graf_orlov33 (graf_orlov33) wrote,
graf_orlov33
graf_orlov33

1. ХРИСТІАНСКОЕ УЧЕНІЕ О ЗЛЫХЪ ДУХАХЪ

Злые духи — существа личныя. — Свойства ихъ. — Мѣстопребываніе злыхъ духовъ. — Несомнѣнность вліянія злыхъ духовъ. — Ослабленіе власти діавола съ пришествіемъ Спасителя. — Разнообразіе козней діавола. — Зависимость вліянія діавола отъ насъ самихъ. — Способы брани діавольской по описанію свв. Исаака Сирина и Антонія Великаго. — Примѣры изъ жизни Святыхъ. — О бѣсноватыхъ нашего времени.


Вслѣдствіе плотскаго состоянія своего, мы не способны видѣть духовъ злобы, но мы «W ˜ìàìû ¢çârñòíýéøåå ïð/ðA÷åñêîå ñëAâî: ±ìbæå âíèìhþùå Ýêîæå ñâýòBëó ñiMþùó âú òNìíýìú ìrñòý» (2 Петр. 1, 19), — можемъ познать своихъ враговъ настолько, чтобы быть въ состояніи побѣдить ихъ. Средствомъ для познанія духовъ для насъ служитъ Христіанское Ученіе, содержащееся въ Св. Писаніи, раскрытое и утвержденное твореніями Свв. Отцевъ и Учителей Церкви.
Съ ученіемъ о діаволѣ, какъ о дѣйствительно существующемъ, личномъ духѣ, мы встрѣчаемся на первыхъ страницахь Библіи. По свидѣтельству книги Бытія, діаволъ, вошедши въ змія, убѣдилъ нашихъ прародителей нарушить заповѣдь Божію (Быт. 3, 1-19). Что діаволъ былъ виновникомъ грѣха, который погубилъ весь родъ человѣческій, свидѣтельствуетъ Премудрый Соломонъ: «Gêw áãUú ñîçä¹ ÷åëîârêà âú íåèñòëríiå ¢ âî Záðàçú ïîäAáiÿ ñâîå㧠ñîòâîð© ±ã¨: çhâèñòiþ æå äihâîëåþ ñìNðòü âíBäå âú ìRðú» (Прем. 2, 23-24). По этой причинѣ діаволъ называется человѣкоубійцею отъ начала (Іоан. 8, 44).
О томъ, что Моисей зналъ о существованіи злыхъ духовъ, свидѣтельствуетъ книга Второзаконія. Перечисляя беззаконія іудеевъ, Моисей говоритъ, что они «ÏîæðAøà áýñîâ¡ìú, ² íå áãUó» (Второз. 32, 17), т. е., какъ поясняетъ св. Іоаннъ Златоустъ, приносили жертвы идоламъ, въ которыхъ сидятъ бѣсы (Твор. Іоанна Зл. т. II, стр. 551.) Діаволъ поразилъ праведнаго Іова гноемъ лютымъ отъ ногъ до головы (Іов. 1, 6-22); діаволъ подъустилъ Давида, «äà ñî÷Bñëèòú VèUëÿ» (1 Пар. 21,1). Демонъ Асмодей убилъ семь мужей, за которыхъ по очереди была выдаваема Сарра — дочь Рагуила (Тов. 3, 8); злой духъ овладѣвалъ Сауломъ (1 Царст. 16, 14-15).

Съ тѣми-же свойствами зависти, хитрости и лукавства изображается злой духъ и въ книгѣ Царствъ (3 Царств. 22, 19-23) и въ книгѣ пророка Захаріи (Зах. 3, 1-2). Въ первомъ случаѣ, діаволъ, чтобы побудить Царя Израильскаго преступить заповѣдь Божію, обѣщается сдѣлаться духомъ лжи въ устахъ пророковъ, а во второмъ — клевещетъ на народъ Израильскiй.
Св. евангелистъ Іоаннъ Богословъ истину бытія злыхъ духовъ связываетъ съ пришествіемъ въ міръ Сына Божія. «ÒâîðMé ãðrõú t äihâîëà µñòü, Ýêw ¢ñïNðâà äihâîëú ñîãðýøhåòú. Ñå㧠ðhäè ‡âBñÿ ñíUú áæUié äà ðàçðóøBòú äýë¹ äihâwëÿ». (1 Іоан. 3, 8; ср. Мѳ. 12, 24-29; Іак. 2, 19). Изъ этихъ словъ слѣдуетъ, что отрицаніе діавола ведетъ насъ къ отрицанію тайны паденія, а слѣд. и тайны искупленія. Въ самомъ дѣлѣ, зачѣмъ Христу было приходііть на землю, когда діавола нѣтъ? А отрицая тайну искупленія, мы должны отвергнуть и все христіанство. А что Господь Іисусъ Христосъ приходилъ на землю для того, чтобы разрушить дѣла діавола, свидѣтельствуетъ вся евангельская исторія.

«âº =òö¹ (âhøåãw) äihâîëà ±ñò¿, ¢ ïAõwòè =òö¹ âhøåãw õAùåòå òâîðBòè: oeíú ÷åëîâýêîóáRéöà á» ¢ñêîí©» (Iоаннъ 8, 44). Затѣмъ Христосъ и въ положительномъ ученіи и въ притчахъ, въ объяснительной ихъ части, училъ о діаволѣ и аггелахъ его, какъ о существахъ дѣйствительныхъ, какъ о злыхъ духахъ, старающихся вредить людямъ. Изображая послѣдній страшный судъ, Христосъ говоритъ: «Òîãä¹ ðå÷Nòú ¢ ñbùûìú ®øbþþ (±ã§): ¢äBòå t ìåí¥, ïðîêëMòiè, âî oeãíü âr÷íûé, ÞãîòAâàííûé äihâîëó ¢ £ããåëwìú ±ã§» (Матѳ. 25, 41).
Осужденіе Христосъ изрекаетъ грѣшникамъ — существамъ дѣйствительнымъ; не ясно ли отсюда, что діаволъ и аггелы его, тоже существа дѣйствительныя, ибо для нихъ прежде всѣхъ уготованъ Огонь Вѣчный.
По словамъ Христа Спасителя, сатана 18 лѣтъ мучилъ несчастную скорченную женщину (Лук. 13, 11-16); онъ же просилъ Господа сѣять апостоловъ какъ пшеницу (Лук. 22, 31); въ другихъ мѣстахъ св. Евангелія приводятся слова Іисуса Христа о томъ, что существуетъ цѣлое царство злыхъ духовъ, что діаволъ — злобный князь сего царства, имѣетъ своихъ слугъ (Мѳ. 12, 25-27), что діаволъ — князь бѣсовскій — есть «князь міра сего» (Іоан. 12, 31).
А какъ ясно училъ о бытіи злыхъ духовъ — Христосъ, когда исцѣлялъ бѣсноватыхъ! Никогда Онъ не называлъ бѣснованіе естественною болѣзнію, а всегда признавалъ виновниками ея бѣсовъ и изгонялъ ихъ (Мѳ. 4, 24; 8, 16. Марк. 1, 34; 7, 29-30). Особенно замѣчательнымъ является исцѣленіе гадаринскаго бѣсноватаго. Этотъ несчастный влачилъ жизнь свою не въ человѣческихъ жилищахъ, а въ гробовыхъ пещерахъ; бился о камень съ пѣной на губахъ, испускалъ вопли; пробовали сковать его, но онъ какъ веревки разрывалъ оковы.
Подобно Іисусу Христу, и Апостолы учили о зловредности злыхъ духовъ, о пагубномъ ихъ вліяніи на родъ человѣческій. По ихъ ученію, Христосъ воспринялъ нашу плоть для того, чтобы своею смертію лишить власти имѣющаго державу смерти, т.е. діавола (Евр. 2, 14). Діаволъ есть лицо дѣйствительное, иначе Апостолъ Іуда не сталъ бы его изображать, спорящимъ о тѣлѣ Моисея съ Архангеломъ Гавріиломъ (Іуд. 1, 9). Апостолы учили, что демоны — духи разумные (Іак. 3, 15), но злые (Дѣян. 19, 13). Будучи многочисленны (Апок. 12, 4), они образуютъ свое царство, во главѣ котораго стоитъ сатана (Рим. 16, 20).
Изъ вышеприведенныхъ мѣстъ Св. Писанія ясно, что діаволъ есть лицо — дѣйствительно существующее. Такъ эти мѣста и поняли свв. отцы Церкви. Въ своихъ твореніяхъ они разсуждаютъ о природѣ злыхъ духовъ, ихъ первомъ грѣхѣ, козняхъ и пр. Особенно убѣдительно доказывается бытіе злыхъ духовъ исторіей жизни свв. подвижниковъ, которые всю свою жизнь вели жестокую брань съ духами злобы. Отвоевываясь отъ демоновъ своею высокою нравственною жизнію, Свв. подви- жники изгоняли злыхъ духовъ изь другихъ людей, на что указывалъ еще Тертулліанъ: «Что касается демоновъ, то мы не толъко не отвегаемъ ихъ, но сражаемся съ ними, изгоняемъ изъ тѣла человѣческаго, какъ это всякому извѣстно» (Прилож. къ Прав. Обозр. 68 г., ч. I, стр. 92-93).
Вѣрованіе Св. Церкви въ бытіе злыхъ духовъ, и ихъ зловредную дѣятельность, самымъ убѣдительнымъ образомъ выразилось въ ея молитвахъ и молебныхъ чинахъ. Такъ, въ 8 молитвѣ на сонъ грядущій, православный христіанинъ молитъ Бога: «Избави мя Господи, настоящаго обстоянія бѣсовскаго... Изми мя отъ устъ пагубнаго змія». Въ молитвѣ св. Макарія: «Спаси мя, яко Богъ мой еси и Создатель... Да не убо похититъ мя сатана и похвалится, Слове, еже отторгнути мя отъ Твоей руки и ограды».

Научаетъ Церковь молиться Ангелу-Хранителю, дабы онъ не далъ «мѣста лукавому демону обладати насильствомъ смертнаго сего тѣлесе».
Въ чинѣ св. крещенія требуется отъ воспріемниковъ, дабы они за крещаемаго отреклись отъ діавола и всѣхъ дѣлъ его и всея гордыни его. Возможность же существаванія бѣсноватыхъ, какъ дѣйствительно одержимыхъ злыми духами, Церковь признаетъ тѣмъ, что имѣетъ особый чинъ, «о избавленіи отъ духовъ нечистыхъ».
Какими же свойствами обладаютъ злые духи? И на этотъ вопросъ мы находимъ отвѣтъ въ Св. Писаніи. Злые духи имѣютъ умъ и волю (2 Кор. 2, 11). Знаютъ злые ангелы Бога, впрочемъ, такъ, что это знаніе внушаетъ имъ страхъ. «Òº ârðóåøè, Ýêw áãUú ±äBíú µñòü: äAáðý òâîðBøè: ¢ árñè ârðóþòú, ¢ òðåïNùóòú», пишетъ Ап. Іаковъ (2, 19). Христа Спасителя злые духи нерѣдко исповѣдывади Сыномъ Божіимъ (Мѳ. 8, 29; Марк. 1, 24).
Знаютъ злые ангелы, конечно, и самихъ себя, потому что если духъ человѣка знаетъ, что въ человѣкѣ (I Кор. 2, 2), то, конечно, тоже должно сказать о злыхъ духахъ. Извѣстно злымъ духамъ и состояніе нынѣшняго міра, какъ объ этомъ говорится въ книгѣ Іова. Діаволъ, обойдя всю землю въ наблюденіяхъ за всѣми людьми, сказалъ объ этомъ Господу, и Господь не опровергъ его словъ какъ ложныхъ (Іов. 1, 4); знаютъ падшія духи и нѣчто будущее, которое проис- ходитъ отъ опредѣленныхъ и неизмѣняющихся причинъ. Будущее случайное имъ извѣстно изъ Откровенія Божія (3 Царств. 22, 22), а также изъ наблюденія надъ характеромъ людей.

Однажды демонъ явился св. Андрею и произнесъ предсказаніе о нравственномъ разстройствѣ Христіанъ въ послѣдніе дни. «Въ тѣ времена, говорилъ демонъ, человѣки будутъ злѣе меня, и малыя дѣти превзойдутъ стариковъ лукавствомъ. Тогда я не буду учить людей ничему, они сами будутъ исполнять волю мою». Святый Андрей спросилъ: «какъ это ты знаешь, вѣдь демонъ ничего не знаетъ, по предвѣдѣнію». На это демонъ отвѣчалъ: «умнѣйшій отецъ нашъ — сатана, пребывая во адѣ, гадательствуетъ о всемъ посредствомъ волхвованія и передаеть намъ».
Но имѣя умъ, злые духи настолько исказили его, что вмѣсто основнаго качества всякаго ума, — стремленія къ истинѣ — главною чертою его является ненави- сть къ истинѣ, по какой причинѣ діаволъ называется въ Евангеліи отцомъ лжи (Іоан. 5, 44), а въ Апокалипсисѣ — клеветникомъ 12, 9). Воля демоновъ, закос нѣвшая во злѣ, конечно, теперь можетъ направлять ихъ дѣятельность къ одному злу, но и демоны имѣютъ нѣкоторую свободу, потому что могутъ изъ многихъ золъ выбирать одно. Вмѣсто любви существо діавола исполнилось непримиримою къ Богу и его твореніямъ враждою и завистью. Въ немъ мы имѣемъ врага постоян наго, поэтому св. Апост. Павелъ совѣтуетъ Христіанамъ облечься во всеоружіе для борьбы съ діаволомъ (Еф. 6, 12-17).
Доколѣ діаволъ былъ свѣтлымъ ангеломъ, онъ обиталъ на небѣ (Мѳ. 24, 1). Превознесенный выше всѣхъ духовъ, Денница задумалъ стать самостоятельнымъ царемъ. И вотъ Господь низвергъ съ свѣтлаго неба духа, омрачившаго себя противленіемъ Творцу, вмѣстѣ съ увлеченными имъ подвластными духами (Еф. 6, 12; Апок. 12, 7). Съ тѣхъ поръ мѣстопребываніемъ діавола сдѣлалась та голубая бездна, которая отдѣляетъ Церковь воинствующую отъ Церкви торжествующей и которая, на языкѣ общеупотребительномъ называется воздухомъ. Справедливость этой мысли явствуетъ изъ Св. Писанія. Такъ, въ книгѣ Іова діаволъ самъ свидѣтельствуетъ, что онъ обошелъ всю землю и протекь поднебесную (Іов. 1, 7; 2, 2). О пребываніи падшихъ духовъ въ воздухѣ, говоритъ св. Ап. Павелъ: «Ýêw írñòü íhøà áðhíü êú êðAâè ¢ ïëAòè, íî êú íà÷hëwìú ¢ êî âëàñòNìú (¢) êú ìiðîäåðæBòåëeìú òìº ârêà ñåã§, êú äóõîâ¡ìú sëAáû ïîäíåáßñíûìú». (Еф. 6, 12). Вотъ какъ объясняетъ это мѣсто св. Аѳанасій Великій: «Діаволъ — врагъ нашею рода, ниспавши съ неба, блуждаетъ въ пространствѣ зтого нижняго возду ха, гдѣ, — начальствуя надъ другiми демонами, какъ на содѣлавшимися непокорствомъ и гордостію подобными ему, — при содѣйствіи ихъ обольщаетъ человѣковъ привидѣнiями и старается воспрепятствоватъ тѣмъ, которые стремятся горѣ», о чемъ Апостолъ Павелъ говоритъ: «ïî êíMçþ âëhñòè âîçäbøíûÿ, äbõà, ˜æå ííUý äréñòâóåòú âú ñûírõú ïðîòèâëNíiÿ» (Еф. 2, 2). «Слово о смерти» (Еп. Игнатія Брянч. стр. 214). Въ толкованіи на пс. 41-й Св. Іоаннъ Златоустъ говоритъ: «Сколько демоновъ носится въ зтомъ воздухѣ? Сколько противныхъ властей? Еслибъ только позволилъ имъ Богъ показатъ намъ ихъ страшный и отвратителъный образъ, то мы подверглись бы умопомѣшательству». (Іоан. Злат. т. I стр. 722). А св. Антоній Великій говоритъ прямо, что «демоны носятся въ воздухѣ» (Тв. ч. 3 стр. 231). Если же злые духи наполняютъ воздухъ, то, отсюда, ясно, что они со всѣхъ сторонъ окружаютъ насъ. Вотъ какъ объ этомъ говоритъ Преосвященный Ѳеофанъ Затворникъ: «Обыкновенный образъ перевода и пониманiя слова «поднебеснымъ» означаетъ, что духи летаютъ въ воздухѣ, и какъ воздухъ обнимаетъ насъ повсюду, такъ повсюду окружаютъ насъ и духи злобы и непрестанно приступають къ намъ, какь комари въ сыромъ мѣстѣ» (Толк. на Посл. къ Еф. стр. 412).
Носясь въ воздухѣ, бѣсы нисходятъ на землю, что ясно видно изъ Евангелія, которое повѣствуетъ о различныхъ дѣйствіяхъ демоновъ на землѣ. Демовы могутъ входить въ человѣка и въ животныхъ (Лук. 8, 29, 33). Демоны живутъ и въ водѣ, по ученію Православной Церкви, которая ежегодно, въ день Богоявленія Господня, въ своихъ «молитвахъ на освященіе воды», проситъ Господа Бога объ очищеніи воды отъ демона.
По ниспаденіи злыхъ духовъ съ неба въ область поднебесную или воздушную (Еф. 2, 2; 6, 12), для нихъ сталъ вовсе недоступенъ міръ небожителей, и потому все ихъ злостное вниманіе исключительно обращено на близкую къ нимъ землю, съ тѣмъ, чтобы здѣсь — между людьми сѣять зло. Зло, такимъ образомъ, состав ляетъ насущную потребность діавола, который ни о чемъ не мыслитъ кромѣ зла, ни въ чемъ не находитъ успокоенія или наслажденія кромѣ злой дѣятельности. Царство добра, какъ Царство Божіе, ненавистно ему, поэтому то онъ старается о разрушеніи Царства Божія на землѣ (Кор. 4, 4). По словамъ Спасителя, «діаволъ — врагъ Его»: ибо на томъ полѣ, гдѣ Господь посѣялъ пшеницу, діаволъ посѣялъ плевелы (Матѳ. 13, 24-25).
Во враждѣ къ Богу, діаволъ отторгнулъ отъ Него людей еще въ раю и потомъ старался удерживать ихъ въ своей власти. Онъ воспользовался невѣрно направлен нымъ стремленіемъ людей найти Бога и, обманувъ ихъ, низринулъ въ бездну погибели. Этой бездной было идолопоклонство. Язычники, принося жертвы, принося тъ ихъ бѣсамъ, а не Богу, пишетъ св. Апостолъ Павелъ. Діаволъ обольщалъ людей при помощи волхвовъ. Ап. Павелъ называетъ волхва Еллима «¢ñïAëíåííå âñMêiÿ ëüñò© ¢ âñMêiÿ sëAáû, ñaíå äihâîëü, âðhæå âñMêiÿ ïðhâäû» (Дѣян. 13, 10). Принимая для удобства къ достиженію своихъ цѣлей видъ свѣтлаго ангела (2 Кор. 11, 14), діаволъ возбуждаетъ въ людяхъ нечестивыя мысли и желанія. «ïî÷ò¨, говоритъ Апостолъ Петръ Ананіи, ¢ñïAëíè ñàòàí¹ ñNðäöå òâî¿ ñîëãhòè äõUó ñòUAìó? (Дѣян. 5, 3). Діаволъ можетъ дѣйствовать и на тѣло, производя въ немъ физическія страданія (1 Кор. 12, 7). Вообще все, что есть только злое въ мірѣ, по ученію свв. Апостоловъ, есть дѣло діавола. «ÒâîðMé ãðrõú t äihâîëà µñòü, Ýêw ¢ñïNðâà äihâîëú ñîãðýøhåòú», говоритъ св. Іоаннъ Богос ловъ, (1 Іоан. 3, 8), а св. Апостолъ Павелъ совращеніе на путь грѣха называетъ «ñN áî í…êiÿ ðàçâðàòBøàñÿ mñëräú ñàòàíº» (1 Тим. 5, 15). Діаволу же Св. Писаніе усвояетъ ослѣпленіе разума у всѣхъ тѣхъ, которые не принимаютъ Евангелія (2 Кор. 4, 4), они представляются попавшими въ сѣть діавола, который уловилъ ихъ въ свою волю (2 Тим. 2, 26). Даже обстоятельства, воспрепятствовавшія Апост. Павлу посѣтить Солунь, признаются совершившимися подъ вліяні- емъ сатаны (1 Ѳес. 2, 18). Итакъ, вліяніе злыхъ духовъ на людей несомнѣнно; и простирается оно, по словамъ Спасителя, до того, что діаволъ обитаетъ въ грѣшныхъ людяхъ, какъ въ своемъ домѣ, и не только самъ обитаетъ, но приводитъ еще лютѣйшихъ духовъ (Мѳ. 12, 43-45). Очень наглядно изображаетъ зависи- мость грѣшника отъ діавола св. Апостолъ Павелъ. Онъ называетъ грѣшника уловленнымъ отъ діавола и заповѣдуетъ вѣрующимъ молиться о такововыхъ, «±ä¹ êhêw ähñòú }ìú áãUú ïîêàMíiå âú ðhçóìú ˜ñòèíû, ¢ âîçíBêíóòú t äihâîëñêiÿ ñròè» (2 Тим. 2, 25-26). Подобно тому, какъ птица вся находится въ рукахъ ловца, такъ и грѣшникъ въ рукахъ діавола. Но тогда какъ птица чувствуетъ свою неволю и бьется въ сѣти, чтобы прорвать ее, грѣшникъ не примѣчаетъ своего плѣна и потому не старается освободиться отъ него.
Изъ приведенныхъ мѣстъ Св. Писанія видно, что діаволъ, повидимому, можетъ безнаказанно вредить людямъ. Спрашивается: какъ же понять слова Апостола: «Ñå㧠ðhäè ‡âBñÿ ñíUú áæUié äà ðàçðóøBòú äýë¹ äihâwëÿ» (1 Іоан. 3, 8). Неужели Богочеловѣкъ Своею смертію не лишилъ имущаго державу смерти, т. е. діавола и не избавилъ людей отъ рабства ему (Евр. 2, 14-15). Отвѣтъ на эти вопросы мы находимъ у св. Григорія Богослова, который говоритъ: «Христосъ не истребилъ діавола единымъ движенiемъ воли, но оставилъ свободнымъ врага и попустилъ ему бытъ въ одно время среди добрыхъ и злыхъ, и воздвигнулъ между ними жестокую взаимную брань, чтобы какъ врагъ подвергался здѣсъ ужасному позору, сражаясь съ тѣми, кто немощнѣе его, такъ и подвизающіеся въ добродѣ- теляхъ, всегда имѣли славу свою, очищаясъ какъ золото въ горнилѣ» (Твор. ч. 4, стр. 195). Слѣдовательно, Христосъ пришествіемъ Своимъ не уничтожилъ совершенно власть діавола, а только ослабилъ его вліяніе на людей, далъ намъ средства обращать всѣ козни діавола въ ничто». «ïðîòBâèòåñÿ æå äihâîëó, ¢ áýæBòú t âhñú», пишетъ Апостолъ Іаковъ, (Iак. 4, 7). Итакъ, мы не можемъ считать себя свободными отъ нападеній отъ діавола и должны твердо отражать всякое искушеніе, ободряя себя словами Апостола: «ârðåíú æå áãUú, ˜æå íå ®ñòhâèòú âhñú ¢ñêóñBòèñÿ ïh÷å, µæå ìAæåòå, íî ñîòâîðBòú ñî ¢ñêóøNíiåìú ¢ ¢çáaòiå, Ýêw âîçìîù© âhìú ïîíåñò©». (1 Кор. 10, 13). Очень характерно объясненіе св. Іоанна Златоуста, относительно того, зачѣмъ Богъ допускаетъ насъ «искуситися отъ діавола». Богъ не препятствуетъ діаволу посѣщать тебя искушеніями, во 1-хъ, для того, чтобы ты позналъ, что сдѣлался гораздо сильнѣе діавола, во имя Христа знаменуясь крестомъ животворящимъ; во 2-хъ, чтобы ты пребывалъ во смиреніи и не превозносился величіемъ даровъ; въ 3-хъ, для того, чтобы лукавый духъ, видя твое терпѣніе, увѣрился, что ты отступилъ отъ него; въ 4-хъ, чтобы ты чрезъ это сдѣлался тверже и крѣпче; въ 5-хъ, чтобы ты не забывалъ своей немощи и силъ Помогающаго тебѣ (т. 3, стр. 205).
Чтобы быть въ состояніи отразить козни діавола, необходимо знать какія бываютъ искушенія. Св. Отцы и подвижники, богатые опытомъ духовной жизни, испы тали сами и видѣли злоухищренія діавола къ погибели душъ человѣческихъ. Такъ, св. Пахомій Великій, напр., видѣлъ бѣса въ образѣ прекрасной жены, идущей въ обитель со множествомъ слугъ (Чет. Мин. окт. 15); на соблазнъ и обольщеніе св. Иларіона, діаволъ во время молитвъ его являлся то въ видѣ волка, то въ видѣ лисицы (Чет. Мин. окт. 21).
Преподобному епископу Нифонту было открыто, какъ бѣсы ходя между людьми, склоняютъ ихъ къ разнымъ грѣхамъ: осужденію, клеветѣ, брани и причиняютъ разныя скорби. Такъ, однажды Нифонтъ видѣлъ одного человѣка, дѣлающаго свое дѣло; и вотъ вдругъ приходитъ къ тому человѣку бѣсъ и начинаетъ шептать ему на ухо; неподалеку былъ другой человѣкъ, тоже занимавшійся своею работой, бѣсъ и тому пошепталъ на ухо, а вотъ оба они, оставивъ свою работу, стали ссориться. Блаженный, вставъ, сказалъ: «О, лесть бѣсовская, какъ ты сѣешъ вражду между людьми». Въ другое время на блаженнаго напалъ бѣсъ тщеславный, говоря: «Съ сего времени ты будешь творить чудеса, и по всей землѣ прославится твое имя, ибо ты угодилъ Богу». Блаженный сказалъ бѣсу: «Подожди, я сове ршу предъ тобою чудо». Увидя предъ собою камень, преподобный сказалъ: «Тебѣ, говорю, каменъ, иди отсюда и перенесись въ другое мѣсто», но камень лежалъ неподвижно. Тогда святый сказалъ бѣсу: «Вотъ твой даръ», и плюнулъ діаволу въ лицо. Затѣмъ помолился Богу и діаволъ исчезъ. Видѣлъ преподобный еще одного человѣка, за которымъ шелъ діаволъ и влагалъ въ него хульные помыслы. Блаженный сказалъ лукавому духу: «Перестань, діаволъ, надоѣдатъ рабамъ Божіимъ. Какая тебѣ польза въ томъ, если его душа пойдетъ на погибель»? Бѣсъ отвѣчалъ: «никакой пользы намь нѣтъ изъ сего, но мы имѣемъ такое повелѣніе отъ царя своего и князей, чтобы мы боролись съ людьми, если же князья найдутъ насъ неборющимися, то жестоко бьютъ насъ за это (Чет. Мин. мая. 15).
Однажды бѣсъ, пришедши ночью въ келью препод. Макарія Александрійскаго, сказалъ ему: «встань, авва Макарій, и пойдемъ въ церковь къ Богослуженію». Макарій же, будучи исполненъ бдагодати Божіей, уразумѣлъ искушеніе діавола, и отвѣчалъ ему: «о, лжецъ и ненавистникъ добра! какое можетъ бытъ съ тобою участіе въ Богослуженіи, и что можетъ быть у тебя общаго съ соборомъ святыхъ»? Діаволъ сказалъ: «развѣ ты не знаѣшь, Макарій, что безъ насъ не бываетъ ни одной службы церковной и ни одного монашескаго собранія; иди же и увидишь дѣла наши». Старецъ отвѣчалъ: «Да запретитъ тебѣ Господь», и просилъ святой Бога открыть ему: правда ли все то, что говоритъ діаволъ. Когда наступило время полунощнаго Богослуженія, онъ пришелъ въ Церковь. И вотъ видитъ по всей Церкви какъ бы нѣкіихъ малыхъ отроковъ въ образѣ эѳіоповъ, быстро обходящихъ Церковь и летающихъ. Въ монастырѣ томъ былъ обычай: одинъ братъ читалъ псалмы, а другіе сидѣли и слушали, и вотъ рядомъ съ каждымъ изъ братій сидѣли тѣ эѳіопы и подсмѣивались надъ ними. Кому пальцами своими дотраги вались до глазъ, тѣ сейчасъ начинали дремать; предъ иными ходили въ женскомъ подобіи, а предъ другими дѣлали нѣчто иное. И что представляли предъ кѣмъ, тотъ о томъ и размышлялъ въ себѣ. Но отъ нѣкоторыхъ, какъ только начинали дѣлать что либо подобное, тотчасъ нѣкой силой были прогоняемы и удаляемы, и болѣе не могли стоять предъ ними и даже пройти мимо. А у нѣкоторыхъ немощныхъ братьевъ невнимательныхъ къ молитвѣ, насмѣхаясь сидѣли на шеѣ и плечахъ. Преподобный Макарій, увидѣвъ сіе, вздохнулъ изъ глубины сердца и сказалъ: «Воззри Господи, и не смолчи; воскресни, Боже, дабы разошлись враги Твои и убѣжали отъ лица Твоего, ибо душа наша полна поруганія». По окончаніи службы, преп. Макарій, призывая по одиночкѣ каждаго брата, спрашивалъ, о чемъ тотъ думалъ во время Богослуженія, и каждый открывалъ свои помышленія. Оказалось, что каждый думалъ о томъ, что, насмѣхаясь, представлялъ предъ нимъ бѣсъ (Прол. Февр. 10).
Одинъ подвижникъ, по имени Валентъ, долго живя въ пустынѣ, много изнурялъ свою плоть и считался великимъ подвижникомъ, но потомъ, обольщенный духомъ самомнѣнія и гордости, впалъ въ крайнее высокомѣріе, такъ что сдѣлался игралищемъ бѣсовъ. Надмившись пагубною страстію самомнѣнія, онъ сталъ мечтать, наконецъ, въ самообольщеніи, что съ нимъ бесѣдуютъ Ангелы и при всякомъ дѣлѣ служатъ ему. Діаволъ, увѣрившись, что Валентъ совершенно предался обману, принимаетъ на себя видъ Спасителя и ночью приходитъ къ нему, окруженный сонмомъ демоновъ въ образѣ ангеловъ, съ зажженными свѣтильниками. И вотъ явился огненный кругъ, и въ срединѣ его Валентъ видитъ какъ бы Спасителя. Одинъ изъ демоновъ, въ образѣ ангела, подходитъ къ нему и говоритъ: «Ты благоугодилъ Христу своими подвигами, и онъ пришелъ посѣтить тебя. Итакъ, другого ничего не дѣлай, а только, ставши вдали и, увидѣвъ его, стоящаго среди всего сонма, поклонись ему и потомъ иди въ келью свою. Валентъ вышелъ и, увидѣвъ множество духовъ съ свѣтильниками, палъ и поклонился лже-христу. Обольщенный, онъ до того простеръ свое безуміе, что, пришедши на другой день въ Церковь, сказалъ при всей братіи: «я не имѣю нужды въ пріобщеніи, ибо видѣл Христа». Тогда окружающіе его, видя, что онъ впалъ въ умоизступленіе, связали его цѣпями и въ теченіи года вполнѣ уврачевали его, истребивъ гордость его, молитвами.
Въ образѣ Христа явился бѣсъ и препод. Пахомію и сказалъ: «радуйся, старецъ, столько мнѣ угодившій. Я — Христосъ и пришелъ къ тебѣ, какъ другу своему». Изумился преп. Пахомій и, смотря на привидѣніе, началъ разсуждать: «Христово пришествіе къ человѣку сопровождается радостію, сердце не чувствуетъ никакого страха, всѣ помышленія тотчасъ исчезаютъ, умъ дѣлается очами серафимскими и весь вверяется въ созерцаніе славы Господней; а я теперь смущаюсь, боюсь... Нѣтъ, это не Христосъ». Потомъ, оградивъ себя крестнымъ знаменіемъ, съ дерзновеніемъ сказалъ: «Отойди отъ меня, духъ злобы. Будь проклято лукавство всѣхъ твоихъ начинанiй».
По мнѣнію свв. подвижниковъ, разнообразіе способовъ вліянія злыхъ духовъ на людей, зависитъ отъ различія самихъ демоновъ. Подобнаго-же мнѣнія держится и преп. Іоаннъ Кассіанъ, который говоритъ: «Мы должны знать, что не всѣ демоны возбуждаютъ всѣ страсти въ людяхъ, но ко всякому пороку подстрекаютъ извѣстные духи, именно: иные побуждаютъ услаждаться нечистою и скверною похотью, другіе располагаютъ кь богохульству, иные къ гнѣву и ярости, иные къ печали, иные внушаютъ утѣшаться тщеславіемъ и гордостью; и всякій всѣваетъ въ сердца человѣческія ту страсть, какою самъ преимущественно недугуетъ; но не всѣ вмѣстѣ внушаютъ свои пороки, а поперемѣнно смотря по тому, какъ благопріятствуетъ время, мѣсто, пріемлемость человѣка... Это ясно доказывается тѣмъ, что нѣльзя разжигаться похотью блуда и обольщаться суетою тщеславія; нельзя надмеваться духовною гордостью, и, вмѣстѣ съ униженіемъ, предаваться объяденію, нельзя разливаться въ глупомъ смѣхѣ и раздражаться гнѣвомъ, или предаваться скорби. Необходимо каждому духу отдѣльно дѣлать нападеніе на душу, такъ что, когда побѣжденный отходитъ, то уступаеть мѣсто другому духу, сильнѣе себя, нападать на нее, а если останется побѣдителемъ, то предоста вляетъ другому обольщать человѣка инымъ родомъ обольщенія (Доброт. т. І, стр. 58).
Умѣстенъ вопросъ: могутъ ли демоны противъ воли овладѣвать нашей душей? Отвѣчаетъ на него св. Кириллъ Іерусалимскій: «Душа свободна, и діаволъ хотя можетъ подъущатъ, но не имѣетъ власти принуждать дѣлатъ что нибудь противъ воли (Доброт. 82). «Нечистые духи, говоритъ преп. Іоаннъ Кассіанъ, не иначе проникаютъ въ тѣло одержимыхъ ими, какъ овладѣвъ напередъ ихъ умами и помышленіями. Обнаживъ умы отъ одежды страха Божія, памяти о Богѣ, злые духи нападаютъ на нихъ, какъ на обезоруженныхъ и лишенныхъ Божіей помощи и потому удобно побѣждаемыхъ и, наконецъ, устрояютъ въ нихъ жилища, какъ бы въ предоставленномъ имъ владѣніи» (Доброт. Т. 2, стр. 3). Изъ приведенныхъ словъ видно, что діаволъ для того, чтобы овдадѣть нашей душой, долженъ прежде овладѣть нашимъ умомъ. А какъ это происходитъ, отвѣчаетъ преп. Нилъ Сорскій: «Помыслъ тщеславiя всѣхъ многосложнѣе; онъ объемлетъ почти всю вселенную и, какъ коварный измѣнникъ прекраснаго города, отворяетъ врата души всѣмъ бѣсамъ» (Хр. Чт. XXVII, 1821г.). И дѣйствительно, посмотрите только съ услажденіемъ на свои добродѣтели, какъ на плоды своихъ трудовъ и своихъ силъ, и вы на дѣлѣ увидите, съ какою быстротою устремится въ душу вашу все зло. Изъ самодовольства родится осужденіе ближнихъ, а отсюда уже нетрудно стать чадомъ діавола, всю дѣятельность направляющаго къ погибели человѣка.
Итакъ, вселеніе злого духа въ человѣка имѣетъ свои степени. Слова Евангелія: «ÂíBäå æå ñàòàí¹ âî Vbäó» (Лук. 22, 3) не слѣдуетъ понимать такъ, что Іуда сдѣлался бѣсноватымъ въ полномъ смыслѣ этого слова, а лишь такъ, что злой духъ подвигнулъ Іуду на предательство своего Учителя. Не одинъ разъ, быть можетъ, пытался злой духъ возмущать душу несчастнаго предателя, но только въ данномъ случаѣ имѣлъ успѣхъ. Св. Евангелистъ Лука соединяетъ эти степени вселенія сатаны въ душу Іуды Искаріота въ единократное дѣйствіе сатаны, побудившаго предателя идти къ членамъ синедріона и условиться съ ними о времени преданія Христа; а св. Іоаннъ Богословъ различаетъ эти степени и показываетъ постепенность вселенія. Онъ говоритъ: «Чрезъ страсть сребролюбiя сатана проникъ въ душу ученика» (Іоан. 12, 6), «потомъ полнѣе овладѣлъ его сердцемъ» (Іоан. 13, 2) и, «наконецъ, рѣшительно вселился въ него» (Іоан. 13, 27).
Главная отличительная черта діавольской брани — это приспособленіе. Съ необыкновенною хитростію и лукавствомъ діаволъ идетъ на встрѣчу нашимъ желаніямъ и стремленіямъ, даже повидимому добрымъ и невиннымъ, чтобы превратить ихъ въ орудіе свое, «Діаволъ отовсюду пытаетъ, говоритъ св. Григорій Богословъ, высматриваетъ, гдѣ низложить, гдѣ уязвить и найдти, что незащищено и открыто для удара; чѣмъ болѣе видитъ чистоты, тѣмъ болѣе усиливается осквернить... Злой духъ принимаетъ на себя двоякій образъ, раскидывая то ту, то другую сѣть: онъ — или глубочайшая тьма (явно зло) или превращается вь свѣтлаго анге- ла (прикрывается видомъ добра и обольщаетъ умы кроткой улыбкой, почему и нужна особенная осторожность, чтобы вмѣсто свѣта не встрѣтиться со смертію. Избѣгать порочной жизни могутъ и худые люди, потому что открытый порокъ для всѣхь ненавистенъ, — хвалю-же того, кто обличаетъ коварнаго и невидимаго врага» (Доброт. стр. 258. 320). И въ другомъ мѣстѣ тотъ-же святой Отецъ говоритъ: «Злобный врагъ для немощныхъ смертныхъ измыслилъ тысячи жалъ смерти, часто подъ благовидною личиною скрывая жалкую пагубу, чтобы уловить противоборствующаго; онъ такъ-же готовитъ гибельный конецъ людямъ, какъ уда въ водѣ приноситъ смерть рыбамъ» (Доброт. стр. 329). «Но діаволъ завладѣть нами всецѣло не можетъ никакими способами; если сильно овладѣваетъ нѣкоторыми, то только по собственному произволенію овладѣваемыхъ безъ сопротивленія» (Іак. 4, 7). Тотъ только, кто не противится вліянію духовъ злобы, подпадаетъ подъ власть діавола, и въ этихъ случаяхъ мы одни виноваты, ибо поддаемся добровольно соблазнамъ и грѣху. «êò¨ ïîáýæäNíú áûâhåòú, ñåì¾ ¢ ðàáAòåíú µñòü» (2 Петръ 2, 19).
Брань съ нами злые духи ведутъ непрестанно, разнообразя ее всякими способами. Главное, что наблюдается при этой брани, это постепенность, чтобы для насъ былъ незамѣтенъ подходъ зла; начавъ съ малаго, злые духи переходятъ къ великому вліянію на насъ. Различные способы брани, какую діаволъ ведетъ съ шествующимъ узкимъ путемъ, хорошо описаны у св. Исаака Сирина… Онъ говоритъ: «У сопротивника нашего діавола есть обычай со вступающими въ подвигъ (нѣтъ рѣчи о тѣхъ, которые не стремятся ко спасенію, а сами отдаются въ руки и власть врагу)... хитро уразноображивать борьбу свою; на тѣхъ, которые лѣнивы произволеніемъ и немощны помыслами, діаволъ обращаетъ особое вниманіе и съ самаго начала сильно нападаетъ на нихъ, такъ что выставляетъ противъ нихъ твердыя и сильныя искушенія, чтобы въ началѣ пути заставить ихъ извѣдать всѣ способы лукавства его, — что бы съ перваго подвига объяла ихъ боязнь, путь показался бы имъ жестокимъ и непроходнымъ, и сказали бы они такъ: Если начало пути тяжело и трудно, то можетъ ли кто выдержать до самого конца многія предстоящiя на немъ нападенія? И съ этого времени не могутъ они уже снова возставать или идти впередъ, и даже видѣть что либо иное... И недолго ведетъ діаволъ съ ними жестокую брань свою, чтобы обратить ихъ, такимъ образомъ, въ бѣгство съ пути къ Царствію Небесному. Это первый способъ діавольскихъ браней.

Иначе дѣйствуетъ онъ по отношенію къ тѣмъ, которые мужественны и сильны, ни во что вмѣняютъ смерть, исходятъ на дѣло съ великою ревностью. На встрѣчу такимъ діаволъ выходитъ не вдругь, сдерживается... не осмѣливаетея даже прикоснуться къ нимъ, пока не охладѣютъ они въ ревности своей. Это второй способъ брани діавола.
Когда же діаволъ увидитъ, что внѣшнія чувства у человѣка не побѣждаются внѣшними вещами, помыслы не ослабѣваютъ отъ ласкательствъ и обольщеній его, тогда этотъ обманщикъ желаетъ ослѣпить умъ человѣка и возбудить въ немъ помыслы гордыни, чтобы подумалъ онъ въ себѣ, будто бы вся крѣпость его зависитъ отъ его собственной силы, и самь онъ пріобрѣлъ себѣ это богатство, своею силою сохранилъ себя отъ противника и убійцы. Иногда же врагъ, подъ видомъ откровеній отъ Бога, въ сновидѣніяхъ показываетъ что либо человѣку, и также во время его бодрствованія преобразуется въ свѣтлаго ангела, и дѣлаетъ все, чтобы мало по малу убѣдить человѣка и хотя нѣсколько привести въ согласіе съ собою.Въ этомъ состоитъ третій способъ діавольской брани съ сильными и мужественными.
Четвертая брань — самая упорная. Она состоитъ въ слѣдующемъ: умъ подвижника ослѣпляется часто видѣніемъ и приближеніемъ къ нему вещей чувственныхъ... Діаволъ усиливается сдѣлать, чтобы умъ у подвижниковъ видѣлъ все въ призракѣ. Въ мечтаніяхъ показываетъ подвижникамъ женскую красоту въ непристойныхъ видахъ, привлекая вниманіе то убранствомъ одежды, то вольностью обращенія, то тѣлесною наготою. Симъ и подобнымъ сему однихъ побѣдилъ врагъ, на самомъ дѣлѣ, а другіе, по безпечности помысловъ своихъ, обмануты были мечтаніями и чрезъ то пришли въ глубину отчаянія, уклонились въ міръ; и души ихъ утрати ли небесную надежду. Часто также врагъ дѣлалъ, что видѣли они мечтательно золото, драгоцѣнныя вещи, а иногда и самымъ дѣломъ показывалъ имъ въ той надеждѣ, что, быть можетъ и успѣетъ такими разлиными мечтаніями остановить кого либо изъ нихъ въ теченіи его (на подвигъ) и задержать въ одной изъ сѣтей и мрежъ своихъ».
Св. Антоній Великій такъ учитъ о борьбѣ христіанина съ демонами: «Мы имѣемъ у себя страшныхъ и коварныхъ враговъ, злыхъ демоновъ. Демоны всякому христі анину... какъ скоро увидятъ, что онъ трудолюбивъ и преуспѣваетъ въ добродѣтели, стараются положить на пути соблазны, внушая лукавые помыслы... И когда не могутъ обольстить сердце явнымъ и нечистымъ сластолюбіемъ, тогда снова нападаютъ, стараясь уже устрашить мечтательными привидѣніями, принимая на себя подобіе женщинъ, звѣрей, пресмыкающихся, великановъ, множества воиновъ и т. д. Но и въ такомъ случаѣ не должно приходить въ боязнь потому что эти призраки сами по себѣ ничтожны и скоро исчезаютъ, особливо если кто съ вѣрою въ помощь Божію оградитъ себя крестнымъ знаменіемъ. Впрочемъ, демоны не прекращаютъ своихъ враждебныхъ дѣйствій и послѣ сего пораженія, а нападаютъ инымъ способомъ: принимаютъ на себя видъ прорицателей, предсказываютъ то, что должно совершитъся чрезъ нѣсколько времени. Иногда же представляются великорослыми, чтобы тѣхъ, кого не могли обольстить помыслами или уловить къ довѣрiю, привести въ страхъ такими призраками. Если же и въ этомъ найдутъ, что душа ограждена сердечною вѣрою и упованіемъ на Бога, то приводятъ уже съ собою князя своего, который является въ ужасающихъ призракахъ, чтобы поколебать въ подвижникѣ вѣру въ Промыселъ Божественный и изгнать его изъ спасите- льнаго мѣста служенія его Богу. Но мы не должны страшиться производимыхъ врагомъ привидѣній и обращать вниманіе на льстивые слова его, потому что діаволъ всегда лжетъ и никогда не говоритъ ничего истиннаго. Видимый въ нихъ свѣтъ, не есть свѣтъ дѣйствительный. Ввезапно они являются, но немедленно также исчезаютъ, не причиняя вреда никому изъ вѣрующихъ.
Итакъ по свидѣтельству свв. отцовъ, средства искушенія у діавола разнообразны. А отчего мы иногда не замѣчаемъ нападеній діавола, на это отвѣчаетъ Преосвящен. Иннокентій, Архіеп. Херсонскій: «Чтобы чувствовать къ себѣ прикосновеніе духа тьмы, надо самому быть свѣтлымъ, а грѣшникъ — есть тьма. На чистомъ бѣломъ платьѣ и малое пятно тотчасъ примѣтно, а платье черное не дастъ замѣтить на себѣ самыхъ черныхъ большихъ пятенъ. Въ душѣ свѣтлой, и чистой, одна какая либо мысль, вброшенная отъ діавола, тотчасъ производитъ смущеніе, тяжесть и боль сердечную; а въ душѣ грѣшника, темной и оскверненной., и самое присутствіе его непримѣтно. Такой непримѣтности помогаетъ самъ духъ злобы всѣми силами: ибо что ему за выгода быть примѣтнымъ? давать ощущать себя прямо? Это значило бы заставить бѣжать отъ себя. И вотъ онъ, тирански властвуя надъ грѣшникомъ, въ то-же время, старается держать его въ томъ же обольщеніи, яко-бы онъ дѣйствуетъ самъ собой и во всемъ совершенно свободенъ».
На вопросъ: Какъ діаволъ знаетъ чѣмъ и какъ можно искусить человѣка того или другого къ грѣху, отвѣчаетъ св. Исидоръ Пелусіотъ: «Діаволъ не знаетъ того, что у васъ въ мысляхъ, потому что это исключительно принадлежитъ единой силѣ Божіей; но по тѣлеснымъ движеніямъ уловляетъ онъ думы. Увидитъ ли, напр., что иный пытливо смотритъ и насыщаетъ глаза чуждыми красотами? Воспользовавшись его устремленіемъ, тотчасъ возбуждаетъ такого человѣка къ прелюбодѣянію. Увидитъ ли корыстолюбиваго? Поощряетъ къ разбою и неправедному пріобрѣтенію. Увидитъ ли одолѣваемаго чревоугодіемъ? Тотчасъ живо представляетъ ему страсти, пораждаемыя чревоугодіемъ и доставляетъ служащее къ приведенію намѣренія своего въ дѣйствіе. Почему не всѣхъ увлекаетъ въ одни и тѣ же страсти? А потому, что одному нравится то, а другому — другое. Итакъ, по тѣлеснымъ движеніямъ угадываетъ діаволъ душевныя слабости и, такимъ образомъ, соплетаетъ сѣти» (Доброт. т. I, стр. 192). Посредствомъ помысловъ злые духи переливаютъ въ подвластныхъ имъ людей все злое и богопротивное. Помыслы заставляютъ людей переходить отъ одного грѣха къ другому: отъ зависти ко враждѣ, отъ, нечувствія къ ожесточенію и пр. и, наконецъ, до того утверждаются во злѣ, что чувствуютъ отвращеніе къ добру, презираютъ все святое, дерзаютъ глумиться надъ собственной душой и совѣстью, надъ вѣрою и самимъ Творцомъ. Концомъ такого союза съ злыми духами бываетъ по большей части или преждевременная смерть, или самоубійство.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments