, что ушла в пустыню (Апок.гл.12). В эпоху иконоборческой ереси церковь-блудница пользовалась благами легализации, а истинная Церковь пребывала в гробах, пещерах, пустынях, ссылках, заключениях и т. п." (новосвящмуч.Павел Кратиров).

"Если же Господь попустит, и Вы останетесь без Епископата, — да будет Дух Истины, Дух Святый со всеми Вами, Который научит Вас решать все вопросы, могущие встретиться по Вашему пути, в духе Истинного Православия" (новосвящмуч.Димитрий еп.Гдовский).

Такие времена есть исповеднические (а христиане и должны быть всегда исповедниками правой веры, жизнью и словом), и в этот период главное сохранить Истину и чистоту чувств, удовлетворить свою совесть. А если в таковой период времени пытаться сохранить, во чтобы-то не стало, все внешне-юридически-канонические принадлежности, то очень легко можно отступить от пути Истины и начать сжигание своей совести. — В этом и суть сергианства, ереси антихристовой последних времен. Это искушение нашего времени и последних христиан.