graf_orlov33 (graf_orlov33) wrote,
graf_orlov33
graf_orlov33

Category:

ГИЙОМ ЛЕВАССЕР де БОПЛАН (1630-1648 г.) ИСТОРИЯ ЮЖНОЙ РУСИ

(Описание Украины и реки Борисфена, в просторечии называемой Днепром, от Киева до впадения ее в море).
+ + + +
Киев, называемый некогда «Кизовия», есть один из древнейших городов Европы, на что указывают многочисленные остатки древности, а именно: высота и ширина укреплений, глубина, рвов, развалины храмов и сохранившиеся в некоторых из них старинные гробницы князей. Из Храмов сохранились в целости только два: св. Софии и св. Михаила, от всех прочих остались одни развалины, как например, от церкви св. Василия, от которой уцелели еще стены от пяти до шести футов в высоту, с греческими надписями на штукатурке, сделанными за 1400 лет назад и почти изглаженными от времени. Среди развалин храмов находят гробницы некоторых русских князей.
Храмы св. Софии и св. Михаила были восстановлены в первоначальном, древнем, их виде. Софийский имеет прекрасный фасад и вообще очень красив со всех сторон; стены его украшены изображениями фигур и событий, сделанными мозаикою, т. е. из очень мелких разноцветных камешков, блестящих как стекло и подобранных так тщательно, что нельзя отличить, живопись ли это или шитье; купол сделан из глиняных кувшинов, наполненных цементом, который покрывает их и снаружи со всех сторон. Этот храм содержись гробницы нескольких князей, при нем же находится резиденция архимандрита. Храм св. Михаила называется златоверхим, так как купола его покрыты вызолоченными пластинками. В нем находятся мощи св. Варвары, перенесенные, по преданию, во время какой-то войны из Никомидии.
Этот древний Город расположен на плоской возвышенности, которая господствует с одной стороны над всею окрестною равниною, с другой — над Днепром, протекающим у подножия этой возвышенности. В долине между рекою и основанием горы расположен новый Киев, в настоящее время довольно слабо заселенный, заключающий не более пяти или шести тысяч жителей; он занимает пространство около четырех тысяч шагов в длину по берегу Днепра и около трех тысяч шагов в ширину — от Днепра до подножия гор. Новый город занимает треугольную площадь, обнесенную плохим рвом, шириною в 25 фунтов 95 и деревянным палисадом с такими же башенками; замок 96 расположен на вершине одной из гор, господствующих над Подолом, но над нею в свою очередь господствует возвышенность старого Киева.
В городе находятся четыре Католические церкви: кафедральный собор, доминиканский монастырь на рынке, бернардинский — под горою и существующий с недавнего времени иезуитский, который находится между бернардинами и рекою 97. Православное население имеет около десяти Храмов, которые они называют Церквями; из них одна, при которой находится Университет или Академия, близь ратуши, называется Братскою Церковью; другая, у подножия замковой горы, носит имя св. Николая, если память мне не изменяет; прочие расположены в разных частях города, но я плохо помню их.
В городе существуют только три красивые улицы, все остальные кривые и извилистые наподобие лабиринта. Город считается как бы разделенным на две части; одна называется епископским городом, и в ней находится кафедральный собор, другая называется — магистратским, в ней находятся остальные католические церкви и все православные. Киев довольно значительный торговый центр в крае; предметами торговли служат: зерновой хлеб, меха, воск, мед, сало, соленая рыба и т. п. Город имеет Епископа, воеводу, кастеляна, старосту и грод; он подчинен четырем юрисдикциям: суду епископа, воеводы или старосты, что, впрочем, одно и тоже, суду войта и суду лавников и райцев.
Дома здесь построены наподобие московских, низкие и одноэтажные; освещаются они лучиною, которая так дешева, что за два денара 99 можно ее иметь больше, нежели нужно для освещения в самую долгую зимнюю ночь; печные трубы продаются на рынках, что нам может казаться смешным, также точно, как и местные способы приготовления мясных блюд, свадебные обряды и прочие обычаи, о которых скажем дальше. Тем не менее здесь получили начало те благородные воины, которые носят теперь имя Запорожских казаков; они рассеяны с давнего времени в различных местностях по берегам Днепра и в смежных областях. Число их простирается в настоящее время до 120,000 человек, привычных к войне и готовых по первому распоряжений в течение восьми дней собраться в поход на Королевскую службу. Почти ежегодно они предпринимают опустошительные набеги по Черному морю на турецкие владения. Много раз грабили они Крым, населенный татарами, опустошали Анатолию, брали приступом Трапезунд, достигали даже устья Черного моря в трех милях от Константинополя, где все предавши огню и мечу, возвращались затем с богатою добычею и некоторым количеством невольников. Обыкновенно они берут в плен детей и подростков, которых оставляют у себя в услужении или дарят вельможам своей страны, но взрослых редко берут в плен, за исключением людей богатых, от которых надеются получить большой выкуп. Свои набеги они всегда предпринимают отрядами от шести до десяти тысяч человек не более, чудесным образом переправляются через море в плохих судах собственного изделия, которых форму и сооружение я опишу дальше.
Говоря об отваге казаков, не лишним будет сказать также об их нравах и занятиях. Известно, что между ними встречаются вообще люди опытные во всех ремеслах, необходимых в человеческой жизни, как то: плотники, умеющие строить как дома, так и судна, экипажные мастера, кузнецы, оружейники, кожевники, шорники, сапожники, бочары, портные и т. п. Они очень искусны в изготовлении селитры, которая в изобилии добывается в том крае, и из нее сами делают превосходный порох. Женщины у них занимаются пряжею льна и шерсти, из которых выделывают полотна и ткани для своего употребления; все они хорошо умеют возделывать землю, сеять, жать, печь хлеб, приготовлять различные сорта мяса, варить пиво, мед и брагу, курить водку и т. д. Местные жители все без исключения, без различия пола, возраста и состояния, стараются превзойти друг друга в пьянстве и бражничестве, и нет другого Христианского Народа, который бы так мало заботился о завтрашнем дне...
Впрочем справедливо, что все они способны ко всякого рода занятиям, хотя иные бывают более искусны то в том, то в другом ремесле. Встречаются также люди с высшим уровнем умственного развития, чем вся масса, но и в общем все они довольно развиты, хотя вся их деятельность направлена исключительно к тому, что полезно и необходимо преимущественно в деревенской жизни.
Плодородие почвы доставляет жителям хлеб в таком изобилии, что нередко они не знают, куда его девать, тем более что в этой стране нет судоходных рек, впадающих в море, кроме Днепра, который в пятидесяти милях ниже Киева преграждается тринадцатью порогами, занимающими пространство в восемь добрых миль от первого до последнего, что составляет целый день пути, как это видно на карте. Эта преграда препятствует им сплавлять хлеб в Константинополь; отсюда происходит их леность, вследствие которой они принимаются за работу только в силу крайней необходимости, когда не имеют средств для покупки того, в чем нуждаются; они предпочитают заимствовать, что нужно для их удобства, от турок, их добрых соседей, лишь бы не зарабатывать самим. Они довольствуются немногим, было бы только что есть да пить.
Казаки исповедуют Греческую Веру, которую называют Рускою, они почитают все праздники и соблюдают посты, которые у них продолжаются в течение восьми или девяти месяцев в году; во время поста они совершенно воздерживаются от мяса и с чрезвычайным упорством соблюдают эту формальность, будучи уверены, что спасение души зависит от различия пищи. Зато, мне кажется, нет в мире народа, который равнялся бы им способностью пить, ибо не успеют они отрезвиться, как тотчас принимаются пить снова. Впрочем так бывает только в свободное и мирное время, но во время войны, или когда они подготовляют какой-нибудь поход, тогда трезвость между ними полнейшая и грубость можно заметить лишь в одежде. Казаки смышлены и проницательны, находчивы и щедры, не стремятся к большим богатствам, но больше всего дорожат своею свободою, без которой жизнь для них не мыслима; это главная причина, побуждающая их к бунтам и восстаниям против местных вельмож, лишь только те начнут их притеснять, так что редко проходить более семи или восьми лет от одного восстания до другого. Впрочем это люди вероломные и коварные, которым ни в чем нельзя доверять. Они чрезвычайно крепкого телосложения, легко переносят холод и зной, голод и жажду, на войне отличаются неутомимостью, мужеством и дерзновенностью и вообще не дорожат жизнью. Больше всего обнаруживают они ловкости и стойкости, сражаясь в таборе, т. е. под прикрытием возов (ибо они очень метко стреляют из ружей, составляющих обычное их оружие), а также при обороне укреплений и на море, но верхом на лошадях они менее искусны. Мне случалось видеть, как 200 польских всадников обращали в бегство 2,000 лучших из их воинов; правда и то, что под прикрытием табора сотня казаков может отбиваться от тысячи поляков и еще большего количества татар, и, если бы они были также искусны в кавалерии как в пехоте, я думаю, они были бы непобедимы. Казаки все высокого роста, отличаются силою и здоровьем, они любят хорошую одежду, что легко заметить, когда им удается пограбить соседей; в другое время они одеваются довольно скромно. Они пользуются от природы хорошим здоровьем и даже почтя совсем не подвержены той эндемической болезни, распространенной в целой Польше, которую медики называют колтуном (plica) и которая состоит в том, что волосы больного страшно спутываются и сбиваются; туземцы называют ее «гостець». Казаки очень редко умирают от болезни, разве только в глубокой старости; большинство оканчивают жизнь на поле битвы.
Дворяне в крае очень немногочисленные во всем подражают польскому дворянству и по-видимому стыдятся исповедовать иную веру кроме латинской, которая все более и более распространяется между ними, несмотря на то, что все князья и более знатные люди происходят от православных предков. Крестьяне там чрезвычайно бедны, так как они принуждены работать в пользу владельца три дня в неделю со своими лошадьми и давать ему, сообразно количеству получаемой от него земли, много мер хлеба, множество каплунов, кур, гусей и цыплят к Пасхе, Троице и Рождеству; сверх того они должны возить дрова для владельца и отбывать множество других видов панщины, которых по настоящему не обязаны были бы выполнять; помимо того помещики требуют от них денежной повинности, а, также десятины от баранов, поросят, меда, всех плодов и третьего быка через каждые три года. Одним словом, они принуждены отдавать своему господину все, что тому вздумается потребовать; неудивительно поэтому, что эти несчастные, закрепощенные в таких тяжелых условиях, никогда но могут ничего скопить. Но это еще менее важно чем то, что их владельцы пользуются безграничною властью не только над имуществом, но и над жизнью своих подданных; вот как велики привилегии польского дворянства, которое живет словно в раю, между тем как крестьяне пребывают как бы в чистилище. Поэтому, если случится этим несчастным попасть в крепостную зависимость к злому господину, положение их бывает хуже каторжников на галерах. Такое рабство является главною причиною многочисленных побегов; более отважные из крестьян спасаются на Запорожье, составляющее убежище для казаков на Днепре; проведя там некоторое время и приняв участие в одном морском походе, они признаются членами запорожской общины. Подобные побеги постоянно увеличивают состав Запорожского войска, что весьма наглядно доказывается и настоящим восстанием, ибо после поражения поляков казаки поднялись в количестве 200,000 с лишком, выдержали целую кампанию и овладели краем на протяжении более 120 миль в длину и 60 в ширину. Мы забыли упомянуть, что обычное занятие казаков в мирное время составляют охота и рыбная ловля. Вот все, что мы хотели сказать вообще относительно нравов и занятий этого народа. 



Француз оставил воспоминания о своем пребывании в Украйне....Нужна учитывать его искаженный, отмирский менталитет...
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments